Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Галина Зеленкина
г.Кодинск, Красноярский Край, Россия

Начало (Фанданго № 10)
Продолжение (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Продолжение (Фанданго № 15)
Окончание (Фанданго №16)

АЙЯ
Повесть



Глава  4   Марсианский изгой по имени Бен

                Когда  Бен в обличии акарии  по серпантинной тропе вполз на последний уступ высокой скалы, за которым находилось временное пристанище Кайрана, сумерки уже сгустились настолько, что ползти приходилось вслепую.
                –   Пусть будет проклят тот день, когда я увидел её! – крикнул Бен, если змеиное шипение можно условно считать криком. Но акария, сопровождающая Бена, приняла его слова на свой счет и остановилась в недоумении.
                – Ты-то здесь причем, – прошипел Бен, не услышав за собой привычного шуршания. Акария успокоилась и заскользила рядом. Она указала Бену на щель в скале, через которую они вползли в огромную пещеру. Другого входа в апартаменты Кайрана не было. Поэтому он сам и его подданные на время приняли облик акарий. Единственным отличием Кайрана от остальных акарий являлось наличие трёх голов. Правая голова была белого цвета, левая голова – черного, а средняя голова – красного. В зависимости от принятого решения, для его озвучивания Кайран использовал разные головы.  Белая голова говорила: «Да», черная голова говорила: «Нет», а красная голова ничего не говорила, а только раскачивалась на длинной тонкой шее, что означало: «Я ещё подумаю».
                Пока Бен полз, извиваясь от страха, к высокому ложу, покрытому пушистым ковром, три головы Кайрана лежа на подушке, молча, наблюдали за ним. Когда Бен приблизился к ложу, головы поднялись с подушки и прошипели разом.
                – Бездарь, ты своей  излишней услужливостью  провалил тщательно спланированную операцию по уничтожению Айи. – Начало разговора не предвещало для Бена ничего хорошего. От страха он настолько ужался, что змеиное платье стало походить на гофрированный шланг.
                –  Ты  забыл основной закон нашего сосуществования: «Всякая инициатива наказуема, если она направлена против  Властителя Тьмы». Из-за
твоей глупой выходки с гинко погиб мой лучший слуга. В результате Аки узнал про вирус антивремени и обезвредил его. Теперь придётся строить новые козни, ? изрекла черная голова.  ? Надеюсь, что уже без твоего участия, – добавила красная голова. Белая голова утвердительно кивнула, но ничего не сказала.
                –    Но, Ваша Тёмность, никто не мог предвидеть, что Айя попадет в Затерянные Миры и отыщет там вирус антивремени, – слабая попытка оправдаться не умилостивила Кайрана.  Черная голова угрожающе зашипела, и Бен, повинуясь инстинкту самосохранения, отполз подальше от ложа господина.
                 –   Ты  один знал о том, что вирус антивремени убьёт не только Айю, но и её родителей. Поэтому,  не желая гибели Риты, к которой питал не  свойственные сущностям чувства, ты попросил моего лучшего слугу последить за Аки, а его помощника заставил изображать гинко. Как тебе удалось обмануть их? – красная голова мирно покачивалась и не обращала никакого внимания на шипение черной головы. Белая голова вела себя достойно: она закрыла глаза и высунула длинный раздвоенный язык. Бену ничего не оставалось, как признаться в совершенном проступке.
                –    Я сказал им, что Ваша Тёмность пообещала награду за Айю, –
речь Бена лилась спокойно, и Кайран с удивлением отметил отсутствие страха у подчиненной ему сущности.
                –   Разве?  И что же я обещал в награду? – до сих пор молчавшая белая голова подключилась к разговору.
                –  Планету Заурию, –  ответил Бен, отползая в сторону от ложа хозяина как можно дальше. Но опасения его были напрасны. Трехглавый змей не кинулся на него, чтобы ужалить, и не позвал на помощь прислужников. Он оцепенел на мгновение от наглости подданного и, когда пришел в себя, разразился хохотом. Головы тряслись и подпрыгивали. Красная голова жалила соседок,  а  те в свою очередь жалили её. Садомазохизм у Кайрана считался высшей степенью веселья. Вволю натешившись, головы успокоились и улеглись на подушку. В мертвой тишине Бен услышал свист и обернулся на звук. Сопровождающая его акария уже приготовилась к нападению и ожидала команды. Но черная голова Кайрана, приподнявшись с подушки, прошипела: «Ещё рано!», и акария отползла к выходу. Тем временем, красная голова, извиваясь, поднялась, насколько ей позволила длина шеи, и еле слышно прошипела:   
                –    Я люблю, когда обещают то, что не может быть исполнено. Это по-нашему. – Белая голова кивнула в знак согласия, а черная отвернулась, не желая подтверждать давно известную истину.
                –    Даже я,  Властитель Тьмы, не могу подчинить себе эту планету, на которой находится хранилище Вселенского времени. Неужели мои слуги настолько глупы, что поверили марсианскому изгою? –  Три головы ожидали ответа, шестью глазами глядя на Бена. Но тот и не думал отвечать на вопрос господина. Неясная тревога овладела всем его существом. Далёкие картины прошлого промелькнули перед его глазами, чтобы затем раствориться в подсознании, где, как в картинной галерее, скопилось уже достаточно много виртуальных картин.
                –   Я жду, – угрожающе зашипела черная голова.
                – Я не вправе давать оценку умственным способностям ваших подданных, Ваша Тёмность, –  ответил Бен. Его ответ не понравился Кайрану.
Чёрная голова начала крутиться в разные стороны и показывать раздвоенный язык, а красная – уткнулась в подушку. На сей раз, полпредом Властителя Тьмы выступила белая голова, она и вынесла вердикт.
                – Ты должен умереть, –  её злобное шипение и гипнотический взгляд  на миг парализовали марсианского изгоя, но уже в следующее мгновение Бен ощутил прилив сил и неутолимую жажду борьбы за жизнь. А Властитель Тьмы почувствовал её в виде покалывания острыми тонкими иглами змеиной кожи. За время правления Кайрана никому из подданных не удавалось подвергнуть сканированию Властителя Тьмы. Бен оказался первым, кто позволил себе сделать это. От возмущения белая голова лишилась дара речи, и её роль взяла на себя черная голова. Красная голова сползла с подушки и свесилась с ложа. Она смотрела на Бена немигающими глазами. Её взгляд был холоден и пуст.
                –   Отведите его в круглый аквариум и запечатайте вход в него, чтобы не сбежал. Вечером устроим публичную казнь, в назидание другим, –  шипение черной головы предназначалось акарии, которая привела Бена в апартаменты Кайрана, и двум другим, что лежали у входа. Первой кинулась исполнять приказание господина акария – проводник. Она подползла к марсианскому изгою, приговоренному к смерти, и ужалила его в хвост. Видя, что тот никак не реагирует, она ещё раз ужалила его. От второго укола Бен вздрогнул и повернул к ней голову. Акария не выдержала его пристального взгляда и отвернулась. Мало найдется особей способных выдержать взгляд смерти и поймать её дыхание. Акария медленно поползла к выходу из пещеры.  Преступник последовал за ней. Два стражника, что лежали у входа, первыми выползли наружу и поджидали акарий на уступе. Когда Бен выбрался из пещеры, он увидел двух незнакомцев с энергетическими ловушками в руках.
                – Я беру Бена, а ты – проводника, – услышал Бен, прежде чем погрузиться в сон. Очнулся он в прозрачном шаре уже не акарией, а в своем  обличии, а именно: ростом не более полутора метров, с огромной головой, украшенной пятью рожками и редкими волосами пепельного цвета. Тело его было прикрыто куском грубой ткани. Оказалось, что это домотканая рубаха.
                –  С чего это Кайран расщедрился? Смертникам выдавать одежду не в его правилах. Он скорее последнюю снимет, чем подарит новую, – мысли сущности уловил телепорт и Аки с Айо прочитали их.
                –  Кайран тут ни причем. Это я, Аки, прикрыл твою наготу, – чужая мысль, как штопор, вкручивалась в мозг Бена.
                –   Где я нахожусь? – спросил он.
                –   На планете  Заурия у Пожирателя змей, так меня прозвали терраки, – послышалось в ответ. Тоска обуяла несчастную сущность. Свет в глазах померк. Судороги заковали конечности цепями неподвижности и парализовали тело. Маленький уродец превратился в маленькое чудовище. Айо вздрогнул и посмотрел на Аки. Главный стражник с безучастным видом наблюдал за манипуляциями марсианского изгоя. Делая вид, что не заметил жалостливого взгляда Айо, Аки воскликнул:
                –  Эта сущность обладает актерским талантом! – Но Айо был другого мнения.
                –   Разве сострадание не является одной из составляющих добра? –задал он вопрос главному стражнику.
                –  Является. Но меня трудно разжалобить притворством. А ты меня удивляешь. Эта тварь покушалась на жизнь твоих родителей, на жизнь твоей сестры и на твою жизнь то же. Нельзя прощать подлость и предательство, ни при каких обстоятельствах. Кто потворствует греху, тот сам грешит.
               Убедившись в том, что его жалеть никто не собирается, Бен принял свой обычный вид. Он надел на себя рубаху и стал похож на старого террака.
              –  Зачем вы меня похитили?  Кайран не простит вам нанесенной ему обиды. Вы лишили его возможности утолить жажду мести, которой он  мучается  с тех пор, как освободил меня из плена, – голос у Бена был низкий и хриплый. Каждое слово он произносил с трудом и на выдохе. Казалось, что вдох ему нужен был для того, чтобы потоком поступающего в носоглотку воздуха подхватить застрявшие в горле слова и вытолкнуть их наружу. Каждое такое действие сопровождалось обильным выделением пота и тошнотворным запахом.     
              –  Нажми на углубление в кристалле браслета три раза, чтобы не реагировать на зловоние,  –  приказал Аки, заметив у Айо позывы к рвоте.
Айо, не раздумывая, исполнил приказ наставника.
              –   О каком плене идёт речь? Впервые слышу, чтобы сущностей брали в плен. Обычно их уничтожают на месте, чтобы не пакостили в дальнейшем, – произнёс вслух Аки, но заметив по выражению лица Бена, что тот его понял, не стал посылать телепатический сигнал.
              –  Можешь общаться с ним при помощи речи,  –  сказал он, повернувшись к  Айо, и с удивлением заметил,   –  странная какая-то сущность.
               –   Я не совсем сущность,  –  возразил Бен.
               –   А кто же ты?  –  поинтересовался Айо, никогда прежде не видевший ни сущностей, ни особей, ни другой подобной нечисти.
               –  Моё имя Бен. Я – марсианский изгой,  –  ответила не совсем сущность.
              –   Кто ты? Какой изгой? –  переспросил Аки.  –  Насколько мне известно, Марс необитаем. Мы изучали поверхность этой планеты. Кроме наскальной живописи неизвестного происхождения, ничего интересного не обнаружили.
              –   Это я рисовал,  –  гордо выпятив грудь, произнёс Бен. 
              –   Ты? – удивился Аки.  – Что-то не похож ты ни на художника, ни на скульптора.
              –   Раньше я был другим. Это красные марсияне меня наказали за портрет Кайрана, который я по просьбе одного из правителей чёрных марсиан нарисовал над входом в пещеру Дьявола. Они переселили меня в тело изгоя и продали Кайрану. А тот в свою очередь превратил меня в сущность, в облике которой я и пребываю сейчас,  – последнюю фразу Бен произнёс с глубоким вздохом, чем вызвал приступ жалости в добром сердце Айо. Юноша вопросительно взглянул на Аки.
              –   Разберёмся,   –  ответил тот на немой вопрос ученика.
                –   Значит, ты  – марсиянин?   –  спросил главный стражник, глядя в упор на Бена.
      
              –  Нет! –  ответил пленник и с прищуром посмотрел на Айо, словно хотел подмигнуть ему, да вдруг передумал. Главный стражник не любил. когда его водят за нос и ставят в неловкое положение. Поэтому он попытался просканировать мысли Бена. Но не тут-то было. Его код доступа к телепорту оказался заблокированным. Очевидно, марсианский изгой заблаговременно побеспокоился о своей безопасности.
              –  А кто же тогда? –  в голосе Аки послышалось раздражение. Айо с удивлением посмотрел на наставника, но ничего не сказал. Вывести из равновесия главного стражника было практически невозможно. Для этого нужны были исключительные обстоятельства. Вряд ли такая сущность, как Бен, могла быть исключением из правил. Айо повернулся к Бену и стал его внимательно разглядывать.
              –   Я – землянин! – ответил тот, и страшная гримаса исказила его и без того неприглядную физиономию.  Ответ Бена поверг в изумление террака Аки и землянина Айо. Они сначала переглянулись между собой, а потом в четыре глаза уставились в Бена, пытаясь найти в его лице и фигуре хоть какое-нибудь сходство с общепринятым типом землянина.  Но сходства не было. И тогда Аки, будто бы усомнившись в достоверности слов Бена, предложил тому рассказать о своих злоключениях.
              –   Сначала я вам покажу, каким я был до того, как…  –  Бен закашлялся и не стал продолжать повествование. Вместо этого он вынул из мочки правого уха серьгу и положил её на ладонь. Это была обычная серьга в виде кольца с прозрачным кристаллом голубого цвета. Айо взглянул на серьгу и пожал плечами, дескать, нашел, чем удивить. Но Аки думал иначе.  Глядя на серьгу, он пытался вспомнить, где, когда и у кого видел подобный информатор. Мысленно пролистав назад страницы памяти  на уплотнителе времени, он увидел себя и Айю внутри звездолёта.
               –   Я вспомнил!  – воскликнул главный стражник. Но, что именно он вспомнил, пояснить не успел, так как в это время появилась голограмма высокого, стройного темноволосого юноши с глазами василькового цвета.  
              –   Где-то я уже видел эти глаза, – прошептал Айо.
              –   Рита  – твоя сестра?  – спросил Аки, глядя  в глаза Бену.  В его голосе Айо не уловил ни сомнения, ни удивления. «Надо же, знал и молчал»,                 – с обидой подумал юноша и отвернулся от наставника. Но обида не помешала Айо понять, что вопрос о родстве предназначался скорее ему, чем Бену.  Да и откуда было ему знать, что Аки в течение нескольких секунд, сопоставив имеющуюся в фотографической памяти информацию, уже знал, кого он и Айо выкрали  у Кайрана.  
                –   Это брат моей матери?  –  недоверие, прозвучавшее в вопросе племянника, ничуть не смутило дядюшку.
                 –   Не похож?  –  ухмыльнулся тот.  – Ну, уж извините, сам не предполагал, что из красавца превращусь в уродца.     
                –   Оставим выяснение отношений на потом,  – предложил Аки, обращаясь к Айо, и тот молча кивнул головой в знак согласия.

                –   В данный момент меня больше интересуют не ваши родственные связи, а информация о том, кто выкрал  вирус антивремени у Разрушителя Пространства и Времени и как он попал в звездолёт родителей Айи,  –  сказал главный стражник, глядя на Бена, который никак не мог вдеть серьгу в мочку уха.
              – Помочь? – предложил Аки. Но Бен покачал головой и, как ни странно, но это качание помогло ему вдеть серьгу. Иногда противодействие помогает получить нужный результат.
                – Это сделал  тайный советник Кайрана по имени Уро. А я не смог помешать ему,  –  в голосе Бена, если скрипучее ворчание можно назвать голосом, прозвучало сожаление. Даже Айо, ещё неискушенный в вопросах о голосовых оттенках, смог уловить неутолённую печаль.
                – Значит, ты находился на звездолёте с благородной миссией?  – в голосе наставника  Айо уловил иронию. Юноша с удивлением взглянул на Аки.  «То верит, то не верит»,  – подумал он.
               –  Нет. Я выполнял задание Кайрана,  – ответ Бена поверг Айо в замешательство. 
               – Как же так? Ты же должен был защищать сестру, а вместо этого…, –  от возмущения Айо задохнулся, и Аки пришлось похлопать его по спине.
                – Я никому ничего не должен. Это мне все должны: Рита и Кео за спасение от слуг Кайрана и счастливую дальнейшую жизнь на Плеядах, Айя и Айо за то, что шлюп попал на Заурию, а не в какую-нибудь чёрную дыру, –  дядюшка с такой злобой взглянул на племянника, словно тот был главным виновником всех его злоключений.
                – Страсти по боку, истина важнее! –  воскликнул главный стражник и с неодобрением взглянул на Айо. Тот покраснел и понял, что держать рот на замке на данный момент  –  лучшее, что он может себе позволить. Не зря говорится, что молчание  –  золото.
              – В чём состояло твоё задание? –  обратился Аки к Бену. Но марсианский изгой никак не прореагировал на вопрос главного стражника.
«Похоже, что дядюшка впал в сон», –  подумал Айо.
              –  Нет, – ответил тот телепатически,  –  я думаю.
              –  Думать не возбраняется, – заметил Аки,  – мы подождём.
                – Пока Бен думает, сходи за старой Муной. Она должна послушать,                – обратился главный стражник к своему ученику и тот с радостью помчался выполнять его просьбу. Каждая встреча с Муной для Айо была праздником.
              – Кто такая старая Муна? – поинтересовался Бен.
                – Раньше она звалась Хранительницей Тайны, а сейчас у неё новое имя. Но я её называю прежним именем, потому что,– ответил главный стражник и едва успел поймать неясную мысль, промелькнувшую в подсознании. Но и марсианский изгой не промахнулся.
              – Может быть, она знает и мою тайну? – луч надежды осветил безобразное лицо Бена.
              – Я тоже подумал об этом, потому и отправил Айо, чтобы…,  – странное приветствие Муны помешало Аки закончить предложение.                                         
                 – Добро пожаловать, Артур! – произнесла она вслух и, с укоризной взглянув на Аки, приказала освободить Бена от оболочки в виде стеклянного шара.
              – Он не опасен, – пояснила она.
               – С каких это пор сущности стали безвредными? – удивился глав-ный стражник, но приказание старой Муны исполнил. Без стеклянной оболочки запах от Бена стал невыносимым. Не помогал даже поглотитель запахов.
              – Ну, хватит вонять! – приказала Муна тоном, не терпящим возражений.  – Отключай защиту! Зачем издеваться над теми, кто не желает тебе зла?
               Айо услышал короткий смешок дядюшки и следом  ощутил лёгкое дуновение ветерка на своём лице. Тошнотворный запах разом улетучился, и дышать стало легко и приятно. «Ничего себе защиту придумали марсианские изгои»,  – подумал юноша.
              – Это от мух, – услышал он телепатически.
                – Каких мух? Мы разве похожи на мух? – удивился Айо. В ответ он услышал чавканье. Это Бен пытался произнести слова вслух, но они предательски застревали в его узком горле, и ему приходилось их пережевывать.
              – На некоторых планетах существуют виды хищных насекомых, которых называют космическими мухами. Эти мухи питаются живой плотью.
Жертву они определяют по запаху,  – вмешался в разговор Аки. Ему не терпелось узнать, откуда старая Муна знает Бена-Артура, а тут Айо со своим детским любопытством оттягивает удовольствие познания. Юноша уловил                 
нотки недовольства в голосе Аки и закусил губу. «Вечно меня заносит не туда, куда нужно»,  – подумал он и решил помалкивать до поры, до времени. Заметив усмешку на лице наставника, Айо понял, что его мысли не остались непрочитанными. Ещё он обратил внимание на загадочную улыбку на лице старой Муны, которой она одарила Бена-Артура.
                – Артура я знаю с тех пор, как разгадала его тайное послание, которое было прикреплено к рубашке Айи,  – ответила Муна, упредив предполагаемый вопрос главного стражника.
                – И столько лет молчала? – удивился Аки.
                – Говорить надо к месту и о том, что уместно,  – сказала, как отрезала, Муна и, обратившись мысленно к марсианскому изгою, приказала ему следовать за ней.
                – Вы тоже можете пойти с нами, – проговорила она на ходу, даже не обернувшись, чтобы посмотреть, следуют ли за ней и Беном-Артуром главный стражник и Айо. Дело-то добровольное.
              Аки не стал спрашивать, куда и зачем надобно следовать. Проблему
Возвращения марсианского изгоя в свой первозданный вид под силу решить только Хранителю Времени.
                –  Мы идём в лабиринт жизни,  – ответил он на вопросительный взгляд Айо. Тот кивнул головой и улыбнулся. Аки знал причину этой лучезарной улыбки. Это была улыбка победы над своим любопытством, а она всегда лучезарна.
               Подойдя к лабиринту жизни, Аки первым заметил, что дверь в хранилище закрыта. А так как на планете Заурия все двери в помещения запирались изнутри, то попасть в лабиринт жизни не представлялось возможным. Айо попытался спросить у Муны, как же они попадут внутрь хранилища, но бывшая наставница опередила его.
              – Хранитель Времени просил подождать снаружи, пока не закончится стерилизация хранилища. Всё равно нам надо дождаться Айю, без неё эксперимент не получится,  – спокойным голосом произнесла старая Муна.
              – Какой эксперимент?  – забеспокоился марсианский изгой.
              – По возвращению тебя в тело Артура, – пояснила Муна.
                – Но Кайран сказал, что обратной дороги нет. Карта моей прошлой жизни была повреждена неудачной телепортацией с Земли на Марс, – возразил Бен-Артур и бросил на Муну такой взгляд щемящей грусти, что у Хранительницы Тайны заныло сердце.
              – Хранитель Времени сказал, что у тебя есть шанс, если помогут два кровных родственника, – её попытка успокоить марсианского изгоя не увенчалась успехом.
              – Это невозможно. Я давно уже не верю в чудеса, – ответил тот.
              – Но когда ты выкрал плод у сестры, находящейся в анабиозе для того, чтобы земная женщина выносила ребёнка Риты и Кео, ты верил в чудо? – вопрос старой Муны поверг всех в шоковое состояние. Первым пришел в себя Бен-Артур.
              – Откуда тебе это известно? – удивился марсианский изгой. – Даже Кайран не знает, а то бы давно разложил меня на атомы.
              – Я знаю много тайн, но не все тайны можно открывать посторонним. В данном случае, посторонних лиц нет, все кровно связаны друг с другом, – произнесла Хранительница Тайны и, упредив вопрос Айо, добавила, – Аки – мой младший сын. Два его брата погибли в битве с Кайраном. Поэтому у нас с Властителем Тьмы  старые счёты.
              Услышав такую  новость, Айо вздрогнул.  Но причиной его нервной дрожи явились не  слова  старой Муны, которые пиявками присосались к подсознанию, а хлопок открываемой в хранилище двери. Он повернул голову в сторону шума и увидел бегущую сестру. Айя, получив телепатически приказ наставницы прибыть к лабиринту жизни, спешила исполнить его.
              – Теперь, когда все в сборе, мы можем войти, – сказала Хранительница Тайны и первая направилась к входу в хранилище. За ней последовали Аки с Беном-Артуром, а за ними Айя и Айо. В этот раз Айо, войдя в помещение, не стал дожидаться приказания старой Муны о выполнении мер безопасности. Он первым положил указательный палец на кристалл уплотнителя времени и почему-то обрадовался, увидев узкий тёмный проход шириной не более метра, окаймлённый с обеих сторон огнями, не дающими света.
              – Ты поспешил, – услышал он голос бывшей наставницы,  – убери палец с кристалла уплотнителя времени. Нам в другую сторону.
             Айо убрал палец с кристалла уплотнителя времени, и коридор исчез,  словно растворился в воздухе. Хранительница Тайны укоризненно покачала головой.  «Мальчишка»,  – подумала она.
              – Вовсе нет,  – послышалось в ответ, – я хотел, как лучше.
              – Если бы все наши желания осуществлялись мгновенно,  мы бы потеряли интерес к жизни,  – заметила старая Муна и, пройдя несколько шагов, приказала всем присутствующим подключиться через кристалл уплотнителя времени к центру безопасности лабиринта жизни. Что и было исполнено незамедлительно. Айо отшатнулся, увидев прямо  перед собой светящийся воздушный столб.
              – Мы войдём в телепортатор,  – сказала Хранительница Тайны,  – только так мы сможем встретиться с Хранителем Времени. Первым войдёт Аки, затем Бен-Артур, Айя, Айо и я. Если порядок будет нарушен, то эксперимент не получится.
              Аки, не раздумывая, впрыгнул в святящийся столб. Бен-Артур хотел последовать за ним, но его остановил голос старой Муны.
              – Без моей команды не входить, а то нарушится целостность молекулярной формулы каждого из вас,  – произнесла она тоном, не терпящим возражений. Все замерли на месте, а Бен-Артур даже сделал шаг назад. Больше всего он боялся неосторожным движением убить в себе последнюю надежду на возвращение в человеческий облик.
              Между тем, светящийся столб прекратил вращение, и участники эксперимента увидели силуэт Аки, состоящий сплошь из радужных искр.  Искры то гасли, то возгорались снова. Это было похоже на пульсацию сердца. Брат и сестра переглянулись. Айо  впервые предстояло телепорти-ровать себя в световом потоке, поэтому для него будет в диковинку разглядывать самого себя, состоящего из миллиона светящихся точек, летящего с немыслимой скоростью к обитель Хранителя Времени.
              – Пора,  – произнесла Хранительница Тайны и легонько подтолкнула Бена-Артура к светящемуся столбу. Марсианский изгой издал протяжный стон и кубарем вкатился в телепортатор.
              – Что это?  – обратился за разъяснениями к бывшей наставнице Айо,
увидев, как светящийся столб превращается в столб черного дыма. Если бы не защитная оболочка телепортатора, пришлось бы надышаться продуктами горения марсианского изгоя. А этого никому не хотелось.
              – А что будет с Беном-Артуром? – забеспокоилась Айя.
              – Ничего не будет. Это выгорает  проклятие Кайрана, сплошь состоящее из чёрной злобы. Твоя задача ?  нейтрализовать её действие. Если ты справишься, то Айо завершит очистку телепортатора. Поэтому и очерёдность такая. Ну, а  я  всё проверю и отключу канал, чтобы никто не смог помешать провести эксперимент,  – с этими словами Хранительница Тайны кивком головы указала Айе на телепортатор, и та впрыгнула в образовавшееся отверстие на защитной оболочке. Айо с замиранием сердца следил за изменение цвета столба и только, когда тот вновь стал светящимся, вздохнул с облегчением. Он заметил, что и старая Муна тоже неотрывно смотрела на телепортатор, и даже услышал её тихий вздох, когда исчез чёрный дым и столб стал осветляться.
              – У меня не было полной уверенности, что твоей сестре  удастся справиться с силой зла, содержавшегося в заклятии Кайрана,  – ответила Хранительница Тайны на немой вопрос своего воспитанника.
              – А, если бы …
              – Мне бы пришлось нарушить очерёдность, установленную Хранителем Времени, – произнесла старая Муна шепотом и оглянулась по сторонам.
              – Я не знала, какой силой наделил Айю  Властитель Света и Добра,              – объяснила она причину своего волнения.
              – А теперь, ты знаешь?  – поинтересовался Айо.
              – Да. Её сила такова, что тебе в телепортаторе ничего делать не придётся. Просто прогуляешься налегке до Хранителя Времени – уклонилась Муна от прямого ответа и улыбнулась загадочной улыбкой Джоконды. Затем она положила руку на плечо воспитанника и кивнула головой. Айо впрыгнул
в телепортатор, и светящийся столб, покружив его несколько минут, вытолкнул из оболочки наружу.
              – Ух, ты! – воскликнул юноша, увидев рядом с Айей незнакомого молодого мужчину с обезображенным глубокими шрамами лицом.
              – Это наш дядюшка Артур?  – задал он вопрос сестре.
              – А кто же ещё?  –  Айя с удивлением посмотрела на брата.  «Что-то
он от волнения стал туго соображать», – подумала она. Айо прочитал её мысли и нахмурился. Но долго ему хмуриться не пришлось. Появившаяся из телепортатора Хранительница Тайны одним взглядом убила в юноше зародившуюся обиду. Затем она подошла к Артуру и стала внимательно разглядывать шрамы на его лице, и даже потрогала руками.
              – Это красные марсияне так тебя  разукрасили? –  спросила старая Муна. Артур молча кивнул головой и, открыв рот, указал пальцем на обрубок языка, из-за которого он не мог говорить вслух.
              – Это тоже они сделали? – голос у Хранительницы Тайны дрогнул.  «Бедный мальчик, сколько боли пришлось ему испытать за спасение сестры и её приятеля по имени Кео», –  но мысль её не удалось прочитать никому, так как Муна заблокировала выход в телепатический канал.
               – Артур сказал, что язык ему отрезали слуги Кайрана, когда тот приказал им превратить пленного землянина в марсианского изгоя,  –  произнесла вслух Айя, глядя в глаза своей наставнице.
                – Как он тебе сказал? –  удивилась Хранительница Тайны.  – Я его не слышу.
              – Я успела раньше тебя  прочитать его не родившиеся мысли и заблокировала канал, как ты учила. Поэтому ты и не услышала,  –  ответила девушка и улыбнулась, увидев растерянность на лице старой Муны. В отличие от брата, у которого было два наставника  –  бывшая наставница Хранительница Тайны и нынешний наставник Аки, у Айи была только одна наставница старая Муна, которая в одном лице заменяла девушке и мать, и подругу.
             – Ну, наконец-то, дожилась до того времени, когда яйца курицу учат уму-разуму, – пробурчала Хранительница Тайны.
             – Я не хотела, просто так само получилось, – попыталась оправдаться Айя.
            – Ты всё сделала правильно, – похвалила старая Муна свою воспитанницу и, подойдя к девушке, погладила её по плечу. Это действие у Хранительницы Тайны считалось высшей похвалой.
             – Теперь займёмся делом, – приказание  старая Муна отдала телепатически. Его услышали все, кроме Артура. Ему слова Хранительницы Тайны Айя повторила вслух, и Артур кивком дал понять, что услышал их. Он только не понял, каким-таким делом должен заняться. Но на этот раз старая Муна опередила Айю.
             – Сам ты ничего не должен делать, – сказала она, обращаясь к Артуру. – Ты будешь исполнять мои указания.
               – Хорошо, – ответил тот телепатически. Это Айя подключила его мозг к телепатическому каналу, чтобы общение не доставляло неудобств дядюшке. Хранительница Тайны одобрительно кивнула головой и, сняв с руки запасной уплотнитель времени, протянула его Артуру.
              – Помоги ему застегнуть браслет, – обратилась она к Айо, и тот, не мешкая, исполнил просьбу своей бывшей наставницы.
              – Прижмите указательный палец к кристаллу уплотнителя времени и следуйте за мной!  – приказала старая Муна и направилась по узкому тёмному проходу шириной не более метра, окаймлённому с обеих сторон огнями, не дающими света, к обители Хранителя Времени. Дверь в обитель Хранителя времени была открыта. «Уже ждёт. Надо поторопиться»,  – подумала она и не стала блокировать выход в телепатический канал, чтобы все прочли её мысли.
              – Как только шагнёте в дверной проём, сразу же убирайте палец с кристалла уплотнителя времени,  – предупредила Хранительница Тайны и исчезла в дверном проёме. За ней последовали Айо, Айя, Артур и Аки.
              Когда Айо открыл глаза, то увидел пять хрустальных кубов, три из которых были приближены друг к другу так, что представляли собой хрустальный параллелепипед, и только фиксаторы для рук и ног обозначали линию соединения.
              – В центре Артур, слева от него Айя, а справа – Айо. Я и Аки разместимся на отдельно стоящих кубах. Он рядом с Айо, а я рядом с Айёй,              – распорядилась Хранительница Тайны. После того, как все расселись по указанным местам, она подошла к Артуру и попросила брата и сестру взять дядюшку за руки.
              – Вы должны стать единым целым,  – пояснила старая Муна свою просьбу и поспешила вернуться на своё место. Едва она уселась на хрустальный куб и зафиксировала положение рук и ног, как куб начал вращаться.
              – Хранитель Времени,  – объявила Хранительница  Тайны. И тогда  все присутствующие увидели, что к ним приближается какой-то светящийся предмет, который по мере приближения принимал различные формы. Наконец, остановившись на форме шара, этот светящийся предмет стал увеличиваться в размерах. Теперь внутри светящегося шара можно было увидеть голограмму  старца с лысой головой и длинной седой бородой.
              – Я всегда знал, что он такой! – воскликнул Айо. От звуковых волн его голоса светящийся шар покачнулся. И тот час он услышал  телепатически приказ замолчать и понял, что пословица «Слово  – серебро, молчание  –      золото» придумана землянами не зря.

Продолжение следует
Начало (Фанданго № 10)
Продолжение (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Продолжение (Фанданго № 15)
Окончание (Фанданго №16)


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики