Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Олеся Русалева
п. Дружба, Владимирская область, Россия
    
Победитель мастер-класса Леонида Панасенко, третье место на Крымском конвенте «Фанданго», Судак 2010
    
ЛЮБОВЬ ВОЛЧИЦЫ
    
Ночь выдалась на удивление замечательная – теплая, звездная и с удивительно красивой луной. Еще не полная, но уже огромная, таинственная и манящая, она была великолепна в своем величии. Даже город не мог испортить эту ночь. Городские огни не заглушали мягкого света звезд, шум автотрасс и баров уходил на второй план, оставив солировать соловья и сверчков. Даже свежий летний ветерок был сегодня особенным – он ласкал  тело молодой женщины, касаясь то обнаженных ног, то рук, то играя с рассыпавшимися по плечам волосами.
     Катерина сидела на подоконнике у открытого окна, наслаждалась этой ночью, любовалась луной и отдавалась ласкам ветра. А он, проказник, приносил взамен запахи. Разные запахи. Запах выпечки из булочной на соседней улице, сдобу там пекут ночью, чтобы порадовать сластен вкусным завтраком. Запах травы и свежести – в близлежащем парке вечером подстригли газоны. Запах немытых мужских тел и перегара – от подвыпившей компании, возвращающейся домой из бара…
     Но не ветер и не запахи занимали сейчас Катерину. Ее мысли волновали луна и тот, что спал на кровати, широко раскинув руки. Отвернувшись от луны, она глянула на него, и сердце сладко защемило. Она опоздала. Не успела уйти вовремя, влюбилась… И тем самым нажила себе кучу проблем. Ну не может же она сказать ему, что живет двойной жизнью?!? Он не поймет, не сможет принять это… Лучше уйти, пусть даже сердце разорвется на кусочки.
     «Все в этом мире живут двойной жизнью. У каждого есть тайны. У всего есть оборотная сторона. Даже день сменяется ночью, но разве ночь плоха? Только невежда может ненавидеть и осуждать ночь. Так что мы ничем не отличаемся от остальных, разве что самую малость…», – невольно всплыли в памяти слова приемного отца. Он был прав. Он всегда и во всем был прав. Катя точно знала, что только благодаря ему, его мудрым советам, ей удалось не только выжить, получается и жить нормально в этом обществе, почти сливаясь с ним…
       Олега Викторовича Катя увидела впервые в пять лет. Сирота от рождения, девочка жила в детдоме. С ней никто не дружил, потому что она несколько отличалась от других детей. На обидчиков она рычала, оскаливаясь как дикий зверь, кошки ее боялись и убегали, едва завидев. Зато злобный дворовый пес, рвавшийся на всех буквально, к ней ластился, и Катю периодически находили спящей в его будке. А тут еще она и спать перестала. И все-таки девочку в детдоме любили, хотя дети и не сближались с ней особо из-за ее странностей. Особенно любили ее воспитатели – ребенком она была милым, добрым, с огромными глазищами, опушенными длинными черными ресницами. Поэтому и вызвала переполох Катина бессонница. А когда наряду с ней появилась еще и температура, вызвали врача.
     Вот тогда и появился Олег Викторович. Сначала днем осмотрел девочку, даже пощупал зачем-то зубы, но вроде бы так ничего и не поняв, ушел. Потом он пришел ночью, когда Катя сидела на окне и смотрела на луну. Ее поселили в бокс, чтобы она никого не заразила неизвестной болезнью, и поэтому она могла делать что хочет, не боясь кому-то помешать.
     – Ну, здравствуй еще раз, волчонок, – обратился к девочке добрый доктор. – Хочешь быть моей дочкой?
     Вместо ответа девочка подошла к мужчине и обнюхала его со всех сторон. Последние несколько дней у нее сильно обострилось восприятие запахов, звуков и вкусов. Этот мужчина пах не так, как остальные люди. Он пах по-другому. Мужчина засмеялся, присел на корточки, обнял ребенка и сказал с таким теплом в голосе, что Кате захотелось плакать:
     – Не бойся, я такой же, как ты, я тоже люблю луну…
     Через месяц Катя была уже официально удочерена, стала носить фамилию Волкова и переехала в дом к отцу.
     Волкова. Надо же, как повезло с фамилией-то! Прямо в точку. Катя была оборотнем. Волчицей. Но не тем оборотнем, которым пугают фильмы ужасов, просто она могла становиться волчицей. Это вовсе не обязательно происходило в полнолуние, в волка можно обернуться в любое время. Просто вот эта волчья сущность звала полюбоваться на полную луну – манящую, зовущую, прекрасную… В такие моменты получаешь острое удовольствие от пребывания в волчьей шкуре. Что может быть лучше – бежать по темному лесу навстречу луне, отдавшись полностью скорости, чувствуя свою силу, ощущая все запахи и слыша каждый звук, впитывая в себя все это шкурой. И остановившись на пригорке, где ничто не загораживает эту огромную красавицу-луну, захлебываясь от восторга, взвыть!
     Отец научил ее всему. Именно он научил ее вести двойную жизнь. Будучи великолепным врачом-хирургом, он получил уважение и признание. Вскоре после того, как удочерил девочку-волчонка, стал главврачом известной клиники. Да и в детдом Олег Викторович попал случайно, зашел к другу в районную поликлинику, а им на вызов отправить некого. Вот и решил доктор сходить сам, благо, что друга все равно ждать надо было, а бездельничать он не любил. И еще папа-Олег был волком. Огромным, сильным, абсолютно черным волком. Волком-одиночкой. И никто, никогда не мог заподозрить Олега Викторовича в том, что он какой-то не такой…
     Дом Катиного папы находился в пригороде. Недоумению коллег, почему преуспевающий доктор живет так далеко от работы, приходил конец, как только они этот дом видели. Уютный он был, конечно, но дело-то не в самом доме. Окаймлял его великолепный сад, окруженный цветником. Рядом озеро и лес. Воздух свежий, аж звенящий. Бабочки, стрекозы, птицы – всего полно, даже жабы есть. Такую красоту на пыльный город никто менять не захочет…
     В такой вот обстановке и воспитывалась Катя. Днем – ничем не отличаясь от обычных детей, с их же проблемами – школа, друзья, первый поцелуй, институт и т.д. А ночью она познавала тайны волчьей жизни, бегая с отцом по лесу.
     – Ты ни в чем не должна ущемлять ни одну из сторон своей натуры, ни одна из этих сторон не должна также взять верх. Не забывай, и волк, и человек – это ты, твоя целостная личность. Никто из них не может жить своей собственной жизнью, это все ты,– учил приемную дочь Олег Викторович.
     Катя сначала не понимала, зачем отец ей все это говорит. Став постарше, задумалась. А ведь на самом деле каждый человек ведет двойную жизнь. И у всего есть своя оборотная сторона. Вот, например, мальчишки рассказывали, что злобную грымзу биологичку, которая, казалось, и улыбаться не умеет, видели в городе в дискобаре в веселой подвыпившей компании глупо хихикающей. А строит из себя саму добродетель! А Ленка из 11 «Б», стараясь соответствовать роли самой крутой девчонки в школе, встречается с качком Саньком из богатой семьи. А сама тайком мечтает об очкастом отличнике Витьке. У Витька мама учительница, отца нет, но он безумно интересный! С ним весело и хорошо. Зато у Ленки родители крутые. У них даже не дом, а особняк. И никогда они не поймут увлеченность дочери Витьком. И вот результат – девочка, ради благосклонности которой парни готовы на что угодно, сама по ночам тайком бегает к окнам очкарика, высвистывает его, потом они сидят на берегу озера и болтают. И в эти минуты Ленка чувствует себя совсем другим человеком. Вот и думай, что лучше – быть волком или вот так жестоко ломать жизнь своей дочери. Или другой случай – бизнесмен местный, дядя Вася, на людях строит из себя жестокого, грубого и циничного босса нескольких компаний, смотрящего на все вокруг как бы оценивая – сколько денег это принесет? А сам втихушку помогает детдому, дома его ждет жена, которую нежно любит, детишки, которых он катает на спине, а в гостях у Олега Викторовича (только у него и больше нигде, потому что папа буквально вытащил его с того света после покушения на крупного бизнесмена) читает стихи собственного сочинения. Очень красивые стихи – о смысле жизни, о нежности, о любви…И кто бы мог подумать…
     Но при всей схожести нельзя забывать и об отличиях. Люди не прощают непохожести на себя. И тот же дядя Вася, который обязан папе жизнью, узнай, что имеет дело с оборотнем, возьмет ружье и, не думая, пристрелит. Поэтому нельзя нам сближаться с людьми. А уж любить их и подавно нельзя.
     Катя еще раз посмотрела на того, кто спал в кровати, и сердце опять сжалось, выдавив слезы из глаз. Такой родной, близкий, любимый… Ей нравилось в нем все: его запах, его смех, морщинки в уголках глаз, его руки, такие большие, теплые и нежные, ощущение тепла, спокойствия и переливающейся через края нежности в его объятьях. И еще он был сильным. Почти таким же сильным, как и она, оборотень. И ей очень нравилось чувствовать себя слабой рядом с ним. Но больше всего ей будет не хватать этих добрых, понимающих, заботливых глаз…
     Да, опоздала, но с этим романом все равно надо заканчивать, иначе затянет еще глубже, а сближаться ну никак нельзя… Испуг на лице любимого человека еще обидней, он не ранит, он убьет душу.
     Катя, как и отец, стала врачом. Хирургом. Учитель у нее был великолепный, поэтому и специалистом она стала первоклассным. Всю себя она посвятила работе, заводя лишь мимолетные романы. Ежедневно спасая человеческие жизни, борясь за каждую из них, она прекрасно понимала, что узнай хоть кто-то ее тайну, и ее собственная жизнь повиснет на волоске. О замужестве в таких условиях и речи быть не могло. Поэтому отношения с мужчинами сводились к нескольким встречам с плавным переходом в дружбу. Здесь так не получилось. Да, наверное, и не могло получиться. Потому что в Стаса она влюбилась с первого взгляда. Не хотела понимать и принимать это, но теперь-то все ясно, как божий день.
     Влюбилась в него волчица, почувствовала равного себе. Они охотились вместе, точнее, на одного зайца. В горах Чечни. Она – в облике волчицы, он – в камуфляжной форме. Заяц ушел, когда человек и волк встретились глазами. Катя тогда даже забыла оскалиться на него. Мысль в тот момент была одна – даже и этот, такой сильный и ловкий, он тоже тут погибнет. Катя приехала в полевой лагерь в Чечню в командировку на несколько месяцев. Время было сложное, мальчишек если не стреляли и не вырезали, то они подрывались на минах. От того, как будет оказана первая помощь, зависела их жизнь. Легких случаев здесь почти и не было. Дефицитом были также и врачи, которые могли бы проводить операции в полевых условиях. А условия были ужасными. Но не для волка. И вот она смотрела в глаза этого парня и мечтала, чтобы он не оказался у нее на операционном столе.
     Пришли в себя они оба одновременно, оба попятились друг от друга. Потом солдат усмехнулся и сказал: «Кажется, ты не собираешься меня есть? А я вот тоже волками не питаюсь. За зайцем охотился, есть хочется. Продовольствие на базе закончилось». И засмеялся, поняв странность разговора с волком. Катя тоже фыркнула, неожиданно для себя ринулась к солдату, лизнула его в нос, пока не успел среагировать, и умчалась стрелой в погоню за зайцем.
     На следующее утро возле кухни на базе обнаружилось несколько зайцев с поломанными шеями. А встреченный парень в камуфляже оказался офицером, командиром спецотряда, присланного накануне, чтобы разобраться с ситуацией в данной точке боевых действий. Катя больше не встречалась так близко с этим парнем, видела его лишь мельком, в кратковременных перерывах в работе, в основном во время ужина или завтрака. Да и не был интересен женщине врачу этот мрачный майор с вечно недовольно поджатыми губами. Зато, зная теперь о бедственном состоянии с продуктами, Катя частенько с охоты притаскивала в лагерь дичь. А одно время из шалости начала складывать ее около палатки этого офицера. Тогда и встретила его еще раз. Нет, она не потеряла бдительности, она была тенью, никто не мог заметить ее, но не он. Поймал ее с поличным. Они опять встретились глазами. Он смотрел строго и неверяще, она лишь фыркнула ему в лицо. Только в этот раз уже внаглую медленно подошла к нему и лизнула нос. Потом фыркнула еще раз и убежала.
     Ни единая душа не узнала об этом  инциденте. Никто не начал говорить о том, что зайцев притаскивает волк. На Катю в человеческом облике майор не обращал никакого внимания. Не до того было и ей. Бои вокруг происходили все чаще, прознав об опытном специалисте, в медпункт в их лагерь стали привозить раненых  и из других мест. Под госпиталь обустроили еще несколько вместительных палаток. У Кати буквально не хватало рук, чтобы помочь всем. Об охоте пришлось на время забыть, благо и продовольствие подвезли. Усталость давала о себе знать, но если с физической усталостью еще можно было бороться, то отчаяние от того, что удавалось спасти не всех, постепенно все более и более подавляло психику. Нужна была психологическая разгрузка, и очередной ночью Катя все же выпустила волка на волю. Но волчица тоже была вялой и апатичной, она не хотела ни просто бегать, ни охотиться, запаха и вида крови достаточно было вокруг и в человеческом облике. Потеряв бдительность, шатаясь от усталости, волчица брела куда глаза глядят, наугад. И попала в капкан. От неожиданности взвыла, потом, тихо поскуливая, начала зализывать попавшую в капкан переднюю лапу. Можно было бы обернуться, и так было бы проще освободить руку из капкана, но тогда с рукой будут проблемы, оперировать она уж точно не сможет. Если как-то умудриться выбраться в волчьем облике, то потом, когда она обернется, начнется усиленная регенерация.
     Пока Катя так размышляла, появились те, кто поставил этот гадкий капкан – чеченские боевики. Это конец, подумала девушка, даже защититься не смогу. Зато можно предупредить своих! И Катя завыла. Во весь голос. Так громко и зловеще, как только могла. Должен же этот майор понять! Чечены стрелять не стали, но прикладом по голове заехали. Вой резко оборвался. Сознание Катя не потеряла, лишь кровавая пелена заволокла глаза. Зато она поняла, что стрелять сейчас не будут, значит, жизнь свою можно продать как можно дороже. И она кинулась на врагов, впервые с жаждой убийства. Впервые убивая людей. Цепь капкана разорвалась при первом же прыжке – оборотень, это ведь не обычный волк, он значительно сильнее. Не чувствуя боли, Катя прыгала на людей, разрывая глотки одним движением головы. А перед глазами у нее стояли мальчишки, которых она не могла спасти – подорвавшиеся на минах, с развороченными разрывными пулями внутренностями, измученные, растерзанные в плену. Может ли она убить, чтобы спасти тех, кто спит сейчас в ее лагере? Чтобы спасти тех раненых, кто сейчас надеется на выздоровление в ее госпитале? Да, не только сможет, но и убьет столько, сколько сможет, даже больше.
     Сначала боевики растерялись, потом запаниковали, и уж потом поняли, что проще пристрелить волчицу, да свалить, чем, боясь поднять шум, погибнуть всем. И в тот момент, как бородатый чечен вскинул автомат, целясь в волка, пришла помощь. Майор со своими ребятами очень вовремя подоспел на выручку. Завязалась перестрелка, перемежаемая рукопашными стычками. Катя, хромая, подходила к схватившимся в рукопашную и кусала чеченцев за ноги, разрывая мышцы и сухожилия, после чего исход схватки был предрешен. Вообще это было страшно. Очень страшно. И было ощущение, что находишься в плохом сне. Хотелось тихо лечь на землю и просто помереть, чтобы больше не видеть этих ужасов. Но она не могла допустить, чтобы кто-то из ребят опять умер. Не могла и все! Поэтому ковыляла из последних сил, волоча за собой капкан.
     Все кончилось как-то неожиданно. Запах крови пропитал все вокруг. Ребята вязали пленных, а Катя легла на траву и старательно обтирала морду от крови. Хотелось блевать. Передняя лапа распухла и пульсировала, рана от приклада на голове тоже давала себя знать. Опустила морду на землю, закрыла глаза – просто чуток отдохнуть… Открыв, снова встретилась взглядом с майором. Теперь в его глазах была признательность. Признательность волчице, обалдеть просто!
     Майор осторожно освободил лапу из капкана, промыл рану водой из фляжки и перевязал. Волчица смотрела на него и плакала. И тут раздался выстрел. Повернув глаза вбок, Катя увидела, как ухмыляется недобитый чечен, держа в руке пистолет. Вернувшись взглядом к майору, она поняла, что выстрелили в него. Он смотрел на нее и улыбался, медленно оседая набок. Откуда только силы взялись у волчицы – она молнией метнулась к убийце и впилась зубами в его горло. Потом подбежала к майору, обнюхала его – ранен, не убит. Значит, можно спасти. Возле него уже сгрудились солдаты.
     «Здесь я ничем помочь не смогу, зато его сейчас понесут в операционную, - подумала Катерина. – Я должна успеть его спасти!».
     Волчица ринулась в лес. Добравшись тенью до своей палатки, Катя перекинулась. Слетевшая с лапы окровавленная повязка валялась тут же. Рана на руке начала постепенно затягиваться. Через 15 минут Катя хоть и с трудом, но уже могла двигать рукой. Зараза! Еще и правая! Как оперировать? Как спасти майора! Наскоро умывшись, причесавшись и заварив себе крепчайшего кофе, Катя постепенно пришла в себя. Отхлебнув горячего бодрящего напитка, прислушалась к себе и поняла, что рука хоть и болит, но вполне слушается. Нужно просто выпить обезболивающего, и тогда боль не помешает аккуратно извлечь пулю. Наскоро наложив на руку повязку, Катя ринулась в операционную.
     Вовремя. Ребята как раз вносили на носилках майора. Вдруг показалось очень важным знать его имя.
     – Как его зовут? – глазами уперлась в знакомого солдатика, Васька.
     – Стас. Станислав Серов, – ответил ошарашенный Васек.
     В голову сразу почему-то пришла глупая мысль – ну вот, Серов и Волкова, а детки будут серыми волками. Улыбнувшись глупой мысли, приказала выгружать майора на операционный стол.
     – Не смей умирать, слышишь? – требовательно обратилась к офицеру и встретилась с ним взглядом. – Я спасу тебя, вылечу, только держись сейчас!
     – У тебя глаза моей волчицы, – улыбнулся Стас и потерял сознание.
     Операция была сложной. Очень. Раненая рука давала о себе знать, но Катя смогла. Смогла отобрать его у смерти. И вот теперь он ее. Только что она была в его объятиях. А вот теперь размышляет, как бы с ним расстаться. Потому что даже он не поймет и не примет ее такой, какая она есть на самом деле, с ее двойной жизнью…
     Катина командировка закончилась, пока Стас находился в госпитале, в нормальном госпитале в Краснодаре, не в их полевом. Она вернулась домой и ей еще долго снились кошмары. Когда отец приходил будить ее, когда она кричала от ужаса, она утыкалась ему носом в плечо и плакала. А потом закончился срок контракта у Стаса, и он нашел ее. Сначала просто, чтобы поблагодарить. Они сидели в кафе, пили кофе и вспоминали общих знакомых. Потом они встретились еще раз, случайно. После тяжелой операции Кате не хотелось идти домой, и она зашла в какой-то ночной клуб. Взяла вкусного темного пива и потихоньку его потягивала, наслаждаясь покоем. По привычке разглядывала людей и по запаху (обостренное обоняние никуда не делось же) пыталась понять род их занятий и характер. Это была их с отцом игра. И вдруг она встретилась взглядом с ним, со Стасом! Просто два блуждающих взгляда пересеклись и словно током обоих прошило. Оставив друзей, он подошел к ней, и они сначала болтали за пивом, а потом гуляли по ночному городу. И закружилось!
     Им было так хорошо вместе, Катерина буквально растворялась в его руках, млела от счастья, когда он целовал ее волосы. Ей будет сложно с ним расстаться. Да что говорить, сердце уже разрывается! И тут Стас открыл глаза, лениво потянулся как кот, улыбнулся и поманил ее к себе.
     «Боже, что делать? – возопила в душе Катерина. – Еще одна ночь? Последняя, прощальная? Или уж не травить душу, а разорвать все сразу, одним махом?»
     Стас не дал додумать и принять решение, взяв ее на руки, снял с окна и бросил на постель. На лице молодой женщины промелькнула улыбка. Он подкрался к ней, поцеловал пальцы ног. Волна жара прокатилась по телу молодой женщины. Она отдернула ногу и засмеялась. Тогда он накинулся на нее, сграбастал в объятья и начал покрывать поцелуями лицо, шею, плечи, грудь…
     «Ну все, – мелькнула у Катерины мысль, – если сейчас все зайдет и дальше, уйти от него я уже не смогу».
     – Стас, подожди, - вдруг посерьезнев, остановила любовные ласки Катя. – Подожди, я должна тебе что-то сказать.
     Майор отодвинулся от любимой женщины и обеспокоенно на нее посмотрел. А у Кати вдруг мелькнула мысль, что он ведь ни разу ей, человеку, не рассказывал о волчице. И ребята из его отряда никому ничего про волчицу не говорили…
     – Стас, все зашло слишком далеко… – слова обжигали горло, камнями падая с губ. – Я не могу больше встречаться с тобой, хватит.
     – Почему? – Стас был серьезен, он не собирался выяснять отношения, просто должен был знать, почему его женщина вдруг отказывается с ним встречаться.
     – Все непросто, Стас – как же с ним все-таки сложно! – Я не все могу объяснить, просто так будет лучше. И для тебя, и для меня.
     – Я все-таки не понимаю…
     – Что тут непонятного! Я не хочу тебя любить! – вспылила женщина-волчица. – Я не могу, не имею права любить! А ты лезешь в душу! Я этого не хочу! Не хочу, понимаешь? Вызови мне такси, я поеду домой.
     Лицо Катерины раскраснелось от волнения и гнева, она нервно накручивала прядь за прядью на палец – так делала всегда, когда волновалась. А Стас смотрел на нее и понимал, что не может ее отпустить. Просто не может. Это хрупкое создание с пылающими щеками уже так дорого ему, что он не сможет больше жить без нее.
     – Ты меня боишься? – осторожно подбирая слова, тихо вымолвил майор.
     – В смысле? – насторожилась Катя.
     – Боишься, что в один прекрасный момент я возьму ружье и пристрелю тебя?
     – Я не считаю тебя душевно больным маньяком, – фыркнула девушка.
     Стас засмеялся, привлек ее к себе и поцеловал в макушку. Катя пыталась освободиться, но он лишь крепче прижимал ее к себе, собираясь с духом, чтобы сказать самое главное. Потом заглянул ей в глаза. Как раньше, как тогда, на войне.
     – Я знаю, что ты волчица.
     Катя поперхнулась и закашлялась. Пытаясь прокашляться, прохрипела:
     – С ума сошел?
     – У тебя глаза такие же, – твердо ответил Стас. – И когда операцию мне делала, рука была перевязана. Моим бинтом. Я знаю.
     –Точно, с ума сошел, – сглотнув, заявила Катерина.
     – Ты удивительный человек, Катерина Олеговна. Я никуда тебя не отпущу. Я все это время знал, что ты волчица, я видел, как ты смотришь на луну, как тоскуешь в городе по лесу. Я уже договорился обменять квартиру на симпатичный домик в пригороде, там замечательный лесок рядом, речка, будет тебе где побегать, порезвиться. Выходи за меня замуж, а? Ну хочешь, вместе будем на луну выть или на зайцев охотиться?
     Катя зарыдала. Этот майор определенно чокнутый, но как же она его любит! И что теперь делать? Послать его и заявить, что он чокнулся со своей Чечней и волками? Вот и повод для разрыва подходящий. Или рискнуть? Рискнуть своей жизнью ради мгновения счастья? А нужна ли ей жизнь без него?
     Катя потянулась к Стасу, лизнула ему нос.
     – Знаешь, а дом и речка – это просто замечательно…



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики