Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Галина Зеленкина
г.Кодинск, Красноярский край, Россия

Начало (Фанданго № 10)
Продолжение (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Продолжение (Фанданго № 15)
Окончание (Фанданго №16)

Айя


                           Глава  2     Лабиринт жизни

                Когда ждешь кого-то или чего-то, время тянется долго. Но те,
у кого есть уплотнитель времени, ждать не умеют. Айя направила пучок розового света на дверь. Дверь распахнулась, и в дверном проеме появилась фигура старой Муны. Айо ощутил кожей движение воздуха и открыл глаза.
                ?  Почему ты вернулась? ? спросил он Хранительницу Тайны.
Его удивление было столь неподдельным и искренним, что старая Муна,
не раздумывая, приблизилась к Айе  и, пристально глядя, в глаза девушки выдохнула:
                  ? Кто?
                ?  Аки,? не моргнув глазом, ответила Айя.
                ?  Так я и знала, ?  пробормотала старая Муна. Она подошла к
столу и прикоснулась рукой к хрустальному шару. Убедившись в том, что в ее отсутствие к шару никто не прикасался, она заметно повеселела.
                ?  Сегодня я собиралась рассказать вам об уплотнителе времени и научить вас пользоваться им, не причиняя вреда окружающему миру, но Аки опередил меня. Зачем он это сделал? ?  Ее вопрос адресовался Айе.
                ? Чтобы я успела вернуться, ? ответила та, улыбаясь загадочной улыбкой своим мыслям. Но Хранительница Тайны пропустила мимо ушей её объяснение. Синий туман требовал жертвы, и она вошла в него. Когда туман рассеялся, то привычного облика молодой красавицы Айо не увидел. В этот раз время не подчинилось старой Муне. Жертва была напрасной.
                ? Кто-нибудь может  мне объяснить, что здесь происходит? ?
спросил он, глядя попеременно, то на сестру, то на Хранительницу Тайны.
                ? Айя состарила меня и забрала мое время, ? ответила старая Муна и покачала головой. Девушка охнула и подбежала к наставнице.
                ?  Прости меня, я не хотела причинить тебе вред, ? проговорила  она срывающимся голосом. Две прозрачные слезинки скатились по ее бледным от испуга щекам. Айя протянула старой Муне руку, украшенную широким браслетом.
                ? Я не смогла удержать его, ? прошептала она, указывая тонким
пальчиком на розовый кристалл. Хранительница Тайны кивнула головой в знак примирения и обратилась к Айо, с растерянным видом слушающего разговор сестры с наставницей.
                ? Аки подарил твоей сестре уплотнитель времени, а она не смогла удержать его. Поэтому он разрушил мой временной пояс, ? так объяснила старая Муна причину своего неудавшегося превращения.
                ? И что теперь будет? ?  Тревога, прозвучавшая в голосе Айо,
передалась Айе. Она подошла к брату и обняла его. Так, обнявшись, простояли они, молча, несколько минут, глядя на Хранительницу Тайны грустными глазами. Из грусти родилось облако печали и поплыло по зелёной комнате. От соприкосновения с ним стены заплакали зелеными слезами, а свет, струившийся с потолка, померк. Когда облако печали коснулось щеки старой Муны, она вздрогнула и обратилась к воспитанникам.
                ?   И как долго вы собираетесь стоять возле меня с похоронным
видом? Я пока еще жива. Вы забыли всё, чему я вас учила. Забыли о том, что внешность зачастую бывает обманчивой. Забыли о том, что надо учиться смотреть вглубь предмета, а не скользить по его поверхности. А главное: вы забыли о том, что из любой ситуации можно найти выход. Было бы желание, ?  спокойный голос наставницы обнажил мысли, бродившие в черепной коробке, как в крепости.
                Брат с сестрой переглянулись. Мысль о спасении красоты  Храни-тельницы Тайны не давала покоя обоим. Задавать вопросы старшим по возрасту, не имея на то разрешения, в племени терраков было не принято. Поэтому Айо и Айя не знали, как предложить старой Муне свою помощь, не нарушив при этом  этикета. Наставница с удовольствием читала мысли своих воспитанников и думала о том, что ее усилия не пропали даром. С точки зрения террака дети получили правильное воспитание. Кроме знаний законов природы планеты Заурии и законов Галактики, которые они получили от Хранительницы Тайны, они обладали способностью считывать чужие мысли в момент их зарождения. Не всякому телепату под силу прочитать еще не родившуюся мысль. Этим даром брат с сестрой  отличались от терраков, которые умели читать уже созревшие мысли и не умели защищать от сканирования зародыши мыслей. Только старая Муна могла противостоять нашествию чужих мыслей.  Даже молодому вождю терраков по имени Тао это было не под силу, и дети всегда знали, о чем он думает в данный момент, и о чем будет  думать спустя мгновение. Но самым главным было то, что в сердцах и в душах детей жило много доброты. А добро, как известно, всегда побеждает зло, в какие бы личины оно не рядилось. Хранительница Тайны часто говорила детям о том, как важно во всем и всегда соблюдать равновесие и помнить о том, что зла без добра не бывает и наоборот, иначе лабиринт жизни прекратит свое существование. А этого допустить никак нельзя. Старой Муне  было приятно сознавать, что брат с сестрой хорошо усвоили ее уроки. Но, тем не менее, она  несколько минут помучила  воспитанников угрызениями совести прежде  чем разрешила Айо обратиться к ней с вопросом. 
                ?  Кто может вернуть потерянное время? ? спросил юноша.
                ? Только его хранитель, ? услышал он в ответ.
                ?  Но ты нам никогда не говорила о нем, ? заметила Айя, глядя на сгорбленную фигуру старой Муны. ? Разве можно хранить время? ? Она выразительно развела руками. Брат повторил ее жест.
                ? Если можно уплотнять, значит, можно и хранить, ? проговорила с задумчивым видом Хранительница Тайны, не забывая оглаживать взглядом лица воспитанников.
                ? Ты можешь нам сказать, где живет Хранитель Времени? ? Айо вскинул брови, отчего на лбу появились три морщинки. Он стал похож на рассерженного мальчишку. Но старая Муна не обратила никакого внимания на его эмоциональный всплеск.
                ? В лабиринте жизни, ? ответила она и погладила морщинистыми руками хрустальный шар. От прикосновения ее горячих ладоней шар начал вращаться, с каждым оборотом набирая скорость. Айя с интересом наблюдала  за вращением шара, в то время как ее брат от нетерпения переминался с ноги на ногу. Но всякому терпению когда-нибудь приходит конец. Айо приложил к груди правую руку и поклонился Хранительнице Тайны.
                ? Говори, ? разрешила она.
                ? Почему мы медлим и не идем к Хранителю Времени? ? в голосе юноши удивление боролось с раздражением с переменным успехом.
Наставница с интересом наблюдала за борьбой эмоций и, когда удивление одержало верх над раздражением, ответила:
                ? Я думаю, что Хранитель Времени  может подождать. Тем более, что он сейчас занят важным делом и вряд ли сможет нас принять. Мы пойдем к нему позже…
                В наступившей паузе возникло напряжение. Брат с сестрой ждали продолжения, а старая Муна почему-то медлила. То ли устала, то ли потеряла нить разговора. Айя заметила, что вращение хрустального шара замедлилось и указала на это брату. Как завороженные смотрели они на выходящую из шара голограмму молодой темноволосой женщины. Огромные, в пол-лица,  глаза редкого василькового цвета излучали теплый свет.
                ? Мама! ? выдохнула Айя и закашлялась. Соленый ком в горле
помешал вдоху.
                ? Мама! ? вслед за сестрой выдохнул Айо и стукнул Айю по спине. Солёный ком выскочил из ее горла и, упав на пол, покатился к двери, оставляя на полу мокрый след. Докатившись до двери, он исчез. Лишь белая полоска, нарисованная на полу кристалликами соли, служила подтверждением тому, что он был …
                ? Это ваша мать, ? услышали воспитанники голос старой Муны, ? мне удалось просканировать лица ваших родителей из памяти детства в тот день, когда вы прилетели в серебряной лодке на планету Заурия. Мне также удалось разгадать ваш генетический код в зашифрованном послании  вашей матери Риты. А это – ваш отец Кео, ? с этими словами  она дотронулась рукой до хрустального шара. Голограмма темноволосой женщины уступила место голограмме рыжеволосого мужчины.
                ? Мы знаем, ? в один голос слились речь брата и речь сестры, ? это голограммы из наших детских снов.
                ? А вот перебивать меня не надо, ? сделала замечание Храни-тельница Тайны, ? вы знаете только то, что вам разрешено знать и не более
того… Самого главного не знает никто.
                ? И даже ты? ? удивилась Айя.
                ? О том, кто знает больше, а кто  –  меньше, поговорим позже, на Совете племени. А пока научимся управлять временем. Мы должны прийти к Хранителю Времени и разговаривать с ним на его языке, ? ответила старая Муна и в подтверждение своих слов протянула Айо  широкий браслет из металла белого цвета, украшенный розовым кристаллом. Юноша взял браслет, повертел его в руках и, не найдя ничего необычного, положил на стол. Хранительница Тайны одобрительно кивнула головой и посмотрела на Айю. Та, молча, сняла с руки браслет и отдала его наставнице. Браслет, подаренный  главным стражником, был осмотрен со всех сторон.
                ? Понятно, ?  тихим голосом произнесла старая Муна, отвечая
собственным мыслям, и направилась к стоящей в углу комнаты пирамиде,
сложенной из разноцветных кубиков. Так как о предназначении этого ра-дужного сооружения брат и сестра не имели никакого представления, нас-
тавница  была вынуждена объяснить принцип работы корректора времени.
Выслушав наставления старой Муны, Айо повернулся к сестре и, глядя ей в глаза, потребовал объяснений.
                ? Где ты была? И почему сбился твой уплотнитель времени? ?
голос юноши дрожал от волнения. Но Айя промолчала в ответ. Мысленно она
была далеко отсюда и не могла слышать голос брата. Живущему в придуман-
ных мирах, в реальный мир так трудно возвращаться. Странная улыбка скользнула по девичьим губам и спряталась в уголках рта, чтобы при удобном случае вновь появиться во всем великолепии.
                ? Айя, ты меня слышишь? ? Тревога выплеснулась из сердца Айо и больно уколола сознание девушки. Айя тряхнула головой, и воспоминания о путешествии с Аки на время покинули ее.

                ?    « А на какой-то из планет
                       Мы пили звездное вино
                       И танцевали менуэт,
                       Давно забытый танец, но

                       К нам звуки музыки лились
                       Как с неба радужного свет,
                      И нотами писала жизнь
                      Любви несбывшейся портрет», ? произнесла она нараспев.
Айо отвернулся от сестры и обратился за помощью к старой Муне.
                ? О чем она говорит? Я ничего не понял, ? с растерянным видом произнес он.
                ? Кто ранен в сердце, с мыслями не дружит, ? ответила Храни-тельница Тайны. Ее ответ не внёс ясности, а еще больше смутил мысли Айо. Юноша принял высказывание старой Муны на свой счет. Он только не смог вспомнить о том, кто и когда ранил его в сердце. Хотел спросить об этом наставницу, но передумал и попытался скрыть непонимание за лучезарной улыбкой. Попытка не удалась.
                ?  Кто ранен в мозг, не может улыбаться, ? заметила Айя, поймав боковым зрением улыбку брата.
                ?  И она туда же, ? подумал Айо. ? Про раненый мозг я где-то уже слышал. Надо покопаться в архиве памяти.
                ?  Не утруждай себя. Это из детских снов, ? пояснила девушка, ? так говорила мама про Бена, когда тот пытался скопировать ее улыбку.
                Пока Айо решал: обидеться ему или пропустить замечание сестры мимо ушей, в разговор вмешалась старая Муна.
                ?  Наденьте браслеты. Пора отправляться к Хранителю Времени, ? приказала она и направилась к двери. Брат и сестра  последовали за ней. За дверью их уже ожидал Кар, главный советник вождя. Он и повел старую Муну с воспитанниками к лабиринту жизни по длинным и узким коридорам подземелья. Поначалу Айо пытался запомнить направление и количество поворотов, но, в конце концов, сбился со счета и оставил это утомительное занятие.   
                ?  Десять, ? произнес Кар и резко затормозил ход. Айо, идя за ним следом, чуть не налетел на главного советника вождя.                   
                ?  Что десять? ? задал он вопрос Кару.
                ?  Десять поворотов до лабиринта жизни, ? ответил тот.
                ?  Но я насчитал больше ста, ? возразил юноша.
                ?  Мы кружили на месте, я проверял вас на внимательность. Вы и на этот раз не справились с заданием, ?  пояснил Кар. Айо покраснел от стыда и прикусил губу.  В его положении следовало молчать, что он и сделал, не ответив на смешок сестры. Айя удивленно вскинула брови.
                ?  Надо же, обиделся, ?  произнесла она тихим голосом, словно
боялась спугнуть тишину, бродившую по коридорам подземелья.
                ?  Не мешай ему, ? попросила старая Муна, беря девушку под руку. Айя кивнула головой в знак согласия, и остаток пути до лабиринта жизни они шли молча.
                Айо шел за Каром, стараясь не сбиться с темпа ходьбы, предложенного ему главным советником вождя. В голове юноши роились разные мысли, и он пытался выстроить из них логический ряд. Но они не хотели подчиняться и разбегались в разные стороны по извилинам его мозга. Когда он поймал одну из них, то оказалось, что это была чужая мысль. Она принадлежала главному советнику вождя. Пришлось отпустить её восвояси.
                ?  Почему я не заметил ее проникновения? ? задал себе вопрос  Айо, и не удивился, услышав, голос Кара.
                ?  Потому, что внимание рассеяно. Надо учиться контролировать
мысли, а не пускать их на самотек, ? произнёс тот поучающим тоном.
                ?  Все говорят надо, но никто не покажет, как это сделать, ? мысленно возразил юноша, но Кар не остался в долгу.
                ?  На Совете племени ты узнаешь обо всем, ? пообещал он Айо. Тот кивнул головой и зажмурился. Яркая вспышка света ослепила его. Когда он открыл глаза, то увидел прямо перед собой широко распахнутую дверь в помещение, в котором, кроме пляшущих разноцветных огней, ничего нельзя было разглядеть.
                ?  Это вход в лабиринт жизни. Дальше  пойдете без меня, ? с этими словами Кар повернулся и зашагал в обратную сторону. Айо с тоской посмотрел ему вслед. Со стороны могло показаться, что юноша недолюбливает Кара за постоянные придирки и замечания. Но на самом деле  всё было не так. Айо относился к главному советнику вождя с сыновней  почтительностью. Да и Кар в душе благоволил к юноше, хотя и старался не показывать виду. Иногда притворство играет на руку обстоятельствам.
                –  И как же мы войдем в этот фейерверк? –  в голосе Айо было больше удивления, чем жажды познания.
      – Молча, –  ответила Хранительница Тайны и шагнула за порог. Айя последовала за ней. Поэтому Айо ничего не оставалось, как присоединиться к ним. Сначала он хотел закрыть глаза, но идти вслепую в незнакомой среде было небезопасно, и он оставил эту затею. Вместо этого, юноша широко раскрыл глаза и стал вертеть головой по сторонам, пытаясь сориентироваться в пространстве. Наконец, старой Муне надоело наблюдать за метаниями Айо, и она попросила его успокоиться.
      –  Положи палец на кристалл уплотнителя времени, и он поможет тебе унять волнение, –  посоветовала Хранительница Тайны.
      – Но я вовсе не волнуюсь, –  возразил юноша, – это яркие вспышки света ослепляют меня, и я теряю ориентировку.
      – Поэтому и сделай так, как я тебе сказала, –  произнесла наставница голосом, не терпящим возражений. И Айо нехотя подчинился приказу. Как только его палец прикоснулся к кристаллу, он увидел перед собой узкий темный проход шириной не более метра, окаймленный с обеих сторон огнями, не дающими света.
      – Не думала, что ты такой рассеянный. Забыл о том, что говорила Муна у радужной пирамиды, –  упрек сестры больно ударил по самолюбию юноши. Айо скрипнул зубами, но возражать не стал. Он  действительно слушал наставления Хранительницы Тайны без должного внимания. Его удивило и в то же время обидело то, что Айя, которая обычно слушала его речи  с открытым ртом, вдруг осмелилась сделать ему замечание. «Убей обиду в зародыше», –  вспомнил он одно из наставлений старой Муны и сделал это. Обида не успела родиться.
      –  Вот и хорошо,  –  произнесла Айя шепотом, но Айо услышал ее слова и улыбнулся в ответ. На этот раз улыбка не стала капризничать, а с достоинством заняла свое привычное место на узких губах юноши. Как мало порой требуется усилий, чтобы не поддаться унынию, и как редко мы прилагаем их из-за лености ума.
      –  Помолчим, –  приказала Хранительница Тайны, и остаток пути до входа в обитель Хранителя Времени они прошли молча.
Дверь в обитель Хранителя Времени была открыта. Брат с сестрой переглянулись и одновременно подумали о том, что их здесь уже ждали. Иначе, зачем оставлять открытой дверь в помещение, которое так хорошо охраняется от проникновения посторонних лиц.
      – При приближении к двери на расстояние менее пятидесяти метров, она автоматически открывается. Нас, конечно же, ждут, но к двери это не имеет никакого отношения, –  пояснила старая Муна.
      – Получается, что каждый, кто подойдет к двери на расстояние менее пятидесяти метров, может беспрепятственно проникнуть в обитель Хранителя Времени? –  удивился Айо.
      – Если все так просто, то зачем тогда эти предосторожности с кристаллом уплотнителя времени? –  в свою очередь спросила Айя.
      – Надоело перестраховываться. У меня палец онемел от соприкосновения с кристаллом,  –  с этими словами Айо убрал палец с кристалла. В то же мгновение яркая вспышка света ослепила его, и он упал на пол.
     Увидев, как брат извивается и корчится в муках, как ужаленный акарией, Айя хотела броситься к нему на помощь, но не смогла сдвинуться с места. Ноги не слушались ее, они словно приросли к полу. Тогда она закричала:
     –  Муна, помоги! – Но старая Муна не сдвинулась с места. Похоже, что на нее тоже напал столбняк.
     –  Немедленно положи палец на кристалл! –  приказала она Айо, прекрасно сознавая; что сделать это ее воспитаннику будет непросто.
     Как две живые статуи стояли рядом Хранительница Тайны и Айя и с нескрываемым волнением и тревогой следили за движениями рук и ног Айо и каждый раз вздрагивали, когда юноша промахивался и не попадал пальцем в кристалл. После нескольких неудачных попыток Айо удалось с неимоверными усилиями прикоснуться указательным пальцем к кристаллу. Окаменелость исчезла, и Айя смогла подбежать к брату. Она помогла ему встать на ноги, и он, опираясь на плечо сестры, сделал первый шаг.
     Старая Муна, стоя поодаль, наблюдала за Айо. Тот с трудом держался на ногах, но делал вид, что ничего серьезного с ним не произошло. Хранительница Тайны не верила юноше, так как сама однажды испытала силу удара светового луча, когда по неопытности ослушалась свою наставницу и прервала связь с кристаллом уплотнителя времени. Поэтому она не стала выговаривать Айо за непослушание, а посоветовала впредь более внимательно относиться к ее словам, чтобы не попадать в неприятные ситуации.
      – Никто из нас не застрахован от неприятностей, но лучше их избегать, если это в наших силах, – заметила старая Муна, с сочувствием глядя на воспитанника.    Затем она быстрым шагом направилась к дверному проему и исчезла в нем. Второй шаг Айо сделал, держась за руку сестры, а после пятого шага отпустил её. С каждым последующим шагом идти становилось все легче и легче. Айя ускорила шаг, чтобы догнать Хранительницу Тайны.
      – Не спеши, я подожду, – услышала она телепатически голос наставницы и замедлила шаг. Но Айо уже настолько оправился, что больше не нуждался в её помощи.
      – Нельзя ли быстрее? – попросил он, и она перешла на бег. Они шагнули одновременно в дверной проем и повисли в воздухе, болтая ногами.
      –  Ничего не бойтесь, – услышали они голос наставницы откуда-то издалека.
      –  Почему мы висим в воздухе и не падаем? –  удивил ась Айя.
      – Потому, что падать некуда. В пространстве, где нет времени, отсутствуют границы, – ответила старая Муна и попросила воспитанников убрать пальцы с кристаллов уплотнителей времени. Айо, едва оправившись от светового удара, явно не горел желанием снова подвергнуть себя болезненным ощущениям.
      –  Иначе мы не сможем попасть в обитель Хранителя Времени, –  услышал он телепатически слова наставницы. Айо зажмурился и убрал палец с кристалла. Боли не было. Он открыл глаза. Увиденная картина не привела его в восторг, а скорее озадачила своей неожиданностью. Старая Муна и Айя сидели на хрустальном кубе и смотрели на Аки. Главный стражник держал за хвост длинную акарию, которая всячески извивалась, пытаясь ужалить его.
      –  Сейчас мы увидим, кто это, –  с этими словами Аки бросил акарию в прозрачный сосуд, предназначенный для проявления нелюдей, сущностей и нежитей. Сверкнула молния, и в воздухе запахло озоном. Из сосуда выползло существо не похожее на обитателей планеты Заурия. Оно было уродливо с точки зрения террака и прекрасно с точки зрения слуги Кайрана. Только так, а не иначе, должен выглядеть разносчик зла, а именно: ростом не более полутора метров, с огромной головой, украшенной пятью рожками и редкими волосами пепельного цвета. Инопланетный Квазимодо бросил испепеляющий взгляд на Айю, отчего та вздрогнула и спряталась за спину Хранительницы Тайны.
      –  Все равно поймаем. Не я, так кто-нибудь другой, –  прошипел незнакомец. И всем присутствующим стало ясно, что акарии охотятся за Айей.
      –  Ты уже не поймаешь, –  сказал Аки и направил на слугу Кайрана луч дезинтегратора. Айо с нескрываемым интересом наблюдал за действиями главного стражника. Он впервые видел в работе дезинтегратор.
      –  Акария больше не возродится? –  задал юноша вопрос Аки после того, как тот отправил невидимую глазу атомную смесь в утилизатор.
      – В наших мирах вряд ли, –  ответил главный стражник.
      – А зачем им понадобилась Айя? –  на этот раз вопрос адресовался старой Муне.
      –  Обо всем узнаешь на Совете племени терраков, –  уклончиво ответила та. Айо вздохнул и покачал головой, что означало несогласие. Но на его жест никто не обратил внимания. Даже Айя ничего не сказала и не улыбнулась в ответ на вопросительный взгляд брата.
      Тем временем Аки что-то шепнул Хранительнице Тайны на ухо, и та в ответ кивнула головой. Затем главный стражник подошел к Айе и поклонился ей. Айо обратил внимание на легкий румянец, проступивший на бледных щеках сестры. Уколы ревности так больно ранят сердце, терзают душу и смущают разум. И всё так неожиданно и так некстати. Юноша с трудом справился с волнением.
      –  В конце концов, она уже не ребенок и вправе сама выбирать, с кем ей дружить, –  подумал он. Но правильные мысли не спешили зализывать раны от уколов ревности. На то они и правильные, чтобы все делать неправильно.
     Проходя мимо Айо, главный стражник учтиво поклонился юноше и, не дожидаясь ответного поклона, растворился во времени.
     – В любой обстановке и при любых обстоятельствах необходимо соблюдать правила приличия. Иногда это помогает чувствовать себя увереннее, –  так говорил себе Айо, отвешивая поклон исчезнувшему Аки. Он хотел спросить у наставницы, куда отправился главный стражник, но старая Муна опередила его.
     – Аки очень устал. Он уничтожил всех акарий, заползших в лабиринт жизни с целью повернуть время вспять, и затратил много сил на борьбу с разносчиками зла. Теперь ему надо отдохнуть и зарядиться энергией в пещере Черной Стрелы, –  в голосе наставницы Айо уловил грустные нотки.
     – С чего бы это? –  подумал он про себя. Но старая Муна прочитала мысли юноши.
      –  Если Аки покинет планету, то некому будет сражаться с акариями. Только он знает их уязвимое место, –  объяснила наставница причину своей грусти.
     –  Почему он не может открыть секрет другим стражникам? –удивился Айо, –  это ведь так просто. Хранительница Тайны улыбнулась и покачала головой.
     –  Если бы это было так просто, я бы не грустила. Дело все в том, что науку борьбы со злом может постичь только избранный. И мне будет жаль расставаться с ним надолго, –  к грустным ноткам присоединились печальные нотки, и Айо вдруг понял, о ком будет грустить старая Муна.
     –  Этим избранным стану я? –  спросил он, глядя в глаза Хранительнице Тайны. Золотые искорки подмигивали ему с радужной оболочки прекрасных глаз наставницы, и зрачок пульсировал то медленно, то быстро. Юноша попытался прочитать ответ телепатически, но старая Муна заблокировала телепатический канал связи.
     –  Это не моя тайна,  –  ответила она и вздохнула.
     –  Может быть, это будет Айя? –  не унимался юноша.
     – Нет,  –  сказала, как отрубила, Хранительница Тайны, –  время вышло, нас ждет Хранитель Времени. –  Она указала рукой на место рядом с собой, и Айо сел на хрустальный куб, где уже сидели старая Муна и Айя. Вдруг куб начал вращение и Айо, сидевший в расслабленной позе, чуть не скатился с него. Юноша судорожно вцепился в какие-то две ленты и с удивлением заметил, что старая Муна и Айя не испытывают никаких неудобств, так как их руки и ноги плотно облегают блестящие ленты, называемые фиксаторами положения. Айо просунул сначала руки, а затем и ноги в свисающие петли и почувствовал облегчение. Теперь он мог вертеть головой в разные стороны, не опасаясь, что скатится с хрустального куба в зияющую под ними бездну. Вращение усилилось, и Айо почувствовал легкое головокружение. Он взглянул на сестру, но та сидела спокойно, глядя в сторону. Юноша посмотрел в том же направлении и увидел, что к ним приближается какой-то светящийся предмет.
     –  Что это? –  непроизвольно слетел с губ его вопрос.
     –  Хранитель Времени, –  ответила Хранительница Тайны.
     –  Разве он ..., –  Айо оборвал речь на полуслове.
     –  Он такой, –  продолжила за него наставница. Юноша повернул голову и увидел, что старая Муна с напряженным лицом смотрит на приближающегося  к ним Хранителя Времени. Айо ощутил легкое покалывание в руках и ногах, но не придал этому значения.
     –  Должно быть, нарушилось кровообращение –  подумал он. Но, когда покалывание усилилось и перешло в непрерывную боль, Айо вспомнил наставление Хранительницы Тайны и указательным пальцем прикоснулся к кристаллу уплотнителя времени. В то же мгновение боль исчезла, забрав с собой сомнения и тревожные мысли. Юноша бросил взгляд на руки сестры и с удивлением отметил, что они спокойно лежат у нее на коленях. Кристалл уплотнителя времени не был прикрыт, и исходящий из него луч розового света был направлен навстречу Хранителю Времени. То же самое он увидел у наставницы.
     – Вы не испытываете боли от сканирования? –  обратился Айо к сестре и старой Муне одновременно.
     –  Нет, –  в один голос ответили и та, и другая. Тогда он убрал палец с кристалла, и острая боль опоясала его с ног до головы. Рефлекторно палец прижался к кристаллу уплотнителя времени, что позволило Айо выдохнуть комок боли из себя, и он скатился вниз по его туловищу и исчез в бездне.
     –  Почему? –   вторым выдохом был вопрос.
     – Потому, что ты находишься в своем времени и тебе не нужна корректировка. А от воздействия чужого времени должен защищаться, –  ответила Хранительница Тайны. Но Айо не удовлетворился объяснением наставницы. Со старой Муной было все ясно: Айя разрушила ее временной пояс, и Хранитель Времени восстанавливает его. Но при чем  здесь Айя? У нее-то со временем не должно быть никаких разногласий.
      – Ты ошибаешься, –  прочитал он телепатическое послание Храни - тельницы Тайны, –  в Айе - то все и дело. Она носит в себе вирус антивремени. Его надо срочно уничтожить, пока он не проник во временной пояс планеты и не уничтожил ее.
      –  Откуда у Айи этот вирус? Она без моего сопровождения никуда не ходит. Где она им заразилась? –  в голосе Айо было столько недоумения и растерянности, что Айя не выдержала и рассмеялась, что в ее положении было нежелательно. Старая Муна укоризненно покачала головой и приказала юноше замолчать и не сотрясать временное пространство глупыми мыслями.
      –  Все, что тебе нужно знать, ты узнаешь на Совете племени терраков. Я уже жалею, что разрешила тебе сопровождать нас в лабиринт жизни. Ты задаешь много вопросов и отвлекаешь меня и сестру от работы с корректором времени. Тебе лучше уйти, –  произнесла наставница резким тоном. Айо прикусил губу и решил не открывать рот до окончания процедур.
     Светящийся предмет приблизился настолько, что можно было разглядеть его во всех деталях. К великому огорчению Айо, представлявшему Хранителя Времени маленьким старичком с длинной седой бородой и редкими волосами до плеч, надежды его не оправдались. Светящийся предмет представлял собой не что иное, как пульсатор. Частота пульсаций соответствовала интервалам времени, принятым на планете Заурия, а именно: секунда, минута и час. Юноша смотрел на исходящие из пульсатора лучи света и думал о теории случайностей. Он не знал, что его мысли старая Муна записывает на телепатор, чтобы при случае высказать свое мнение о логическом мышлении своего воспитанника. И вот, что ей удалось записать: «К сожалению, случайности очень часто становятся закономерностями  и тогда с ними трудно бороться. Но, если заставить пересечься две параллельные прямые, то они при пересечении теряют статус параллельности и становятся просто прямыми. Если случайность становится закономерностью, то ей нет обратной дороги в теорию случайностей. Исходя из этого предположения, можно сказать, что заражение вирусом антивремени не есть случайность. А, если это закономерность, то она имеет место только в затерянных мирах. Следовательно, Айя побывала в затерянных мирах и повредила там уплотнитель времени, подаренный ей главным стражником. И была она там не одна, а с Аки. Иначе, зачем ему дарить ей уплотнитель времени».
     – Молодец! –  мысленно произнесла Хранительница Тайны, предварительно заблокировав телепатический канал связи. Айо не должен знать о том, что за свои рассуждения заслужил похвалу наставницы. Старая Муна в воспитании детей придерживалась жесткого правила: похвала и сладости должны быть редкостью. Только тогда они становятся праздником для души. Нельзя каждый день есть халву. Через неделю вас будет тошнить от ее вида. Редкие праздники запоминаются надолго. Каждодневный праздник утомляет до безразличия. И хотя женщины из племени терраков осуждали Хранительницу Тайны за строгое воспитание детей, она не прислушивалась к их советам и во всем придерживалась своих правил. Успех и слава  –  результат кропотливого труда. И даже госпожа Фортуна бездельников обходит стороной. Не может тот поймать за хвост удачу, кто праздностью наполнил жизнь свою. А впрочем, каждому  –  своя дорога. И на ней: –  «На все, про все, должны мы, сметь свое суждение иметь».
      Но Айо был весьма далек от проблем, волнующих наставницу. Он сидел, уставившись взглядом в Хранителя Времени, и следил за его манипуляциями со светом. Сначала лучи розового света обняли старую Муну и огладили ее с ног до головы, а затем стали исполнять на её голове какой- то немыслимый танец. Они то извивались, как акарии в приступе ярости, то прыгали, как мячики, то застывали неподвижно, образуя световой шатер над головой Хранительницы Тайны. Из шатра вылетали светящиеся маленькие шарики и возвращались к Хранителю Времени. Там они превращались в лучи розового света и снова обнимали старую Муну. И так продолжалось минут двадцать. Айо насчитал двадцать циклов корректировки времени. Такое количество процедур потребовалось старой Муне, чтобы восстановить временной пояс, разрушенный Айей.
     –  Сколько же процедур потребуется Айе?  –  мысленно спросил он сам себя, так как наставница приказала ему молчать.
      –  На порядок больше, –  прочитал он ответ наставницы, отправленный телепатически. Она тоже соблюдала обет молчания. Юноша хотел узнать о каком порядке идет речь, но тут началась такая светопляска, что он забыл о своих намерениях. Лучи розового света со всех сторон атаковали девушку. Спустя несколько минут розовый цвет поменялся на вишневый. Маленькие шарики, вылетающие из светового шатра, стали похожи на капельки крови, истекающей из тела Айи. Айо с болью в сердце смотрел на кровотечение времени. Ему казалось, что сестре невыносимо больно, и он пристально вглядывался в ее лицо, пытаясь обнаружить на нем гримасу боли. Но Айя сидела спокойно, и взгляд ее был устремлен на Хранителя Времени. Когда Айо насчитал полсотни циклов, то заметил, что шарики стали темнеть и увеличиваться в размерах. Наконец, они превратились в огромные черные шары, которые с оглушительным треском взрывались, подлетая к Хранителю Времени. Каждый такой взрыв сопровождался молнией, исходящей от Хранителя времени. Плюс и минус, притягиваясь  друг к другу, соединялись во взрывоопасную смесь. Эта процедура по уничтожению вируса антивремени напоминала поле битвы.
     Айо терпеливо ждал, когда закончится сражение. В победе Хранителя Времени он не сомневался. Ему вспомнились слова старой Муны, которыми она подбадривала его, когда он уставал и выбивался из сил. «Чем труднее победа, тем слаще ее вкус», –  любила повторять она. Юноша понимал, что одолеть вирус антивремени не так-то просто, тем более, когда тот не намерен сдаваться на милость победителю. Но капля за каплей, капля за каплей  –  и жизнь истекла. Черные шары посерели и стали уменьшаться в размерах до тех пор, пока не превратились в маленькие точки, которые как мушиный рой кружили над головой Айи. Хранитель Времени направил  узкий пучок света в середину роя, и он стал нанизывать на себя серые маленькие точки. Когда ожерелье из точек было готово, кто-то поджег его. Синее пламя облизнуло ожерелье, и оно сгорело дотла. Лучи розового света обняли Айю и огладили с ног до головы. Затем они вернулись к Хранителю Времени, который стал медленно удаляться, пока не исчез с глаз.
      –  Сеанс окончен. Можно расслабиться, –  услышал Айо веселый голос наставницы и первым спрыгнул с хрустального куба на пол.
    –  Так сколько циклов ты насчитал у Айи? –  спросила старая Муна, желая удостовериться в том, насколько внимателен был ее воспитанник.
    –  Двести двадцать пять,  –  не моргнув глазом, ответил Айо. И он не ошибся. Хранительница Тайны сдержанно похвалила его и попросила брата и сестру следовать за ней.
    –  У нас еще много дел, –   сказала она и дотронулась указательным пальцем до кристалла уплотнителя времени. Ее спутники сделали то же самое. И вскоре все трое очутились у выхода из лабиринта жизни. Обратный путь оказался намного короче.
    –  И все же мне не понятно, как акарии проникли в лабиринт жизни и даже умудрились доползти до обители Хранителя Времени? –  спросил Айо, глядя в лицо наставнице.
    –  Так как в лабиринт жизни можно зайти, только имея уплотнитель времени, смею предположить, что акарии похитили несколько уплотнителей времени у терраков, –  ответила старая Муна. Но Айо не был удовлетворен ее ответом.
    –   Похитить уплотнитель времени у террака можно, только убив его, –   возразил он.
    – Это мы и должны выяснить на Совете племени терраков, – проговорила Хранительница Тайны, открывая дверь в зеленую комнату, где их уже ждали Аки и Кар. Когда все пятеро уселись за стол, старая Муна потерла руками хрустальный шар, и он начал вращаться  с каждым оборотом увеличивая скорость вращения. Белый туман укутал шар. Из тумана вышла молодая темноволосая женщина. Ее огромные, в пол-лица, глаза редкого василькового цвета были полны печали.
    –  Айя, чтобы спасти меня, заразилась вирусом антивремени. Ей грозит смертельная опасность. Помогите ей,  –  телепатический сигнал был слабый, но смысл послания уловили все.
      – Надо ей сказать, что вирус антивремени уничтожен и Айе уже ничего не угрожает, –  предложил Айо.
      – Не надо, –  медленно проговорил Аки. Айо бросил на главного стражника неодобрительный взгляд.
      – Она же волнуется, – срывающимся голосом произнес он и отвернулся, чтобы окружающие не заметили его увлажненных глаз.
      –  У нас нет связи с затерянными мирами, –  объяснил Аки свой отказ и, взглянув на Айю, добавил  –  к моему и вашему сожалению.
      В разговор вмешался Кар, обычно соблюдавший нейтралитет в делах, не касающихся безопасности племени.
      – Похвально, что ты переживаешь за мать, но, как ты понял из объяснения Аки, помочь мы ей не можем. Для этого надо совершить путешествие во времени, а оно по силам только избранным, – сказал он, обращаясь к юноше. Айо в ответ кивнул головой. Он не причислял себя к избранным и поэтому не вправе был требовать к себе особого отношения.
      –  Время вышло, нам пора идти, –  произнесла старая Муна чуть слышно и встала из-за стола. Первым покинул зеленую комнату Кар, затем Хранительница Тайны, Айя, Айо и Аки. Они снова шли по длинному узкому коридору, но на этот раз он вел их в подземелье. Когда коридор закончился глубокой нишей в стене, удивился только Айо. Остальные приняли это, как должное, и не проявили никакого беспокойства, когда под ногами завибрировал пол, медленно опускаясь вниз. Как только уровень пола сравнялся с нижней отметкой дверного проема, замаскированного в стене, движение прекратилось. Двойные двери распахнулись.
     –  Добро пожаловать на Совет племени, –  с улыбкой произнес вождь терраков Тао, поднимая руку в знак приветствия.

Начало (Фанданго № 10)
Продолжение (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Продолжение (Фанданго № 15)
Окончание (Фанданго №16)

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики