Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Евгений Милявский 
(г.Донецк,Украина)

Начало, "Фанданго" N 8
Продолжение, "Фанданго" N 9
Продолжение, "Фанданго" N 10
Продолжение, "Фанданго" N 11
Пассионатор инженера Ларина
Продолжение


Пока продолжалась битва чемпионов, Ларин осторожно продвигался к пролому в стене, за ним подтягивался Мастер, волоча за собой Кустовского, слегка зашибленного кирпичом.  Следом на четвереньках полз Леша, с  изумлением оглядываясь на самозабвенно колдубасящих друг друга магов, йогов и прочих магических существ.
       Чтобы без шума и пыли смыться из разгромленной лаборатории,  Ларину и его друзям не хватило какого-то мига.
       Драка вдруг прекратилась сама собой. Маги и йоги замерли и воззрились на убегающих людей.
       Уходят, - сказал Михалыч и моргнул.
       Хануман  на автомате еще пару раз стукнул свого противника посохом. Тот не отреагировал.
        - Постойте, друзья, - мягко сказал Хануман, - мы не причиним Вам вреда, нам просто надо поговорить.
        Хануман говорил по-русски с легким акцентом, напоминающим сербский. Он обвел взглядом  присутствующих, дружелюбно улыбнулся магам Дозоров:
        - Ребята, не знаю точно кто Вы, откуда взялись, и чего вам надо, но похоже у нас есть общие интересы.
        Ларин, стоящий ближе всех к пролому, продолжал помалу пододвигаться к нему.
         - Да подожди, ты, - досадливо сказал Хануман, - Да ты, ты  Ларин, я к тебе обращаюсь.
         - Извольте мне не тыкать, – совершенно серьезно и довольно запальчиво выкрикнул Ларин. И тут  маги и йоги кинулись на него.          
         И тут же отлетели кубарем, шлепнулись об стены, в крайнем изумлении – что это было-

          Между ними и группой Ларина возникла из ниоткуда  тоненькая, черненькая, крайне миловидная девушка, лет эдак двадцати с копейками. Она-то  и отбросила всю компанию магов заклятием на манер ледяной стены и гордо встала посреди комнаты, уперев руки в бока. Все огорошенно замерли, и только Леша непроизвольно шарахнулся от девчонки, ударился об стенку и сполз по ней на пол. Он даже  поджал ноги под себя, чтобы быть подальше от девушки, которую он явно боялся до крупной дрожи. В глазах его плескался ужас и удивление. Он сам не понимал, почему эта (привлекательная- хорошенькая-) особа наводит на него такой страх.
        - А ну пошли вон отсюда! – закричала девушка, - Он мой! Оставьте его в покое! Уроды, хулиганье, я – ведьма, убирайтесь, пока разрешаю, счас такого вам наколдую,  кануздры!   
       - Спокойно, джентльмены, - призвал всех Михалыч, - Леди явно заблуждается по поводу происходящего…
       - Как и все мы, дружище, - отозвался Шубин.
      - А ну-ка заткнитесь, лоси, вы меня не собьете, вон отсюда,  я сказала, - властно крикнула девушка, сверкнув чудными у брюнетки яркими голубыми глазами.
      - Господи, - скорбно вопросил Мюллер, - Тебе-то он зачем, дочка-
      - Какое твое дело, дед-.. – девушка постепенно осмотрелась и у нее возник ряд вопросов, по поводу того, что собравшиеся здесь люди явно не подпадали под категорию хулиганья. С некторой растерянностью она сказала:
     - Я его люблю…
      -Частное лицо, - подняв голову сказал лежащий у стены дозорный Мюллера, - пункт пятый статьи тридцать четвертой…
        Маги посерьезнели и придвинулись к девушке. Почувствовав угрозу, она выставила вперед ладошку на которой лежал синий клубочек шерсти и бросила его на пол. Вспыхнуло голубое искристое сияние. Светящиеся нити с электрическим треском окутали и опутали  всех ее противников, и придержали их на секунду. Этого времени ведьме хватило для того чтобы  схватить Лешу, как пушинку перекинуть его через плечо и исчезнуть в клубах едко пахнущего дыма.
      Когда маги и йоги, с автохтонными матами и древними проклятиями, высвободились из синих ниток, ни Ларина, ни Мастера, ни Кустовского в лаборатории не было.


Торгсервис: препозиция

       Они сразу перескочили автотрассу, горохом скатились с обочины в лесопарк,  и понеслись  в темноте между деревьями вслепую, как парфорсные охотники. Хотя, если говорить об охоте, они теперь были дичью. Кустовский давно так не бегал. Взрослый человек все-таки. В Н-ске  все рядом – город маленький. А бег по утрам он давно пох…рил. Кустовский бежал, как собака, вывалив язык  на плечо, он тяжело дышал ртом. Рядом, как привидение, легко скользил Мастер. Курящий Ларин задыхался, но улыбался, и темп поддерживал, хоть и покашливал. 
       - Что за день такой сегодня- -  весело спросил Ларин.
       - Нептун…, ххы…, на  асценденте… ххы… - страдальчески  пропыхтел Кустовский на бегу.  – Кххуда мххххы-
        - Со мной, - хладнокровно отозвался Мастер, - знаю тут одно место, сойдет на первое время.
        Через полчаса бега Кустовский совсем измотался. Тут Мастер сделал заячью петлю и велел всем залечь в кустах. Он припал ухом к земле, послушал, затем напряженно вгляделся в темноту.
        Что ты можешь услышать, они же летают! – панически прошипел Кустовский.
         Ларин ясным голосом сказал:
         - А что ты теперь скажешь о мракобесии-
         - Что скажу, что скажу, - проворчал Кустовский, - святой воды мне бы баклажечку и животворящий крест!
        А ты глянь, где мы находимся, - в голосе Ларина слышалась улыбка.
        Кустовский присмотрелся в темноте и восхищенно выматерился. Они лежали в центре большого, метров пять в диаметре  круга, очерченного полосой лысой земли, на которой не росла трава.
       - И что это-!! - оба вопросительно посмотрели на Мастера, - куда ты нас привел-
        Мастер, не поворачиваясь к ним,  обронил:
       - Теперь они нас не увидят. Натритесь землей и пойдем. Тут рядом Торгсервис, там массажный кабинет - пересидим.
        Мастер подхватил горсть травы с дерном и стал размазывать по одежде. Кустовский с опаской смотрел на него:
        - Слышь, парень, ты кто- Ты что, тоже из этих-..
         Мастер невесело рассмеялся:
        - Нет, я у Гориора набрался, так что для меня это все не сюрприз, не сюрприз…, но… знаешь, сильные они… мы не знали, что такие команды существуют…

         Гориора знали и Ларин и Кустовский. Леша занимался у него. Профессиональный оккультист, Гориор был диким белым магом и очень деятельным человеком. Он основал Киевский институт йоги, и постоянно разъезжал по стране с лекциями, изгонами (сиречь экзорцизмами) и прочими оплачиваемыми мероприятиями.

         Окончательно  захватив инициативу, Мастер критически оглядел  свой отряд, и склонив голову процитировал:
          – Землей измаран каждый лист, и дождь, косой или отвесный, и соткан всяк идеалист из праха и слезы небесной… Ну, что инженеры-века пионеры, - вперед!

         Как и следовало ожидать, на развалинах научной твердыни Ларина шли переговоры. Продолжать драку было бы пошло и скучно.  Поэтому кратко согласовав  позиции с начальством, стороны перешли к взаимному  представлению. В процессе представления Хануман  узнал, что деятельность мистически ориентированных лиц таки носит системный характер и имеет впечатляющий масштаб. Он  был посвящен в краткую историю дозоров, инквизиции и договора, а дозорные с неменьшим изумлением  узнали, что существуют, оказывается …очень интересные вещи и кроме магии. Выслушав представления дозорных и с сожалением сообщив о невозможности для него подвергнуться аресту в пользу Ночного или Дневного дозоров, Хануман, на вопрос: «А ты кто такой»- – описал свое состояние из рук вон просто: «Хануман, слуга Победоносного»…
     - Э…А это кто- – поинтересовался Мюллер.
     - Мюллер, заткнись и погугли, - дружно, хоть и несколько в разнобой, рявкнули на него Шубин и  вампир Михалыч.
     - Ну что вы ребята, - Мюллер сник, достал КПК и начал ковыряться в нем.
      - А этот красавец- – Михалыч указал на молодого человека в джинсе, который с независимым видом  сидел возле аппаратной группы пассионатора. Погодите-ка, пять секунд назад он был за два метра от этой штуки… А ну уйди оттуда…
      Михалыч угрожающе надвинулся на молодого человека, и тот нехотя сместился на два метра левее.
      Хануман крутнул в руке посох и сунул его в ухо. Один из дозорных Мюллера присвистнул. Шубин кашлянул.
       - А этот красавец называется Авидья, то бишь Невежда. Я зову его Незнайка. Это свитский демон Мары…
       - А это кто- – снова встрял увлеченно слушающий Мюллер.     
       - Мюллер!!!- дружно гаркнули на него Шубин и Михалыч, - за…- они посмотрели друг на друга  и рассмеялись.
       - Да понял, понял, - Мюллер снова уткнулся в КПК.
         Хануман продолжил:
       - Вобщем он со своим Марой, отцом ослов, скорее ближе к вашим темным, а мы с Победоносным скорее ближе к вашим светлым. Но! Разница у вас пролегает в плане свободы воли, а у нас в плане свободы познания.  Организованы мы по-разному: у вас дозор , у нас эгрегор…
       Мюллер открыл было рот, но на него так глянули…
      - Твоя мать – верблюдица, изнасилованная  крокодилом, который болел дурной болезнью, - сказал юноша в джинсе крайне неприятным голосом без интонации, непринужденно в то же время улыбаясь.
     - Ты знаешь, что это не так, - кротко отозвался Хануман.
     - Итак , джентльмены, предлагаю вам картель, - продолжил он – наши интересы, похоже,  совпадают Я полагаю, что теперь   вам совершенно не интересно, кто кого заказал и зачем, хотя по секрету могу вам сказать, что это Незнайка со своей командой зачистили  нашу группу наблюдателей. Те слишко близко, по его мнению, подошли к НИРСу… В настоящий момент наш с вами интерес вызывает эта штуковина, - Хануман указал на пассионатор.
     - Вас, помимо вопросов безопасности, интересует еще и технология, основанная на магическом мировосприятии. А  мы прежде всего желаем, чтобы в этой связи не происходило необратимых событий. Поэтому, внимание! Я уполномочен предложить вам объединить усилия, а результаты распределить следующим образом: машину с документацией - Вам, человека - нам. Мы обещаем, что он будет оказывать Вам текущие консультации. Вы обещайте, что техника будет работать только с разрешения наших специалистов, которые убедятся предварительно что запуск не приведет к феномену суперновы…
       Мюллер глянул на Михалыча и сам зажал себе рот.
       - …Или к неприятностям полегче – мутации, эпидемии, массовая онкология… Есть ли у вас возражения, благомудрые друзья-
     Шубин деловито указал на парня в джинсе:
       - Есть проблема. Я должен задержать этого человека, за ним ряд незаконных действий в том числе как минимум десяток убийств. 
      Михалыч неслышно оказался рядом.
       - Нет, я задержу этого человека, на нем кровь темных!..
      Он не договорил, парень взорвался и расплескался синей жидкостью…
   
       - Ну, а теперь что- – спросил Кустовский Мастера. Инженеры третий час сидели в массажном кабинете Бирюзова на Торгсервисе. - Зачем мы вообще сюда пришли-
       Мастер пожал плечами:
        - Послушай, Кусто,  вот мы сидим, чай пьем и ждем, может, что-нибудь случится, да-
       - Да.
       - А если б ты домой пошел, с тобой бы уже все случилось, и ты бы уже ничего не ждал. Понятно объяснил-
       - Понятно,
       - А если понятно, не мотай душу, поспи лучше.
Кустовский замолчал. Потом  взялся за Ларина.
       -  Ларин, а Ларин!
       - У-
       - Как думаешь, что это за девка была-
Ларин помолчал.
       - Не знаю.
       - А чего она Лешку забрала-
Ларин помолчал еще:
      - Так сказала же – любит, вот и забрала, что непонятно-
       - А куда она его потащила-
Ларин поперхнулся чаем. Мастер взялся за голову.
       - Кусто, но это же элементарно. Конечно, к себе домой.
       - А почему домой-
       - Кхе, так любит же…
       - А чего к себе-
       - А чтобы никто любить не помешал…
       Кустовский заткнулся и погрузился в явную отрицательную циклическую медитацию. Потом он снял туфли и растянулся на топчане , долго крутился и наконец захрапел.
     Ларин закурил. Некурящий  Мастер нахмурился. Но Ларин, глядя куда-то вверх, этого не заметил.
     Мастер поднялся, прошелся по комнате:
     - А скажи мне, друже, ты этого Гумилева до конца-то дочитал- Ты заметил что творят эти самые пассионарии в фазе перегрева и в акматическую фазу-
     - Паша, - Ларин глубоко затянулся, – ноль на массу, Паша, в этом плане хуже не будет. Вот сейчас мирное время у нас, войны нет, а население на миллион в год уменьшается. Слово демография ничего не передает, Паша. Это миллион людей, погибших от безнадеги, от нищеты, от беспросветности, от бессмысленности, от дряни. Паша, человеку нужно творчество, нужен смысл жизни….
      - Хэ, Ларин, ты знаешь, в чем смысл жизни человека-
      - Да, Паша, представь себе…Знаешь, наша наука на такие вопросы отвечает: вопрос, мол, не корректен. Но я тебе скажу, Паша. Вопрос корректен. Я это понял теперь. Просто наука не может ответить на него.
      -  Почему-
      - По трем причинам, Пашенька,  потому что она не ответила предварительно на три других вопроса: Что такое смысл- Что такое жизнь- И что такое человек-
      Мастер засмеялся.
       – Жжешь!!. А верно! Ну, а ты-то знаешь в чем смысл-
       - Я  знаю.
        Мастер опять засмеялся:
       - Так, может, нас и ловят не из-за железки твоей глупой, а из-за смысла-
        Ларин глубокого затянулся.
        Мастер склонился к нему:
       – А мне скажешь- А- Я никому.
      Ларин вздохнул и открыл было рот, но в это время Кустовский с грохотом обрушился с массажного топчана на дощатый пол, размалеванный пентаграммами, орифламмами, мандалами и иероглифами (Бирюзов был учеником Мастера , но занимался и у Гориора).
         Ларин и Мастер подскочили. Кустовский, который в падении перевернул пепельницу Ларина, лежал на полу и молчал.
         - Кусто, ты жив- – Ларин наклонился к нему, положил ему на плечо теплую руку.
          - Жив, – мрачно ответил Кустовский.
         Мастер вздохнул и, взяв из-за шкафа метлу, стал сметать пепел на совок. Кустовский сунул руку под топчан, звякнул чем-то и  обрадовался:
          - О! Гляньте, хлопцы, шо тут есть!


Колдушка

        Прекрасная незнакомка назвалась Машей Сорокиной-колдушкой. Так и сказала:
         – Я - Маша Сорокина, колдушка. Леша не переставал бояться ее. Но боялся как-то необычно, умом понимал, что девочка милая, настроена к нему очень… э…. доброжелательно. А тело отвергало построения ума и буквально лезло на стенку.  На Машу поведение Алексея тоже производило сложное впечатление. Проблема была в том, что он не просто лез на стенку и уползал от нее под стол, а вел при этом непринужденную светскую беседу, с комплиментами.  Машу от этого задвоило. Она совершенно не понимала - отчего это такое с ним может быть. 
         - Лешенька, миленький, - говорила она, в третий раз оттаскивая его за руку от двери, ну что ты делаешь, побудь со мной, нельзя тебе сейчас уходить, ну пожалуйста, ну что мне связать тебя что ли- Да что б тебя!
         Вытащив его из-под стола, Маша с извинениями и чуть не плача, бросила Лешу на диван и усевшись ему на живот (из приличия Маша подложила подушку) стала привязывать его к кровати. Леша смеялся, но его трясло крупной дрожью,  он бился под ней как рыба, но вырваться шансов не было - эта худенькая девушка была сильна как ... как… сравнения даже не наворачивались. От очередного рывка Леши, Маша упала на него и неожиданно для самой себя стала жарко целовать  его лицо. Леша взвыл от дикой комбинации дурного страха, нарастающего возбуждения, и невозможности обнять ее. Девушка была горячая, от нее веяло нереальным сухим жаром, ее густые черные как смоль волосы пахли тонким естественным ароматом тропических цветов. Леша провалился в сладкий омут влечения, но тут же его, как рыбу, подсекло и дернуло разрывающим сознание телесным ужасом. И стропила рухнули… Он потерял сознание  в чистом пламени буддхиального синтеза.

Торгсервис: Гарри Поттер снова на метле.

        Кустовский вытащил из-под топчана два кривых вьетнамских меча, ким и дао, толстый и тонкий. Мечи солидно, тускло блеснули в пламени свечи.
        - О, откуда это-
        -  Это Бирюзова, он когда приезжает из Минска, живет здесь, ну и барахлишко здесь держит…
        Кустовский сделал пару дурных, фраерских махов мечами.
        - Положи, - проворчал Мастер, - обрежешься…
         Кустовский потрогал пальцем лезвие,  и  послушно положил  мечи под топчан. Его активность снова обратилась на товарищей:
         - Так это, мужики, кто-нибудь объяснит мне  чего мы тут сидим- Чего ждем-
         Мастер вздохнул.
         - Все-таки редкая ты зануда, Кусто, вот Ларин сидит, улыбается, ни к кому не пристает, тебе одному только все надо… Ну ладно, слушай, мы ждем Гориора. Тебе же понятно уже что мы в …опе- Ну так Гориор нас вытащит. Он же маг типа, - Мастер передразнил – Ом шри всемогущий Ахурамазда намах! Вот пусть и отрабатывает хлеб, разводит нас с такими же мутантами. Главное сейчас сидеть тихо, чтобы нас не спалили, пока не явится Гориор. А там будет видно. Или ишак сдохнет, или падишах сделает ему искусственное дыхание методом рот в рот.
         Кустовский походил по комнате, помотал головой:
         - Ерунда какая-то, а когда Гориор приедет-
         Мастер посмотрел на часы:
         – Примерно минут через пятнадцать…

        Тут в двери постучали.
        - Кто- - вполголоса спросил Мастер.
        - Это я, товарищ Сунь, – голос Ханумана из-за двери сочился юмором, - Владимир Сергеевич, не ругайтесь, я  буду вежливо разговаривать. Понимаю, вас там трое. Поговорите между собой минут пять и сдавайтесь. Мы ведь спасти Вас хотим, Вы сами не знаете во что вляпались. Поживете в здоровом горном климате, поработаете в свое удовольствие – институт вам дадим, возможности будут – вам и не снилось, темы подкинем высокие , годиков через пять вернетесь, если захотите, богатым человеком. Вы поймите, вам деваться некуда…
       - Хорошо-хорошо, - доброжелательно отозвался Ларин, - вас понял, дайте мы тут пошепчемся.
        Хануман замолк.
        Ларин обернулся к Мастеру, показал на уши. Мастер вопросительно кивнул на дверь, потом на Ларина, так что, мол- Ларин покачал головой, - «нет». Оба посмотрели на Кустовского. Сей последний с перекошенной злобной рожей стоял с мечами в руках против двери (ни дать ни взять, как если бы черепашку- ниндзя Леонардо играл бы Маковецкий). Тишина в массажном кабинете взорвалась  хохотом Ларина и Мастера, немного погодя к ним присоединился и Кустовский.
         В коридоре Хануман озабоченно нахмурился, переглянулся с Михалычем и Шубиным (младшие охраняли подходы к Торгсервису извне).
          - Что у них на уме  не пойму: дискотека, Хачатурян, Гарри Поттер на метле. Чушь какая-то! - Хануман деликатно стукнул в двери:
           - Граждане ИТР, у вас все нормально-  Вас штурмовать или сами выйдете- Время уже…
        Мастер выхватил клинок дао у Кустовского и сунул Ларину. Забормотал неразборчивой скороговоркой:
         – Бежать не будем - не убежим, надо протянуть, здесь нас живо свинтят, поэтому сейчас на прорыв и на территорию. На территории они с нами дольше провозятся.  Как раз продержимся минут десять. Сейчас я врублю спецэффект, выбивайте дверь и ломитесь вперед. Машите  железками вот так, по восьмерке, и орите дурными голосами, а я за вами. Задача пробиться во двор.
         Кустовский злобно зашипел:
         -  Ты что, Паша, это же маги хреновы, они же нас в картошку  превратят!
       Мастер покривился:
        – Не успеют, не ждут от нас такой наглости, мы же просто люди, вот сейчас они слушают наши мысли и у них не складывается – все образы видят, а сложить в один смысл не могут.
      Кустовский отстранился от него:
      - А ты откуда знаешь- 
      - Потом, потом. Ну на счет три.
       - Раз!
       - Два!
       - Три!
       - Поехали!..
      Мастер вытянулся горизонтально, стоя на правой ноге, левой с треском вышиб дверь. Рукой он одновременно хлопнул по кнопке стробоскопа, стоящего на полке шкафа. Дверь разбилась в щепки о голову Ханумана. Вслед за ней из помещения  в луче прерывистого света, двигаясь уродливыми рывками, вырвались два  грозных черных демона со сверкающими  огненными мечами и злобными нечеловеческими рожами. Один демон ревел медведем и трубил слоном:
       –Урррра! Бей фашистов!
       Другой выл бешеным волком и визжал распаленным козерогом:
       - Иииииииии, не подходите, гады, я карате занимался!
      За ними, неуловимым черным силуэтом, летел,  распластавшись в воздухе Мастер и разил короткими, мощными,  но частыми тычками метлы. Ему не противостояли, так как все внимание сводной команды оперативников,  заняли демоны с огненными мечами, - опрокинув  изготовленных к штурму (а не к обороне) дозорных и Ханумана, эта «аццкая» кавалерия с ревом и грохотом ссыпалась по лестнице вниз.
       Хануман, сидя на полу, беззвучно  рассмеялся им вслед:
       - Да, с ним интересно будет работать, если Победоносный не упечет меня обратно под гору.
       - Сочувствую, коллега, - вздохнул Михалыч.
       - Ну, пошли, что ли, закончим дело, - сказал Шубин, - деваться им все равно не куда.

         Через пять минут после прорыва их прижали спинами к забору. Они трогательно и наивно ощетинились мечами и метлой. Хануман огорченно кривился:
          - Ну ладно, ребята, прекращайте. Признаю, шутка с прорывом была удачной.  Но сейчас уже не смешно. Вы же понимаете,  мы – сила. Не становитесь против этой силы. Просто пойдемте с нами, так нужно.

          - А чего вы маленьких обижаете, - спросил Ларин, - нет, правда, чего вы к нам пристали-
          - Вы еще спрашиваете, господин Ларин!.. Ваша машина представляет опасность для человечества! Хорошо, что мы поспели вовремя, если бы вы ее включили,  это могло бы привести к катастрофе!..
          - К какой катастрофе-
          - От суперновы до падения урожайности, много чего могло быть…
         -  Ну, много-немного, а суперновы уже не случилось
         -  Что!!!!-
        Ларин прищурился:
         - С чего Вы взяли, что я не включил машину-
        - Машина в лаборатории, под охраной, - резко заявил Хануман, вызывающе глядя на Ларина
       - Под охраной в лаборатории  кровать с панцирной сеткой  и телевизор «Березка», а машина, машина здесь.
       Он вытащил из кармана брюк и помахал перед носом Ханумана пультиком-лентяйкой.
        - И она уже выполнила свое предназначение. Держите, - Ларин бросил пульт Хануману, ткнул меч в землю, достал из кармана сигареты и с наслаждением закурил. 
       - Так что, теперь Вы оставите нас в покое, как Вас там, товарищ Сунь-
      Хануман, учинивший в свое время дебош в резиденции самого Победоносного, не отличался терпением и хорошими манерами, то есть,  они были, но их не хватало надолго. Налившись свечением раскаленного железа, Хануман выхватил из уха железный посох, со свистом прокрутил его в воздухе и встал в боевую стойку.
      - Все, Ларин, Вы – безответственный и грубый бастард, Вы – луаньдайтоу, смутьянская башка, Вы  меня достали, довольно с меня, клянусь Лоча, я собираюсь сейчас существенно ухудшить свою карму!!!
      Хануман сделал обманный замах посохом, и как коршун на цыплят бросился на свою добычу, намереваясь просто сгрести троих надоед  в охапку и переместиться с ними  куда надо.
     
      Но чудеса и просто забавные происшествия в эту ночь не собирались заканчиваться. Откуда-то сверху, издалека,  послышался  одышливый мужской голос:
       - Секундочку, секундочку, подождите!..    
      С неба спустился и завис над ними  очень полный и очень рослый, просто огромный молодой человек в хорошем костюме и круглых очках. Он задыхался словно бы запыхавшись от своего полета, держался за селезенку, весьма живо напоминая собой панду кунгфу.
       - Ффффух,  я не пропустил инцидент-
       - Еще нет, мы еще не начинали,  - облегченно сказал Мастер.
       - Слава Богу! - благочестиво сказал молодой человек, - Ну так начнем-
       Он снял пиджак, и повесил на ветку случившегося рядом дерева, затем закатал рукава рубашки, снял галстук,  спрятал в карман очки. Церемонно поклонился собравшимся:
       -  Господа , не имею чести знать вас, но я – Гориор.
       Гориор привлек серьезное внимание Ханумана, Михалыча и Шубина.
       Мюллер, не отрывая взгляда от Гориора, потянулся за КПК. Михалыч, не глядя остановил его руку, - этого не гугли, его там нету… еще пока…он дикий, но хрен ему чего сейчас объяснишь про договор и про инквизицию…
       Гориор сплел пальцы в чудной доморощенной мудре, и стал раскручивать перед собой светящийся тороид. Михалыч обернулся нетопырем и взмыл в воздух, Шубин  свернулся в плотный большой шар, покрытый жесткой шерстью, и  покатился вокруг Гориора и людей стоявших за его спиной, Хануман, чуть поднявшись над землей заскользил в противоположном направлении.

     Леша очнулся от утренней свежести. Ветерок задувал за ворот. Его слегка встряхивало и покачивало, как в гамаке. Он с трудом разлепил глаза – над ним, покачиваясь как на волнах, плавно скользила в небе стройная девичья фигурка. Леша протер глаза (руки были свободны) и опознал в летящей  девушке Машу.  Он летел вместе с ней, привязанный к ее талии и плечам брезентовыми ремнями. Не было  тревоги и страха, ставших в последнее время его постоянными спутниками. Мимо Маши, парящей, раскинув руки, проплывают облака. Покой и радость поселились теперь в душе. Леша поймал себя на том, что улыбается. Маша озабоченно глянула на него сверху. Заулыбалась тоже.
       - Рассказывай, колдушка, что ты мне наколдовала- – строго спросил Леша.
        Маша смущенно отвернулась. Затем заговорила быстро и взволнованно:
        - Лешенька, миленький, ты не подумай чего-нибудь плохого, я же просто…  Я хотела как лучше, она сама ко мне пришла,  а я подумала: ну приворот, так приворот, а потом посмотрела на фотографию, и  ты там такой живой, настоящий…  И я не отдала тебя этой стерве, я сама…  Я так тебя люблю, я все для тебя отдам… А она бесстыжая, она бы из тебя все соки выжалаааа…
         На лицо Леше закапали горячие слезы. Маша заплакала, и всхлипывая,  продолжала причитать:
          – Но я же не знала, я еще не опытная, а у тебя защита стоялаааа… Я хотела зороастрийский приворот сделать, он совсем нестрашный и легенький, только заклинания,  только внимание обратить,  а эта лярва побежала к Лильке. А Лилька поделала, там такая смесь получилась! Но я же не хотела же….
          Леша спокойно покачивался в воздухе, с благожелательным любопытством глядя на эту чудачку.
        -  И что теперь-
       –  А теперь, когда мы были… близко… оно взорвалось и  а… - она икнула - А… а…. аннигилировало… Ты сейчас чистый, совсем чистый, прости меня.
       Леша снисходительно спросил:
          - Ты где работаешь, чудо-
       – В нашем НИИ, в лаборатории АКМ, - всхипнула Маша.
       - Во, блин, - изумился Леша, - все инженеры, и все колдуют…
       - И что ж такого, - ответила Маша, все еще всхлипывая, - У нас же город машиностроительный, вот  и инженеры, а в Донецке – шахты, так там шахтеры колдуют…
        Леша от души расхохотался, и, подтянувшись на ремнях, чмокнул ее в заплаканный носик.


Торгсервис: синдром Ньютона
       
      Пятиразрядники и Вовчик двинулись вперед, готовые было ринуться  в гущу боя, но Мюллер придержал их: «Куда , сынки- Стоять! Только под руку попадете»…

       Сам Мюллер сложил руки на груди и с детской улыбкой приготовился наслаждаться интересным боем, он давно не видел такого мощного и самобытного дикого мага. Разумеется, против троих таких серьезных спецов ему не выстоять слишком долго, но им придется попотеть.

       - Ну-ну, - пробормотал Мюллер себе под нос, - что ты нам покажешь-

       Когда трое противников бросились на Гориора, он показал сначала очень интересные фиолетовые молнии, потом затянул поле боя черными тучами, продолжая в то же время отбивать все движения картельщиков сияющим тороидом. Шубин нырнул в землю и попытался подкопаться под ноги Гориору, но тот сохранил равновесие и отогнал Шубина изящным маленьким землетрясением , похожим на испанское заклятие «де каскабель». Шубин предусмотрительно откатился. Тут ударил Хануман – старая добрая классика: Он выщипнул из-за уха клочок шерсти, дунул на него, и каждая шерстинка превратилась в маленькую обезьянку. С дюжину этих обезъянок в рассыпную атаковали Гориора, забираясь на него, дико вереща,  щекоча, кусая, дергая за нос и уши, закрывая глаза. Это напоминало гибель Страшилы в бою с летучими обезьянами  в масштабе 100:1 и 1:100. Сам Хануман страшно и неудержимо устремился на врага. Вращая посохом, он казался способным снести целую гору. Нетопырь Михалыч, почуяв удачный момент, вошел в отвесное пике и атаковал Гориора сверху.

      Но хитрый толстяк выкрутился и на этот раз – он вдруг стал неимоверно скользким, так что маленькие вредные обезъянки посыпались с него дождем. Хануман со своим посохом с разбегу поскользнулся, как на банановой шкурке, и полетел залетухой низко над землей. Михалыч, не долетев до Гориора, а как бы наткнувшись на скользкое препятствие,  рикошетом изменил направление, и врезался в яблоню, на которой висел пиджак дикого мага.


        - А к чему это все- – Леша повел рукой, захватывая  в панораму вид города и ременную упряжь, которая соединяла его с красавицей-колдушкой. – Куда летим-
        - Бомбить летим, Леша,  друзей твоих выручать.
        - А откуда ты знаешь-..
         - А пока ты мил-дружок был в отключке, я с тобой поговорила.
         - Как- – Леша округлил глаза, - но тут же опомнился:
         - А, ну да, ну да! Магия! Надо отвыкать от здравого смысла, раз с   волшебницей связался…
        Маша прищурилась:
         - А ты, значит, со мной связался-
          Леша замялся.
          Маша взяла деловой тон:
         -  План такой, сейчас мы перестегнемся,  чтобы друг другу не мешать, я в тебя залью своей силы, чтобы ты держался в воздухе, и мы свяжемся, как крылья бабочки, плечом к плечу. Вот тебе сумка с припасами, там камни и святая вода, а я буду драться магией…
       Леша с симпатией посмотрел на нее:
        - Слушай, деловая, зачем тебе это- Жизнью рисковать-
       Маша фыркнула:
        - Ой, жизнью, да что они мне сделают- Бабушка говорит - я самая сильная в городе!
         Она вытянула шею, заметив копошение и сверкание в лесопарке, возле Торгсервиса.
         - О, вот они, мы к самой раздаче!
          Они перестегнулись, и Маша  начала маневр снижения, заходя по широкой кривой, чтобы неожиданно выскочить из-за крон деревьев.


      Мюллер всплеснул руками от удовольствия, глядя на Гориора.
       – От дает чертяка, эдак они долго с ним провозятся! А ну, ребята, поможем высоким!
     Мюллер и пятиразрядники взялись за руки. Один из дневных на автомате  протянул руку Вовчику. Тот, помешкав, взялся за его руку. Сцепившись, они медленно двинулись на Гориора. Высокие тоже взялись за руки и втроем  пошли на дикого мага. Они шли медленно и страшно, в каждом шаге чувствовалась  страшная, но прирученная сила.
     - Копец котенку, - сжатым горлом прошипел Мюллер.
     Гориор попятился, уступая этой силе. Он вызвал рой ос, но осы не долетели до  магов и жалким облачком осыпались у их ног.  Он вызвал небольшое землетрясение, но Шубин с улыбкой пригасил его.  Оценив ситуацию, трое друзей выступили из-за спины Гориора, готовясь к рукопашной.
    

       В этот момент на весы судьбы снова упал маленький грузик. Буквально.  На Михалыча свалился полиэтиленовый пакетик с водой и лопнул, разбрызгиваясь. Михалыч зашипел и вышел из боя, плечо и грудь его дымились – вода оказалась освященной. Пятиразрядники, щедро окропленные святой водицей, только поморщились. Им это было неприятно, но не летально. Над местом битвы промелькнула двойная тень и снова взмыла в воздух, еще два пакета  святой воды хлопнулись на дневных дозорных, теперь брызги задели и Шубина, который коротко взревел. Капли прожгли его одежду и нанесли небольшие, но болезненные раны. Хануман удивленно отер с лица воду:
      – Что это, откуда- – он задрал голову.


      Над ним, заходя на второй круг, пронеслась удивительная спарка: Маша Сорокина – пилот, и Леша Косенко - бортстрелок, обвешанный пакетами с импровизированными боеприпасами. Маша шваркнула по дозорным заурядными файерболами, зато щедро, - полными горстями. Те, от неожиданности, шарахнулись с воплями. Строй распался. Леша с упреждением накрыл пятиразрядников обломками кирпичей. Гориор почувствовав послабление,  воспрянул и насел на противников, выпуская по ним целые рулоны и шлейфы огня. Однако реализовать тактическое преимущество до конца не удалось, командиры дозоров и Хануман опомнились и организованно отступили, держа противника в виду. Они затеяли перегруппировку.
     Маша с Лешей приземлились в стане Гориора.  Гориор, тяжело дыша, говорил:
      - Надо бы сваливать. У нас два летуна, но не дотащим мы вас,  эти нагонят. Упыряка один нас завалит если с пассажирами полетим.
       Ларин забычковал сигарету, обнял Гориора.
       - Игорь, сейчас я все улажу, извини что тебя побеспокоили, но я этих молодчиков никак не ожидал, да еще в таком количестве.  Спасибо Вам  всем, ребята. - У него перехватило горло, и он полез за новой сигаретой. Прикурил. Посмотрел на Лешу, улыбнулся Маше.
      - Сейчас я все улажу, боя больше не будет.
      Продолжая дымить сигаретой он направился к Хануману, который поднялся ему настречу. Дозорные осторожно отступили на пару шагов, разворачиваясь в боевую стойку.

        - Нет войне, - сказал Ларин, - присядем. Есть равновесие – можно поговорить. Когда сила была ваша, вы ничего не видели кроме вашей силы, а мы вообще все время убегали, не до разговоров было.
       Шубин щелкнул пальцами. На площадке под яблоней появились стулья из массажного кабинета. Хануман смерил его взглядом (за меня решил)- Шубин с улыбкой пожал плечами (А вот так! Проехали!)
       Ларин сел vis-а-vis Ханумана. Рядом с Хануманом присели слегка дымящийся Михалыч и Шубин. Остальные маги сомкнулись у них за спинами. Рядом с Лариным разместился Гориор. За спиной Ларина уместились Леша с Машей, Кустовский и Мастер. Ларин держался скромно, но видно было, что он чувствует себя хозяином положения, а не гонимой ветром пылинкой. Что ж, такого рода заблуждения вообще свойственны людям…и не только людям, а, скажем мыслящим существам.
        Ларин затушил сигарету и закурил новую. Вовчик насмешливо взглянул на Михалыча. Как он там говорил- Курить, мол, вредно. За все время операции, с того момента, как он осознал, что они имеют дело с опасностью космического масштаба, бояться не было времени.   
        Но теперь Вовчику навязчиво  лез в голову кусочек из странного сериала «Лекс»: женщина стоит на башне и смотрит на звезду, а компьютер монотонным контральто отсчитывает последние секунды до суперновы. Она  откидывает голову и яростно кричит. И тут – ччахх! – ослепительное звездное пламя, и все испаряется, превращается в плазму.
          Меж тем, наступило ранее утро. Солнце уже выглянуло, хотя и дождик еще накрапывал. Вовчику показалось, что солнце смотрит на них недобро, угрожающе. Но потом он присмотрелся, и заметил, что взгляд у Солнца скорее неодобрительный, но настроение у него хорошее. Ларин тоже взглянул на Солнце, и оно показалось ему ласковым, чистым, умытым.
            - Хороший день, чтобы умереть, - мелькнула навязчивая голливудская цитата, но Ларин беззаботно отогнал ее. Когда приходит смерть, всегда есть день или ночь. Да и черт с ним…
            Хануман сказал:
            - Я хочу показать вам магию… это особая уличная магия…
            Он достал из уха поднос с чаем и печеньем, - угощайтесь, друзья, немного времени у нас есть.
            Ларин откашлялся и начал:
            - Посмотрите на это Солнце, господа, граждане, товарищи…Чтобы вы дали мне сказать то, что я должен, я хочу сразу вас успокоить: все мы в безопасности. Понимаю, что для Вас мой скромный (поверьте, по сравнению с перспективой, он скромный) эксперимент мог показаться опасным или даже преступным. Поверьте,  это безопасно. Солнце слишком стабильный объект, чтобы такие книжные черви, как я, со своими научными пыркалками  могли глубоко на него повлиять.  Я не смогу вам доказать, вы не владеете категориями… Просто поверьте…Это так…Если сейчас взглянуть на солнце через закопченое стекло, можно увидеть специфические темные пятна. И этим дело закончится. Супернова будет наверное тогда, когда придет время, но я к этому не имею никакого отношения.
         Теперь вот что, возможно, вы считаете себя иными, но ведь если вдуматься, это прилагательное - «иной», к какому существительному относится- Правильно, - «человек». Иной человек, иные люди.
         Хануман ухмыльнулся:
       - Сергей Владимирович, Вам хвост показать-
       -  Не надо, Хануман, эээ, как Вас по батюшке- 
       -  Мой отец -  Ваю, можете звать  меня  Владимирович.
       -  Ну, так вот, Хануман Владимирович...
       Повисла неловкая пауза. Ларин пытался сдержать улыбку.  Хануман  махнул рукой:
      - А, черт с ним, пусть будет Хуан Владимирович, так вам легче-  Почти Кристобаль Хунта.
      -  Значительно легче. Спасибо. Так вот, Хуан Владимирович, пусть у Вас хвост, пусть Вы герой Рамаяны, пусть Ваш отец бог ветра, а мать апсара, это не так уж важно, главное что Вы живете по определенным законам, ну хотя бы кармическим, пользуетесь определенной логикой. Боюсь Вас огорчить или может даже оскорбить, но Вы – человек.  Кстати, -  он обвел взглядом магов,  – Вас это тоже касается.
        Маги внимательно слушали.
        -  Взять допустим, Гесера с Завулоном…
        - Простите, - вежливо перебил Шубин,  откуда Вам известны эти имена-
     Гориор безразлично произнес:
     -  А Вы что Лукьяненко не читали-
     Ларин продолжал:
     - Так вот, Гесер с Завулоном или к примеру, какой-нибудь Волдеморт…- При упоминании Волдеморта, Шубин расслабился.
     Да, это маги, они могут не заботиться о хлебе насущном, но, когда они плетут интриги, когда планируют операции – они мыслят совершенно по-человечески: Строят каверзы, продумывают на пять шагов вперед, точно так же, как Макиавелии, или скажем Чапаев, Шерлок Холмс, Ботвинник. Они не могут заменить работу ума никаким волшебным фокусом. Вы понимаете , что я хочу сказать- Да, вам подвластны большие силы, вам, вероятно, открыты нездешние знания, но вы – люди, Вы думаете как люди, вы – любите как люди, вы чувствуете как люди. И, значит вы – люди.
      -  Что из того- -  прошепелявил Михалыч,  показывая клык.
      - А если Вы люди, то должны быть со мной заодно.
      - А что это за такое «одно»- -  скептически уточнил Хануман,         
      - Очередной припадок коммунизма-
      -  Это тоже неважно, неважно как называется.
      Хануман, покивал головой:
      - Неважно, да. Ладно, мы Вас послушаем, но хочу сразу предупредить, что на наших действиях это не скажется.  Нам нужны Вы, для ликвидации возможных последствий вашей деятельности.  Поэтому Вы пойдете с нами.
       Ларин усмехнулся:
       -  А мне нужны Вы. Поэтому Вы пойдете со мной.
             В лице Ханумана ничто не дрогнуло. Гориор смотрел понимающе. Леша и Кусто изобразили на лицах нечто вроде «жжет напалмом», или «вот это наглость – бежать на танк и кричать задавлю»!
        - Так вот, возьмем самого обыкновенного обывателя, которого Вы не хотите беспокоить, и поэтому скрываете от него свое существование.   И возьмем такого, допустим, среднего мага. И давайте порассуждаем , что для них благо. И таким образом, я попытаюсь сейчас вас убедить что я действую в ваших интересах.
     Как- – в притворном благожелательном ужасе вскричал Хаунман. -  Вы все еще действуете- Я-то думал, Вы уже все что можно натворили.
    Гориор, из-за плеча Ларина, негромко и многообещающе сказал:     -  Наш успех нуждается в проработке.
- Так вот, – продолжил Ларин, -  что же является благом для среднего человека и что для мага-
      Для среднего человека безусловно благом является следующее (давайте позагибаем пальцы): минимальное благосостояние  -  чтобы не помер с голоду и холоду, мог завести семью и прокормить детей числом два для воспроизводства хотя бы.  Потом, культурные потребности: церковь, театр, кино, посмотреть телевизор (хотя это скорее непотребность, в смысле непотребство), что почитать, образование. Безопасность! Безопасность на улице, отсутствие страха за своего ребенка, здравоохранение, предупреждение военных и террористических угроз. Перспектива!  Работа, рост по работе, повышение профессионального уровня. И самое главное – человеку нужен смысл в его жизни. Знаете, то, что сейчас смыслом жизни поставили  жадность – о, это ведь не на долго, это не может быть чтоб надолго…Пока все со мной согласны- Ничего деструктивного в этом нет. Но для того, чтобы дать это людям, крепко поработать. Взять к примеру проблему труб в нашей стране. Вы знаете, что в нашей стране есть проблема, например, труб: водопровод, канализация, и, самое  печальное, отопление-
       Хануман растерялся:
        - Я- … эээ… нет, я больше по линии отработки кармы…
        - Ну так это как раз и есть  по линии… Знаете у нас процентов восемьдесят трубопроводов укладывали в семидесятые годы. По технологии их нужно поменять через тридцать лет, и тогда же закладывали амортизационный фонд для перекладки. В течении девяностых годов этот фонд, естественно, украли. И теперь таких денег в стране нет - что в Украине, что в России. Да что там денег, нет кадров (спились, вымерли, новых не научили), материалов и оборудования, достаточных для замены труб, если система трубопроводов начнет коллапсировать, то есть трубы лопнут сразу во многих местах. А она начнет. Будьте благонадежны. Смерть городам. Смерть населению.  У нас тут уже была репетиция:   коллапс системы в Алчевске. При Советах, помните, всегда, если стихийное бедствие спасает – армия. А у нас, знаете кто спасал Алчевск, - обхохочетесь – Укрзализныця. У армии нет больше сил на такие подвиги.  С двумя Алчевсками, однако, зализныця не справится.  Годика через два-три – горе и смерть всей этой несчастной стране. А еще на подходе  проблемы продовольственной безопасности, гниение системы здравоохранения, прогрессирующая  дебилизация населения, б…ий праздник непослушания в ядерную эпоху!.. А вы -  супернова…
        Наши «дикари-руководители» предпочитают не думать об этом. У них есть заботы поважнее –  абсолютное мародерство и условный каннибализм.  А ежели, не дай Бог, что случится, для них это не проблема, они легко выйдут из положения: на самолет и за границу.
       Или вот еще, я как-то был по работе на комбинате Ильича в Мариуполе. Там царствует Бойко, красный директор, лучший из депутатов. Я без иронии, это действительно неплохой человек. И вот у них там по всему комбинату висят его цитаты. На белом фоне золотыми  буквами: «земля и черная металлургия богатство Украины»… Я плакал, стоя под этим лозунгом.
        - Почему же-
       -  А потому, что это приговор Украине.  Учебник экономической географии за девятый класс говорит нам о том, что страна, которая выходит на внешний рынок только с сельскохозяйственной продукцией, сырьем и продуктами низких технологий, всегда будет нищей, будет ничтожной. В отличие от стран, которые работают с высокими технологиями. Электроника, научная продукция, авиапром, атомная энергетика…. У нас пока еще есть умные, мыслящие люди, у нас есть задел промышленности, мы можем, мы хотим сделать свою страну великой и счастливой…  И вот, посмотрите,  лучшие люди среди нынешней элиты предлагают нам гордиться ничтожеством нашей страны.  Может они не учили географию в школе- Но это ведь  еще страшнее...
       Как Вы вообще к этому относитесь, к тому, кто у нас у власти-   Вы же все печетесь вроде бы о человечестве-.. защищаете- Или эти б…столичные  тоже ваши-.. Иные- – Ларин грозно нахмурился.
       - Нет, это не наши, - хмуро обронил Хануман.  - Но дело не в этом, поймите, глупый Вы инженер, то состояние, в котором находится мир и есть благое. Что не должно существовать – то не существует. Все попытки что–то изменить  приведут только к ухудшению, примите мир, в котором Вы живете и перестаньте тосковать о Вашей империи, где Вы могли свободно общаться только у себя на кухне и медитировать на синих расплывчатых текстах запрещенных книг.
       Гориор опять тихонько прокомментировал:
        – А мне бабушка говорила, - все было не так страшно.
        Мюллер довольно громко пожаловался Михалычу:
        - Командир, мне непонятно, к чему это они-
        Хануман остро смотрел на Ларина:
          – Вы серьезно полагаете, что Вы, Вы в одиночку, можете спасти хотя бы свою страну- Это ведь тоже объект стабильный, как и Солнце, в которое Вы грубо влезли в грязных ботинках-
         Ларин наклонил голову и вскинул руки, обратив к Хануману запястья останавливающим жестом.
         – Но тогда, если принять Вашу логику, то ведь благим является мир в котором  есть я, и мое желание изменить его,  и мое дело. Оно есть, это желание,  значит так и должно быть- Или для меня в вашем законе есть исключение- Знаете, я вам еще скажу: нет никакой стабильности, весь этот мир – сплошное изменение, метаморфозы, и его двигает среди прочего естественное стремление человека к изменению, к лучшему. Мы это называем развитие.  Развитие – наш Бог.  Мы убеждены, что Бог хочет  от нас развития.
          А мой народ сейчас жалок. Он не желает развиваться, он желает потреблять. Он живет в долг и не думает, как будет отдавать эти долги. Он продает и покупает. Медиамашина наставляет его в жизненных приоритетах, подсовывая достойные, в лучшем случае, жалости  паттерны поведения. Мой народ развращают. Мой народ стоит в церквях со свечами, но он не видит Бога за дымом ладана, не слышит Его голос за бормотанием попов. Душа моего народа тает.  И тело его тает тоже. Если внимательно понаблюдать, поанализировать и пообобщать, становится страшно. Будто большая толпа с водкой и магнитофоном  идет по тропе в высоких зарослях и не видит какие чудовища прячутся в этих зарослях. А эти чудовища выхватывают людей по одному и пожирают их тут же недалеко от дороги – и хруст костей не слышен за  воем Серки Вредючки.  А ведут толпу те же кровожадные холоднокровные твари, обернувшиеся депутатами Верховной Рады.
         Хануман окончательно потерял терпение:
         – Допустим, Вы правы. Так, черт возьми, чего Вы хотите,  и черт побери, чего Вы хотите от меня-
         Ларин обернулся к Гориору. Гориор сказал:
         –  Пророчество.
         Хануман, не веря своим ушам,  переспросил:
         – Что-
         Гориор  повторил:
          – Пророчество. Есть пророчество волшебницы Ганги, знаете, Гангу-
          Маги покивали.
           – Так вот, Ганга сказала что здесь, в Украине, конкретно этим летом,  зародится новая религия, которая спасет нас.  Спасет всех нас, весь мир. Но нам весь мир не нужен. Мы хотим хотя бы спастись сами, спасти наших людей. Это ведь не слишком много, правда- Знаете, у меня есть дети, и я часто думаю, в каком мире они будут жить. А если у Ларина получилось, то сейчас самое время бросать семена в землю. Вы не подумайте, мы не против церкви, просто она не справляется, все так изменилось, все на хозрасчете, ну и церковь тоже, так она больше хозрасчетом и занимается. И политикой еще немного. Вот. Так у меня концепция  этой религии.  А у Ларина – концепция технического устройства общества.  Ну и нам нужны такие лихие кадры, как вы. Помогите нам. Наше дело живое. Но у нас мало времени, до полного коллапса.  Ребята, вам же здесь жить…
        Он посмотрел на дозорных.
        – Пожалейте наших людей…
       Хануман сочувственно-насмешливо  сказал:
        – Ну Вы, блин, даете, хоть человеческих жертв не будет у вас в религии-
        – Не будет, – спокойно сказал Ларин, – ни прямых, ни косвенных. Это будет метарелигия – религия религий. Примиряющая и согласовывающая между собой основные мировые религии.  Обосновывающая  материальную силу и органическую пользу соблюдения этических законов. Это будет очень интересная религия. Она будет учить искусству жизни. Совершенно не касаясь при этом, заметьте, контентов и архетипов конкретного верования. Веришь, скажем, в Аллаха, ну и верь, но мы поможем тебе приблизиться к твоему божеству, чувствовать его, жить с ним в ладу. Дадим практические приемы религиозного и нравственного роста.
      Хануман рассмеялся.
       – Эка завернул: польза этических законов, искусство жизни... Симпатично! Но… Но, милый мой, я на службе… у меня приказ…. Будь я на пару тысяч лет моложе… Поймите, я обязан доставить Вас к Победоносному. Печально, если это скажется на Ваших планах… но  ведь у вас есть очень толковый друг. Пусть он бросит зерно в землю… А может как-то все и обойдется… Итак, я Вас выслушал, и… пойдете добровольно-       
       Хануман устремил на собеседника так называемый  «ядовитый взгляд», подавляющий волю противника.
       Ларин покачал головой. Он был теперь глубоко сосредоточен.  Он лихорадочно, крайне напряженно, обдумывал  ситуацию… Времени у него было несколько секунд, не больше.
           – Вы слышите меня, Ларин- – Хануман, выхватывая посох, взревел просто громоподобно, – Шарахунга ро табанг! Эти советские инженеры меня утомили, честное слово!
           Он яростно топнул  ногой, так что все присутствующие ощутили серьезный сейсмический толчок, чашки с чаем перевернулись, печеньки посыпались, в здании вылетели стекла. Когда колебания почвы затухли, с яблони , под которой происходила беседа, прямо на макушку Ларину упало маленькое… зеленое… яблочко…

         Это малозначительное событие   возымело самые неожиданные последствия: Ларин мощно содрогнулся всем телом, и откуда-то снизу по его телу поднялась волна слепящего, обжигающего света. За ней пришла ударная волна, он словно бы  ощутил внутри себя взрыв, похожий на взрыв вакуумного боеприпаса… Все мысли и чувства горели и сплавлялись в этом святом небесном огне… Он перестал мыслить, чувствовать, ощущать.
        Открыв глаза, застланные обильной слезой, он увидел над собой встревоженные лица друзей, озабоченную морду Ханумана, сумрачные лица дозорных магов. 
        Он неожиданно легко поднялся на ноги. Движение было таким нематериальным и в то же время мощным, что все отступили от него.         Голова была совершенно пуста, но тело само знало что ему делать. Он повел рукой, и его движение оставило в воздухе светящийся след. Он начертал пылающий красный крест и  пространство обозначило свои нереальные грани, рассыпавшись под его рукой на тускло мерцающие объемные фигуры.
       Ларин обернулся к Хануману, выжидательно молчащему:
      – Конфуций сказал об “И цзин”: проживи он дольше, он посвятил бы этой книге пятьдесят лет и тогда бы мог не иметь недостатков.  Старик был чертовски прав. Теперь я знаю, как открываются двери рая и двери ада…
           Ларин снова провел рукой горизонтальную черту. Траектория движения рассыпалась жемчужными искрами, которые тут же сложились в неведомую гармонию - узор причудливой, но очень четкой формы.
         Он перевел взгляд на  Кустовского.
          – Помнишь, мы  мечтали о звездах- Путь к звездам здесь. - новый жест Ларина вызвал  из пространства очередную иллюминацию.
          -  Теперь я знаю, человек может это…
          Вокруг Ларина явственно сгустилось  ощущение силы. Эта сила была совершенно другой природы, нежели у «иных», но «иные» ее  видели. Видел ее и Хануман. Эта сила была похожа на мягкий кристалл, который можно резать ножом, но при ударе о  стекло он будет звенеть. Ларин чувствовал, что может вытягивать эту силу в бесконечные «полиэтиленовые» пленки, а пленки в коридоры, и стены этих коридоров могли бы быть тонкими, так что колыхались на ветру, а могли бы быть и твердыми как сталь, как алмаз, и прозрачными. О, это была большая сила…
        Хануман  сказал:
        - Конфуций также  говорил:  совершив ошибку - не бойся ее исправить. Сергей Владимирович, пойдемте с нами, я так вижу,  силой мы Вас не возьмем.
         Ларин улыбнулся, покачал головой:
         - Нет, не возьмете,  и я не пойду, во всяком случае, не сейчас…
         Хануман поклонился:
          - Стало быть, банкет у  принца отменяется. До встречи.
         Ларин  сказал:
          - Не уходите, Вы нужны мне.
         Хануман, молча, с достоинством, поклонился,  исполнил мудру «алмазный колодец» и исчез.
         Шубин сделал стойку на Ларина, потянул носом:
            - Он не иной, но эта сила…- сказал он, адресуясь  к Михалычу. Тот сердито причмокнул клыком:
            - Вижу…
            Дозорные натянуто переглянулись. Шубин протянул Ларину руку.
            - Мужик, тебе лучше было бы с нами. Но как знаешь, у нас на тебя сейчас сил не хватит. Подумай, если завтра не будет  суперновы, и если тебе будет нужна работа, приходи к нам.
            - Ребята, - Ларин пожал руку Шубина, -  у меня тоже есть для вас работа. Останьтесь…
             Шубин покачал головой и неторопливо растворился, за ним последовали остальные дозорные.
              Они вернутся, - почти нежно сказал Ларин, поворачиваясь  к друзьям. – Они вернутся.
              Кустовский подскочил к Ларину, прыгая как московская сторожевая, неуклюже облапил его.
               - Ну ты жжошь, Ларен, ты – аццкий сотона!
               Ларин со смехом, похлопал его по спине.
                - Нет, Кусто, я не из того ведомства. Я – человек, просто человек, эссе хомо. 
               - Ну так или не так, - мягко  подвел черту Гориор, - а поле битвы осталось за нами…
               Кустовский почесал затылок, детским голосом сказал:
               - Орехов хотца засахерованных…
               - Каких, каких- – Ларин вытаращился на него. Кустовский довольно заржал.
               - А, так ты и правда человек, ничто не чуждо, сталбыть!..
            Все рассмеялись.
            Гориор нахмурился:
                – Ребята, давайте-ка бегом отсюда…

Начало, "Фанданго" N 8
Продолжение, "Фанданго" N 9
Продолжение, "Фанданго" N 10
Продолжение, "Фанданго" N 11


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики