Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты




Главная страница сайта

Николай НЕМЫТОВ
(Симферополь)




 ОКО  ЗЕМНОЕ
 (Телескопы древних астрономов)

   И бездна нам обнажена…
   Федор Тютчев.

Небесное недремлющее око, взятое в треугольную рамку, ныне всем нам известный символ. Оно следит за каждым нашим шагом, фиксирует наши поступки, оценивает и воздает каждому из нас по заслугам его. Казалось бы, должны мы ходить, не смея поднять глаз к небу, однако человек – создание дерзкое, ищущее. Наверняка на небеса первым взглянул именно тот, кто веровал неистово и чисто, потому как он хотел увидеть Чертог Небесный Отца нашего, узреть воочию чудеса небесные: яркий лик Солнца, забавную, всегда одинаковую «мордашку» Луны и, конечно, мириады звезд, таких разных и таких притягательных. Земной наблюдатель забирался в горы, где воздух прозрачен, а звезды кажутся более близкими, или томился в ожидании ясных ночей, если судьбою ему была дана жизнь на равнине. После стал строить инструменты, помогающие ему ближе рассмотреть небо. Когда это произошло? Как выглядели первые оптические приборы? Вот об этом мы и хотим поговорить.
Для начала вернемся в детство и вспомним одну нашу школьную забаву. Кто из нас в то время не выжигал линзой на скамейке всякие узоры? Пожалуй, большинство хотя бы раз баловались этим. Чтобы дерево хорошо горело, линзу надо держать на определенном расстоянии. Так вот это расстояние называется фокусом линзы, и в самой горячей точке собраны все солнечные лучи, преломляющиеся в линзе. Но мало кто из нас выжигал вогнутым зеркальцем. Оно тоже способно собирать лучи в точку, и расстояние от точки до зеркала тоже называется фокусом.   
Если взять линзу с большим фокусом и линзу с маленьким фокусом, то из них можно сделать подзорную трубу или телескоп. Прибор будет увеличивать во столько раз, во сколько больший фокус длиннее меньшего. Допустим, фокус первой линзы равен одном метру, а второй – пяти сантиметрам, и, совместив их, мы можем построить 20-кратную трубу (100 см : 5 см = 20).
То же самое получится с длиннофокусным вогнутым зеркалом и короткофокусной линзой. Большая линза или зеркало в телескопе или трубе называется объективом, а малая линза, в которую мы смотрим – окуляром.
Все это относится к одному из разделов школьной физики – оптике. В самой же оптике есть два раздела, которые мы будем упоминать: диоптрика – изучает линзы; катаоптика – изучает зеркальные поверхности. Освежив память, мы можем смело отправляться в путь и начнем с исторических свидетельств.

    Предшественники Галилея.

В самую темную и ясную ночь на всем звездном небе нормальный человеческий глаз способен различить около 6000 звезд. И это при условии, что человек прошел адаптацию, т.е. прежде чем приступить к наблюдениям, он некоторое время находился в темном помещении. Подобную адаптацию проходил известный итальянский исследователь Скиапарелли. Целый час он сидел с открытыми глазами в абсолютно темной комнате, и благодаря этому долгое время только он был способен рассмотреть знаменитые марсианские «каналы», за что получил от коллег прозвище Орлиные Глаза.
Невооруженный глаз человека не видит звезд слабее 6m – шестой звездной величины. Звезды 7m, 8m и т.д. уже ему недоступны. Безусловно, все зависит от индивидуальных свойств зрения каждого из нас и благоприятных условий проведения наблюдений. Феликс Юрьевич Зигель в своей книге «Сокровища звездного неба» приводит такой пример: «На горной Ликской обсерватории (США) в очень темные, прозрачные ночи удавалось разглядеть звезды до 8,5! В такие моменты наблюдателю становились доступны на всем небе десятки тысяч звезд».
Наверно, потому человек однажды задумался: каким образом можно усилить собственную зоркость? Если достичь этого, то, возможно, удастся увидеть еще больше звезд, более подробно изучить Луну, рассмотреть «блуждающие звезда» – планеты.
Из истории мы знаем, что первый телескоп появился в 1609 году и его создателем был великий естествоиспытатель Галилео Галилей. Построенный им прибор давал всего лишь 3-х-кратное увеличение, но ученый не остановился на достигнутом, и вскоре его телескоп стал увеличивать в 32 раза.
«Руководствуясь законами диоптрики, мне удалось изготовить подзорную трубу», – заявил естествоиспытатель. С одной стороны, в словах Галилея нет ничего особенного: он создал телескоп согласно физическим законами. Однако, с другой стороны, он говорит о диоптрике как об уже сложившейся науке, а это означает, что у него были предшественники, создавшие ее. Так ли это?
Исследователи подтверждают: еще Герон Александрийский, прозванный при жизни Механиком, различал в своих трудах диоптрику и катаоптрику. Его изобретения, как в принципе изобретения все ученых того времени, нашли свое применение в механических игрушках и боевых машинах. Нам Герон Механик известен по выведенной им формуле, которая позволяет вычислять площадь треугольника, если известны длины его сторон. Это он объяснил принцип действия сифона, выдвинув тезис о существовании вакуума. Жил изобретатель во времена Юлия Цезаря, и средневековый исследователь, англичанин Роджер Бэкон, утверждает, что перед вторжением в Британию полководец обозревал новые земли из Галлии (с противоположного берега Ла-Манша) с помощью телескопа. Имелось ли на приборе клеймо Герона? Все может быть. Однако 1 век до н.э. не предел в истории изобретения телескопа. Вот некоторые свидетельства Мировой Летописи.
Известно, что звездное скопление Плеяды древние египтяне в 2000 – 2600 гг. до н.э. называли словом «тысяча». Нормальный человеческий глаз видит в Плеядах 6 – 8 звезд, потому у других народов мира названия этого скопления связаны с шестеркой или семеркой. А тысячу звезд в Плеядах насчитали лишь в 18 веке и с помощью телескопа.
Древние китайские астрономы во время солнечных затмений наблюдали протуберанцы и описывали их. Согласно трактатам знали они и о пятнах на Солнце.  
Об этом явлении упоминает древнегреческий философ Теофраст из Афин. Овидий в «Метаморфозах» пишет, что в год смерти Юлия Цезаря пятна были видны на диске светила. Мы вновь столкнулись с фактом существования прибора во времена правления Цезаря.   
В диалоге Плутарха «О лице, видимом на диске Луны» Луна описывается подобной Земле – с горами, отбрасывающими глубокие тени. Демокрит так же утверждал: «Луна имеет горы, равнины и пропасти». Наконец, описывая храм Аполлона в «земле гиперборейской» Диодор Сицилийский рассказывает, что Луна с этого острова видна так, будто она близка к Земле, и человеческий глаз видит на ней возвышенности, подобные земным.
Невооруженным глазом иногда можно увидеть неровности лунного терминатора – линии, разделяющей освещенную и темную стороны небесного тела. Некоторые люди, как подтверждают эксперименты, способны различить на Луне детали размером до 39 километров. Однако это опять касается только некоторых, тех, кто наделен природой весьма зоркими глазами. А Диодор Сицилийский определенно говорит об увеличенном изображении, что свидетельствует в пользу применения телескопа.    
В 1280 году упомянутый нами Рождер Бэкон, находясь в темнице, писал: «Прозрачные тела могу быть так отделаны, что определенные тела покажутся близкими, и наоборот. На невероятном расстоянии можно будет читать малейшие буквы и различать мельчайшие вещи, рассматривать звезды, где пожелаем… приблизить к Земле Луну и Солнце…. Можно так оформить прозрачные тела, что, наоборот, большое покажется малым, высокое – низким, скрытое станет видимым…». Обратите внимание: Бэкон утверждает, что при помощи прозрачных тел, «где пожелаем», можем «приблизить к Земле Луну и Солнце»; Диодор тоже говорит именно о приближении Луны к Земле, значит, древней философ пользовался неким оптическим прибором, находившимся на острове Аполлона.

     Рефрактор Галилея

Официальная история утверждает, что первым, кто обнаружил на Луне горы, долины и глубокие пропасти, стал Галилей. Ему принадлежит открытие ярких пятен-флоккулов на Солнце, перемещение которых подтвердило обнаруженное незадолго до того  вращение светила. Естественно, телескоп Галилея разложил на звезды туманности и открыл множества звезд в давно изученных созвездиях. Кроме того, современные исследователи наследия великого естествоиспытателя утверждают: Галилею принадлежит открытие Нептуна!
Датой открытия Нептуна принято считать 23 сентября 1846 года, и пальма первенства принадлежит ассистенту Берлинской обсерватории И. Галле. Однако американский астроном Ч. Ковал и его канадский коллега С. Дрейк внесли коррективу в эту дату.Изучая долговременные изменения орбиты Нептуна, они обнаружили с помощью ЭВМ, что в конце 1612 года планета была видна с Земли в близком соседстве с Юпитером. Зная, что Галилей как раз в это время пристально наблюдал за спутниками Юпитера и что его подзорная труба диаметром три сантиметра позволяла увидеть и Нептун, астрономы решили поискать заметки об этом в подробных дневниках Галилея. Поиски увенчались успехом: в записях от 28 декабря 1612 года и 27 января 1613 года упоминается «слабая неизвестная звезда с постоянным блеском» и приводится чертеж, показывающий ее положение по отношению к Юпитеру. Как подтвердила ЭВМ, Нептун должен был находиться в то время именно в этом месте. Таков частичный итог работы, проделанной Галилео Галилеем с трубой, дающей 23-х- кратное увеличение.
Телескоп, построенный великим исследователем, ныне называется рефрактором Галилея. Его объектив состоит из одной или нескольких линз, изображение мы воспринимаем через окуляр – малую линзу или систему линз. Такова схема прибора в общих чертах. Для нас она кажется довольно простой, и это потому, что при постройке телескопа мы можем использовать готовые линзы или объективы и окуляры, а Галилею пришлось их делать самому. Он опирался на знания, опыт предшественников, и тут возникает вопрос: когда же была изготовлена первая линза?
Исследователи свидетельствуют, что линзы были известны еще за 2500 лет до н.э. Стеклянные линзы с разным увеличением, датируемые 600 – 400 годами до н.э., найдены в Месопотамии. Генрих Шлиман, раскапывая холм Гиссарлык, под которым оказались руины легендарной Трои, обнаружил, к немалому своему удивлению, великолепно выделанные линзы из хрусталя.
На шведском острове Готланд в кладе, зарытом около тысячи лет назад викингами, найдены линзы сложной асферичной формы из горного хрусталя. На острове нет месторождения этого минерала, поэтому предполагают, что викинги привезли их из своих плаваний. Подобная форма линз была теоретически рассчитана лишь в 17 веке Рене Декартом. В своей работе он указал, что эти линзы будут давать отличное изображение, но еще долго ни один оптик не мог их изготовить. Остается загадкой, кто и для каких целей мог их отшлифовать тысячу лет назад.
Следует заметить, что тысяча лет – возраст клада, а возраст линз может оказаться большим. Месторождение горного хрусталя, из которого они изготовлены, определить не сложно по химическому составу вещества. Быть может, прозрачный кварц окажется из рудников Бразилии, ведь для высокоразвитых цивилизаций Центральной и Южной Америки, которые процветали здесь тысячу лет назад, минерал был основным сырьем для изготовления оружия и предметов искусства. Как знать, Бразилия – одна из немногих стран, где добывают прозрачный горный хрусталь и в наши дни.
Значит, до появления трубы Галилея в мире давно занимались изготовлением линз, а их свойства были изучены и изложены в трудах ученых. Однако, возможно, существует более простая схема телескопа? Скажите: куда уж проще, поставил большую линзу перед маленькой – вот тебе и увеличение. Это еще надо осмыслить, понять, а человек древности учился у природы, окружающий мир служил ему источником знаний. А не существовало ли какого-нибудь природного телескопа?

  Рефлектор

Это телескоп, объективом которому служит вогнутое зеркало. Наиболее распространен рефлектор системы Ньютона, в котором отраженные объективом лучи небольшими плоским зеркалом или призмой направляются в окуляр, находящийся сбоку трубы, как в перископе.    
Вогнутые зеркала, как и линзы, были известны естествоиспытателям древности, а опыт любительского телескопостроения показывает, что изготовить хорошее телескопическое зеркало можно и самыми примитивными средствами.
Идею использования множества зеркал для концентрации солнечного света в одной точке выдвинул Архимед. Подобное устройство позволяло бы осажденным поджигать вражеские корабли, оставаясь за городскими стенами. Три века спустя Герон Александрийский, о котором мы уже говорили, написал трактат о зеркалах, а значительно позже, в конце 17 века, Афанасий Кирхер иллюстрирует идею великого предшественника в своей книге. Здесь же он приводит изображение параболического зеркала, поясняя принцип его действия.   
Диокл (350 год до н.э.) писал, что зеркала, имеющие форму параболоида вращения, соединяют все лучи в одной точке и приводят более сильное действие, чем другие зеркала. Птолемей Эвергет (145 – 116 гг. до н.э.) установил на вершине Александрийского маяка вогнутое зеркало, с помощью которого можно было обнаружить корабли на весьма большом расстоянии.
С параболическим длиннофокусным зеркалом связана загадка знаменитых изображений пустыни Наска. В этом районе при вскрытии захоронений были найдены так называемые «тупу». Предметы, изготовленные из тщательно отполированного металла (золота, серебра, меди или их сплавов), которые представляют собой глубокую тарелку эллиптической или круглой формы, насажанную ребром на длинную палку. У основания ножки многие тарелки имели одно или два отверстия. Первое предположение, выдвинутое исследователями: тупу играли роль вешалки для пончо – одного из видов верхней одежды местных жителей. Но чему служила сама тарелка, размеры которой на некоторых экземплярах достигали в диаметре до полуметра, оставалось неясным. И зачем было в ней сверлить отверстие?
  Серию интересных экспериментов с тупу провел перуанский летчик Эдуардо Эррано. Тарелки оказались отличными рефлекторами! Если держать тупу в руке или длинной ножкой установить его на землю и, глядя в отверстие, направить солнечный зайчик на другой такой же инструмент, тот вспыхнет отраженным светом. Эррано удалось подобным образом «установить связь» на расстоянии в несколько километров.    
А теперь представим себе, что проектировщик огромных рисунков и многокилометровых «взлетных полос» находится на возвышенности с таким рефлектором в руках. Пользуясь подобным инструментом, ему не составит труда указать помощникам точки на поверхности пустыни, чтобы затем провести многокилометровую прямую. Солнечный луч станет указкой для архитектора, и если соответствующим образом расположить несколько тупу, то можно получить зигзагообразные линии, «чертить» спирали и силуэты. Возможно, инженеры комплекса Наска, знакомые со свойствами зеркал, использовали их и для рассмотрения удаленных объектов, как это делал Птолемей на Александрийском маяке, ведь площадь охваченная «чертежами», огромна, масштаб работы титанический. 
И тут мы вплотную подошли к рассмотрению устройства рефлектора с гораздо более простой системой «объектив-окуляр», чем в телескопе Ньютона. Это рефлектор системы Ломоносова-Гершеля. В ней отсутствует призма или меньшее зеркало, которое преломляет поступающий поток света под прямым углом от объектива к окуляру. Главное параболическое зеркало телескопа Ломоносова-Гершеля наклонено таким образом, что изображение фиксируется вблизи входного отверстия телескопа, где и помещается окуляр. Отсутствие в этой системе промежуточного зеркала позволяет исключить потери света в нем.
Бронзовое зеркало с фокусным расстоянием в 10 метров даже без окуляра даст 50-кратное увеличение (роль окуляра в таком телескопе выполняют роговица и хрусталик глаза). А если воспользоваться линзой, увеличение повысится. Поэтому можно не без оснований предположить, что система Ломоносова-Гершеля является самой простой в изготовлении и потому наиболее приемлемой для древних астрономов.

     «Бесполезное произведение» Роберта Вуда

«Изобретенный Вудом так называемый ртутный телескоп – вращающийся плоский сосуд с ртутью на дне колодца – был одним из самых бесполезных и сенсационных его произведений», – пишет Вильям Сибрук в своей книге «Роберт Вуд. Современный чародей физической лаборатории».
В июне 1908 года знаменитый американский физик-экспериментатор Роберт Вуд установил на дне колодца в коровнике блюдо с ртутью и в потолке над ним пробил отверстие. Принцип телескопа основывался на том, что поверхность ртути во вращающемся сосуде принимает форму параболоида. «Сосуд медленно вращается электромотором, – описывает схему В. Сибрук, – а наблюдатель над колодцем наблюдал через окуляр увеличенные отраженные изображения звезд и планет, проходивших через зенит». Самое замечательное в этом инструменте было то, что фокусное расстояние объектива-зеркала изменялось от четырех до четырнадцати футов (1,2 – 4,2 метра) простым изменением числа оборотов мотора. С увеличением числа оборотов кривизна зеркала увеличивалась, фокусное расстояние уменьшалось, в связи с чем уменьшалась кратность телескопа. С уменьшением оборотов все происходило с точностью до наоборот: кривизна зеркала уменьшалась, зато увеличивался фокус и кратность.
Побывавший в гостях у Вуда астроном В.Х. Пикаринг, осмотрел установку. Радушный хозяин разрешил при госте квадруплет (четыре звезды, видимые невооруженным глазом как одна) Эпсилон Лиры с помощью ртутного телескопа. Пикеринг записал в специальную книгу посетителей такую шутку:

  Эпсилон Лиры виден прекрасно,
  Зеркало истину ищет,
  Значит, совсем ненапрасно.

И мы совсем ненапрасно вспомнили это «бесполезное» изобретение великого физика. В принципе если взять сосуд с любой жидкостью и начать вращать его, то поверхность жидкости превратится в параболическое зеркало, так необходимое в рефлекторе.
Допустим, что существует некое круглое озеро, вода в котором все время вращается. Происходит это за счет стремительного потока, движущегося по подземному руслу на многометровой глубине. Расположено озеро в пещере, которая имеет в потолке отверстие и диаметр его меньше поперечника озера. В этом случае небольшие «дефекты» берегов не повлияют на качество изображения. Чтобы из круглого озера получился длиннофокусный рефлектор, необходима, как мы убедились выше, небольшая скорость вращения: один-два оборота в минуту. Изображение может проецироваться таким зеркалом на потолок пещеры, если ее высота близка к фокусному расстоянию объектива-озера. Но и человеческий глаз может послужить окуляром, – об это мы уже тоже говорили. Выходя на естественную площадку над озером, жрецы имели возможность проводить астрономические наблюдения. В тридцатиметровом зеркале озера звезды будут выглядеть такими же яркими, как в телескопе с диаметром зеркала в шесть метров.
В конечном итоге мы получили естественный телескоп системы Ломоносова Гершеля, у которого вместо зеркала вращающееся озеро. Таким рефлектором могли обладать, например, догоны, африканское племя, прославившееся своими «аномальными» знаниями астрономии. Они знают, что Сириус – двойная звезда, и период обращения Сириуса В вокруг Сириуса А составляет 50 лет, что у Юпитера есть спутники, а у Сатурна кольца и т.д. Однако самым интересным для нас является заявление стариков догонов о том, что Сириус они наблюдают из пещеры. Эта звезда на широтах обитания догонов действительно находится недалеко от зенита, и озеро-рефрактор вполне могло поймать его в свой фокус.

Наши знания о достижениях астрономов древности ограничены многими факторами. Прежде всего, это всепоглощающее время: рукописи тлеют, рассказы, забываются, пески и вода скрывают города и храмы.
Другой фактор: знания принадлежали определенному кругу людей, жрецов, которые превращали их в ритуальные действия и тем самым ревниво берегли тайны своих богов. Узкий круг посвященных хранил книги и свитки в секретных библиотеках, где они истлевали за долгие века забытья.
«Тысяча» Плеяд, которую мы упоминали выше, всего лишь малый «обрывочек», дошедший до нас. Но, с другой стороны, это рассеянное звездное скопление играло немаловажную роль в жизни многих древних народов. У тех же египтян год в глубокой древности делился на две части: считалось, что период между утренним восходом Плеяд весной и их вечерним восходом осенью – лето.
«Месяц Плеяд» («атир», или «аддару») присутствовал не только в календаре египтян, но и шумеров, древних евреев, календарях народов Перу, Мексики, островов Полинезии. На одной из глиняных табличек вавилонских астрономов записано: «Если в первый день Нисану Луна находится в соединении с Плеядами, год простой; если на третий день Нисану Луна в соединении с Плеядами, год полный (13-ти месячный).
«Начинай жатву, когда Плеяды восходят, а пахоту, когда собирается заходить, – советовал в 8 веке до н.э. греческий поэт Гесиод. – С заходом Ориона и Плеяд год завершен…». Каждый новый 52-летний цикл календаря ацтеков начинался с того момента, когда Плеяды проходили через зенит.
Значит, звездное скопление было видно, как египтянам, так и всему древнему миру. Возможно, поэтому информация о тысяче звезд стала достоянием более широкого круга людей, дошла до нас и явилась немаловажным фактом в пользу того, что люди древности вполне могли построить телескоп из имеющихся в наличии материалов. Или же они использовали удивительное естественное образование. В любом случае, полученные древними учеными астрономические знания, невозможно было приобрести без помощи оптического инструмента.

   Сказка – ложь, да в ней намек!

Догонам, можно сказать, повезло с необычным озером, которое заменило им зеркало телескопа. Но как обходились без него древние китайские астрономы, наблюдавшие солнечные пятна? Однако использовали ли они линзы, зеркала или очередное чудо природы – неизвестно.
Сомнительно, чтобы в Китае существовало еще одно вращающееся пещерное озеро: природа редко повторяет свои дивные изобретения. Зато она щедро одарила изобретательностью и фантазией свое упрямое детище – человека, а, как известно, китайцы удивили свет многими своими выдумками.    
Астрономы Древнего Китая не уступали в творческой фантазии инженерам. В 132 году один из них, по имени Чжан Хэн, отлил из бронзы сосуд около двух метров в диаметре, на внешних стенках которого располагалось восемь драконьих голов. Челюсти драконов раскрывались, у каждого в пасти был шар. Внутри сосуда астроном подвесил массивный маятник, который соединил с тягами, прикрепленными в свою очередь к подвижным челюстям драконов. Под каждой головой дракона Чжан Хэн поставил статуэтки жаб и таким образом, выпадая из пасти дракона, шарик попадал в открытый рот жабы. Для чего же был предназначен такой прибор?
Как ни странно, это был первый в мире сейсмограф – прибор, фиксирующий колебания земной коры. В результате подземного толчка маятник приходил в движение и тяга, соединенная с головой, обращенной в сторону толчка, раскрывала пасть дракона. Шарик падал в рот жабы. Прибор получился довольно чувствительным, он улавливал подземные толчки, эпицентр которых находился за 600 км от него. Осталось только сказать, что в обсерватории на Везувии сейсмограф, способный регистрировать прохождение сейсмических волн, их амплитуду, направление и время толчка, был установлен лишь в 1856 году.
Все это мы упоминаем не ради развлечения, а для того, чтобы отдать должно остроте человеческого ума, способного решить нелегкую проблему простым и оригинальным способом и ответить на вопрос: могли ли древние ученые построить приборы для наблюдения за небесными светилами, используя, скажем так, подручные средства, отказавшись от утомительного труда шлифования зеркала и линз? Решение такой задачи сводится к созданию миниатюрного вращающегося озера. От емкости с ртутью, которую использовал Роберт Вуд в своем телескопе, мы сразу отказываемся – громоздко и вредно для здоровья, – тем более физик использовал электродвигатель, которого не было и не могло быть в Древнем Китае. Для зеркала можно использовать любую достаточно вязкую жидкость, налитую в глубокую жестяную тарелку.  
Но как заставить ее вращаться? Эта задача посложней: тарелка должна вращаться строго равномерно, без толчков и вибрации, иначе жидкое зеркало не получится правильной формы. Гончарный круг не соответствует таким требованиям. Никакая ременная или зубчатая передача не дадут должного эффекта. В данном случае решение одно: тарелка должна плавать во вращающейся жидкости, например, в воде.    
В пещере догонов озеро вращается под влиянием глубинного течения, подобное течение нам необходимо создать в емкости с водой. Подойдет любой сосуд наподобие обычного ведра, у самого дна которого надо просверлить два отверстия и вставить в них две трубки из меди, согнутые вдоль стенок емкости и закрепленные у дна. Отверстия, в которые вставлены трубки, необходимо герметично заделать. Вода, поступающая из одной трубки и вытекающая из другой, будет создавать водоворот. Подачу и слив необходимо отрегулировать так, чтобы вращение происходило с определенной скоростью. Теперь на вращающуюся поверхность опустим тарелку с маслом, и она начнет вращаться, образуя параболическое зеркало. О регулировке фокусного расстояния в таком телескопе мы уж говорили, упоминая прибор Роберта Вуда.
Описанное нами устройство изобрел харьковский астрофизик Виктор Петрович Васильев. Он использовал свой телескоп для фотографирования Солнца, направляя солнечные лучи на параболическое «зеркало» плоским зеркалом, т.к. жидкое зеркало всегда направлено вертикально вверх, в зенит. Подобным образом могли наблюдать светило и древние астрономы. А кто, как не китайцы, славились своими металлическими зеркалами, которые по Шелковому пути завозились даже в Южную Украину и были обнаружены археологами в сарматских захоронениях? Такое зеркало можно было бы использовать в качестве направляющего.
Для подачи воды в емкость Васильев применил насос. Древние не имели такого механизма, но решить проблему подачи и откачки воды для создания водоворота им было вполне по силам.
Итак, нам удалось построить телескоп из подручных средств, не прибегая к трудоемким процессам или фантастическим проектам. Фокус жидкого зеркала Васильева регулируется от 40 см до 4,5 м, что достаточно для наблюдения солнечных пятен. Закрепив над зеркалом белый экран, мы можем увидеть явление воочию, как, по-видимому, его наблюдали древние астрономы.
Информация о возможностях и достижениях ученых древности содержится не только в трактатах, дошедших до нас через века. В мифах, легендах и сказках скрыты не менее удивительные данные. Каждое произведение из народного фольклора – это скорее философский труд, подобный трудам великих мыслителей, заложивших основу современной науки. Вернувшись к нашей теме, мы попробуем раскрыть смысл одного сказочного устройства, известного каждому с детства. Поможет нам в том жидкий телескоп Васильева.    
Когда наблюдения завершены, подача воды в емкость прекращена, вращающаяся тарелка останавливается, поверхность жидкости в ней выравнивается и успокаивается. Не спешите уйти, присмотритесь к жидкости в тарелке. Что вы видите? Ничего особенного? Так ли?
Солнечные лучи, преломляясь в жидкости, образуют на дне тарелки яркую линию, по форме напоминающую яблоко. Налейте воду в чашку, в ведро, в таз, дайте ей успокоиться, и вы увидите на дне емкости нечто похожее на яблочко. А ведь именно золотое яблочко, катящееся по золотому блюдечку, позволяло героям сказок увидеть дальние страны, глубины океана и небеса:

   Играй, играй, блюдечко,
   Катись, катись, яблочко,
   Показывай поля и моря,
   И широкие луга,
   И стрельбу, и пальбу,
   И гор красоту,
   И небес высоту!

Сказка так и называется: «Наливное яблочко – золотое блюдечко». Было у отца три дочери: две умницы-разумницы, а третья – дурочка. Собрался отец в город и спрашивает дочерей, какие им подарки привезти. Старшие просят по шелковому сарафану, младшая молвит: «Купит мне, батюшка, наливное яблочко – золотое блюдечко!».
Нерушимое правило сказок: дурачки – главные герои и победители. Отчего же так? Из всего видно, что живут они не практичным житейским умом, а больше сердцем или подсознанием, если хотите.
За века и десятилетия со словами происходят многие метаморфозы, и порой их значения часто меняются на противоположные. Например, «находниками» в древности называли лозоходцев, потом так стали называть разбойников. Или слово «урод». Когда-то оно означало красивого человека, а на украинском языке и сейчас «красота» – «врода».  Видимо, подобная перемена произошла и со словом «дурак». Кто знает? Но именно дуракам в сказках принадлежат волшебные вещи, и только они способны ими пользоваться. А Сивка-Бурка и Щука – целые «программы» реализации желаний для емелей и иванов.
Дурочке Танюшке понадобилось другое. Она занялась астрономией, и всякая пальба-стрельба – это уже подробности, появившиеся в сказке позже. Главное здесь – «небес высота». Наливаешь, допустим, масло в золотое блюдечко! После блюдечко начинает играть – вращаться, – яблоко же катится по блюдечку, а когда жидкость прогибается, то устройство начинает показывать, проецируя изображение на экран, к примеру, на потолок светлицы. Вот такой у сказки намек и молодец тот, кто слушал и услышал!


  

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики