Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты

Рейтинг@Mail.ru


Главная страница сайта


Галина Зеленкина
(г.Кодинск, Красноярский край, Россия)

Начало (Фанданго № 10)
Продолжение (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Продолжение (Фанданго № 15)
Окончание (Фанданго №16)

АЙЯ
повесть


                       Глава 1.    Пожиратель  змей

                   По пологому берегу реки бежала стройная длинноногая девушка.
 Ветер развевал её распущенные волосы рыжего цвета, пронизанные, как стрелами, последними лучами заходящего солнца, отчего со стороны казалось, что с головы бегущей девушки стекают золотые ручейки. Извиваясь змейками по  узкой девичьей спине, пряди волос закручивались ветром и сплетались в причудливый венец.  Серые сумерки, незаметно подкрадываясь к реке со стороны леса, растущего у подножия высокой горы, скрадывали и медленно  поглощали солнечный свет. Кучерявые облака порозовели, и на фоне побледневшего бирюзового неба были похожи на нежный румянец смущенной девушки. Легкий ветерок обогнал  бегунью и прыгнул на зеркальную гладь реки. Река  заволновалась и задрожала мелкой рябью. Зашевелились прибрежные кусты, и можно было услышать недовольный шелест узких резных листьев. Ветерок, играючи, сорвал с лохматого желтого цветка, растущего у самой кромки воды, белую прозрачную шапочку, связанную  из тонких  паутинных нитей, и погнал её перед собой, как футбольный мяч. Но шапочка была нежной и хрупкой, и ей не под силу было выдержать натиск грубой мужской силы ветра. И она рассыпалась на множество мелких пушинок. Ветер закружил их над головой незнакомки, и с десяток пушинок вцепились, как репей, в  рыжие волосы девушки, да так и остались висеть на них, как приклеенные. Остальные пушинки вились роем перед лицом рыжеволосой красавицы и мешали ей видеть узкую тропинку, петляющую вдоль берега реки. До горы оставалось метров триста, когда девушка  услышала за спиной учащенное дыхание зверя  и чуть не задохнулась от зловония, исходившего от гнавшегося за ней врага. Ужас промелькнул в огромных синих глазах незнакомки и затаился в глубине подсознания.
                – Айя! – донесся с горы чей-то испуганный крик. Эхо троекратно повторило его и замолчало. Девушка вздрогнула, услышав своё имя, и замедлила бег.
                –  Не успею, – обречено произнесла она  и оглянулась. Зелёное, мохнатое чудовище с черными полосами вдоль спины на шести лапах и с двумя хвостами уже догнало её и готовилось к последнему прыжку.
                – А-а-а…, – закричала Айя и зажмурилась от страха. Она не видела, как черная тень метнулась с горы и нависла над ней и зверем. Гинко, а это был он, испугался и на мгновение застыл в прыжке. Но уже в следующее мгновение зверь, как искусный акробат, выполнил двойное сальто и приземлился на все шесть лап. Повизгивая, как недорезанная свинья, гинко побежал в обратном направлении, поджав от страха оба хвоста. Огромная серая птица подлетела к девушке и ухватила её клювом за тонкую талию. Почувствовав, что она летит, Айя открыла глаза и с высоты птичьего полёта  увидела гинко, бегущего в сторону цветущего сада. Но радость, хлестнувшая её сердце, длилась недолго.
                – Куда я лечу и кто мой спаситель? – два вопроса одновременно родились в её хорошенькой головке. Но спросить было не у кого, а у самой ответа не было, поэтому пришлось ждать развязки. Птица поднималась всё выше и выше, и вскоре река, лес и скала  стали казаться игрушечным макетом, выполненным искусными руками  талантливого архитектора. Пролетая над маленьким домиком, пристроенным к скале, Айя снова услышала испуганный крик брата.
                – Айя! Айя! Айя! – повторило эхо, отражаясь от черного зеркала, встроенного в отвесную стену скалы. Девушка посмотрела вниз и увидела
крепко сбитую фигуру брата недалеко от маленького домика. Айо размахивал руками и что-то кричал ей, но Айя не поняла ни слова. Эхо воспротивилось и не стало повторять слова юноши. Вероятнее всего, брат  предупреждал сестру об опасности, угрожающей ей там, наверху. С замиранием сердца юноша следил за полётом птицы. Птица летела к вершине горы, где у неё было гнездо. В этот раз её добычей стала его младшая сестра, которую в племени терраков называли Айёй, что на языке людей подземелья означало «небожительница». Юноша горестно вздохнул и на мгновение прикрыл лицо руками. Но уже в следующее мгновение он трижды громко прокричал: «Муна!»  и побежал за помощью к маленькому домику старой Муны.  Муна, услышав крики Айо, открыла дверь и вышла на крыльцо. Спустившись с широких ступеней, она поспешила ему навстречу. На её плоском лице, обветренном ветрами и годами,  не шевельнулся ни один мускул. Люди подземелья не высказывают своих чувств ни мимикой, ни жестом. И хотя Муна последние пятнадцать лет жила у подножия горы, а не в её чреве как другие соплеменники, характер у Хранительницы Тайны остался неизменным так же, как и повседневный наряд из разноцветной рогожи. Поправляя  прядь седых волос, выбившуюся из-под широкого обруча, она окинула взглядом взволнованного Айо и покачала головой.
                – Что случилось? – спросила она, протягивая юноше тонкую руку.
                – Аки несёт сестру на вершину горы к пожирателю змей, – ответил Айо и сжал кулаки до хруста. Но Муна смотрела на него выжидающе, и ему ничего не оставалось, как протянуть ей руку. Тонкие пальцы Айо коснулись испещренной тайными знаками ладони старой женщины, и он почувствовал, как теплая волна спокойствия и блаженства подхватила его на свой высокий гребень и понесла куда-то в синий густой туман с резким, одурманивающим запахом лесных цветов. Юноша закрыл глаза и не видел, как из тумана вышла юная красавица с золотыми волосами, спадающими крупными локонами до колен. Её огромные синие глаза сверкали как два сапфира чистой воды, обрамленные черным шелком длинных густых ресниц. Тонко очерченные брови изогнулись на высоком белом лбу двумя изящными луками. Она дотронулась до влажного лба Айо  своими длинными тонкими пальцами, унизанными кольцами и перстнями с изумрудами  и бриллиантами, и он очнулся.
                – Муна, ты стала ещё прекраснее! – воскликнул юноша, глядя с восхищением на Хранительницу Тайны, превратившуюся в молодую девушку. Муна улыбнулась и погрозила Айо изящным пальчиком.
                – Не надо льстить! – сказала она и, глядя сквозь Айо, добавила:
                – Никогда не бросай слова на ветер без надобности.
 Юноша покраснел, как нашкодивший мальчишка, и отвел в сторону взгляд.
                – А за сестру ты не беспокойся, Аки не причинит ей вреда, – услышал он мелодичный голос Хранительницы Тайны и посмотрел ей в глаза.          
                –   Зачем же он тогда похитил её? – удивился Айо.                  
                –  Аки не похищал Айю, он  спас её от гинко, – ответила Муна и, не обращая внимания на удивленные восклицания Айо,  окунулась с головой  в синий туман. Когда старая Муна вышла из тумана, юноша уже был далеко от маленького домика. Он бежал по узкой петляющей тропинке вдоль берега реки в сторону цветущего сада. Сначала его душила злоба на гинко, и попадись он в эту минуту ему на пути, Айо, не раздумывая, учинил бы над ним расправу. Но тропинка была пуста, даже маленькие ящерки, которые днём снуют, то туда, то сюда, угомонились и отошли ко сну. Злоба уступила место возмущению. Айо удивился быстрой смене настроения и оглянулся на бегу. Он увидел, как багровое облако  прислонилось к черному зеркалу скалы, и серые тени прикрыли его кружевной накидкой надвигающейся ночи. Юноша понял, что не успеет вернуться домой до наступления темноты, если сделает еще, хотя бы шаг в сторону цветущего сада. С громким воплем Айо круто развернулся на месте и помчался, что было силы в обратном направлении. Ночь спустилась с вершины горы как-то вдруг. Ещё мгновение назад брезжил слабый свет, и можно было различить тропинку и прибрежные кусты, но уже в следующее мгновение непроглядная тьма упала на землю. Юноша остановился и стал прислушиваться к ночным шорохам. Боковым зрением Айо заметил тусклый свет, пробившийся к реке сквозь темноту. Это старая Муна, стоя на крыльце маленького домика,  лучиком зеленого света, исходящим из указательного пальца правой руки, освещала ему путь. Когда из темноты вынырнула тонкая фигура Айо, старая Муна спрятала зеленый лучик в ладонь и открыла дверь. Упавшая на крыльцо, полоска желтого света сделала видимыми три высокие ступени и большой круглый камень, лежащий у нижней ступени крыльца как верный пёс у ног хозяина.
               Старая Муна вошла в дом первой,  следом за ней с виноватым видом последовал Айо. Он закрыл дверь на энергетический замок и включил защитный барьер, затем по длинному узкому коридору прошел в комнату Хранительницы Тайны, чтобы попросить прощения за доставленное беспокойство. Но старая Муна уже не слышала Айо. Она сидела на полу в центре  светящегося круга в позе лотоса, и взгляд её был устремлен в невидимый мир, пока не доступный юноше. Айо молча поклонился Хранительнице Тайны и вышел за дверь.
                –  Я  ничего не узнал о судьбе сестры, даже не спросил старую Муну, когда смогу увидеть Айю, – с огорчением подумал юноша и вздрогнул от неожиданности, услышав телепатически:
                –  Завтра! –
                –  Завтра, так завтра, – вслед за Муной повторил вслух Айо, открывая дверь в свою  комнату, и остановился в замешательстве от увиденной в комнате картины.
                     В широком кресле с мягкой энергетической обивкой сидела голо-грамма сестры. Рыжие блестящие локоны обрамляли бледное лицо девушки, отчего её белая нежная кожа казалась прозрачной и как бы подсвеченной изнутри. Айо обратил внимание на ясный свет, который излучали огромные, в пол-лица, глаза сестры, редкого василькового цвета.  В детстве он любил подолгу нырять в синий омут её глаз, и ему казалось, что он видит на его дне далёкий нереальный мир из детских снов. Иногда он спрашивал у Айи, какие ей снятся сны, но та обычно отшучивалась и меняла тему разговора. Только однажды она зашла без разрешения в его комнату и с волнением рассказала  о необычном сне, приснившемся ей минувшей ночью. Айо с удивлением выслушал рассказ сестры и заметил:
                – Странно, но мне снилось то же самое.
                – Пойдем к старой Муне, пусть она объяснит, что это означает, – предложила Айя, и он согласился.  Но старая Муна, выслушав обоих, сказала:
                – Всему своё время.                      
Дети, молча, переглянулись и вышли из комнаты Хранительницы Тайны.
У людей подземелья не было принято - задавать следующий вопрос, не получив ответа на предыдущий. Хранительница Тайны проводила детей взглядом искупо улыбнулась точь- в- точь, как  Джоконда Леонардо да Винчи. Не с неё ли был написан портрет во времена оные в параллельных мирах?  Когда знаешь о том, как в кривых пространствах пересекаются  даже параллельные прямые, то о параллельных мирах не стоит и спорить. Случайность в одном мире - закономерность в другом мире. Важно правильно расставить ударения, чтобы не сбиться с пути истинного и не затеряться в мирах.
Брат с сестрой вышли из маленького домика  наружу и уселись на широкие ступени крыльца. С утра светило яркое солнце, и каменные ступени уже успели вобрать в себя тепло его лучей.
                – Тепло, – сказал Айо и погладил ладонью гладкую поверхность камня.
                – Тепло, – повторила Айя и в свою очередь погладила перила крыльца.
                – Хорошо, –  проговорил мальчик и посмотрел на небо. Одинокое кудрявое облако зацепилось за пик скалы и повисло на нём как белая каракулевая папаха на голове кабардинца.
                – Хорошо, – подтвердила девочка и тоже посмотрела на облако. Из-за облака вылетел 'Аки и стал кружить над поляной. Огромная тень на несколько минут закрыла солнце, и сразу же стало сумрачно и неуютно. Айя поёжилась то ли от страха, то ли от прохлады, принесенной ветерком с реки.
                – А я и не знал, что на нашей лужайке водятся змеи, – услышала Айя голос брата.
                ?  Старая Муна не разрешает нам гулять у реки, а выходит, что и здесь…, ? он не договорил. Айя вдруг увидела, как Аки камнем упал в высокую густую траву, растущую недалеко от крыльца. Она даже смогла разглядеть его круглый глаз и острый кривой клюв, в который он как в тиски зажал длинную извивающую змею пурпурного цвета в черную крапинку. Змея мешала  птице взлететь. Она душила птицу, обвивая её шею кольцами, и била хвостом по лапам, пытаясь уронить её на землю, чтобы было легче ужалить в грудь, уязвимое место у Аки равно, как пята у Ахиллеса. Когда Аки поднялся на крыло и  медленно полетел к гнезду, Айя с облегчением вздохнула.
                – Ак'ария, – произнесла девочка шепотом и вопросительно взглянула на брата.
                – Она ждала, когда мы пойдём к реке, – тоже шепотом ответил мальчик и, взяв сестру за руку, повёл её к старой Муне, чтобы сообщить об увиденном. Но Хранительница Тайны была в курсе  произошедших событий.                     
                – Аки мне уже рассказал об акарии, – сказала старая Муна, встретив детей на пороге своей комнаты.
                – Почему акария хотела нас убить? – спросил Айо.
                – Мы ей не сделали ничего плохого, – добавила Айя, глядя на Хранительницу Тайны удивленными  глазами.
                – Акарии – слуги Властителя Тьмы  Кайр'ана, они не подчиняются законам людей подземелья. Когда Кайран приказал им уничтожить вас, акарии  расползлись во все стороны выполнять  приказ господина, – ответила старая Муна, отводя свой пронзительный взгляд от миловидного личика Айи.
                – Ты тоже выполняешь приказ своего господина? – спросила Айя.
                – Каждый выполняет чей-то приказ, – уклончиво ответила  Храни-тельница Тайны.
                Айо покачал головой и, созданные воображением, картины детства стали бледнеть и растворяться во времени, пока не превратились в синий туман. Айя вынырнула из синевы воспоминаний и подошла к брату.
                – Не беспокойся обо мне, – прочитал он мысленно просьбу сестры, и легкая улыбка оживила его смуглое лицо с блестящими черными глазами. Внешне брат и сестра  не были похожи друг на друга, и каждый, кто впервые видел их рядом, скорее счел бы их влюбленными, чем близкими родственни-ками.  Белокожая Айя с огромными глазами василькового цвета и смуглолицый  Айо с волосами цвета вороньего крыла, как свет и тень, как утро и вечер, как Европа и Азия, отличались друг от друга. Но вместе с тем,  что-то неуловимое для обычного глаза присутствовало в их облике, что позволило старой Муне заявить соплеменникам о близком родстве детей.  
                – Мальчик и девочка, прилетевшие к нам на серебряной лодке из дальнего мира, не просто дети, а родные брат и сестра, – заявила она молодому вождю по имени Тао, избранному недавно на Совете племени терраков главным правителем подземелья. В подтверждение своих слов она предъявила на всеобщее обозрение генетическую карту, составленную из двух капелек детской крови. После того, как присутствующие на Совете  терраки ознакомились с формулой сложного генетического кода, старая Муна положила карту в хрустальный шар и удалилась из зала заседаний. Даже Тао не знал, куда ведунья спрятала хрустальный шар. С тех пор старая Муна стала носить ещё одно имя: Хранительница Тайны. Оно и неудивительно. Зачастую, отсутствие сытости и экстремальные условия для выживания выявляют у человека такие уникальные способности, которые не смогли бы развиться в нормальной  среде проживания.  Потому и немудрено, что у каждого террака было несколько имён, так как иметь одно имя при определенных обстоятельствах считалось неприличным. По предложению Тао брат с сестрой получили по одному имени. Девочку назвали Айя, а мальчика  –   Айо, что означало «небожительница» и «небожитель» соответственно. По достижении совершеннолетия дети могут получить от вождя племени терраков и второе имя, если к этому времени заявят о себе добрыми делами и поступками во благо племени. И хотя люди подземелья были щедры на выдумки, никто не оспорил выбранные вождем племени имена. Только старая Муна покачала головой и вздохнула. Все ждали, что она скажет что-нибудь, но ведунья промолчала, чем  ещё больше  заинтриговала соплеменников. Так же молча восприняла она решение Совета терраков о назначении  опекуншей над найденышами и о перемене места жительства.
               – Отныне  старая Муна должна жить с детьми в маленьком домике на склоне горы пятнадцать лет. И только в тот день, когда Айо исполнится семнадцать лет, а Айе - шестнадцать лет, им будет дозволено присутствовать на Совете племени терраков, – предложил молодой вождь и все согласились с его предложением, так как воздух подземелья может быть вреден для детских легких.
                 Айо отмахнулся от воспоминаний, навеянных присутствием голо-граммы сестры, и, глядя в васильковый омут её глаз, спросил:
                – Ты не забыла о том, что завтра мы должны быть на Совете терраков?
                – Разве можно забыть о дне своего совершеннолетия? Пусть все меня считают рассеянной, но не настолько же …, –  ответила Айя и улыбнулась брату своей загадочной улыбкой.
                – Тогда, до завтра, – попрощался Айо и с грустью посмотрел  на исчезающую в синем тумане, голограмму сестры.
                –  До завтра, до завтра, – вслед за ним повторило виртуальное далёко. Юноша удивился, не услышав в третий раз «до завтра». Эхо разленилось до такой степени, что вместо троекратного повторения перешло на двукратное.
                – Надо сообщить старой Муне о проделках механического эха, – подумал Айо, укладываясь в мягкую постель. Подушка приятно пахла луговыми  травами и мятой. Цветочный  аромат  невидимой змейкой вполз в узкие ноздри тонкого носа юноши и вызвал у Айо сначала головокружение, а затем ощущение необычной лёгкости во всём теле. Засыпая, юноша почувствовал, как его тело приподнялось над широкой лежанкой, так терраки называли спальное место, и, повисев несколько секунд в воздухе, стало медленно вращаться вокруг невидимой оси, с каждым оборотом увеличивая скорость вращения. Затем, приняв вертикальное положение, стройное мужское тело  спиралью взвилось вверх и, беспрепятственно пролетев сквозь крышу домика и энергетический барьер, устремилось в черное небо, усеянное холодными и равнодушными звёздами. Куда его тело полетело дальше, юноша не знал, так как уже после первого витка он  сладко спал в объятиях Морфея и видел сны, навеянные богом сновидений.
                                              Сон  Айо
               « Молодая женщина высокого роста с ослепительно белой кожей и огромными глазами василькового цвета, стоя перед овальным зеркалом, заплетала в косу непослушные волосы цвета вороньего крыла. Рядом с ней стоял смуглолицый рыжеволосый мужчина и влюблено следил за ней блес-тящими черными глазами. Восхищение и грусть можно было прочесть в его взгляде. Облако грусти плыло над их головами и, опустившись на голову женщины, оставило свой след в уголках её красиво очерченных губ. В глубине синих  глаз незнакомки поселилась светлая печаль, так не вязавшаяся с дивной красотой женщины. Красавица уложила  заплетенную косу в прическу, называемую короной, и повернулась к мужчине.
                – Надо решать Рита, – произнес он тихим голосом.
                – Позволь мне побыть с ними ещё один день, –  попросила она, умоляюще глядя ему в глаза.  
                – Мы погубим их своей жалостью, – резко ответил он и отвернулся, чтобы не видеть её слез. Но глаза у Риты были сухие, все слёзы она выплакала ночью, когда сторожила сон детей. Дети ещё спали, когда мужчина и женщина вошли в детскую комнату. Они подошли  к прозрачной кювете, имеющей шаровидную форму, и мужчина прикоснулся  кристаллом красного цвета к его поверхности. Раздался характерный скрип открываемой двери, и шар разделился на две полусферы. Верхняя полусфера поднялась вверх и повисла как зонтик над спящими малютками. Белокожей девочке с рыжими волосами на вид было не больше года, её темноволосый брат был на год старше. Женщина склонилась над детьми.
                – Не надо, не буди, – проговорил мужчина  и отвел руку женщины от лица крепко  спящего смуглолицего черноволосого мальчика.
                – Так будет лучше, – ответил он на вопросительный взгляд Риты. Она, подумав, согласилась и стала помогать ему. Вдвоём они перенесли детей в грузовой  отсек звездолёта, где находился космический шлюп, предназначенный для высадки разведчиков на неизвестную планету. Разместив детей в предохранительных кюветах, Рита обратилась к рыжеволосому спутнику.
                – Как ты думаешь, Кео, та информация, которую мы закодировали в талисманы детей, будет расшифрована обитателями голубой планеты, которая на звездных картах называется Заурией?  – Тревога, прозвучавшая в её голосе, заставила Кео отвлечься от грустных дум. Минуты прощания с детьми  одинаково тягостны, как для женщины, так и для мужчины. Просто способ выражения эмоций у каждого разный. Женщины более эмоциональны и менее  сдержаны в проявлении чувств, от того и бытует мнение, что на сильный пол можно взваливать гору неприятностей. Плечи широкие, руки сильные – ничего, сдюжит. И никто не задумывается о том, что женщина более вынослива и более приспособлена к психическим перегрузкам, чем мужчина.
                – Будем надеяться, что уровень развития существ, населяющих эту планету, позволит им сделать это, – ответил Кео. Нотки неуверенности, про-звучавшие в голосе мужа, заставили Риту задать ему, давно мучивший её,  вопрос.
                – А если там живут одни дикари?
                – Будем надеяться на лучший исход. Нам выбирать не из чего, – ответил он и, помолчав, добавил: –  Да и времени для размышлений прак-тически не осталось. Пора прощаться.
Они не стали целовать детей, чтобы не разбудить их. Рита подключила кюветы к системе жизнеобеспечения, а Кео перепрограммировал автопилот космического шлюпа. Когда всё было готово для катапультирования шлюпа, они покинули грузовой отсек и разом вздрогнули, услышав тихий хлопок.
                – Пойдем, Рита, нам пора, – тихо проговорил Кео и взял женщину за руку. Так, держась за руки, как дети, дошли они до биолаборатории, где их уже поджидал андроид по имени Бен. Первой назвала его Беном Рита, а вслед за ней и остальные члены экипажа стали обращаться к андроиду исключительно по имени.  Кео сначала посмеивался над затеей жены, а потом и сам втянулся в игру. Вот и сейчас, войдя в лабораторию, он прокричал с порога:
                –  Бен, у тебя всё готово к анабиозу?
                –  Да, командир, – прозвучало в ответ. Из-за прозрачных саркофагов, в которых находились в состоянии анабиоза  члены экипажа звездолёта, вынырнула высокая гибкая фигура андроида Бена. За исключением внутреннего содержания,  последняя модель андроида на первый взгляд ничем не отличалась от  членов экипажа мужского пола. Но у тех, кто любит формы, содержание не вызывает интереса. Бен подошел к Кео и протянул ему кристалл голубого цвета, такой же голубой кристалл достался Рите.
                – Ваш номер первый, а у Риты – десятый, –  проговорил он, глядя поверх головы командира. Рита проследила за его взглядом и с удивлением
отметила для себя, что андроид смотрится в зеркало, встроенное в простенок между дверью и потолком. «Странный андроид,» - подумала она и погладила руку Кео. Тот ответил ей крепким рукопожатием и глубоким вздохом. Теперь каждому предстояло  пройти свой путь на Голгофу. Первый и десятый сарко-фаги стояли в разных рядах, но были связаны друг с другом пучком прозрачных шлангов, внутри которых бегали разноцветные огоньки. Кео подошел к саркофагу и нажал ногой на педаль. Крышка плавно откинулась и обнажила ложе.
                – Не смертный ли одр готовит нам судьба? –  подумал он, пристегивая ремни безопасности. Он еще успел послать воздушный поцелуй Рите прежде, чем Бен закрыл крышку саркофага и подключил его к системе жизнеобеспечения.  Кео закрыл глаза. Не прошло и минуты, как он впал в глубокий сон. Хорошо, что он не видел, как Бен погладил по щеке Риту и послал ей воздушный поцелуй, подключая её саркофаг к системе жизнеобеспечения. Закончив все приготовления, Бен, насвистывая сочиненную им мелодию, направился  вглубь биолаборатории, где находился главный пульт управления системой жизнеобеспечения. Там он лазерным лучом нарисовал на дисплее  какие-то каракули и, довольный собой,  прошел в грузовой отсек и отправил капсулу с информацией по маршруту шлюпа. 
               – Теперь-то уж Кайран обязательно зачислит меня в свою свиту и я, наконец-то, избавлюсь от ненавистного мне имени Бен и от тела андроида, – подумал псевдоандроид, возвращаясь в биолабораторию».
                Айо вздрогнул и проснулся. Лежа с закрытыми глазами, он медленно освобождал сознание от объятий сна. Какой приснится сон предвидеть невозможно, когда не имеешь дара ясновидца. Разгадка сна – в увиденных картинах, что оставляют четкий след на чистом полотне воображения. Сон странен потому, что необычен. Прочесть письмо судьбы под силу только Муне, Хранительнице Тайны племени терраков. Но и она ответа не дала, когда похожий сон Айо приснился в детстве. А может быть, уже настало время, когда все точки ставятся над «и»? Вопрос занозой впился в подсознание и потревожил рой случайных мыслей.
               – Сегодня день рождения судьбы, а у меня в мозгу пчелиный рой, –
вслух произнёс Айо с досадой. Глаза он открывал поочередно, боясь спугнуть непрошенных гостей. Напрасно он гостей оберегал. Те гости, что приходят  к мозгу, не выбегают из глазниц наружу, увидев свет, заполнивший зрачки. Они гуляют в лабиринтах мозга, пощипывая тело у нейрона, тем самым, преграждая путь хорошим мыслям. Глупец, дорвавшийся до власти, всегда подножку гению подставит. Не может серость спать спокойно, пока талант в грязи не изваляет. Плохие мысли интеллект не любят, а умники не любят дураков. Но, так как дураков на свете больше, живется умникам не сладко. Как гнёт тяжелый, пошлость давит разум и нарушает биоритмы тел. Напрасно юноша не думал о пришельцах и не хотел о жизни размышлять. Нельзя не думать, когда мысли есть. Айо повернул голову и взглянул на кресло, надеясь в нем сестру свою увидеть. Но взгляд его, обняв пустое кресло,  упал на скрипнувшую дверь. В дверном проёме голограмма Муны дрожала как осиновый листок от легкого прикосновения ветра.
                – Поторопись, я буду ждать тебя в зелёном зале, – проговорила Хранительница Тайны и исчезла. Айо вскочил на ноги и быстро облачился в одежду, приготовленную с вечера. Сначала он надел длинную тогу сиренево-го цвета с белыми разводами и подпоясался широким кушаком из золотой парчи. В таком одеянии он больше походил на стройную черноглазую девушку, чем на молодого воина из племени терраков. Терраки были невысокого роста и плотного телосложения, и Айо резко выделялся своей непохожестью ни на одного из них. 
                – Сегодня я, наконец-то, узнаю к какому роду и племени принадлежу, – подумал он, скрепляя на плече полы длинного плаща из легкой прозрачной ткани большой серебряной брошью, подаренной ему Тао, вождем племени терраков,  в шестнадцатый день рождения. День рождения Айо совпал с днем катапультирования шлюпа из космического корабля на планету Заурия. На вопрос юноши, что означает этот код, Муна отказалась отвечать.
                –   Узнаешь обо всем в своё время, – уклончиво ответила она.
                –  Когда? – не унимался Айо. Хранительница Тайны почувствовала напряжение  в его голосе и погрозила пальцем.
                – Не пытайся подгонять время, оно никогда не опаздывает. –  Её слова как шипы впились в подсознание, да так и остались в нем в компании других мудрых слов.
                И время пришло. Он услышал его шаги за стеной и насторожился. Не успел Айо и глазом моргнуть, как дверь распахнулась, и в комнату вошел Кар, главный советник вождя племени тераков. В отличие от большинства соплеменников, он был худощав. Его раскосые глаза, цветом похожие на иранскую бирюзу, не мигая, смотрели на Айо, просвечивая  насквозь его потаенные мысли.
                – Почему вы не принимали пищу? – спросил Кар.
                – Откуда вы знаете …,–  начал было говорить юноша, но осекся, не выдержав пристального взгляда прорицателя.
                – Кар знает даже то, о чем вы не догадываетесь, –  заметил главный советник вождя и, оглядев Айо с ног до головы, указал ему на дверь. Айо вышел первым, следом Кар. Не успел юноша подумать о Муне, как  услышал  гортанный голос Кара.
                – Сначала вы побеседуете с Муной, я провожу вас до зеленого зала, –  сказал тот и ускорил шаг. Чтобы не отставать, Айо пришлось перейти на легкий бег.
                – Извините, – проговорил главный советник вождя и резко затормозил. Айо наскочил на него и чуть не сбил с ног. Кар обернулся и произнес безразличным тоном: – У вас плохая реакция.  
Юноша покраснел и хотел возразить, но передумал, вспомнив о наставлении Муны не перечить старшим.  Приложив правую руку к левой груди, он прого-ворил срывающимся голосом:
               – Я сожалею о происшествии и прошу меня извинить. – Раскаяние Айо было искренним, и Кар смягчился.
                –  Не переживайте, всему можно научиться, когда есть сила воли и желание, – ответил он и продолжил путь уже размеренным шагом. И, хотя Айо всё время шел настороже, Кар больше не устраивал ему проверок. Они дошли до зеленого зала, и главный советник вождя, оставив юношу у двери, удалился с гордо поднятой головой в обратном направлении.
                Айо стоял, переминаясь с ноги на ногу, перед закрытой дверью и
ждал разрешения войти. Наконец, Хранительнице Тайны надоело испытывать терпение воспитанника, и дверь распахнулась. Юноша вошел в незнакомую комнату, названную зелёным залом за цвет стен, изукрашенных изумрудами и редкими гранатами цвета бриллиантовой зелени, в народе называемой «зелёнкой». В центре зала стоял круглый стол. Вокруг стола по окружности были расставлены кресла, в одном из них Айо увидел Муну в образе красавицы.
                ? Красавицы никогда не бывают старыми, ? произнёс с восхищением юноша, отвесив поклон Хранительнице тайны. В ответ на приветствие она, молча, кивнула головой и указала пальцем на кресло, стоящее напротив. Он сел и вопросительно взглянул на Муну. Но  та смотрела на хрустальный шар, и что-то бормотала себе под нос.
                –  Какое-то заклинание, – подумал Айо.
                –  Нет, – услышал он телепатически, – я перевожу тайные письмена на язык доступный твоему пониманию.
                –  И об этом не желательно говорить вслух, – заметил юноша.
                –  Иначе они не переводятся, – возразила Хранительница Тайны и с удивлением взглянула на Айо. Впервые он посмел сделать замечание самой Муне и даже не заметил этого. Она покачала головой и отвернулась от воспи-танника. Айо нахмурился и стал смотреть на хрустальный шар. Муна перехватила его взгляд и пояснила:
                – В этом хрустальном шаре хранится тайна твоего рождения. Сегодня я должна посвятить тебя в неё. –   Взгляд  у  Муны потеплел, и легкая улыбка скользнула по её тонким губам, придавая лицу приветливое выражение.
                – А как же Айя? – спросил юноша и насторожился, услышав посто-ронние звуки за дверью. Он вскочил на ноги и направился к двери. Муна его не остановила. Она силой взгляда распахнула дверь, и Айо нос к носу столкнулся с сестрой. Айя посторонилась, освобождая дорогу брату, но тот остановился, как вкопанный, и заворожено смотрел на её лицо.
                – Ты куда? –  спросила она,  удивлённо глядя на брата широко открытыми глазами. Айо заметил на лице сестры незнакомое ему доселе выражение. Когда  глаза сестры стали излучать тёплый свет, он с головой окунулся в голубое сияние. Образ незнакомой женщины, увиденный во сне, внезапно возник у него перед глазами. Задохнувшись на мгновение в хлынувшем из подсознания потоке мыслей, он судорожно глотнул воздух и произнес, слегка заикаясь:  – Я разгадал тайну сна.
Вопреки его ожиданиям, сестра не удивилась и не бросилась ему на шею,
визжа от восторга, как делала прежде, получив приятное известие. Она пожа-ла плечами и ответила:
                – Я тоже знаю ответ. Аки посвятил меня в тайну. – С этими словами Айя повернула голову вправо и стала  что-то говорить незнакомцу, стоящему у неё за спиной, быстро и торопливо, боясь, что он остановит кровотечение её речи, и тогда ей снова придётся подыскивать нужные слова. А это не так просто, когда разговариваешь с красивым мужчиной. Но тот, молча, выслушал девушку и, обняв за плечи, повёл вглубь комнаты к круглому столу. Айо хотел высказать возмущение, ему не понравилось вольное поведение незнакомца по отношению к его любимой сестре. Когда мужчина, усадив Айю в кресло, подошел к юноше и отвесил поклон в знак приветствия, Айо не поклонился ему в ответ. Это был вызов. Муна поспешила разрядить обстановку.
                – Это Аки, – представила она незнакомца и попросила его сесть рядом с Айёй.
                –  Но Аки – птица, – попытался возразить Айо, краснея от смущения. Всегда попадаешь впросак, когда позволяешь языку бороться за независимость от мозгов.
                –  Он такой же орёл, как акария змея, – ответила  Муна и взглянула на Аки. Тот кивнул головой, разрешая ей продолжить речь.
                – Аки – главный стражник племени терраков и может перевоплощаться в любое животное и в любую птицу. Для этого нужно только желание и …, – она не закончила начатого предложения. Аки остановил её речь жестом, понятным им обоим.
                – Как всё запутано, – подумал Айо и взглянул на сестру. Та не сводила с Аки восхищенного взгляда, не обращая внимания на душевные страдания брата. Юноша запрятал обиду  глубоко в сердце, чтобы не омрачать эмоциями ясный свет познания, и стал разглядывать приятеля сестры, отмечая про себя достоинства и недостатки  его внешности. Аки был двухметрового роста, широкоплечий и такой мускулистый, словно всю жизнь занимался бодибилдингом. Густые волосы цвета вороньего крыла спадали крутой волной на его высокий чистый лоб  и разбегались в разные стороны мелкими барашками. Большие  выразительные глаза чайного цвета, обрамленные длинными густыми ресницами, были глубоко посажены под выпуклыми надбровными дугами. Прямой нос и узкие губы завершали портрет стражника.
                – Лицо, как лицо, – подумал Айо, не найдя в лице Аки признаков уродства. Стражник в упор взглянул на юного воина, и Айо вздрогнул.  Редко кто из терраков мог выдержать пристальный взгляд Аки, даже Хранительница Тайны иногда отводила взгляд. Айо испытал неприятные ощущения в области затылка. Голова его раскалывалась от боли, а в ушах стоял невообразимый шум, словно сотни кузнечиков застрекотали одновременно. И тогда он вспомнил о том, как однажды Муна назвала Аки всевидящим оком. Теперь он знал, почему она так сказала.
                – Все стражники обладают способностью сканировать души или только Аки? – обратился он с вопросом к  Муне.              
                – Все, – ответила Муна. – Но у Аки это получается лучше, чем у других стражников. Поэтому он и главный, – пояснила она.
                – Не совсем верно, – возразил главный стражник. –  Меня назначили главным стражником после стажировки в Затерянных Мирах, когда я…, - он замолчал и стал прислушиваться к звукам, доносящимся извне.
Айя и Айо  переглянулись и обратили свои взгляды на Хранительницу Тайны, которая неотрывно смотрела на вращающийся хрустальный шар.  Зелёный лучик света, исходящий из указательного пальца Муны, попадая на круглый стол, высвечивал на нём какие-то знаки,  понятные только ей одной. 
                -  Можешь идти, ? проговорила вдруг Муна. И Аки, резко подняв-шись, вышел из зелёной комнаты, не попрощавшись с присутствующими в ней.
                -  Куда он? - Обида, прозвучавшая в голосе Айи, осталась незаме-
ченной Хранительницей Тайны.
                 -  Акарии в Лабиринте жизни, - ответила та и остановила вращение
хрустального шара.
                -  Ваша тайна может подождать, а акарии ждать не будут, ? упредила она вопрос Айо и окунулась в синий туман. Брат с сестрой терпеливо ждали, когда рассеется туман. Старая Муна вышла из тумана и направилась к двери.
                -  А как же мы? - спросил Айо.
                -  Ждите меня здесь, -  ответила Хранительница Тайны и исчезла  в дверном проёме.  Дверь бесшумно затворилась. Айо пожал плечами и посмотрел на сестру. Она подняла вверх руку и нажала пальцем на розовый кристалл, украшающий широкий браслет из белого металла.
                -  Кто тебе дал этот браслет? - в голосе юноши прозвучала тревога.  Но Айя прижала палец к губам и покачала головой, что означало: помолчи. Узкий пучок розового света вырвался из кристалла и заметался по стенам. Айо закрыл глаза и стал ждать.  

Начало (Фанданго № 10)
Продолжение (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Продолжение (Фанданго № 15)
Окончание (Фанданго №16)


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики