Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Евгений Милявский
г.Донецк, Украина

Пассионатор  инженера  Ларина
(продолжение)
 
Космократор*

          Когда они оказались на квартире у Мастера, Леша вздохнул с облегчением: только сейчас он почувствовал некоторую уверенность.  Весь привычный мир осыпался в течение нескольких часов. Впрочем, Леша не горевал по этому поводу. 

* Космократор (Греч.) миродержец, "Строитель Вселенной", "архитектор мира", или олицетворенная Творящая Сила.


Ну, во всяком случае, сидя на диване и чувствуя своим коленом теплое колено Маши… Он прислушался  к себе – неа, точно никакого сожаления. Настроение прекрасное, просто блеск! Порчи этой поганой нет совсем. Этот парень, там, в подвале облегчил его состояние, но какая-то гадость в его теле оставалась. Но теперь точно ничего больше не было. Маша довольно убедительно все ему объяснила. Настолько насколько вообще в этом странном материале могла присутствовать убедительность.            
 
        Леша оглядел друзей:  на  лице Кустовского явственно читалась боевая усталость. «Ему бы поспать» – подумал Леша.
         Мастер был непроницаем, как обычно.  Гориор  пил чай и обильно потел, промакивая лоб платочком.  Впрочем,  на себя бы сейчас посмотреть. Ларин был тих и благостен, лицо его светилось изнутри. Глаза были полуприкрыты, он был сейчас далеко отсюда. Маша энергично грюкала кастрюлями на кухне.
         Кустовский поднялся с дивана.
         – Ну все, пока ребята, я пошел!
         Мастер потянул его за рукав:
         – Присядь.         
         - А- А что-
         Кустовский изумленно поглядел на руку мастера.
          - Что, почему- 
          - Отдохни, - строго сказал Мастер, - а заодно поговорим.          Пока Ларин в астрале, - Ларин не услышал этих слов, - я возьму на себя функции зицпредседателя, - он покосился на Гориора, тот одобрительно покивал. Кустовский нервически хохотнул:
           – Совет в Филях…
           - В фитилях! - резко оборвал его Мастер. - Итак, единочаятели,  мы только что отбились от какой-то нечистой силы.      
           Гориор беззвучно рассмеялся, Кустовский склочно заметил:
           – Сам-то хорош…
           – Ну мы-то все ж почище, -  усмехнулся Мастер и продолжил:
           - Этой ночью мы  имели дело с  четырьмя конторами,  а  на Торгсервис к нам пришли, только три… Вопрос: где четвертая контора- Помните, там был один, молодой паренек в джинсовом костюме. Вверх ногами еще зашел. Чует мое сердце, что скоро он будет к нам в гости.  Нож не падал- ?  крикнул он, адресуясь к Маше. 
           - Что- А, нет… Штопор упал, – отозвалась она.
            Мастер свободной от чашки рукой сделал жест: вот мол, я же говорил, извольте…
        – Что-то я не понимаю, – Кустовский порывался одеваться, но Мастер железной рукой придерживал его. – Мы же оказались самыми сильными по результатам конкурса, и все эти…– Он покосился на Гориора, – отстали от нас?... Разве нет-
        – Нет, дружище, когда происходят вещи таких масштабов, никто не может считать себя в безопасности. Отстали они от Ларина, это временно. Наверняка они попытаются добраться до него через нас. Думаю, что нам пока следует держаться вместе и позаботиться о своих семьях. У кого есть.
       А эта четвертая контора и не думала оставлять нас в покое. Они раньше сошли с маршрута, потому что избрали другой путь.  И их путь, – скорость. Другой вопрос: чего они хотят- Тут есть два  варианта: сухой лизинг, мокрый лизинг и разрыв контракта. Сухой лизинг – захватить технику без персонала. Мокрый лизинг – захватить технику с персоналом и заставить работать. Разрыв контракта – уничтожить все и всех.
      – Откуда ты знаешь- – встревоженно спросил Кустовский,
      – Да я не знаю, просто перечислил все, что любой интересант может сделать с нами в данной ситуацити
      – Но зачем такие ужасы-
      – А затем, что мы, – он кивнул на Ларина, – кое-что сделали.  Сейчас мы думаем, что это необратимо. А хорошо подумавши,  разве не захочет кто-нибудь проверить это-  Далее, у нас появился новый царь, который посягнул на право этих самых дозоров творить что им вздумается на данной территории. Должны они его поставить на место- Ну, хотя бы пристроить к себе на работу  или заручиться  его лояльностью. По этому поводу у меня есть предложение: попросим товарища Ларина рассказать нам  во что  он, собственно говоря, превратился. И что нам от этого, по его мнению,  будет хорошего или плохого.  Потом выставить охрану, покушать и поспать. А уж потом , когда мы будем  в состоянии спокойно думать, подумаем что делать дальше.
       Итак, товарищ Ларин, что скажете нам-
      Ларин хрустальным взглядом  оглядел всех, улыбнулся и заговорил:
           - Ребятушки, вот такая картина образуется… То, что со мной случилось, оно давно к тому шло. Этому нет названия… Я уже пару лет занимался И цзин, и занимался глубоко, учил наизусть гексаграммы, ну, вы знаете, - он широко улыбнулся, все покивали. - Да, задолбал всех, бормотал все время про себя.
         Видимо от этого, у меня возникли и стали развиваться тонкие, энергетические структуры под эти гексограммы. Так сказать, вмещающий психический ландшафт. Все это  крепло, росло, я открыл им  свое тело и душу. Я сформировал в себе энергетические объекты, соответсвующие гексаграммам, как описателям  модификаций пространственно-временного континуума, и,  как бы сказать, они меня сконфигурировали энергетически. Я так понимаю, что они могут таким образом отконфигурировать любого человека, сообразно тому, что он имеет за душой, к чему стремится. То есть, Вэнь Ван стремился к величию рода, допустим, мыслил в политических категориях – вот его и затектонило в основателя империи. А я –то думал о физике пространства, об астрономических объектах – ну вот меня и сплющило в повелителя пространства…
         Кустовский ржанул:
         - Гы, космократор!           
         Ларин продолжал:
         - В общем, ребят, я думаю убить меня можно в принципе, но придется постараться. Тем, кто захочет. И поберечься им придется.  Ибо  меньшее на что я способен теперь – потерять агрессора. Но, собственно, само пространство вокруг меня строится в такую структуру, что как бы отводит  и ослабляет удары, направленные в меня. А я делаю, к примеру, вот так (он вывел из воздуха слабо светящиеся кубы, которые расплылись, увеличиваясь в размерах и погасли), и  прячу их, в изнанку пространства… И ничего им там не сделается, посидят немного, потом выпущу… Но это примитив, делать с этой штукой можно очень много интересного, это даже не магия, а так, просто, владение пространством…
        Гориор хмыкнул.
        - Да-да, Игорь, и знаешь в чем разница- Ну, к примеру, как у Роулинг, в Гарри Поттере, там все события проходят под общим девизом «магия -  сила».  У нас в науке тоже так, наш девиз бэконовская фраза «знание –сила». А я с этим покончил, мой девиз -  тоже бэконовский.  Кстати, никто не знает, почему эта фраза так плохо у нас известна- Natura parendo vicitur -  «природа покоряется покорному».  Это мой принцип.  Но я немного увлекся, просто хотел сказать, что само пространство и время теперь мои союзники в кастанедовском смысле.  То есть, меня они поведут правильной  тропинкой. А противников моих заблудит. Ситуация всегда будет складываться максимально в мою пользу. А у них при прочих равных, все будет из рук валиться.
        Леша задумчиво протянул:
        - Ворона и крыса - мой знак на гербе… Н-да, интересно, сэр Парсифаль, что еще Вы нам расскажете-
         - Но не надо расслабляться, - продолжал Ларин,  - эти способности тоже имеют пределы. Скажем, батальон я однозначно могу победить, полк обратить в бегство, дивизию принудить к обороне. Против армии обороняться придется мне, а от группы армий  я пожалуй побегу…  Вобщем, против сил целого государства мне в одиночку не выстоять. Но чтобы собирать под свои знамена сторонников,  у меня сил уже достаточно…
        Ларин расслабленно плюхнулся в кресло:
        - Что еще расскажу- Сильно не волнуйтесь, но и не успокаивайтесь. На работу сейчас забейте, я потом все улажу. За семьи, я думаю, не стоит беспокоиться. А вот сами побудьте сейчас при мне. В случае чего, мы с Игорем сможем вас прикрыть. Сегодня к обеду приедет Шнайдер, и мы все отправимся  с ним в Красный луч,  откуда и будем грозить шведу, то есть какое-то время наблюдать за развитием событий. А потом вмешаемся в это самое развитие.  Думаю, все у нас будет хорошо. А народу нашему полезно будет немного солнца в холодной воде.  Что касается четвертой конторы - то я так понимаю,  что здесь против нас были две группировки магов – темных и светлых. Обычно они грызутся, а против нас, гляди, объединились. Впрочем, это как раз обычно, этим нас не удивишь, точно как наши власть и оппозиция: добрые клоуны - злые клоуны,  совместно развлекают, эээ… недальновидных элоев, пока за ними не придут морлоки. Ну, а Щербатый…
         - Кто это- ? переспросил Мастер.
         - Как, вы не знаете эту историю- Хануман, это на санскрите – «разбитая челюсть». Когда он был маленький – потянулся за Солнцем, думал это яблоко, а Индра метнул в него ваджрой…
       Кустовский простонал:
       - О, Господи, вы подумайте, Индра – ваджрой…
       - …Да, трудное детство, - продолжал Ларин, - разбил ему челюсть.  Ну вот и щербатый, поэтому.
       Так вот, Хануман – участник буддистской, так сказать организации, ему противостоит… Кто у нас противостоит буддизму- Молчим, не подготовились к уроку… Ладно, скажу сам. Буддизму у нас противостоят силы невежества и иллюзии, которые затемняют, и замутняют истинную картину мироздания, а Будда, напротив, учит прозревать, очищать, понимать.  И был там у них такой демон, помнится, Мара,  он, кажется,  долго шел за Буддой, хотел убить, но почему-то так и не убил. Так вот, дорогие мои казаки-разбойники, думаю, что эти как раз силы нас сейчас злобно гнетут и эти вот самые враждебные вихри над нами веют. Как они дерутся, вы видели, а по своей подлости они, видимо, значительно превосходят наших уважаемых магов. Это следует из того, что,  как мы видели, никто не захотел с ними блокироваться. Или они не захотели. Что тоже говорит об их пониженной коммуникабельности, и тоже не сулит нам ничего хорошего. В каком же обличье явится наш  враг- Я бы рискнул предположить, что, в некотором роде, силы иллюзии совпадают с нашими владыками снов. С нашими повелителями дураков. О, нет, я имею в виду не только медиамагнатов, но, вообще, всех, кто построил свое материальное благополучие, и свою власть на одурачивании, развращении, всякого рода грязных спектаклях, то есть, друзья мои, - наше государство, наша элита, и поэтому нам следует опасаться появления…
       Он не договорил, резко обернувшись на звук. За спиной у него включился телевизор. И заснежил, нагреваясь.
       - Кто включил- ? растерянно спросил Ларин,  но, в принципе было ясно, что никто не включал. Сам собой включился муторный ящик. Наконец изображение сформировалось и все замерли: на экране была известная женщина?политик, - честная и красивая, как все политики, аж сахарная. Ну, политик, и что из этого- Что такого здесь страшного, чтобы нормальные взрослые люди, среди которых есть повидавшие всякого и вообще бывалые, замерли от  ужаса-  А что-то крепко было с ней не так, она плыла, менялась на глазах, продолжая по ходу как обычно подло и беспардонно, но, черт возьми, убедительно, врать что-то о борьбе с «крызою», женщина превратилась в отвратительного дохлого ящера-зомби из сна Леши.  Отвратительно хрустя мертвыми суставами и распространяя сногсшибательное зловоние, она спрыгнула с экрана в комнату, и повела башней, осматривая пространство боя. Вернее, бойни, ибо этот монстр, ни в виде ящера, ни в виде леди никогда не сражался. Он просто завтракал или обедал (а после 18.00 он не ел). Все в ужасе замерли. Даже Ларин, похоже, растерялся. Но тут нашелся Гориор. С важным видом шагнув вперед, он отважно выхватил из-за спины букет алых роз и протянул чудовищу. Монстр, не ожидавший ничего подобного, хрюкнул от изумления  и принял цветы, коснувшись мертвыми когтистыми пальцами руки мага.      
        Эта маленькая пауза позволила Ларину собраться и вызвать из небытия систему из трех вращающихся черных треугольников и направить этот снаряд  в сторону неупокоенного пресмыкающегося.  Тварь рассыпалась черным порошком  по полу.
       - Маша, - крикнул Мастер, - совочек принеси, будь ласка, и веник.    Мастер направился к телевизору, щелкнул кнопкой «пауэр». Телевизор продолжал работать, теперь с экрана вещала симпатичная дикторша.
      - Как его выключить, интересно мне- ? Мастер выключил телевизор из сети, но мерзкий прибор продолжал угрожающе свистеть в высоком диапазоне.  И тут пошел второй эшелон: на экране, за спиной  симпатичной дикторши  появился  не кто иной, как известный на весь СНГ супертелегипнотизер*, мрачно и сосредоточенно глядя из телевизора.
* По мнению В.Леви - практика гипноза по телевидению аморальна и безответственна. Вход и выход из гипнотического состояния , это как взлет и посадка для самолета. Войти гораздо легче, чем выйти.  Гипнотизер всегда должен контролировать выход из гипноза. Иначе у объекта гипнотического воздействия возможны серьезные патологии, укрожающие его рассудку.  При телевизионном варианте гипноза такой контроль невозможен.




        Он  поднял руку, находившуюся вне поля зрения, и дал короткую очередь из автомата узи в лицо симпатичной дикторши.  Девушка, рухнув  на пол, исчезла с экрана. Гипнотизер, энергично усевшись на ее место, выпустил очередь в Ларина. Тот не шелохнулся, но ни одна пуля не попала в него, хотя в стене рядом с его головой появилось несколько черных дырочек. Ларин протянул руку, и его рука вошла в экран, при этом одновременно и совершенно непостижимо, удлинилась, но вроде бы и осталась какой была.  Ларин ухватился за автомат  и сжал кулак, сплющивая его в своей кисти. Оставшись без оружия, Гипнотизер не растерялся. С совершенно инфернальным выражением лица и тоном, он сказал:
           - Даю установку на добро. - После чего стал просто плеваться пулями.
           Соратники Ларина попадали на пол и попытались укрыться за мебелью. Маша укрылась за косяком двери, Мастер перекатом метнулся в прихожую. Из-за кресла раздался истерический смешок Кустовского. В паузах между очередями он успел выдать фразу про Гипнотизера,
      - Очень в его духе.
     Мастер снова перекатом  влетел в гостиную и  всадил в телевизор несколько зарядов из «Сайги», телевизор лопнул, загорелся, осколки просвистели над головой у Мастера. От огня занялись шторы.
      - Это что еще такое, - возмущенно вскричал Кустовский, поливая шторы из чайника.
       Гориор внес ясность:
       - А это вот и есть четвертая контора - повелители дураков.  Мара этот ваш с дружиною своею. Это только начало. Сейчас тут будет жарко.
        - Паша, - заревел он раненым зубром, - гаси все приборы в доме, компьютер, радио, магнитофоны, гаси все…
        Мастер несколькими выстрелами разделался с электроникой, и хрипло хохотнул:
        - Веришь, и рука не дрогнула.
       У Гориора зазвонил мобильник, он принял звонок:
        – Да, кто это- –    
        Некоторое время он слушал с непроницаемым лицом, потом молча, дал отбой.
         – Ну что, нам предлагают сдаться. Обещают много хорошего.  И много плохого, если не сдадимся. Дают нам десять минут подумать. Потом идут на штурм.
         Ларин светло улыбнулся:
         - Ничего, пусть идут.
     



         Трое детей-шестилеток играют   в песочнице, словно и не чувствуя, как печет солнце. Один отбирает у другого ведерко. Третий вступается:
          - Не делай так, ладно-
          - Это почему же еще-
          - Несправедливо.
          -  Что- – презрительно протянул первый ребенок, неосознанно копируя отца-бизнесмена.
          - НЕ – СПРА - ВЕД – ЛИВО!!!



                                              Рамаяна

       Он подошел к широкому окну, отдернул штору. На пустыре против дома выстроилась странная  рать Мары.  Здесь был давешний мариупольский спецназ, все так же обалдевающий от фантазии начальства, но готовый бескомпромиссно мочить арабских  террористов в степях Украины. Здесь были также какие-то вусмерть загипнотизированные морские котики, ОМОН, ОБНОН, ОБОП и СОБР. Над их головами хищно реяли черные слоганы*, баньши и прочие коммерческие призраки.  Их магическое обеспечение было представлено впечатляюще и сообразно моменту: группа некромантов-трансвеститов во главе с Серкой Вредючкой, несколько  депутатов, два боевых моральных урода, и, самое поразительное, - мертвый дубль Президента, руководящий всей оравой. Он отдавал распоряжения общими фразами, которые вроде бы  каждый человек понимает по-своему, если вообще понимает. Однако собравшаяся на пустыре нечисть понимала его прекрасно. А на людей он нагонял сонную одурь. Ну, собственно, то, что он мертвый, тоже не слишком бросалось в глаза. Он был свеженький, в прекрасном костюме, и обуви, чисто побрит, стильно пострижен. Но, скажем, магическое зрение позволяло увидеть, что человек этот давно мертв, и основательно подзазомбирован.
        Над ним  кружил бешеный рой черных  волшебных пчел.
        В некотором отдалении от сего войска, стоял  черный мерседес.  В нем сидел мужчина неопределенного возраста, аккуратно расстелив складки черного плаща с кровавым подбоем, и курил, отсутвующим взглядом уперевшись в пространство.       

* Слоганы – в кельтской мифологии духи предков , летящие над войском,  и песней вдохновляющими бойцов на битву

       Ларинцы собрались у окна. Молча смотрели на черное воинство на пустыре.
        Гориор обронил:
        - Расклад не в нашу пользу, они подтягивают резервы. Оракул, тем не менее, говорит что исход не определен. Это лишь начало большого противостояния…
      Ларин кивнул:
       - Они придут…
       - Кто- ? не понял Кустовский, нервно сжимавший клинок Ким.
       Леша взял в руки клинок Дао. Мастер спокойно стоял с винтовкой в руках, смотрел вниз. Маша катала на ладони трескучий искрящий файрбол.
      Не оборачиваясь, Ларин проговорил:
      - Знаете, я в детстве читал рассказ Грина. Не помню, как называется. Там три богатых подонка купили ребенка  и держали его до 13 лет  доме, не выпускали на улицу, чтобы солнца не видел. Мальчику дали образование, только из всех книг убрали упоминание о солнце, и учителям его запретили упоминать о солнце. И вот, когда ему исполнилось тринадцать, вечером они его вызвали в сад и сказали, что, мол, вот сейчас тебе развяжут глаза и ты увидишь солнце. Первый и последний раз в жизни. Сегодня последний день, когда оно есть, и мы хотим, чтобы ты увидел! И ему развязали глаза. Он посмотрел на солнце, и убежал в сад. А эти трое… стали пари заключать, – один ставил на то, что мальчик с ума сойдет, другой – что умрет, а третий - что сойдет с ума, а потом умрет.      
      А  мальчик пришел к ним утром, на рассвете, и говорит:  я знал, я верил, оно не может погаснуть, оно пришло снова!..
       Вот  и я сейчас,  как тот мальчик… И Солнце встает…

        Пока он говорил, друзья внимательно слущали его и не замечали, как за спинами их  вытаяли из сумрака с десяток фигур. Шубин шагнул к Ларину, протягивая руку, – мы с вами. Вовчик серьезно глядя в окно, стоял рядом. За его спиной переминались Мюллер и его пятиразрядники. Молодые ведьмочки Лара и Ната были здесь тоже. Ларин пожал руку Шубину, взглянул на остальных:
      - А вампир ваш?.. Впрочем… Ага!
      Он выглянул в окно. Над пустырем низко летали ласточки.  Среди них одна как-то выделялась, порхала как-то не так, чем-то напоминала летучую мышь.
       - К дождю… - вздохнул Ларин.
        И тут в тесной комнате ярко сверкнуло, и появилось еще четыре фигуры. Хануман, свиноватый толстяк с вилами на плече,  ушастый чудило с чешуйчатой мордой в строгом костюме с галстуком, и аккуратный буддийский монах в оранжевой рясе. 
        - Прошу любить и жаловать, Тансен, Чжубацзе, Шасен*, мои славные боевые товарищи. Надеюсь, мы ничего не пропустили-

          В это время внизу, на пустыре, зачарованный до восковой стадии, давешний  командир мариупольского спецназа поднял к губам громкоговоритель, и прогремел:
           – Эй, вы там, вы окружены, как вас там…. сдавайтесь!!!
          -  Фундаменталисты, – ласково подсказал ему молодой человек в джинсовом костюме.
          - Да, вы там, фунда… - он не договорил, так как Хануман, щелкнув пальцами, телекинетически завладел динамиком.
    - Пусть сдается твоя бабушка, мерзавец! – заорал он самым хулиганским образом.
     - Чего это он- ? поразился командир спецназа.
     - А, предисловий начитался, -  успокоил его  парень в джинсе.
      Хануман, между тем, разинул пасть, и разразился переговорным процессом:
     – Эй, вы, придурки, взять нас хотите- Вам некуда нас брать, смекаете-
       - Как это- – командир спецназа очень удивился.
       - Место у вас, может, есть, а вот времени нету, а знаете почему-
       - Почему-
       - Потому, что у вас нет будущего! Так что сдавайтесь сами, идиоты, у нас его, будущего, много. Вам  тоже дадим…
       -  Где он научился так вести переговоры- ? спросила Маша у Леши, он засмеялся , ее дыхание щекотало ему ухо.
          Внизу заорали командиры подразделений, готовя личный состав к священному бою за торгашество и низость, за тупость и ригидность**, за невежество и разврат, за мелочность и подлость, за безумие, за мракобесие, за мародерство и предательство, за шизофрению и эпилепсию - сакральные символы уходящей эпохи постмодерна…
          Подоспели свежие силы штурмовых избирателей и налогоплательщиков, экспертов по тасканию каштанов из огня.  Было известно, что подтягивается егерский батальон майданных бабушек – специалисток по метанию апельсинов, накачанных наркотиками. И правда, они шли мерно и грозно, несмотря на теплую погоду, мягко шаркая американскими валенками…

* Тансен, Чжубацзе, Шасен -  спутники Ханумана в путешествии на запад, описанном в легендарном романе  У Чень Эня «Путешествие на запад».  Тансен - танский монах, Чжубацзе и Шасен - чудовища, вставшие на путь исправления  и сотрудничества с буддистской администрацией.
** Ригидность - болезненная негибкость, закостенелость


       Но и с нашей стороны  подходило пополнение, - шли  и летели маги, инженеры, специалисты и  книготорговцы, СПД и домохозяйки, форумчане и чатлане, врачи и таксисты, «олбанцы» и рабочие с заводов, студенты и военные, старые опера и молодые, не успевшие скурвиться, прокурорские… Пространство вокруг жилого дома  № 13 по улице Марата неспешно заполнялось людьми.
        
         Глядя на полчище на пустыре, Ларин внезапно почувствовал  внутренний толчек. Вихрь энергии поднялся из живота и развернулся в видения будущего: большая гражданская война, черные вымершие города, пришибленные крестьяне, избиваемые продотрядами,  взорванные АЭС,  толпы голодных беженцев, трупы умерших от эпидемий на улицах и дорогах. И погибшие в боях друзья, и новые друзья, которые тоже погибнут… И на тонком плане –  ужасающая, кривящаяся в сытой  ухмылке,  хищная тварь, (Ларин почему-то знал, что ее зовут Велга*), упившаяся кровью и страданием человеческим.  И одинокий крик ребенка:
         -  Нет! Нееееееет!!!
         Крик ужаса и горя…
        Ларин неожиданно резко отвернулся от окна, и выражение его лица подействовало на присутствующих, как удар в лицо. Люди инстинктивно отстранились. В глазах Ларина бушевали пожары. Леша смотрел на него  с замиранием сердца, – Ларин, старый друг, который всего за истекшие сутки стал вождем, знаменем и надеждой, сейчас пугал его, Леша боялся того, что он сейчас скажет… Похоже, что остальные разделяли это чувство Леши. В комнате повисло напряженное ожидание. Внезапно глаза Ларина закатились  и он, не по-волшебному тяжело, рухнул на пол.
  
         - Когда мы спим то видим сон. Во сне мы даже гадаем по сну. И лишь проснувшись, понимаем, что это был сон. Так говорил в третьем веке до Рождества Христова китайский мудрец Чжуанцзы, - негромкий приятный голос вытащил Ларина из забытья.
        Он стал мало-помалу осознавать себя. И обнаружил себя в колеснице, запряженной четверкой здоровенных гнедых. Плечо ему оттягивал тяжелый мощный лук. На другом плече висел колчан. Лук и стрелы заинтересовали Ларина, что-то в них такое было,  что воспринималось как супертехнология, хотя на вид лук был самый обычный,  деревянный. Но Ларин чувствовал

* Велга - внутриэтнический дух хаотического разрушения, действующий в противоположность созидательному духу - кароссе Дингре, в книге Д.Андреева «Роза Мира».

исходящую от него смертоносную мощь. Казалось, стрела, попав в одного,  может поразить человек двести  в радиусе пятидесяти метров, а лететь будет километра на два.
         Непросты были и кони с колесницей.  Плечи и грудь Ларина закрывали явно золотые доспехи, инкрустированные драгоценными камнями.  На бедрах тоже болталась какая?то защитная снасть, - Ларина слепило жаркое тропическое солнце  и ног своих он не видел. 
        Между тем приятный голос продолжал:
         – А дураки думают, что они доподлинно  знают кто они. «Я – царь! Я пастух!» – восклицают они. Как глупы и невежественны они в своей уверенности.
        Ларин повернул голову и увидел говорившего. Рядом с ним сидел в колеснице мальчик лет,  примерно,   шестнадцати, одетый по последней моде этого, видимо, древнего мира, то есть практически полуголый. В руках у него было что-то вроде флейты или свирели. Мальчик был очень приятен на вид, вся фигура его ласкала глаз, смуглая кожа чуточку отливала  синим, а ладони были светлее остального тела и как бы охряные.  Как будто бы неяркое сияние  исходило от него. И очень приятно пахли цветы, сплетенные в гирлянду, у него на шее.
       - Кто ты- – хрипло спросил Ларин, облизнув  пересохшие  губы.
       Мальчик улыбнулся:
      - Разве это важно- Я всегда один и тот же, это ты всегда другой. Вот кто ты сейчас-
      - Я…- Ларин замялся, - я теперь уже не знаю, правда… Раньше я был инженером…
      Мальчик покачал головой:
     - Вот и хорошо, я буду звать тебя Арджуна!
      Ларин опешил:
      - А кто это Арджуна и почему ты меня так зовешь-
      - Потому что Арджуна это мой друг. Ты мой друг, значит ты – Арджуна.
      - А! Понял! А где мы- Это Индия- Какой это век-
      Мальчик опять исключительно приятно, по-доброму засмеялся.    
      - Да, это Индия, мой друг, а век – это сложный вопрос, понимаешь, Арджуна, это не то, что есть время в вашем понимании.
     Ларин очень удивился:
     - Как это-
     Мальчик развел руками:
     - Вот представляешь, как-то так, место то, а время не то. Я сам удивляюсь. Так что нельзя сказать  в каком это веке. У них тут свои обозначения , но тебе  они ничего не скажут , о Сильнорукий!
     - Меня, кстати, Ларин зовут.
     - А ты говорил, не знаешь, кто ты. Здесь ведь Индия все-таки, хочешь я буду называть тебя Ларендра-
     - Нет! Не надо, - Ларин даже замахал руками, - тогда уж Ларджуной.
     - Тогда будешь Арджуной, временно, понимаешь, это просто игра такая. Как в театре. Ну, пожалуйста!  Согласен- Что в этом плохого- Арджуна это значит серебряный, ну, помнишь, в химии – аргентум?
     - Ладно, согласен, - Ларин решил не расстраивать мальчика.
     - А раз согласен, поверни голову и посмотри прямо перед собой.
     Ларин посмотрел, и его едва не затошнило  от открывшегося пространства, как от высоты. На этом пространстве собралась грандиознейшая массовка. Казалось, что людей там было не меньше миллиона. Разглядев оружие и доспехи, но прежде всего почуяв тяжелый дух агрессии, Ларин понял, что перед ним армия, причем вражеская армия. И он с ней один на один-
      Ларин оглянулся. Далеко позади него также была армия, и тоже грандиозная, блистающая золотом и сталью, веющая силой и доблестью. 
     Голос мальчика зашелестел как ветер во ржи:
     - Вот Арджуна, смотри, перед тобою поле дхармы, поле битвы близ Курукшетры.  Там у тебя за спиной Пандавы, а перед тобой войско Дурьодханы. На обеих сторонах родственники, брат на брата, сын на отца, там твои друзья, о Арджуна! И здесь твои друзья!  Как ты пойдешь на своих братьев, о Побеждающий врагов-  Как ты обагришь свои руки родственной кровью-
     Ларин поднял на собеседника помутившиеся глаза:
      - Скажи мне твое имя, как мне обращаться к тебе-
     - Ты знаешь…- Мальчик улыбался, но ответ прозвучал жестко.
     Ларин снова прохрипел:
     – Имя!..
     - Зови меня как хочешь, я всего лишь верховная личность Бога. Впрочем, это как раз должность, а  не имя. Можешь обращаться ко мне Учитель.
     - Учитель- ? Изумился Ларин
    Мальчик  изобразил бесконечное терпение:
    - Учитель, почему нет, ты же мой ученик.
     - А когда я успел стать твоим …
     - А тогда, - дружелюбно ответил мальчик, - когда ты попал в безвыходное положение  и воззвал к верховной личности Бога с просьбой научить тебя выйти из него. Ты воззвал, я услышал, и вот ты здесь. Ясно- Сейчас будем учиться.  Мальчик с сомнением посмотрел на Ларина, и принял решение:
       – Ладно, зови меня Кришна, тебе так легче будет…
      Ларин посмотрел по сторонам, снова повернулся к Кришне, его качало, он схватился за горло. Его разрывало от переполнения способности к восприятию.
      - Н-да, сказываются семьдесят лет научного  атеизма. Иди сюда, помогу, - Кришна потянул Ларина за руку и повернул к себе спиной.
      Ларин хихикал, как пьяный:
       - Кришна, вы подумайте! Кришна, Харе Кришна, харе Кришна… Индра-ваджрой…
      Кришна со страшной силой ударил его ладонью между лопаток, и от этого удара Ларин полетел вперед и оказался в темноте, затем на него обрушились звуки стражения и яркие отблески пламени.
      - Справа, - бесстрастно предупредил Кришна, и Ларин, не глядя отмахнул в ту сторону мечом, и сразу ощутил, что справа стало безопасно.  Двое воинов с красивыми яростными лицами, бросились на него, охватывая колесницу с двух сторон.
     - Двойной пальмовый лист, - послышался холодный голос Кришны. Меч в руках Ларина, словно бы сам  собой, описал сложную криволинейную форму, и нападавшие исчезли из поля зрения. Ларин  осмотрелся в новых обстоятельствах: вокруг кипела битва, ни конца ни края ей не было видно, от горизонта до горизонта гремел и лязгал, рычал и ревел безжалостный тайфун  смерти. На Ларина снова и снова бросались какие-то люди с мечами, копьями, алебардами и топорами, почему-то в немецких касках* времен великой отечественной. Но он защищался отстраненно, не  отдаваясь душою ни ненависти, ни ярости, ни страху, ни жалости, ни печали…
      Наконец колесница оказалась в спокойном месте. На небольшом холмике в центре поля сражения, словно в оке тайфуна.
     - Послушай, Арджуна, - мягко, деликатно зазвучал голос  Кришны. - Я понимаю тебя. Ты рос в мирное  время,  в интеллигентной советской семье, воспитывался на идеалах гуманизма в понимании фантастики Стругацких. Тебе невыносимо жить в этом вашем Содоме, но ты не хочешь стать причиной гибели людей, Арджуна, гибели детей… разрушения остатков культуры  и государственности. Тебе страшно действовать. Я не стану  убеждать тебя, что так надо, что нет другого пути, что в другом случае все будет еще хуже, что они сами виноваты…
      Тут Кришна усмехнулся, и алые языки огня затрепетали в его глазах.

* Действительно каски времен Рамаяны  похожи на немецкие, даже рожки такие же есть.      


        - Я не стану этого говорить, чтобы не  прикармливать твой лукавый и распущенный ум. Я скажу тебе другое, Арджуна: Война уже идет, и ты в гуще сражения, друг мой. Это буддхиальная* война – и ты сам вступил в нее. Когда ты корчишься от тупости и патологичности  мыслей многих твоих знакомых, когда ты, словно умалишенный, вслух споришь с рекламным плакатом или роликом, разоблачая их скрытую мерзость, - это твоя оборона. Тебе бросили вызов – поклонись, поцелуй копыто, или подохни. Тебя обступили враги, тебя душат, пожирают заживо, режут, колют, топчут… О, в буддхиальном смысле, всего лишь в буддхиальном…. Но это не менее смертоносно, чем на физическом, скорее даже более… Ты обращал  внимание, о Арджуна, как рядом с тобой от неизвестных причин умирали некоторые люди, особенно молодые, сильные мужчины- Врачи разводят руками – ведь здоровый же мужик и вдруг – «инфаркт микарда», вот такой рубец! Открою тебе секрет – это буддхиальное поражение  на уровне соматизации».
      - Однако…- Ларин ошалело покачал головой, - учитель,  а что такое «буддхиальный»?
      - Тю, Ларин, - Кришна рассмеялся на всю губу, ты шо, Подводного не читал-
      - А кто это, Госсподи?..
      - Надо знать своих героев. Это автор оригинальной стройной концепции так называемого каббалистического организма. Согласно этой концепции  человек , как и любая сложная система имеет семь основных тел – физическое, которое тоже является тонким, т.е. нематериальным, эфирное, астральное, ментальное, каузальное, буддхиальное и атманическое. Так вот, буддхиальное тело – есть тело ценностей, составленное крупными и долгодействующими жизненными программами. При его повреждении человек серьезно болеет, при разрушении  - умирает быстро. Не успев обзавестись болезнями физического тела. Это соматизация. Такие дела.
       Так что, друг мой Арджуна, ты стоишь посреди  толпы врагов, машешь булавой, разишь налево и направо. Они соответственно разят тебя, а когда я говорю тебе, Арджуна, проснись и сражайся, ты оказывается, боишься кого-нибудь задеть ненароком…

* Буддхиальная война. Буддхиальный план - план ценностей, принципов, убеждений. Буддхиальное тело  - система в человеческой психике , содержащая  долгодействующие программы поведения. Соответственно буддхиальная война - война, которая ведется для изменения ценностней , убеждений, принципов и долгодействующих программ поведения человека, группы людей, общества.


       Внезапно гул сражения перекрыл густой бархатный вибрирующий звук.
       - Раковина… - промелькнула в голове Ларина поразившая его мысль… Кришна вгляделся в направлении откуда пришел звук.
       - Так, батальоны просят огня, - озабоченно пробормотал он, - и, подтолкнув Ларина в бок, азартно крикнул:
       - А ну-ка шарахни туда, а то задавят наших хлопцев!..
        Ларин сноровисто (кармическое дежа вью)  вскинул лук и шарахнул…
         Там блеснуло и загрохотало, задрожала земля. Ларин смотрел в направлении взрыва, пока не улеглось белое пламя, затем потрясенно перевел взгляд на лук.
         - Да ничего себе…
         - То-то же,  - с юмором, но наставительно, сказал Кришна. - А ты говорил: Рамаяна-Рамаяна, -  и с большим воодушевлением продекламировал:
Мощью безмерной и грозной
Небо бы вдруг засверкало
Если бы тысяча солнц
Разом на нем засияло.
        В этот момент центр циклона сместился, и колесницу снова подхватил яростный вихрь битвы. Ее рвануло, подхватило и понесло по воздуху, как фургончик Элли. Восприятие Ларина сорвалось с тормозов и помчалось как бешеная лошадь. Его атаковали по спирали сверкающие всадники и пехотинцы. Какие-то люди в желтых халатах размахивали световыми мечами. Ларин успешно защищался мечом в ближнем бою, а удаленные скопления сил противника сметал стрелами. Кришна правил колесницей, совершая сумасшедшие маневры.  Битва постепенно перерастала в титанический воздушный бой. Вместо всадников появились птицеподобные летательные аппараты и просто самолеты. Их сменили  космические корабли, – и воздушный бой перерастал в орбитальное сражение:  неслись огни кораблей, мелькали трассы лазеров, полыхали зарницы далеких ядерных взрывов. Ларин неожиданно обратил внимание, что вместо лука у него в руках  футуристического вида оружие , очевидно, страшной убойной силы. Оружие мигнуло и снова обратилось в лук. Впрочем,  удивляться было некогда. Истребитель слева! - Тревожно закричал Кришна. Его голос и в бешеной пульсации боя не утрачивал мелодичности  и приятности, Ларин  развернулся и привычным движением срезал противника. Тем временем, битва принимала галактические масштабы. Не переставая яростно, но отстраненно отмахиваться от каких-то линкоров, Ларин планировал высадку десантов на каких-то планетах в ядре галактики, наступление в параллельных мирах, разведывательные и подрывные действия…     
           Кришна, подхлестывая коней, не переставал ворчать:
           – Ну вот, видишь, а ты говорил: Рамаяна, Рамаяна, вот тебе и Рамаяна!
          Ларин внезапно нашел себя в башне танка – наводчиком, причем, он знал, что танк- 34-ка. Кришна сидел внизу за фрикционами. Поймав в прицел Т-4 с белым крестом на броне, Ларин нажал педаль спуска. Тигр вздрогнул, задымил и остановился.
          Реальность снова изменилась. Теперь это было похоже на гражданскую войну Севера и Юга. Колесница пронеслась через битву при Геттисберге, под колесами мелькнули Фермопилы, затем над головой Ларина навис деревянный борт фрегата, с открытыми пушечными портами.
           - Давай!!!  - сорванный голос Кришны сотряс его тело, и Ларин дал… и фрегат исчез в дыму и пламени…

             Ларин перевел дух и обвел взглядом  окружающий ландшафт, явно неземной. Колесница, накренившись на бугорке, стояла посреди дымящихся останков  вражеских боевых механизмов, только что расколоченных им  в последнем бою…

           Мы победили- – Ларин, снимая шлем, повернулся к Кришне. Тот покачал головой и усмехнулся,
            - Эта война никогда не заканчивается.  У нее нет места и времени, сегодня это Индия, Парагвай,Украина или Америка. Завтра что-то еще. Это всегда просто поле дхармы, всегда поле долга. Священное поле битвы при Курукшетре…Но пока, временно, относительно… Да, победили…
            Кришна протянул руку к его плечу. Ларин  напрягся. Но Кришна всего лишь одобрительно похлопал его по спине:
            - А ты молодец, хвацький хлопец, а говорил: не хочу, не буду…
             Ларин устало провел рукой по лицу, стирая пот и копоть.
           - Да, я наверное не был прав, но… я инженер, я не воин… Разве это мой долг?
              Кришна с любопытством посмотрел на него:
           - Инженер- А что это- Ну, то есть, чем занимаются эти самые инженеры  в вашем мире-
              Ларин пожал плечами:
           - Строят.
           - Ну и много ты настроил, о сын Кунти- ? насмешливо поинтересовался Кришна.
           Ларин поперхнулся, закашлялся, набежала слеза…
           Кришна сочувственно покивал:
           - Что, не дают работать?.. - Снова похлопал Ларина по спине, - Сдается мне, прежде чем  ты сможешь стать инженером, придется побыть воином. Так что, устремив свои мысли на высшее Я, свободный от вожделения и себялюбия, исцелившись от душевной горячки, сражайся, Арджуна!
           Тут Кришна так поддал Ларину ладонью в спину, что последний кубарем полетел в какие-то звездные дали, и пришел в себя уже лежа на полу в квартире Мастера. Мастер с ожесточением ритмично надавливал ему на грудь сложенными ладонями. Увидев, что Ларин открыл глаза и повернул голову, он с ругательством убрал руки.
           - Ларин, растак ее нехай, ты так не пугай! Нашел, блин, время… Давай, вставай, командуй, драка уже идет.
           Действительно, за окнами слышались звуки боя. Сторонники Мары штурмовали дом. Сторонники Ларина, в большинстве своем не вооруженные, и не руководимые, не то чтобы защищали, а просто закрывали собой входы в дом.    
           Реальное, но разрозненное, сопротивление оказывали  только маги, остальные же  добровольцы были скорее разгоняемы, чем сражались. Рыхлую толпу сторонников Ларина рассекали стальные потоки  бойцов-профессионалов. Однако люди как-то держались, взявшись за руки, упирались, не поддавались…
               Ларин встал у окна. Простер руки над полем дхармы. Его сознание закружилось в водовороте  светил и человеческих судеб. Небо потеплело и приподнялось над головами. Пространство незримо прогнулось само в себе, бирюзовым коконом окутало дом, и, каждого в отдельности,  его беззащитных защитников,  надежно укрыв от дубинок, газа и резиновых пуль, словно бы туманно-хрустальной броней.  Летающие твари шмякнулись об окна  и сползли  киселем, пешие бойцы разбились о прозрачную бирюзовую стену защиты.
      Ларин, повинуясь инстинкту сложил руки раковиной и, приложив ко рту, издал глубокий мощный вибрирующий звук…
     На пустыре перед домом установилась тишина. Слышно было только как откуда-то издалека на этот звук ответила другая раковина, звук протянулся и, отдавшись дрожью, затих  во влажном последождевом воздухе.     
        - Мы не хотим крови, - звучный голос Ларина заполнил образовавшуюся тишину. - Мы не хотим власти, но страной должен кто-то управлять. Людям должен кто-то нести слово истины, иначе страна погибнет вместе с людьми. Если вы не хотите нести тяжесть власти, а хотите только пожрать сладость этой власти, вам лучше уйти. Потому, что идем мы. Нам нечего терять. Вы больше не можете скрывать это. Вот Вам совет – бегите. Вы, играющие в этнократию, в национализм, причинили много зла этому народу, этой земле. Вы повинны в миллионах смертей и разбитых растоптанных судеб. Бегите те, кто ожесточен. Те же, кто искренне скорбит и хочет помочь – останьтесь. У вас будет возможность приложить свои силы для восстановления страны…
        Ларин, произнося эти слова, смотрел поверх голов в прояснившееся небо. Услышав деликатное покашливание Мары, он опустил глаза, и увидел, что его не слушают. Стройные ряды сторонников Мары замерли, словно  замороженные в мгновенной криокамере. Кто застыл с закрытым ртом, кто с поднятой рукой, кто, моргнув, с закрытыми глазами.  Исключение составлял сам Мара, который, покашливая, прохаживался перед рядами, ожидая, что Ларин обратит на него внимание.
       - Они не слышат, - сказал он приятным своим чарующим голосом , с едва слышной хрипотцой.
      - А если и услышат, то не поверят, или, знаешь, что еще лучше- – он подхохотнул,  -  не обратят внимания. Зря ты тут мечешь бисер, сожрут ведь… свиньи…
       Он подошел поближе к окну, у которого стоял Ларин и задушевным тоном сказал:
      - Ты, инженеришка, понимаешь ты куда влез-  От тебя мокрого места не останется…
       Но это выступление  не испортило настроения Ларину… Ларин улыбался. Мара пренебрежительно плюнул себе под ноги , щелкнул пальцами и армия его исчезла.  Затем исчез и он сам.
       Тогда Ларин обратился к своим людям:
       - Ребята, спасибо Вам огромное. Кому нужна медпомощь – подымайтесь сюда, помогите подняться раненным.  Завтра всех  прошу собраться в лесопарке у Торгсервиса – организуемся, всем скажем что делать.
       Ребята ответили бодрым шумом и стали расходиться.
      Хануман , взмыленный, оскаленный влетел в окно:
      - Ларин! – зарычал он, какого ракшаса не развиваем успех-  Давить гадов…
     Ларин приглашающе помахал ему:
     - Пойдем, поговорим. 
     
     Ларин с Гориором, Шубин, Хануман и Михалыч присели за широким столом в гостиной у Мастера.  Леша, Кустовский, и Мастер вольготно устроились на диване на правах ассоциированных членов. Ларин почувствовал легкое колебание воздуха – и на столе появился чай.  Три  чашки на блюдцах поплыли к дивану, приплясывая наподобие вальса. 

     Ларин навис над столом:
      - Я знаю, о чем вы думаете. Нет , братцы, войны пока не будет.    
      - Почему это- – свирепо спросил Хануман,  – знаете, Ларин, если бы я знал что Вы трус, я бы не стал тратить время, упрашивая Победоносного разрешить мне участвовать в Вашей авантюре.    
       - Спокойно, спокойно, - Ларин выставил ладони. - Расскажу Вам бытовой случай из жизни моего приятеля. Шел он как-то с товарищем с тренировки. А они тогда первокурсниками были.  Видят:  на улице  лежит подросток на снегу, и другой подросток его бьет, ногами, стало быть. И этот, который бьет,  оборачивается к ним – а лицо у него такое острое – топориком, опасное лицо. А тогда, были такие подростковые банды  –  Череп, Кокичи, Воловичи, 17-й участок, Пестряки и прочая сволочь. Делились по районам и били друг друга, ну вроде как стенка на стенку, только с арматурой. И этот топорик им говорит так гнусавенько, как в этих бандах принято:
       – А вы с какого района-
       И им понятно, что он из  такой банды-группировки. Им реально страшно вмешаться. Потому что потом и адрес их найдут. И домой к ним придут. И у подъезда будут караулить. И будут бить, а может и убьют с дуру. Были такие случаи.
        Но они же и уйти  не могут. Не могут оставить бедолагу к которому этот упырь  прицепился.
        И они просто стоят и ничего не делают. И молчат. Но вид у них внушительный. И этот Топорик начинает нервничать. Еще пару раз пнул свою жертву, но как-то уже без энтузиазма.
         Поворачивается он к ним, и спрашивает:
         - Что вы тут стали, идите отсюда.
         А они ему вежливо так отвечают:
         - Ну мальчик, мы же не мешаем. Что ты нас гонишь-
       Он говорит:
        - А чего вы стоите-
       А они говорят:
         – А смотрим. А ты не обращай внимания – бей его, бей, чего ты отвлекаешься- 
         А он говорит:
        - А вы знаете, что он сделал-
        А они ему:
        -  Не знаем, и знать не хотим, а ты бей его, бей…
        И так этот топорик растерялся, не зная, что с ними делать, что совсем вкус потерял к своему занятию. Пользуясь этим, второй подросток рванул с места. Пробежал тридцатиметровку.  Прыгнул в подошедший троллейбус и был таков. Топорик, с криками: «куда-убью»! - скрылся из виду, пытаясь догнать троллейбус. Но было ясно, что не догонит.
      Такая вот история о сдерживающем присутствии. Я это к чему- Страна у нас непростая – есть опасные производства, есть атомная энергетика. Но если б и не было-  Если устроить заваруху,  будет кровь, будет смерть, разрушения будут. Вооруженная борьба во время фазового перехода – это потеря сил, которых у нас и так нет. Страна сильно ослаблена за время мародерства псевдоэлиты. Мы не должны терять ни крупинки драгоценных ресурсов – человеческих и материальных. И вот что я хочу вам сказать:        
        - Сатьяграха.
   Хануман удивился:
        – Сатьяграха-
        - Да, сатьяграха, - твердо сказал Ларин.
        - Сатьяграха на санскрите   это стремление к истине и что- ? Хануман потер переносицу.
        - А помните был такой Ганди?
        - Начинаю понимать, – заулыбался Хануман, - нарушение несправедливых законов, голодовки протеста, марши, демонстрации, мирные окружения...  Только у вас это не пройдет. Не те люди.
        - А как же в две тысячи четвертом прошло-
        - Так то ж совсем другое – у этих Ваших оранжевых весь Запад за спиной стоял.
        – А почему бы и нам не постоять за спиной-
        Хануман расхохотался:
        - Ларин, Вы мне нравитесь. Видит Бог, став магом, Вы не растеряли своего нахальства.
       Ларин поморщился:
       – Да каким там еще магом, – он махнул рукой, – а впрочем, зовите как хотите, только в печь не сажайте. Я ведь о чем, ребята, нам сейчас надо готовиться к бою, но очень стараться его избежать. А с другой стороны, – просто брать власть при демонстративном присутствии подавляющей  вооруженной силы…
      Главный вопрос: как выбрать момент, при котором они не успеют просчитать наши ходы и  опередить нас. Это тоже очень важно: если застанем врасплох, большой крови удастся избежать. Если же схлестнемся, когда обе стороны будут готовы, крови будет много, и разрушения будут приличные.
     Леша с дивана возмущенно крикнул:
     – Кто- Эти слизняки будут с нами воевать- Да они передрищутся, это не старушек с кастрюльками разгонять!
     Ларин ласково посмотрел на парня:
    – Не кипятись, юный падаван, сами-то они ружье в руки не возьмут. Наймут других, а третьих обманут и нами запугают. Ты же знаешь, что по телеку покажут, то и правда. И такое молотилово пойдет – любо-дорого…
     Ларин повернулся к Хануману:
     – Когда они начнут-
     Хануман пожал плечами, вытащил из уха нечто среднее между  коммуникатором и замшелым камушком, только что  вынутым из горного ручья, такая чистая свежесть от него исходила,  заговорил в него, неожиданно с интонациями этакого земского врача  –
     - Александр Иваныч, а скажите мне, батенька, что у нас сейчас делается у  Мары в штабах-  Ларин интересуется,  когда за него возьмутся по-серьезному.
    Камушек-телефон разразился комком возмущенных фраз, так что Хануман, даже отстранился.
      - Да я понимаю, что у вас есть более срочные дела. А кстати какие-
     Хануман выслушал очередной взрыв шебуршания в трубке.
      - Так и в чем же здесь проблема, что игвы высадились- По-моему это отвлекающий маневр. Используйте Олирну как космодром подскока, думаю, это решит все проблемы…
      Трубка в ответ сердито заскрипела.
      - Да, хорошо, понял, согласие Победоносного я вам обеспечу. А сейчас помогите, пожалуйста, нашим н-ским друзьям. Хануман отправил камушек в ухо.
      - Я по своей линии пробью, - сказал Шубин и исчез. Михалыч кивнул и исчез тоже.
     Ларин придвинул к себе чашку чая, обернулся к друзьям:     
     - Олирна, хэ!
     Гориор наморщил лоб:
     - Олирна, игвы, я что-то такое слышал…
     Хануман скорчил страшную обезьянью рожу, приложил палец к губам:
     - Олирна, игвы, оставьте, вам сейчас не до этого.
     Неожиданно из уха Ханумана раздалось пиликанье на манер нокия-тюны, он выхватил телефон и стал слушать. Лицо его омрачилось, он дал отбой и сунул трубку в ухо.
       - Ну что,  друзья мои, тут не шутят. Сегодня  ночью будут нас  ликвидировать. Или как это сейчас политкорректно говорится – зачищать.
       Он снова глянул на часы.
       - Чистого времени  у вас часа четыре, я думаю.  Никаких мобилизаций! Действовать нужно теми силами, какие есть. Какие же силы у нас есть?.. Секундочку! 
        Тут Хануман внезапно исчез.
       Вместо него появился Шубин, а с интервалом в секунду нарисовался и Михалыч.  Оба они имели озабоченный, даже пришибленный вид. Заметив отсутствие Ханумана, Шубин вяло поинтересовался:
       – А этот где- Впрочем, - он махнул рукой, - это уже не имеет значения: мы ничего не успеваем.
       Михалыч почесал затылок:
      – Н-да, Ларин, не ожидал, что Вашим планам  вот так с ходу придадут такое значение.
       Ларин прищурился:
       – Значит уже вашим, вот как?
       Михалыч отмахнулся:
        – Сегодня ночью…
       Шубин закончил за него, провел рукой под подбородком:
       – Брошены все силы, вся система спецназ МВД и СБУ, это то, что мы знаем, от наших людей в ведомствах. Разумеется,  магическое прикрытие у них будет.
      Михалыч резонно заметил:
      – Скорее это они будут прикрытием для магических действий.
      – То есть, если я правильно понял, – подал голос с дивана Кустовский. – Мы тут все люди конченые- – он казался спокойным, только очки сидели криво , да клок  волос стоял дыбом над макушкой.
        Ларин покивал:
         – Я думаю ты правильно понял, Кусто.
         – Тогда нужно действовать!!! – Выкрикнул Кустовский.
         – Как действовать- – Ларин поднял брови, разминая в пальцах сигарету…
         – Как!!! Только!!! Можно!!! – завопил Кустовский, и энергично рассек воздух клинком Дао.
         Также внезапно, как и исчез, появился Хануман. Свирепо скалясь, он помахал лапой:
        – Что до ресурсов, то всей мощи Победоносного нам, конечно, не видать, но кое-что  у нас есть…
        Он склонился к уху Ларина…
        Выслушав его Ларин встал. Он был бледен, спокоен, сосредоточен: 
        – У нас, друзья, есть два пути: Либо ждать смерти, либо действовать прямо сейчас, с тем что у нас есть.
         – И что же мы будем делать- – посасывая клык, спросил Михалыч.
         Остальные  напряженно смотрели на Ларина.
         Ларин усмехнулся:
         – Как говорил старик Мао: «Огонь по штабам»!  В соответствии с благородной наукой стратегии мы должны нанести упреждающий удар по нервным  и мозговым центрам  противника на самом высоком уровне.  А это значит, насколько я понимаю, что на Банковой пока  нам делать нечего.  А где нам есть чего делать-
             Вопрос адресовался к Хануману. Тот, с кажущимся равнодушием, ответил
– Харьков, Голодная гора, 24… Есть еще несколько адресов…    
                   Глаза его при этом вспыхнули.
             – Но есть проблема… Мы действуем против превосходящих сил противника.  Нас может спасти только аааафигенная внезапность и практическая сметка… Понимаете,  о чем я-   Мне очень понравилась Ваша выходка в Торгсервисе. Что-то в этом роде…
              Хануман хлопнул Ларина по плечу.
              Ларин лукаво улыбнулся, и подмигнул Хануману.
              – Есть у меня одна идея… Шубин, вы сможете организовать альтернативную пожарную охрану города- –
               Шубин опешил:
               – Да зачем, клянусь штанами Гесера, вам это понадобилось?
               – Нам придется позаимствовать у пожарных комплект оборудования. Заодно колдануть их,  чтобы сильно не возражали.  Ну, а пока они будут колданутые, кто-то же должен за них подежурить- Да, и еще, Паша, – Ларин обернулся к Мастеру, – в порядке экспроприации нам нужно будет  взять… – он перешел на шепот, – в магазине… и на складах… Отдадим потом.  И собирай добровольцев на инструктаж. Думаю, человек двести нам хватит на первый день…
               Хануман тронул Ларина за плечо. Ларин оглянулся. Хануман смотрел на него,  с пониманием и  сочувствием.
               – Ларин,Ларин, порыв   высокий , я понимаю, конечно, мы сделаем все что можем, у нас тем более с этой сволочью  свои счеты… Но неужели Вы верите в успех вашего … эээ… переворота-  Ведь против Вас такая махина… Нет, правда, что Вы смеетесь, если брать в мировом масштабе… 
               Ларин действительно смеялся:
              – Ну что Вы, Хуан Владимирович,  какой переворот- Мы просто возвращаем себе власть. Наши действия – это просто гигиена: Подобрать больного с улицы, где он валяется уже двадцать лет, поставить диагноз, назначить правильное лечение. Наши действия как раз самые простые и  естественные. А система, которая сейчас удушает нас, как раз непростая и неестественная.   Как всякая ложь, она держится только на огромных вливаниях краденой энергии, и вследствии этого критически неустойчива.  Достаточно возникнуть альтернативному равновесному центру  власти, и вся эта чудовищная по нелепости  система  совершит поворот оверкиль.
              Хануман хмыкнул:
              - Как бы оверкилл не получился.
             Ларин хмыкнул:
              - Не получится.
             Хануман весело оскалился:
             - Ну нахал, ну нахал. Ну, допустим. Но неужели Вы верите, что народ вас вот так сразу полюбит – абсолютных самозванцев из провинции, без роду без племени… Где Ваши царские реликвии-  Позаботьтесь хотя бы стать родней каким-нибудь гетманам…Ведь даже эти Ваши пассионарии первое время будут беспомощны, глухи и слепы. Нужно же им хоть на глаза попасться, чтобы Вас оценили и приняли за своего…
        Ларин успокаивающе взял его за предплечье:
        - Не переймайтесь. Нам бы день простоять, да ночь продержаться…
            Идиома- ?  спросил Хануман.
            Нет, цитата. - ответил Ларин.
            Узнают нас и полюбят, а не полюбят - своих поставят.  Были б люди хорошие и грамотные. Поверьте, никто не будет против нас ничего предпринимать когда мы объявим о смене власти. Вы недооцениваете эффект свершившегося факта. Одно дело, понимаете ли, батенька, защищать власть, которая существует и упирается, когда ее хотят сменить. Совсем другое – защищать власть, которой больше нет. Это возможно только тогда, когда есть хоть какие-то самостоятельные структуры, единомышленные власти. Но с ней непосредственно не связанные и от нее не зависящие. Такие еще могут служить точкой опоры для сторонников свергнутого режима. Да и то часто бывают не в силах устоять перед "эффектом свершившегося факта". Так что эффект подействует абсолютно. А потому сейчас главное захлопнуть крышку. Бог не выдаст- свинья не съест.  
         Цитата- – Спросил Хануман.
         Идиома. - Вздохнул Ларин.
         - А разве нет структур, единомышленных нынешней власти-
         Ларин улыбнулся:
         - Дорогой мой, чтобы были единомышленники, надобно же, чтобы было хотя бы мышление…
        Он махнул рукой.
         - Ладно, Хуан, ведите меня к Вашим людям,  я так понимаю, что на данный момент, по работе с аппаратом Мары, это наше ядро, надежда и опора трона. Собственно, брать власть я буду сам и со своими людьми. С удовольствием переложил бы на Вас, да нельзя – вопрос этнически чувствительный. Это надо понимать…
          - Да понимаю я, наш спецназ будет работать только против структур Мары – они интернациональны и экстерриториальны, кстати, идти никуда не надо… - Хануман покачал головой и  сложил пальцы  в фигуру напоминающую раковину (ваю мудра), и легонько дунул в нее.               
         - Прошу любить и жаловать – спецназ Победоносного, бригада «Скорпион».
         Ларин присвистнул – ого… Чаньского мастера встретив…
         - Идиома?
         - Цитата!
         
              
      В штаб-квартире  восточно-европейского  отделения  Джойнт Сток Компани «Вижн Интернешнл» жизнь била ключом. Люди и магические существа  бегали и телепортировали  с этажа на этаж. По кабинетам сами собой порхали  циркуляры, шелестели копиры и принтеры. Стража не дремала, не резалась по обыкновению в многомерное драконье очко.
      Начальник караула   обходил посты, бдительно вглядываясь в окружающую темноту.  Какое-то движение почудилось ему в темноте. Он захлопнул крышку шлема, включив одновременно тепловизор: какие-то подозрительные силуэты шевелились  за пределами периметра.  Он поднял руку, жестом «внимание».   
       Караул насторожился, врубив визоры, и уставившись в сторону  подозрительного движения.
      Внезапно темнота полыхнула яростным светом  и струями огня, тишина ночи раскололась громом, свистом, воем.


         Бойкий пятилетний   мальчик, живущий в доме неподалеку,  улышав грохот и завидев сполохи, резво подбежал к окну.
        - Бабушка, это что-
        - Опять фейерверками балуются, все им праздники, чему только радуются-  - ворчливо отозвалась маленькая старушка…
         И вправду над  офисом Вижн, бушевал супермегафейерверк: Гвоздики, астры, ромашки, вулканы и звездные дожди, одолженные Мастером на пиротехническом складе в  Н-ске, слепящим золотым дождем обрушились на окна, крышу и двор офиса. 
         В здании воцарился хаос, помноженный на экстемпоральный фактор (циклический кризис адекватности): актуальная защита здания, задействованная службой безопасности  рассчитывалась на магическое нападение. Реальной огненной атаки никто не ожидал: времена палов и брандеров прошли, а с чего бы в скромную телекомпанию  палили из огнеметов-
        Замешательство усилилось из-за того, что начальник  службы безопасности  и его замы, вследствие повышенной готовности, находились на территории и были уничтожены первой же волной нападающих. Это были восемь пожарных расчетов, необыкновенно вовремя подкативших   к горящему зданию, и разматывающих шланги, разворачивающих технику для ликвидации возгорания. Действовали они вполне профессионально. Ничто не позволяло усомниться в том, что это настоящие пожарные, если не заметить нехарактерные для Харьковской пожарной охраны донецкие номера машин, смуглые, раскосые лица бойцов, оранжевые одежды под защитными костюмами, и совсем уж никчемушные для пожарных страшные серебрянные мечи  с эмблемой - «Скорпион с фонариком вместо жала на хвосте». Но это уж надо было   совсем уж приглядываться.  Стальной лавиной устремившись к горящему зданию, пожарные-монахи, неуязвимые для фейерверков под защитой своих костюмов, смели внешние позиции  охраны из водометов. Они стремительно приблизились ко входу, где, несколько обалдевший,  персонал привратного поста не мог решиться: стрелять ли ему в нежданых спасителей или оказывать посильную помощь- Пока персонал, довольно–таки подготовленный, и имеющий неслабый боевой опыт,  предавался возвышенной медитации на эту тему, пытаясь отбросить ложную дихотомию и перейти от ортодоксии к ортопраксии,  «скорпионы»  в скользящих  прыжках взмахивая сверкающим оружием проскочили мимо пятерки охранников. Кто пропрыгнув над головами в стремительном боковом сальто, кто  змеей прошмыгнув между ног. Монахи промелькнули незаметно как двадцать пятый кадр, и заскользили дальше как привидения,  а охранники застыли на мгновение в нелепых  изломанных позах  и рассыпались буквально на части. На этажах повсюду рвались, свистели и прыгали, отскакивая от стен,  фейерверки. Оглушенные и ослепшие, метались  сотрудники компании. Скорпионы буквально прошли через  огонь, мечом пресекая сопротивление  и погружая в паралич некомбатантов  невыразительными  жестами-мудрами и приглушенным бормотанием боевых мантр.  Когда поражающая мощь фейерверков сошла на нет, и на четвертом этаже офиса  персонал попытался организоваться для отпора, машины ударили по окнам из водометов, и буквально  утопили противника (да, тонут люди не в пиве). Монахи на этаже довершили разгром. В 21.30 офис Вижн Интернешнл (он же украинская штаб-квартира Мары) был полностью выведен из строя. 
          


        Командира 19-й Хмельницкой ракетной бригады, полковника Кочерженко,   вестовой поднял по тревоге.
         – Что за черт- – изумлялся  полковник, – почему не предупредили о тревоге из штаба дивизии- Совсем Петро охренел, забыл про нас!
         Словно зачарованный, кое-как одевшись,  полковник толстым  зайцем выскочил из подъезда, и вконец растерялся:
           – А где машина-
           – Машины не будет, - сказал вестовой. – Мы полетим, так быстрее.
          И вправду полковник  был сегодня  зачарованый. Просто какая-то волшебная ночь. Вестовой был одет по-граждани, но полковник был сегодня настроен мирно. Ну и по-граждани, и что- Ведь тревога, не до того сейчас. Тем более, вестовой вызывал  такое доверие! Он был такой надежный какой-то, коренастый такой крепыш, средних лет,  что о судьбах родины поковник даже не волновался.
     - На чем полетим- – спросил он.
     А вот же вертолет! – удивился вестовой, указывая на пухлого здоровенного дядьку в растрепанной  пиджачной паре.
     Полковник посмотрел на дядьку, обрадовался:
     - А, точно! Это ж вертолет, ну полетели…
      Дядька ухватил его за бока  и поднялся в воздух. Следом полетел вестовой верхом на огромной летучей мыши. Подобные Мелкие странности полковника, впрочем, не волновали. Экая ерунда! Впервые за все время службы ему было так спокойно и хорошо.

        Полковника благополучно доставили  в расположение штаба бригады. Там неясные, но вполне свойские, штатские  плотно работали со специалистами: переводили в координаты какие-то адреса с помятых бумажек.  Крепыш-вестовой   приобняв полковника, открыл ему секрет: оказывается, он совсем не вестовой, а проверяющий из генштаба, и, бери выше, доверенное лицо самого президента! А бригада себя уже очень хорошо проявила. А сейчас будут проведены учебные стрельбы настоящими боеприпасами, и тогда бригада проявит себя еще лучше. А пану полковнику тогда, конечно, присвоят генерал-полковника и переведут в Киев, со всеми вытекающими… А сейчас  надо проехать на позиции…
       На позициях полковник, которому так замечательно повезло,    с удовольствием наблюдал как растворяются в звездном  ночном небе хищные тяжелые силуэты оперативно-тактических ракет  «Точка-У».
        

    
       Ничем не примечательный особнячок на улице Косцюшко в Варшаве. Окна светятся. Ага, значит, там не спят.  Работают. Странно, кризис, а они работают по ночам, да  что же можно делать в такое время в коммерческой фирме- Ну-ка, посмотрим на вывеску: Ааа! Понятно, «Вижн Интернешнл», повелители дураков! Восточно-европейский отдел. Ну-ну. Этим всегда есть, чем заниматься.
     Во дворе особняка  неслышно вышли из сумрака  с десяток фигур. Среди них можно было различить характерный (для опытного глаза)  силуэт  Михалыча (благословенного вампира). Донецкий Дневной дозор! Но что им надо так далеко от родимой юрисдикции-
     Разбившись на тройки дозорные бойцы блокировали основные и запасные входы в здание, одна из троек  поставила мощный силовой купол над особняком,  блокирующий физический и энергетический доступ в здание на всех слоях сумрака. В здании  отключилось освещение, но тут же снова заработали автономные источники электроэнергии. Отрубился интеренет, связь,  накрылось радио-     и телевещание.
         Две тройки дозорных во главе с Михалычем пошли на приступ – внезапно ворвались в вестибюль, разбрасывая вокруг себя искры и спирали магического огня.  Явно стремясь скорее наделать побольше шуму и переполоху, чем нанести реальные повреждения, Михалыч демонстративно применял исключительно эффектное гламурное заклятие «гель-перфоратор». Гром, дым, копоть, стены трясутся, штукатурка сыплется, а толку мало.
        Разумеется, вскоре бойцы Дневного дозора оказались зажатыми в угол превосходящими силами смешанной  магическо-немагической службой безопасности.
        - Na sfaіszowaniu, suki! – Кричали им, держа под стволами.
        Михалыч ухмыльнулся, взглянул на часы, скомандовал:
         – Всем в сумрак! Сферу развернуть и держать!
Бойцы дозора провалились в сумрак. Безопасники «Вижна» успели еще немного удивиться. К офису подлетали «Точки-У». Границу они прошли спокойно: их оттуда не ждали. Проходя округ ПВО польской столицы – жались к земле, шли на бреющем.  Их, конечно, засекли, а сбить не успели.  Силовой купол, мгновенно размягчившись, как вязкая болотная жижа, с чмоканьем пропустил ракеты внутрь себя и сомкнулся.  
       Три ракеты – ТРАХ! ТРАХ! ТРАХ! –  почти одновременно  ударили в здание.
       Трое магов,  державших защиту дрогнули, их лица исказились мукой, когда в силовое поле изнутри полусферы ударили вихри огня и горящие обломки. Но поле выдержало, прикрыв от взрыва жилые дома.

       Группа Дневного Дозора спешно втягивалась в портал. Пока Ночной Дозор контролирует ракетную базу, нужно было накрыть еще семь опорных точек «Вижн Интернешнл».

       К утру с инфраструктурой «Вижн Интернешнл» на Украине и в Польше было покончено.


        Судья Чепорского районного суда  в г…….. проснулся в холодном поту. Нервически дрожа, прошел на балкон, долго курил, беспокойно глядя в ночную даль, затянутую ажурными облаками, сквозь которые выглядывала Луна. Его одолевала страшная мысль. Он давно не думал на эти темы. Наконец, он выразил для себя то, что его волновало:
       – Нет, конечно, не брать взяток, это хорошо, и правильно, но, как, скажите, тогда жить- На три тысячи гривень- И не это же еще самое страшное. А самое страшное вот что: ведь если взяток не брать – это же государство может рухнуть! Потому что все говорят что коррупция – это червоточина государства. А у нас коррупция – это не червоточина. В нашем государстве – это сердцевина.
       Судья потряс головой отгоняя дурацкие мысли, но мысли не уходили…Перед выходом на работу он долго стоял на балконе и  смотрел на солнце.


            Командира  эскадрильи сушек,  сорокалетнего майора Приходько,  мучили мысли, не давали спать ночью. Смешно сказать в наше продвинутое время, но мысли были патриотические.  Впервые он ломал голову не над  тем, где перехватиться до зарплаты, и как оплатить довольно скромные, но неучтенные правительством, потребности семьи, а над своей жизнью, жизнью своей страны:
             –  Что же это произошло с нами со всеми, куда мы, … мать, идем-  Как вообще, … , можно так жить- Это… это… –  майор мучительно искал слово (или, напротив, пытался не найти), –  это  подло…
            Утром майор выглянул в окно. Над утренним аэродромом  подымалось солнце. Майор задержал взгляд на раскаленном диске. Смотрел долго, до слез, до рези в глазах.       


      


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики