Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Виталий Гутырин
 г.Мариуполь, Украина

Единственная реальность

***
       Где они? Кто? Ясные дни, люди, которые поймут и примут тебя?
Мне хочется говорить, что думаю, делать, что чувствую, но это отталкивает людей. Может, я слишком рано вырос из этого мира? Или мир выталкивает меня, чувствуя чужеродность? А, может, в этом мире так и должно быть?
       Где мое место? Так надоело быть ступенью, чужой ступенью, хочется быть не просто жизнью, а чьей-то, но получается, что либо я не та Жизнь, либо Жизнь не та. Что наша Судьба, как не надежда на то, что «Есть еще хоть кто-то кроме меня»?  Может, не стоит расти, развиваться, может, стоит сложить крылья и плавно спикировать на мягкий обывательский диван телом и духом? Ведь так проще… И, к тому же, я стану «нормальным», как все?
       Но нет!!!!! Я есть Я!!!
       И тот, кто чувствовал хоть раз, как не ты смотришь на звезды, а звезды смотрят на тебя, может понять, что нужно быть честным перед собой, а, если не можешь, зачем тебе Быть?!
       Интересно, Я есть? Или Был?
***
       Иногда в наши сны приходит Он… Кому-то Он видится огромным, кому-то - маленьким, кто-то попадает внутрь и переживает необыкновенные приключения. А тот, кто побоялся или не смог войти, может смотреть только издали.
       Я говорю о Доме, Доме На Перекрестке, Доме На Распутье. Это одно из отражений Великой Грани, места, где быль и сказка обретают равные права. Понятие Дома, как и Грани – архетипично. Для каждого Дом свой, но по сути Он один. Мы идем к Нему каждый по своей дороге, тропке, шоссе. Для некоторых путь к Дому ясен и прост, как нахоженная тропа, протоптанная каждодневным возвращением. Такие люди по-своему счастливы. Они знают или им кажется, что они знают Свой Дом На Перекрестке… Хотя, какая разница, знают ли они, или это мираж, а их знание – фикция? Разве мы судьи, которые могут сказать, что верно, а что нет?
       Опасайтесь тех, кто говорит, что может указать Дорогу. Даже в делах веры, в семейных или интимных делах могут быть советчики и поводыри, но не на Дороге к Дому. Те, кто скажут иначе, либо безумцы и глупцы, либо показывают Путь к себе Домой, но не к вам. Согласитесь, жить в гостях, считая чужой Дом своим, глупо. Мне могут возразить: «А что же тогда семья? Общий Дом на двоих? Или… А, допустим, община?». Семья – не переезд одного к другому, семья – это построение нового. А коммуналка – не лучшее место для жизни.
       Есть и те, кто блуждает по трудным, извилистым дорогам и находит свой Дом не сразу. Таким людям стократ приятнее возвращаться. Ведь после долгого пути нет ничего лучше Дома.
       Дом – наша реальность, именно поэтому для каждого Он субъективен, как и все, что познается человеком. Для тех, кто не может найти свой Дом (ведь есть и такие), можно напомнить, что Дом - это Грань. А что есть Грань в нашей жизни? Единственная Грань – это Грань между Жизнью и Смертью. Собственно, она и есть Смерть. Поэтому после жизненного пути мы все вернемся Домой перед новой Дорогой.
***     
       Я смотрю в чужие глаза, и вижу колодец, в котором можно расправить крылья. Я живу без точки отсчета, ведь точка отсчета – это я сам. Смотришь в чужие глаза и видишь ночь, в которую можешь войти. Глаза – это бокалы, берешь и пьешь их. Какие-то можешь осушить одним глотком, какие-то смакуешь, как выдержанное вино. Когда кто-то на тебя смотрит как сквозь прицел, ощущаешь, что нашел родственную душу. Еще одну пару глаз, способную увидеть мир в то, последнее, мгновение перед торжеством всеуничтожающего пламени. Ядерный гриб – это отражение в глазницах человека, нажавшего на кнопку. Очищающего мир от скверны бытия.В каждом глазу - по стволу, с нарезки которых уже сорвались пули и приближаются к финальному торжеству саморазрушения и экстазу переложения своего потенциала на весь мир. Остановка существования через прекращение бытия других.
       Мы возьмем меч, один на многих, и его лезвие – это грань зрачка, в котором смотрит на мир Его начало и конец.
       Когда пьешь другого через глаза, отдаешь ему себя. Подмена и принятие своей части от другого. Забираешь то, что принадлежит тебе по праву, по праву сильного.
       Интересно, если вообще никогда не смотреть в глаза, что тогда пить? Что и у кого ты забираешь, если ты сам не определился, с какой стороны смотришь?
***  
       Сквозь призму желтого зрачка Он смотрел на мир. Этот мир был его домом, его вотчиной, им Самим. Осознание радости существования Мира и в Мире, осознание боли Мира. Свирепое чувство крови врага на губах. Свирепое чувство Желания сродни убийству врага. Огонь в груди, как маленькое Солнце. Хочется смотреть на большое Солнце – и глазам не больно. Камень, что крошится как хлеб, сила, что течет потоком, подобным водопаду. Иногда просыпается сладкий страх осознания того, что, если воспользоваться ею всей, то Он сам не выдержит себя и вспыхнет ярче тысячи Солнц. Владыка, отмеряющий в могуществе своем пределы своей Силы.
       Он смотрит на смертных, на своих детей, забывших родство. Тех, что считают его главной бедой мира. И гнев превыше  ярости стихий и Богов поднимается в нем.
       Смертным можно простить их жадность и жестокость, можно простить нежелание думать о потомках. Не заслуживают они наказания за эгоизм и себялюбие, ибо Он сам – величайший эгоист и себялюбец. Но недостойна прощения людская Глупость, отрицание Его, а, через него – отрицание Мира,  их родного дома.
       Тысячи эонов назад отгремели последние битвы с Богами, с другими, подобными ему. Очень давно остыл ихор последнего Врага на его губах. Миллионы лет назад он летел сквозь свет и огонь звезд за возлюбленной. Вселенная забыла рождения подобных ему, бывших перед Богами, перед материей… Забыла о детях Большого Взрыва, первородного Огня, замкнувшего спираль эволюции.
       Миллиарды лет сна. Ибо даже вечность может закончиться, а скука – самый страшный враг бесконечной жизни. И, лишь ощутив изменения мириадов измерений, Он проснулся, чтобы посмотреть, есть ли среди его детей те, кто готов встать вровень с ним.
       Его ярость была неописуема, когда вместо исполинов тела и духа он увидел лишь плесень. Не было его детей, были существа, что, как вирус, паразитировали на Нем…
       Последнее, что видели умирающие в Огне люди, как из всей планеты стало проявляться невиданное существо…
       Дракон плакал, летя сквозь солнце, о детях, что никогда не выросли.
***
       Что скрывается за пеленой тумана? Какое полотно жизни соткано за ширмой нереальности? Словно щупальца, ползет туман между ветвями деревьев. Свет фонаря разбавленным желтком мирового яйца наносится на холст неопределенности. Туман – это истинное отражение нашей жизни, наших чаяний, желаний. И свершенная предопределенность – не более чем туман.
       Рождение – выход из тумана небытия в туманную неопределенность жизни. Смерть – изменение нашего видения реальности, грань, разрыв в тумане перерождений и предопределенности. Сосредотачиваясь на материальном, забываешь духовное. Полное подчинение жизни духу – бессмысленный подвиг, лишающий радостей жизни. Почему дух не сохраняет память о перерождениях? Когда живешь, почему не помнишь о прошлом?
       Где грань, перед и после которой можно расправить крылья?
       Где грань между словом и делом, между духом и телом?
Вопросы, бессмысленность которых очевидна. Ответы, дарующие не знание, но боль. Мы так часто боимся сделать больно другим, что делаем больно себе, а потом все равно причиняем боль окружающим. Зачем тяжесть, несомая нами, не дает облегчить бремя других?
       Жалок сын человеческий, боясь. Не боясь, остаешься ли ты человеком? Почему, переставая быть человеком, так важно сохранить хоть что-то, присущее людям? Потому ли, что главное не быть, но помнить?
       Глупые жалеют, сильные жалеют, слабые жалеют. Посмотришь на них, послушаешь, и кажется, что они радуются своей жалостью тому, что это случилось не с ними! Только умный не должен жалеть. Жалость – бесплодна, синоним ей презрение. Лучше презирать открыто, чем рядиться в одежды жалости.
       Будет ночь, будет утро, будет рассвет и закат – туман, грань перехода между туманом и туманом. Все зыбко: когда обретаешь уверенность хоть в чем-то, жизнь забирает эти вожделенные костыли. Туман – мириады нереализованных путей… Как можно быть уверенным в чем-то, когда ты не просто в тумане, а сам – туман? И даже в этом нет уверенности, потому что туман не может проявиться.
       Единственная реальность – твое желание быть реальным.
       Можно сказать даже так: Реальность – это желание.     



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики