Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты

Рейтинг@Mail.ru


Главная страница сайта

Людмила Кисленко
(г. Керчь, Крым, Украина)       

Круг Вечности
Начало (Фанданго № 9)
Продолжение (Фанданго № 10)
Продолжение (Фанданго № 12)
Окончание (Фанданго № 13)

       Глава 5. Прощание с детством
       Элла вернулась домой к полудню. Время в старинном замке так быстро пролетело, что ей показалось, что прошло всего несколько минут. Сивчев провел ее до самой квартиры, шатаясь, словно пьяный.
       — Пока, рыжая, если че будет надо — звони. Кто обидит — башку сверну! — добавил парень и, махнув на прощанье рукой, быстро спустился по ступенькам подъезда.
       Элла позвонила в дверь, но никто не ответил. Маленькую записку возле звонка она не сразу заметила: «Ключ у тети Веры, в 58 квартире. Бабушка».
       Элла взяла ключ у соседки и открыла дверь. Неделю назад она потеряла свой ключ от квартиры, а дубликат еще не сделала. Элла долго вытирала обувь о колючий коврик, потом зашла в квартиру.
       Ее поразил беспорядок в их маленькой комнате: все вещи были раскиданы, валялись на полу ее школьные тетради и книги, разрыты и перевернуты горшки с цветами. Элла заглянула в шкатулку, где они с бабушкой хранили деньги. Девушка пришла в ужас — шкатулка была пустой. Элла готова была разрыдаться! Больше денег у них с бабушкой не было!
       — Кто мог совершить такую подлость — ограбить старушку? — задала себе вопрос девушка.
       Она поняла, что это Волкион, который будет ее преследовать до тех пор, пока не отнимет необыкновенные вещи и не сотворит зло. Она хотела вызвать эфемерного  человека из шара и попросить помощи, но в дверь позвонили. На пороге стояла бабушка, она держала в руках пакет с продуктами и горшочек с аспарагусами.
       — Эллочка, я так волновалась, что тебя так долго нет дома, звонила твоим одноклассникам, но никто мне не ответил. А я ходила на почту пенсию получать, сегодня же 24-е число. Еще и в очереди пришлось постоять, умаялась!
       — Деньги нам, бабуля, пригодятся, так как в шкатулке их совсем нет, — печально произнесла Элла.
       — Потратила все, что ли? — удивилась старушка. Она знала, что без ее разрешения внучка никогда деньги не возьмет.
       Когда она из коридора прошла в комнату, то все поняла сама. А Элла так расстроилась, что даже не взяла из рук бабушки пакет с продуктами и горшочек с цветами. Девушка словно приросла к старенькому дивану.
       — Не печалься, милая! — сказала бабушка Пелагея. — Знаешь, как мне моя мать в детстве говорила? «Нашла — не радуйся, а потеряла — не плачь». Это про деньги матушка моя говаривала. Если здоровье потеряет человек — это горе большое. Если друг предаст — это беда. Если разлюбишь любимого — тоже печаль большая. А деньги — они приходят и уходят! Вот видишь, пенсию дали, а в первых числах июля зарплату в роддоме дают. Не пропадем, красавица моя! — успокаивала бабушка внучку.
       — Бабуль, мне тебя успокаивать нужно, а ты меня утешаешь! — хлюпала носом Элла.
       — Ну и правильно! — утвердительно кивала головой старушка. Я же жизнь прожила, мне тебя и утешать.
       Элла не могла рассказать всего своей «бабульке» о браслете, шарике, Ариане и злом Волкионе. Во-первых, бабушка не поверила бы, а подумала бы, что Элла устала от выпускных экзаменов, и водила бы по врачам, страшно переживая о своей внучке. Не могла довериться и однокласснику Сивчеву — тот бы вообще подумал, что Элла  «испортилась и обкурилась какой-нибудь дури». Итак, надо было подумать о том, как защитить себя и бабушку от Волкиона.
       Элла дождалась вечера, когда бабушка заснула и вызвала своего помощника — шарик «Живая Планета». Она положила шарик на письменный стол, и он засиял лазурным светом. На несколько минут в доме погас свет, и комната заполнилась розовым туманом, и в ней запахло жасмином. Шарик стал большим, как футбольный мяч, и появился посланник планеты Ариан. На браслете с янтарными бусинками заиграли серебряные блики.
       — Приветствую тебя, славная дочь Ариана! — обратился к ней человек из шара. — Мы знаем о коварных планах Волкиона и хотим предупредить тебя: завтра утром этот злодей будет у дверей твоей квартиры. Открыть любую дверь для него не составляет труда, в этом ты уже успела убедиться.
       — Как же мне быть? — тихо спросила Элла.
       — Ты, дорогая арианка, обладаешь такой силой, которая Волкиону даже не снилась! — с восторгом произнес удивительный человек из шара. — Я когда-то тоже имел такую силу, но использовал ее для своих корыстных целей, за что и пострадал. Еще 50 лет я буду сидеть в этом шаре и не выйду из него до тех пор, пока ты не вернешься на Ариан.
       А пока я буду учить тебя тому, что ты знала раньше, но забыла за время пребывания в мире землян. Дай свою руку, моя госпожа, — попросил удивительный человек и сказал: – Круг Вечности, останься с ней навек, пускай хранит тебя Великий человек!
       Элла увидела, как на ее маленькой ладони проступает серебряный круг. Он загорелся таким ярким светом, как будто она держала в руках зажженный фонарик. Перед глазами удивленной девушки промелькнули великие художники Возрождения, известные скульпторы, музыканты и философы. Потом Элла увидела представителей разных мировых религий, и ее комната наполнилась удивительным светом. Этот свет не был похож  ни на дневной, ни на свет от электрической лампочки, он не был похож ни на один источник света.
       — Это свет духовной чистоты и вдохновения! — с пафосом произнес человек из шара. — Все эти люди, которых ты видела, были отмечены печатью Великого Творца Вселенной! Они отдают тебе свой божественный дар на борьбу со злом. А зло — это не только Волкион. Зло — это наша душевная черствость и равнодушие, жажда обогащения, ненависть, злоба и зависть! Уже завтра ты будешь знать, как тебе поступить в самых сложных ситуациях, и наша арианская поддержка для тебя будет выражаться лишь в общении с нами, а браслет будет напоминать тебе о нашей общности.
       — Этот знак на руке будешь видеть лишь ты одна. Даже Волкион не сможет увидеть этот знак веков. Только человек нравственной чистоты сможет увидеть его.
       Мне пора прощаться, госпожа Элль, мое время вышло. Ты — мой последний шанс вернуть себе доброе имя и вернуться на Ариан тем, кем я был раньше. Когда-нибудь я расскажу тебе свою историю. А пока — до встречи.
       Шарик стал уменьшаться, браслет на руке как-то грустно зазвенел.
       Человек из шара исчез. Все в комнате стало по-прежнему. Лишь ароматный запах жасмина напоминал Элле о необычайном вечернем приключении.

      
       Глава 6. Происки Волкиона
       Рано утром в двери Эллиной квартиры позвонили. Разъяренная соседка громко кричала и ругалась, что их квартиру залили нерадивые соседи, то есть бабушка Пелагея и Элла. Элла хотела открыть дверь, но случайно правой рукой дотронулась до круглого окошка дверного глазка.
       И вместо вредной соседки девушка увидела Волкиона. Теперь, когда Элла стала обладать удивительной силой, он не мог войти в дом, без ее приглашения. Волкион завыл как раненый волк и  побежал по ступенькам подъезда. Он был не только необычайно зол и жесток, но и глуп. Элла жила на первом этаже и залить своих соседей не могла. Разве что создать неудобства подвальным крысам.
       Шум за дверью разбудил бабушку Пелагею. Она поинтересовалась, кто шумел и чем это таким «вкусненьким пахнет».  Легкий запах Жасмина остался в комнате до самого утра, и в ту ночь всем соседям, которые знали Эллу, снились удивительные сны. Бабушке Пелагее снилась чудесная зеленая поляна и голубое озеро. Она стояла в прозрачной глади озера и становилась с каждой минутой моложе и моложе. И с исчезновением морщин на ее лице проходили и ее болезни. Приснился сон и ее школьному товарищу Сивчеву: он катался на голубом школьном глобусе, который увеличивался в размерах с каждой минутой. Когда Глобус стал огромным, Сивчев влез в него и голубой шар стал уменьшаться, а вместе с ним стал маленьким и Сивчев. Утром на удивление Сивчева голова у него не болела, хотя прошлой ночью он выпил очень много спиртного. Но самое удивительное, что утром он не побежал в магазин за пивом, так как выпить ему совсем не хотелось. Он даже поблагодарил маму за приготовленный завтрак, чего раньше никогда не делал. По такому поводу мама случайно разбила тарелку, но мудро рассудила, что посуда бьется к счастью. Но самое удивительное произошло в пригороде Охтинска, поселке Белобородово. Это происшествие повергло в шок местных алкоголиков и бомжей.
      
      
       Глава 7. Кровная родственница
       Этой ночью Мурена (местная знаменитость среди  пьющего люда) долго не могла заснуть. Денег на выпивку не было, и Мурена ругала всех и вся по причине столь печального события. Вчера она выгнала своего сожителя Кольку Риму, прозванного так, за то, что на любой вопрос отвечал: «…А папа Римский знает». А провинился Рима за то, что проигнорировал отметку губной помадой на початой бутылке водки и выпил ее всю до остатка.
       Такого Мурена не прощала никому. Все жаркое, знойное лето она жила на брошенной, полуразрушенной даче, а зимой, когда первые морозы сковывали все живое, перебиралась в подвал местной пятиэтажки, где и зимовала до весны.
       Проснувшись рано утром, в тяжелый, абсолютно трезвый понедельник, Мурена, по паспорту Мария Николаевна Найденова, долго искала свои стоптанные, коричневые туфли: она заглядывала под дырявую раскладушку, много раз поднимала непонятного цвета подушку, трясла холщевым мешком. Но все тщетно — обуви не было. Вместо ее коричневых туфель у порога стояли старые, с оторванной подошвой мужские сандалии. От злости Мурена побагровела, еще ярче алела на лице пунцовая бородавка.
       Этот неэстетичный нарост образовался у нее еще в молодые годы, когда она ограбила свою квартирную хозяйку и оставила ей на память о себе свою новорожденную дочь. Ругая своего сожителя последними словами, Мурена встала со скрипучей раскладушки. Пол в убогой комнате дачи был холодный и грязный. Мурена достала огрызок веника и постелила себе под ноги. Она сидела на раскладушке и раскачивалась из стороны в сторону. Почесав поседевшую голову, она с ненавистью посмотрела на полуразвалившиеся сандалии и медленно поплелась за ними. Она одела их на потрескавшиеся пятки и  прошлепала к выходу. Она ходила по поселку, приставая к прохожим, и клянчила деньги.
       — Подайте беженке, три недели я добиралась в ваш поселок, дайте денег! — выпрашивала Мурена. Она расчесывала грязное тело и трясла лохмотьями.
       К вечеру она собрала денег на бутылку водки.
       Поселковый магазин  уже заканчивал работу, когда Мурена выложила мелочь на прилавок. Как величайшую реликвию несла бутылки с водкой, прижимая их к себе: одну литровую и маленькую.
       — Чакушкой полечу свои чакры, — смеялась Мурена, а литровкой, — может, еще кого полечу. Она смеялась беззубым ртом, громко шлепая мужскими сандалиями, и поднимала за собой облака серой пыли.
       Таким сказочным градусным богатством она вызвала черную зависть местных алкоголиков, которые плелись за ней, как голодные собаки.
       — Мура, — дай помогу нести тару, — предлагал алкоголик Кузов. Его прозвали так за то, что много лет назад пропил кузов старенького грузовика.
       — Тебе много вредно пить одной, — заботилась Катька Костина, по прозвищу Кость. Она была маленькая и худенькая, но выпить могла много.
       Любимым Катькиным выражением было: «Ты у меня, как кость в горле».
       — Дай выпить, Мура, по-хорошему, — сердилась Катька.
       Мурена поняла, что ей не донести спиртное богатство до своего жилища. Она провернула красненькую пробку на маленькой бутылке и швырнула ее в Катьку.
       — Ты у меня, как кость в горле, Катька, — передразнила ее Мурена. И нарочито, громко глотая водку, выпила всю бутылочку.
       Толпа алкоголиков громко ахнула и принялась отнимать оставшуюся бутылку. Но гражданка Найденова не даром была прозвана Муреной. Когда-то ее острые зубы разгрызали орехи, как семечки. Теперь у нее остались только боковые зубы, ими она и вонзилась в грязную руку Кости. Кость завыла, как сирена, и Кузов, громко ругаясь, пытался выхватить из рук Мурены бутылку. Они словно играли в детскую игру «перетяни канат». В острой конкурентной борьбе у Мурены ослабли руки и она выронила бутылку. Толпа завыла и закричала. Острый запах не выпитой водки еще больше распалил толпу.
       Заика Петька не мог выразить свое возмущение, как больно стукнуть Мурену по спине. Мура поправила лохмотья, громко плюнула в сторону толпы и поплелась в сторону своего жилища. Она шла, расчесывая грязное тело. В кармане красного давно не стиранного линялого халата у Муры осталась пара гривен. На водку не хватало. А местная самогонщица Потулеева лежала в больнице с сотрясением мозга, так как неблагодарный клиент, огрел тетку ее же скалкой по голове за нежелание безвозмездно налить ему самогона. На эти деньги можно было помыться в поселковой бане, тем более что сегодня банный день. На мыло денег не было, но Мурена решила, что гигиена от этого не пострадает, если вымыться без мыла и мочалки.
       Главное — была вода. Горячая, как кипяток, и холодная, почти как лед. Она смывала грязное, давно немытое Муреново тело. Мурена стояла напротив кабинки с толстой теткой, у которой было розовое, пахучее мыло в красной мыльнице и шампунь в серебристой упаковке. Пока тетка шарила руками в поисках полотенца, а потом протирала глаза, которые пощипывали от мыла. Мурена намылилась соседкиным  розовым мылом и плеснула шампуня на голову, пахнувшего малиной.
       В маленьком предбаннике к стене были прибиты пластмассовые белые крючки, и висело квадратное, покрытое паром зеркало. Мурена в расстегнутом халате, прихватив чужой целлофановый пакет и сложив в него мокрое белье, стала перед зеркалом, долго себя рассматривая. Она протерла влажной рукой зеркало и, не мигая, смотрела в него. Шестидесятилетняя женщина глядела на нее из запотевшего стекла. Глубокие морщины, рот без передних зубов, торчащие уши, лиловая бородавка, тонкие волосы — такой портрет Мурене не понравился. Ей было всего 36 лет! А выглядела она, как изможденная  жизнью старуха.
       Все мысли Мурены занимала водка и любое другое спиртное, которое согревало ее дряхлеющее тело. Выпить все равно чего, но покрепче! Почувствовать, как жгучая жидкость разливается по телу, затуманивает голову. Каждое утро мысли о том, где взять денег не давали ей покоя, лишали сна.
       Мурена пристально посмотрела в зеркало, рядом толкались голые тетки, трясли мокрыми волосами, пахнущие ароматным мылом и духами.
       Эти забытые давно запахи, как будто возвратили ее в далекое прошлое.
       Мурена увидела в зеркале симпатичную девчонку с рыжими волосами и такого же молодого парня, обнимающихся в городском парке Охтинска. Потом откуда-то, из глубины зеркала, женщина увидела маленькое, худенькое личико младенца. Он лежал внутри железного круга, похожего на гимнастический обруч, только был сделан из маленьких звеньев. Они переливались и слегка позванивали. Потом ребенок в круге начал расти, и Мурена увидела девчонку в блестящем браслете с янтарной  бусинкой, которая  поправляла свою рыжую челку.
       Мурене стало плохо. Изображения на стекле исчезли, держась за влажный серый кафель стены, Мурена почти упала на мокрую, покрытую пеной  скамейку.
       — Белая горячка, — мелькнуло у нее в голове. И Мурена потеряла сознание. Она очнулась от резкого запаха нашатырного спирта.
       Кто-то  ехидно сказал: — Ей бы литр самогона, а не нашатырь!
       Мурена оттолкнула влажную руку с нашатырем, встала со скамейки и медленно поплелась к выходу, прижимая к себе мокрые вещи в целлофановом пакете.
       Когда Мурена вернулась домой, возле порога она увидела сожителя Риму с початой бутылкой самогона.
       — Не ругайся, Мура, я вернулся, — плохо выговаривая слова, сказал алкоголик.
       В руках Рима держал одну муреновскую туфлю.
       Глубокое отвращение от внешнего вида бывшего друга и его самогона овладело Муреной. Огрев сожителя порванной туфлей, Мурена вытолкала его за порог. Она с тоской глянула в огрызок висящего на стене зеркала и впервые за долгие годы искренне разрыдалась.
       Впервые за годы, проведенные в алкогольном угаре, ей не захотелось выпить. Эта весть очень быстро распространилась среди местных алкоголиков и повергла их в полное изумление. Мурена была алкоголичкой со стажем, а за бутылку самогона могла простить и более серьезные проступки сожителя. Такие, как удар в челюсть, вынос последних вещей из ее скромного жилища и воровство ее денег, которые она хранила за картиной с сельским пейзажем, висящей на стене.
       Ночью, ворочаясь на скрипучей раскладушке, Мурена не смогла сомкнуть глаз. Она слушала лай собак, раздирающие тишину, крики кошек, шум ветра за разбитым стеклом…. Сна не было. Впервые ее занимали мысли не о том, где взять денег на спиртное, а видения в зеркале, ее далекое прошлое.
       Когда за окнами дачи забрезжил рассвет, Мурена из полуразвалившегося шкафа достала самое свое чистое платье, огрызок расчески и остатки красной помады.
       Она вспомнила, как ехидничала Катька Кость, когда Мурена  красила ею губы.
       — Приправа борщовая, — картинно вытягивая руки, смеялась над ней Катька.
       Махнув рукой, как будто Катька была рядом, Мурена спичкой извлекла остатки помады и дрожащими руками стала красить губы. Руки не слушались ее, они дрожали и уводили красную спичку куда-то к уху. Громко выругавшись, Мурена вытерла помаду подолом платья, размазав ее по лицу.
       Огрызком расчески она причесала тонкие волосы, которые свисали, как хвост у только что побитой собаки. В кармане грязного фартука она отыскала мелочь и отправилась на пригородном автобусе в город ее юности Охтинск.
       Мурена не слышала: ни как тронулся автобус, ни разговоры пассажиров, даже не заметила, как подвыпивший дядька стукнул ее увесистой сумкой по руке. В голове крутились странные видения, которые перемешались с ее давним прошлым и настоящим. Особенно ее удивило видение круглого блестящего и дымящегося шарика.
       — Проклятая белка, — выругалась недобрыми словами в адрес белой горячки Мурена и стала сильно тереть виски. Она пыталась вспомнить все свои сны и видения, но не смогла. Мурена хотела быстрее добраться до Охтинска, но старенький автобус ехал медленно и  пыхтел, часто останавливаясь.
       — Я обязательно тебя найду, моя рыженькая, — дала себе слово Мурена. Я найду…
      
      
       Глава 8. Единомышленники
       Элла медленно и  внимательно раскладывала вещи, развешивала платья и гладила белье после посещения Волкиона. Она подметала рассыпанную землю и собирала осколки цветочного горшка. Когда уборка была закончена, Элла с облегчением вздохнула. Потом она спустилась в подъезд и взяла газету из почтового ящика. Газета бесплатных объявлений и рекламы была яркой и пестрой, но объявление магистра магии выделялось среди всех: «Обучу премудростям мастерства черной магии». Элла почувствовала, что это Волкион, и он ищет единомышленников.
       Надев легкие шлепанцы, Элла выскочила из дома. Она села в маршрутку и поехала в старинный разрушенный замок. Ноги бежали по ступенькам, поднимая за собой серую пыль. Наконец последняя ступенька приподнялась, все замигало, и Элла увидела своего двойника: рыжеволосую девушку в блестящих одеждах. Девушка протянула руку навстречу Элле, и зазвенел, как школьный звонок, ее браслет, а на центральной белой стене Элла увидела высокого мужчину в черных одеждах, с толстой восковой свечей. Он  ходил вокруг людей со свечей в руках, которая с каждой минутой становилась все темнее и темнее. Когда Волкион погасил совершенно черную свечу, сидящие в просторном зале крепко уснули. Раздался дикий хохот колдуна.
       Экран показал девушке лицо каждого уснувшего в зале. Элла всматривалась в лица и боялась увидеть кого-нибудь знакомого. Спящие люди через несколько секунд готовились стать слугами зла. Волкиону осталось произнести лишь заклинание. Злодей зажег еще одну свечу и приготовился произнести заклинание. Элла  подняла вверх свою руку, и рыжая незнакомка соединилась с ней, они обе прикасались к лицам спящих, и люди просыпались. Волкион не смог произнести ни единого слова. Постепенно изображения на стене стали исчезать, древний замок заполнился запахом жасмина.
       Когда последний спящий человек проснулся, двойник Эллы вернулась на блестящую оранжевую ступеньку. Затем девушка из старинного замка произнесла слова на неизвестном языке. Но Элла поняла их смысл: — Силы добра соединитесь, великому Вечиону вы поклонитесь. И в тот же миг просторный зал полуразрушенного замка стал заполняться неизвестными ей людьми. Только одно лицо было знакомо Элле. Это была пожилая женщина Илайя, у которой  Элла на базаре купила браслет. Все остальные люди пожилые и молодые были все в оранжевых одинаковых одеждах и таких же обручах на голове. В центре блестящих обручей пульсировали маленькие треугольники. Илайя подошла очень близко к Элле и одела ей точно такой же обруч на голову. Элла протянула руку Илайе, и на ладони Эллы стал проступать серебряный круг.
       — Друзья! — обратился двойник Эллы к людям в оранжевых одеждах. Я собрала всех вместе для того, чтобы помочь Элль и людям, живущим на планете земля. Сегодня мы обезвредили Волкиона, а завтра он может превратить жителей Земли в послушных исполнителей своих черных замыслов. Земляне не представляют, на какую скользкую и опасную дорогу они ступают, покупаясь на обещания магов всех мастей  познать магию.
       Их лишат разума, зомбируют, превратят в армию живых роботов. Все негативные мысли, сказанные вольно или невольно землянами, воплотятся в жизнь. Сегодня мы должны бороться не только с Волкионом, но с человеческими проклятиями, тем словесным мусором, который разрушает нашу планету и планету землян. Давайте поможем всем добрым людям стать еще лучше, а злым стать добрее. Поможем одинокой матери вырастить ее ребенка здоровым и счастливым. Поможем женщинам, воспитывающим чужих детей как своих родных. Поможем детям-сиротам, ждущим своих матерей. Окажем всяческую поддержку старикам-землянам, молоденьким девчонкам сохранить жизнь их не рожденным детям. В трудную минуту окажемся рядом с самоубийцей и удержим его руку от ножа или веревки.
       Если люди станут лучше и добрей, то Волкиону нечего будет делать на этой прекрасной планете.
       Все люди подняли вверх руки и сотни блестящих кругов заблестели на их ладонях.
       — Пусть будет так! — как клятву произнес хор голосов в оранжевых одеяниях.
      
      
       Глава 9. Лотерея
       — Ты где была, внучка? — спрашивала Пелагея Эллу. — Где ты целый день бегаешь? Может жениха какого нашла? — интересовалась бабушка.
       Элла мысленно представила Сивчева и скривилась.
       — Какой жених, бабулька! Я за водой в соседний дом бегала, потому что воду в нашем доме отключили на два дня. Трубы менять будут! — сообщила внучка.
       — Ох, — вздохнула старушка, — а я белье собиралась постирать. Порошка купила, мыла хозяйственного, а на сдачу дали мне лотерейный билет. Называется лотерея «успех». Не хотела я брать, да меня ж не трудно уговорить, ты же знаешь. Розыгрыш через неделю, — сообщила бабушка внучке. — Напиши шесть любых цифр и брось в почтовый ящик. Корешок лотереи не забудь оставить себе.
       — Ладно, бабуля, — давай свой билет, — сказала Элла и задумалась, какие же цифры написать. Тихонько зазвенел ее браслет.
       Бабушка пошла на кухню греть суп, а внучка от работы мыслей терла ладонью свой курносый нос. Браслет звенел все громче и громче. Элле показалось даже, что звучит какая-то знакомая ей с детства мелодия.
       Сама не зная почему, Элла стала считать количество звуков: два, пауза, четыре, один, пауза, семь, пауза, одиннадцать, три. Элла догадалась, что это — выигрышные цифры лотереи. Она написала их карандашом, а потом обвела синей пастой. Элла мысленно поблагодарила свой браслет и бросила лотерею в синий почтовый ящик.
       Прошла неделя. Элла почти забыла о лотерее. Она даже не удивилась, когда по радио объявили выигрышные номера. Два, четыре, один, семь, одиннадцать, три.
       Элла уже знала, куда она потратит такие большие деньги.  Двадцать тысяч гривен! Для Эллы это была астрономическая сумма! Теперь она могла пойти учиться, открыть школу экстрасенсорных способностей, отправить бабушку отдохнуть в санаторий Крыма.
        Ее далекие арианские друзья выполнили одно из своих обещаний. Элла знала, что они будут ей помогать и впредь!
       Проснувшись утром следующего дня, Элла знала, куда она пойдет! В женскую консультацию Охтинска. Этой ночью она увидела сон, как открывался огромный черный шар на далекой планете Ариан.
       Элла долго сидела в довольно мрачном коридоре консультации и ждала одну единственную посетительницу — свою ровесницу Татьяну, из 24 школы.
        Девчонка появилась почти к закрытию поликлиники. Она зашла испуганная и взволнованная, держа в руках бланки результатов анализов.
       — Кто последний в четвертый кабинет? — испуганно произнесла девушка.
       — Ты, будешь, — ответила Элла. Она тихонько коснулась руки Татьяны.
       У нее слегка закружилась голова, и она присела на скрипучий стул поликлиники. В голове проносились видения, которых Таня никогда не видела. За ней котился огромный шар. Потом девушка увидела маленького светловолосого мальчика, который с плачем убегал от огромного шара. А шар котился все быстрее и быстрее, пытаясь раздавить ребенка.
       — Оставь его, мы поможем! Оставь малыша! — тихонько произносил неизвестно откуда возникший голос.
       Таня очнулась и, шатаясь, как лунатик, медленно побрела к выходу поликлиники. За ней тихонько шла Элла. Она знала, что маленькое живое существо она спасла, и  Таня не пойдет на операцию.
       Через неделю Элла получила выигрышные деньги. Девушка из банка долго рассматривала паспорт Эллы, не скрывая завистливого взгляда.
       В этот же день Элла отправила по почте деньги Татьяне, а в сообщении на переводе написала «от друзей». Получив перевод, Татьяна недоумевала, кто же это мог быть? Набравшись храбрости, она рассказала родителям, что ждет ребенка. К ее удивлению, на нее родители не кричали и не обзывали.
       Мама вытерла слезы, лишь спросила: — Кто этот подлец?
       И не дожидаясь ответа, добавила: — Поможем дочка, чем сможем. — Отцу выразить свои мысли она не позволила. Она дала ему деньги на пиво и велела купить на рынке солененькой рыбки.
       Все это приснилось Элле ночью в ее сне. Она торжествовала свою первую победу. Вот только откуда в ее сне появилась неопрятная тетка, с распущенными рыжими прядями, девушка не знала.
       Утром она пошла в туристическое агентство и купила бабушке путевку в профилакторий  города Судака. Бабушка всю жизнь мечтала побывать в Крыму. Пелагея отказывалась, но не поехать не могла: за путевку были заплачены деньги. И впервые в жизни старушка отдохнула по-настоящему. Она благодарила судьбу, которая послала ей рыжеволосую внучку.
      
      
       Глава 10. Орден  почетного Ариана
        Жителей Охтинска разбудил колокольный звон нового христианского храма, построенного жителями города на пожертвования  верующих и неизвестного спонсора из далекой Греции. Неизвестный спонсор вместе с переводом на имя местного священника, отца Серафима, выслал и план постройки церкви. В своем письме к отцу Серафиму он сообщил, что на месте полуразрушенного кинотеатра «Век» раньше стоял величественный храм начала VIII века. Церковь была построена в византийском стиле, с единственным куполом на высоком барабане. Церковь была невелика, но в ней находились старинные иконы, исцеляющие страждущих. Среди культовых предметов была деревянная чаша, относящаяся к IV веку. Она пропала вместе с другими ценностями храма, эту чашу сделал великий мастер Фимий,  далекий предок  неизвестного грека.
       Отец Серафим решил, что перевод и письмо незнакомца — это знак свыше, и принялся  за  богоугодное дело — возрождение старинного храма.
       Несколько месяцев старенький священник обивал пороги местных чиновников, добиваясь разрешения строительства храма. Когда разрешение было почти получено, выяснилось, что у развалины-кинотеатра есть хозяин, который собирался построить на выгодном месте ресторан.
       Отец Серафим со слезами на глазах умолял хозяина кинотеатра продать развалины бывшего очага культуры. Наконец тот согласился, но потребовал сумму, равную той, что была выслана греком на строительство храма.
       Расстроенный  батюшка сразу и не заметил, каким злым и холодным синим огнем загорелись глаза коммерсанта.
       Встречу  хозяин кинотеатра назначил через три дня. За это время отец Серафим  не успел бы собрать такую сумму денег.
       Он обратился с просьбой к своим прихожанам, и они собрали немалую сумму, но, увы! Ее было недостаточно, чтобы расплатиться с хозяином кинотеатра.
       Каково же было удивление Серафима, когда рано утром он получил недостающую сумму в большом белом конверте, который ему принес маленький мальчик. Ничего ему  не объясняя, мальчуган выбежал так быстро, что отец Серафим только покачал головой.
       Вместе с деньгами в конверт была вложена записка, в которой неизвестный корреспондент советовал пойти на встречу к коммерсанту вместе с нотариусом Ией Ковалиной.
       Каково же было удивление  хозяина  кинотеатра, когда старенький батюшка принес огромную сумму да еще пришел с адвокатом.
       Ковалина приготовила все необходимые документы, чтобы сделка была законной. Она не позволила поставить подпись на документе ручкой владельца кинотеатра, любезно предложив свою. Сделка состоялась. Ни гневный блеск глаз коммерсанта, ни его нецензурная ругань не омрачили радости старого священника.
       В местной газете предприниматель пообещал уступить кинотеатр священнику, как истинно верующий, если тот заплатит названную сумму. Поэтому нарушить слово он не мог. Но все дело в том, что верующим он не был. И никого не признавал за Бога. Как вы, наверное, уже догадались — это был Волкион. Он долго стоял у дверей нового храма и не мог войти. Вокруг него ходили люди разного возраста: маленькие дети, молодые мужчины и женщины, благолепные старушки.
       — И что их так тянет сюда? — этих несчастных людишек планеты Земля.
       — Ничего не изменилось, все точно так же, как на Ариане. Вечион и на этой планете в большой чести.
       — Ну, ничего, я заставлю засомневаться в твоей непогрешимости, — думал Волкион, в дикой злобе сжимая кулаки, сверкая синим огнем маленьких глазок.
       В этот же день в местной газете «Новости Охтинска» появилось невинное объявление: пастырь Церкви «Благое начало» объявляет о гуманитарной акции «Поможем  нуждающимся».
       Вечером того же дня  Элле пришло извещение на бандероль. До закрытия почты оставался еще час, и девушка, сгорая от любопытства, побежала на почту. Она очень удивилась, когда в ее руках оказалась маленькая коробочка, завернутая в целлофан и  упакованная в серую бумагу с сургучной печатью. Она нетерпеливо разорвала серую бумагу, извлекла коробочку из шелестящего целлофана и открыла ее. Сначала Элла подумала, что неизвестный даритель решил преподнести ей кулон в виде звезды. Когда Элла поднесла подарок поближе к свету, она увидела блестящий круг, а в нем фигура, очень похожая на звезду. На обратной стороне фигуры были написаны слова: «Орден почетного Ариана».
       В бархатной коробочке лежала маленькая записка: «За спасение живой души. Черный шар не стал больше».
       Элла поняла, что этот орден она получила за еще не рожденного ребенка Тани.
      
       Глава 11. Пастырь «Благого начала»
       Волкион долго готовился к встрече с будущими единомышленниками.
       Он решил сыграть на наихудших человеческих пороках: жадности, зависти и жажде наживы.
       Народу пришло немало. Но среди всех присутствующих он сразу выделил рыжеволосую неопрятную женщину, и его глаза заблестели хищным блеском.
       Волкион поблагодарил присутствующих за то, что они пришли, и начал издалека. Он говорил, как тяжело живется людям в этом грешном мире, что люди должны помогать друг другу, что Церковь «Благое начало» занимается благотворительностью. Он даже  заставил старушек прослезиться, когда заговорил о тяжелом положении пожилых людей. Он затронул тему молодежи и пообещал всяческую поддержку молодым людям, если они вступят в ряды Церкви «Благого начала».
       Постепенно людей на его собрания стало приходить все больше и больше.
       После каждой встречи его слушателям он раздавал продукты питания, мелкие деньги и одежду, детям — игрушки.
       Наконец, наступил такой день, когда «пастырь» предложил прихожанам свою трактовку Библии и всех исторических  лиц священной книги.
       — Израильтяне не проходили через Красное море. Манна не падала с небес — вещал «пастырь». — И волхвы, пришедшие к новорожденному младенцу Девы Марии, не были волхвами. Фрукт, который сорвала Ева, из-за которого люди были изгнаны из рая, вовсе не яблоко. Она сорвала инжир! Причина очень проста — там, где находились сады Эдема, яблоки не росли.
       Миллионы верующих уверены, что Святой Иосиф, мнимый отец Иисуса, был плотником, женившимся на Марии в пожилом возрасте. Это не так! Это был молодой человек, которому не исполнилось и двадцати пяти лет!
       — Так что, уважаемые, думайте сами! Всегда существовали две ветви веры: одна — для образованной элиты, другая — для простых людей, для таких как вы!
       — Подумайте, стоит ли вам ходить в христианские храмы, где вас обманывают! Приходите к нам, в «Благое начало», вы обретете то, чего до сих пор были лишены! Вам не надо будет жертвовать на христианские храмы, наша церковь, даст вам все необходимое!
       Говоря все это, Волкион хотел подорвать основы христианской веры, вовлечь новых людей в свою секту, заполучить их души с помощью материальных подачек. Никому из присутствующих и в голову не могло придти, что усомниться в правильности написанного в Библии — большой грех. «Блажен, кто верует» — эту священную фразу они забыли и сами позволили вовлечь себя  в колдовство. Волкион  ходил между рядами своих слушателей, заглядывал им в глаза и незаметно пускал им в лицо бесцветный газ. Люди засыпали на несколько минут и, когда открывали глаза, им казалось, что перед ними — их духовный пастырь, которому они должны безоговорочно подчиняться.
       — Только рыжая неаккуратная тетка не поддается моему внушению, — негодовал Волкион. — Ох уж эта родственница нашей ареаночки! — злился колдун.
       — Ну ничего, еще есть время! — зловеще прошептал он.
                       
      
       Глава 12. Искупление грехов
       Мурена  долго искала  небольшое серое здание в центре Охтинска.  Дома в районе швейной фабрики им. Розы Люксембург давно перекрасили в тона повеселее: бежевый, розовый, лимонный…
       Мурена терла поседевшие виски, пытаясь вспомнить, где именно она проживала в годы своей юности. Ей казалось, что кто-то злой и безжалостный стер из ее памяти прошлую жизнь. Она понимала, что это водка, которую она принимала регулярно, с тех самых пор, как ее с ребенком бросил любимый Вася. Мурена помнила, что квартирную хозяйку звали Пелагея, а доктора в роддоме Элла Степановна. Больше она не помнила ничего.
       Раньше ей не составляло большого труда попрошайничать, приставать к прохожим, клянчить деньги. Теперь ей казалось, что внутри нее сидит другой человек, который не позволяет делать ей неблаговидные поступки.
       Мурена устала от бесплодных поисков и присела на свежевыкрашенную скамейку в парке. Рядом с ней лежала газета, крепко прилипшая к скамейке.
       Мурена с трудом оторвала ее от скамейки, поднесла ее почти к самому носу и прочла: «Церковь «Благое начало» объявляет о благотворительной акции. Вход свободный. Здание бывшего Дома пионеров».
       Мурена не стала дожидаться 18 часов, а сразу пошла искать Дом пионеров.
       Она спрашивала прохожих, как туда добраться, шокируя их своим неопрятным видом. Люди думали, что она просит денег, и подавали ей мелочь. Впервые в жизни ей было стыдно принимать подачки. Но больше всего ее расстроило, как одна пожилая женщина сказала своему внуку:
       — Дай внучек, старушке денежку!
       — Да она моложе этой тетки на четверть века!
       Мурена не сразу успокоилась и денег не взяла. Монетка с жалким звоном  упала на землю. Но Мурена не услышала этого звона, его заглушил звон колоколов новой церкви Охтинска.       
       Она добрела до ближайшей остановки и села в автобус. Мурена погрузилась в воспоминания: появлялись знакомые и незнакомые лица из зеркала в городской бане, рыженькая девочка мелькала у нее перед глазами.
       — Какая она, моя дочь? — думала Мурена. — Где живет, с кем дружит? Думает ли о своей матери или проклинает? — Мурена роняла слезы и растирала их по грязному лицу.
       Когда двери автобуса открылись, Мурена увидела остановку с надписью «Дом пионеров».
       До встречи с пастырем «Благого начала» еще оставалось немного времени, и женщина решила походить по старому зданию. Она увидела много таких же, как она, неопрятно и бедно одетых людей. Но ее очень удивило и то, что много было разодетой, нарядной публики. Прозвенел звонок. Мурене на миг показалось, что она пришла в театр, посмотреть интересную пьесу. Когда разношерстная публика расселась по местам, появился пастырь «Благого начала».
       Стул под Муреной противно скрипел, и на нее зашипела, как змея, соседка справа, брезгливо морщась.
       В голове у Мурены все было, как в тумане. Она почти не слушала, о чем вещал щупленький дядька в костюме серебристого цвета.
       Она была погружена в свои мысли. Очнулась лишь тогда, когда в руках у нее оказался продуктовый пакет и конверт с деньгами.
       — А почему у этой тетки пакет больше? — опять зашипела соседка Мурены справа.
       — Она в большей нужде, сестра, сладко улыбаясь, ответил пастырь.
       Женщина злобно сощурилась и спрятала в карманы пиджака руки, унизанные золотыми кольцами.
       В пакете кроме продуктов Мурена обнаружила деньги, новое платье, месячный абонемент на посещение бани, талоны на проживание в местной третьеразрядной гостинице.
       Мурена была очень удивлена, откуда благотворительный пастырь знает ее имя, и почему он преподнес ей такой щедрый дар.
       Она вспомнила начало его речи о том, что нужно помогать людям и успокоилась.
       Прижимая к себе огромный пакет, Мурена поплелась в гостиницу.
       На ее удивление никто не спросил у нее паспорт. Лишь, окинув ее пренебрежительным взглядом, администратор подала ключи от номера 13.
       Воды в номере не было. Ее отключили неделю назад, и проживающих было мало. Талоны в баню были очень кстати. В ванной комнате, в конце коридора, стояла большая кастрюля с водой. Почти рядом с ней стоял треснутый, пожелтевший унитаз без крышки. Но Мурена была так счастлива, что у нее появилась крыша над головой и продукты. Она вымылась прохладной водой в ванне, поливая себя из кастрюли. Она хотела побыстрей  примерить новое платье из коричневого трикотажа с кружевной отделкой. Мурена так торопилась, что разлила огромную лужу в ванной и израсходовала всю воду из кастрюли. Она вытирала кафельный пол, когда на пороге ванной комнаты появилась дежурная. Она стала кричать, что вода поставлена для всех проживающих, а не только для  прибывшей нахалки.
       Но Мурена ничего не отвечала дежурной, а быстро вытирала пол.
       Потом она вымыла руки остатками воды, вытерла их об застиранное махровое полотенце и зашагала к себе в номер.
       Примерять платье уже не было сил. Оно так и осталось висеть на спинке стула. Не снимая покрывала с постели, Мурена заснула. Ей снились люди с благотворительного собрания, и лицо пастыря, который почему-то не был похож на себя. Синие губы пастыря шептали во сне: — Ты предала ее один раз — предашь и другой!
       — Никогда, — шептали губы Мурены. — Никогда …
       Прошло три недели. Мурена ходила на собрания «Благого начала» и каждый раз получала неизменный пакет и деньги. Пока для работы в церкви  Мурену не привлекали. Времени свободного было много, и она каждый день ходила в район швейной фабрики и  пыталась вспомнить дом, в котором она оставила свою дочь. Занятая своими мыслями она не замечала, что за ней следят.
      
       С тех пор, как Элла получила орден Ариана, Волкион не мог проникнуть в ее квартиру.
       — Когда же нежная мамашка вспомнит, где она оставила свою рыжую? — злился Волкион. — Придется помочь родственничкам, — шипел злодей Ариана.
       Понедельник, 12 августа 2004-го выдался  прохладным и дождливым.
       Мурена надела свое новое коричневое платье и как всегда отправилась на поиски дочери. Она ходила вокруг знакомого ей дома. Старенькая дворничиха подметала полы в подъезде, охая и вздыхая. Вдруг из квартиры № 4, что на первом этаже, выскочила симпатичная девчонка и быстро побежала вниз по ступенькам.
       — Не торопись, егоза, — сердилась дворничиха. — Старуху толкнешь, а мне еще двор ваш, вечно грязный, мести!
       Мурена остолбенела. Из далекой юности к ней приближался портрет ее Василия. Мурена глотнула ртом воздух, как задыхающаяся рыба, и посмотрела вслед убегающей вприпрыжку девчонке.
       — Чего же я стою, дура! — подумала Мурена. И засеменила за девчонкой.
       — Ох, не могу так быстро! Не торопись, дочка! — мысленно просила Мурена.
       Она, задыхаясь, догнала автобус № 6, который направлялся на окраину города.
       Мурена стояла на последней ступеньке автобуса, задыхаясь и кашляя. На остановке «Старая крепость» Элла вышла и быстро пошла к развалинам крепости. Мурена, как в страшном сне, последовала за дочерью. Она спешила за ней, поднимая клубы серой пыли. Каково было удивление женщины, когда она увидела, как девушка подняла правую руку вверх и коснулась стены, а  браслет на руке зазвенел.
       Элла почувствовала, что она не одна. Она обернулась, но никого не увидела.
       Мурена прижалась всем телом к прохладной стене. Элла услышала слова: — Тот, кто близок по крови рядом с тобой, тот, кто жаждет беды, у нее за спиной. — Элла не на шутку испугалась. — Волкион, — мелькнула у нее в голове.
       Она привела злодея в пристанище Вечиона на Земле. Хорошо, что она не вызвала своего двойника. Если Волкион его уничтожит — Элла погибнет и больше никогда не родится. Но Волкион этого не знал. Он решил расправиться с Эллой и убить ее в стенах старинного замка-крепости.
       Он появился  с громким нечеловеческим хохотом, метая черные молнии.
       У Мурены сжалось сердце от страха. Ей казалось, что ее сердце стало маленьким- маленьким и вот-вот выпрыгнет из груди.
       — Я ничего не понимаю, что тут происходит, но он убьет мою девочку, — с тревогой подумала Мурена. А в том, что это ее дочь, у нее не было никаких сомнений! Такая же рыжая шевелюра была и у самой Машки много лет тому назад. А ее глаза! Глаза ее любимого Васьки, горели так ярко на ее лице, как в тот день, когда он признался ей в любви.
       Когда Волкион  выпустил, направил на Эллу самую большую черную молнию, Элла подняла ладонь вверх и на ее руке проступил, как при проявке фотографии, круг вечности.
       — Зачем мне моя бестолковая жизнь, если погибнет моя девочка, — мелькнуло в последний раз в голове у Мурены.
       Она вышла из своего укрытия и закрыла собой дочь. В это момент раздался звериный волчий вой и Волкион рассыпался и превратился в груду черных угольков.
       Когда Мурена пришла в себя она не узнала ни своих рук, ни ног. Они были невесомые, но поднять их было невозможно от сырого и пыльного пола старого замка. С правой стороны стояла рыжеволосая девушка в оранжевых одеждах, а слева — она сама. Такая, какой была в молодости.
       Она услышала тихий голос женщины в оранжевых одеждах, которая была так похожа на ее дочь, только старше.
       Элла рыдала. Она вытирала слезы, которые текли у нее по лицу, размазывая по щекам цветную тушь.
       — Не беспокойся о ней. Все у нее будет хорошо. Не плачь, Элла. Мы заберем ее с собой на Ариан. Она заслужила твое прощение и нашу дружбу. А через много-много лет вы обязательно встретитесь и больше никогда не расстанетесь. Только будет это очень не скоро. У тебя, дорогая арианская сестра, еще очень много добрых дел на Земле. Если хочешь, я поведаю тебе о твоем будущем и том, что ты в нем совершишь.
       На эти слова Элла лишь покачала головой, что означало нет.
       Астральный двойник продолжал: — Сегодня вы одержали победу над Волкионом, но он может вернуться. Семена зла, которые он посеял на Земле, могут дать ужасные всходы. С этим  придется всем нам бороться. А тебе Элла выпала судьба вместе со своими единомышленниками творить на Земле добро. Когда-нибудь ты проснешься и подумаешь, что вся твоя жизнь — удивительный сон, и не поверишь в фантазию, которая  привиделась тебе ночью. Но это будет явью. Это неважно, что ты многое забудешь о своих удивительных приключениях на земле. Главное: ты будешь творить добро и ради него ЖИТЬ!

Начало (Фанданго № 9)
Продолжение (Фанданго № 10)
Продолжение (Фанданго № 12)
Окончание (Фанданго № 13)

      

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики