Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Елена Морозова
г.Донецк, Украина

Начало (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Окончание (Фанданго № 15)

Такси для Парвати


Глава 6
Истории для Змея
     
      Карри мостился на длинной ветке высокого и раскидистого дерева ним. Листья пропускали солнечный свет. Спина попугая переливалась всеми цветами радуги. Он меланхолично покачивался, крепко уцепившись лапами за ветку. Под ним простиралась зелёная лужайка. Свежо пахло травой и пряно от цветов жасмина, густо облепивших небольшой куст по соседству. Пара пернатых, щебеча, пронеслась мимо.
      Карри покачивался на ветке и философствовал: «Вечность лишена борьбы. Конечно, здесь нет мелочей и все пронизано высшим совершенством. Все хотят высшей милости. Вот эти цветочки, например. Бегают туда-сюда по дорожкам. Хотят попасть под ноги святому — получить милость».
      Карри прищурился, осматривая дальний горний вид. Потом из-под крыла взглянул на ясное небо — ни облачка. От быстрого утреннего дождя остался только свежий озоновый запах в тенистой зелени.
      Карри был счастлив. Как приятно ощущать себя красивым, молодым и умным попугаем! К тому же, у него не так много обязанностей в Воронке Вечности: расспросить, подсмотреть, подслушать и пересказать последние новости. Ему разрешалось приукрасить, добавить от себя и даже просто выдумать новые эпизоды вечных историй.
      Слушатели попадались всякие. Большеголовый Змей, например, степенно приползал утром к ручью и, утолив жажду, шипел на попугая.
      — Тебе бы только пугать всех, — отмахивался Карри, но, потоптавшись обиженно, все же делился со Змеем свежими новостями.
      Тот сворачивался кольцами, клал голову на хвост и, провожая время от времени глазами перебежавший цветок, весь превращался в слух.
      А Карри входил в раж. Его вечные истории обрастали все новыми и новыми чудесными подробностями, порой совершенно невероятными, но ведь от него никто и не требовал правдоподобия.
      Однако с некоторых пор Карри стал частенько сбиваться в рассказах на посторонние темы: то начинал рассчитывать задачу точности попадания воздушного коридора на планету Х, то бормотал, что Ушастик — добрый слон и любит хозяйку, а то совсем неожиданно выпаливал, что Е = мс2 и вне Воронки все относительно.
      Змей поднимал голову и, не моргая, смотрел на увлекшегося попугая, а тот, еще продолжая говорить, понимал, что его опять занесло. И тогда, чтобы сохранить лицо, откашлявшись, приговаривал:
      — Так о чем это я? Ах да! Когда Всесовершенная Царица Леса, ожидая в тайной пещере своего возлюбленного, срывала в гневе украшения оттого, что час свидания миновал, и никто не вошел к ней, никто не восхитился, как прекрасна была Юная и Чернобровая в тот вечер… — Змей опять опускался кольцами на землю и прикрывал мечтательно глаза. Но тут попугай снова вставлял непонятные фразы: — Нет! Я должен быть рядом с Парвати! Кто же защитит ее?
      Змей извивался и шипел на удивленного рассказчика, не понимавшего, что вновь заговорил о своих сомнениях.
      — А будешь перебивать, вообще замолчу! — обиженно бурчал Карри, переходя на другой конец ветки и, кивая на гудящую золотисто-черную тучу шершней, пролетавших мимо, добавлял: — Пусть они тебе все и рассказывают!
      Демонстративно взмахнув крыльями, попугай улетал.
     
      — Нет, нужно подать прошение. Я такой-то и такой-то прошу великодушно… Нет, лучше — смиренно… Прошу смиренно Вашего участия… Нет, надо проще. Разрешите мне, скромному жителю Воронки Вечности… Как-то выспренно, — убеждая и подбадривая себя, размышлял Карри.
      Он полетал кругами над черной с белыми пятнами коровой. Она умиротворённо жевала сочную траву.
      — А если так? В связи с обострившимся чувством глубокого сострадания и не доведя свою миссию помощи до конца… Тупица, примитивный калькулятор, у тебя в голове одна микросхема, один чип — и тот перегорел!
      Ругая себя и крайне собой недовольный, Карри неожиданно заметил юную девушку, пасшую коров. Она собирала поблизости травы и тихо напевала. Попугай решительно подлетел и, прочистив горло, вежливо обратился к ней:
      — Милая особа, не подскажите ли мне… — но запнулся, не зная как продолжить.
      — Да? Я внимательно вас слушаю, господин Попугай.
      — Если бы вам нужно было уйти в отпуск… Нет! Отпроситься у начальства… Нет! Что я говорю? Если бы вам понадобилось попросить у мамы разрешения сходить к подруге, как бы вы сформулировали?
      — Я бы просто спросила ее: мама, могу я пойти к подруге?.
      — Иди. То есть… Я понял, — попугай почтительно раскланялся.
      Девушка прыснула и наклонилась над кустом с запахом ветра. А Карри отыскал лист писчей бумаги, тонко струженный карандаш и написал изящным почерком:
       
       Ее Милости Всесовершеннейшей Властительнице
       Царства Вечного Леса
       Заявление.
       Разрешите мне вернуться на Землю.
       Ваш попугай Карри
     
      Свернул трубочкой листок, перевязал зеленой атласной лентой и втиснул в почтовый ящик с табличкой «Корреспонденция Ее Милости Всесовершеннейшей Властительницы Царства Вечного Леса».
     
      Карри томился. Он не ел, не летал, не спал. Он ждал. Змей и тот перестал шипеть. Шмели садились на него по двое-трое, как на цветок: один — на хвост и два — на голову. На зелёном столбике ветер шевелил пёрышки
      Через три дня пришло приглашение на аудиенцию. Карри ожил. Встрепенулся. Вычистился. В волнении кругами полетал над деревом, важно походил по земле, репетируя речь, и в назначенный час, собравшись с духом, пулей стартовал к Царице.
      Его уже ждали. Прелестнейшая Хозяйка Вечного Леса в окружении подруг и служанок принимала его в беседке, увитой вьющимися белыми розами. Попугай учтиво поклонился, выразил свое глубокое почтение дамам и теперь переминался с лапки на лапку.
      — Дорогой Карри, почему ты хочешь вернуться на Землю? Твой истинный Дом здесь. Разве ты несчастлив в Вечном Лесу? — Царица нежно обратилась к понурившему попугаю.
      Тот, еще раз поклонившись, произнес заранее подготовленную речь:
      — Всесовершеннейшая Госпожа, в те дни, когда я еще не вылупился из яйца, Парвати настояла, чтобы меня не отсылали на Планеты Молчания и Снов. Она поверила в меня, в то, что я, гениальный Центр, — не просто машина. Она разглядела во мне душу. Эта девушка — талантливый Творец-Воин. Она создала Райский Сад, подарила планете спутник. Синеглазое Божество ожидало именно ее, чтобы вернуться к своему народу. Я хочу быть рядом с ней. Из Воронки Вечности мне не удастся помочь ей так же, как она помогла мне. — Карри развел перышки на крыльях и опустил голову.
      Смешливые служанки переглядывались, Госпожа была серьезной.
      — Так ты хочешь вернуться в мир вещей, Карри?
      Попугай оживился. В его душе забрезжила надежда. Он шагнул вперед.
      Царица, пряча под длинными черными ресницами лукавый взгляд, важно сказала:
      — Видишь ли, я не знаю, как мне выполнить твою просьбу. Я в затруднении. Что, например,  мне делать с желаниями слушателей? Большеголовый Змей не сможет больше внимать великолепным рассказам. Ты ведь — освобожденная душа. Твой дом — Вечный Лес. Твои новости об Источнике всех источников извечно свежи для таких же освобожденных душ, как и ты. Новости мира иллюзии стареют, едва родившись. Самое неинтересное в том мире — вчерашние новости, — Хозяйка Вечного Леса пыталась апеллировать к разуму просителя, но тот находился в полном отчаянии, понимая только одно: ему отказали, он не вернется к Парвати.
      Но Царица, понимая душевное состояние подданного, продолжала:
      — Один из пунктов Закона Передвижения Душ гласит: «Освобожденная душа может вернуться в мир иллюзии, если ею движет сострадание. Добровольный возврат в этом случае приветствуется».
      Глаза Карри загорелись. Затаив дыхание, он весь подался вперед.
      Одна из подруг наклонилась, и что-то прошептала Белолицей Царице. Та кивнула.
      — Мы сможем отпустить тебя, если… — Хозяйка Вечного Леса пристально посмотрела на застывшего в ожидании попугая, улыбнулась самой очаровательной из своих улыбок; у Карри растаяло сердце, и он на мгновение засомневался, правильно ли поступает, — если тебя отпустит Змей.
       «О! Всего лишь! Великодушный Змей, лучший друг и соратник, самый внимательный и постоянный слушатель, отпустит его! Конечно! Куда он денется! Пусть только попробует не отпустить!» — так размышлял Карри, ожидая у норы замешавшегося где-то хозяина.
      Попугай уже опросил всех, кого встречал по дороге, не видел ли кто из них Змея, и теперь сидел, покачиваясь, на деревянной двери и тихо насвистывал.
      И вдруг он замер. Кто это? Змей? Нет. Не полз. Он плыл! Медленно, важно раздувая капюшон, раскачиваясь из стороны в сторону, как генерал на самом главном параде жизни. Он не спешил, часто останавливался. Глаза его были полуприкрыты. Карри испугался. Уверенность оставила его. Он вспомнил все подначки и шуточки, которыми не раз награждал медлительного и степенного Змея. Карри засуетился, выбежал вперед, но тут же понял, что глупо сейчас показывать зависимость и силу желания попасть на Землю. Попугай замер и стал ждать, пока капюшон доплывет.
      — Приветствую тебя, мой верный друг! А я уже тут заждался тебя.
      — Да. Шмель рассказал, для чего ты меня ждешь, — Змей улыбался во весь рот — так широко, как только мог.
      Попугай решил сменить тему.
      — А не пригласишь ли ты меня в гости? У меня есть свежие новости, наисвежайшие. Хочешь, я расскажу тебе, как один Великий Царь растил несмышленыша-олененка, привязался к нему всей душой и в следующей жизни родился оленем?
      Змей, забыв об осанке, подвинулся ближе к рассказчику.
      — А еще я расскажу тебе о Битве всех времен и народов, в которой 600 миллионов душ ушло в Воронку Вечности, и о том, какую роль сыграл в ней Величайший Царь всех Великих Царей, бывших и будущих.
      Змей уже лежал у ног Карри, свернувшись колечками, и весь превратился в слух. Попугай разошелся:
      — Но самое сокровенное, что ты сегодня услышишь от меня, — история об одном Великом лодочнике, который уснул во время бури, и девушке, не умеющей плавать, умоляющей его проснуться, чтобы не дать ей погибнуть.
      Змей поднял голову и завопил:
      — Все до одной! Все! Почему ты мне раньше не рассказывал их? Не отпущу, пока ты не перескажешь мне все эти истории. Все!
      Карри понял, что перегнул, но отступать было некуда.
      Он вздохнул и смирился. Но вперед заручился словом Змея, что когда поведает ему все истории, тот отпустит его.
      С этого дня Большеголовый Змей ежедневно спешил к дереву ним, а попугай вздыхал, усаживался удобнее на ветке и рассказывал одну за другой истории Воронки Вечности.

Начало (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Окончание (Фанданго № 15)

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики