Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Владимир Артюхов 
с. Степное, Крым, Украина

СОЛОВЕЦКАЯ  ВЛАСТЬ

     Я специально использовал избитый современными публицистами штамп «Соловецкая власть». Наши ребята очень полюбили это выражение, помня, что именно на Соловках был первый концентрационный лагерь для «бывших». Под термином «бывшие» подразумевается «побеждённые». Те, кто больше тысячи лет организовывали страну, исследовали огромные пространства планеты, победившие во всех войнах и утворившие величайшую державу (1/6 часть суши) и удержавшее в своей власти эту территорию, явно были не лохи и не лузеры. А большевики «отблагодарили» их лагерями.
     Выражение «Соловецкая власть» я хочу использовать в извечном его понимании и в прямом смысле – «власть». И речь пойдёт именно о Соловецком монастыре и громадной власти, которая ему принадлежала в пределах России. И власть эта была сильнее державной, царственной, освящённой. Не многие историки понимают, что это была реальная власть, а цари, императоры – это просто персоны, которые жили и творили свои деяния под воздействием агентов влияния, не подозревая этого влияния. Монастыри на Руси играли роль огромную, во многих вопросах – роль решающую. Православие крепко стояло на ногах. Вопрос: «На каких ногах?» Монастыри во всём мире, несмотря на цели их существования, организовывались на главном принципе: это было место для служения и это место должно быть очень спокойным от мирской суеты и дрязг. Короче говоря, чем дальше от людей – тем лучше для цели, которую преследовали монахи.
     В Западной Европе было просто: 5-7 лье от главной дороги уже считалось глухим, а следовательно, подходящим местом для организации монастыря. Можно построить обитель и десятилетиями молиться Богу и параллельно организовывать всякие чудеса, чтобы привлекать паломников, получать от них деньги и жить не очень плохо, а часто очень даже хорошо. На Руси всё было сложнее, чтобы организовать монастырь, нужно было не просто тихое и спокойное место, но и место, куда можно было добраться тем же паломникам. Были монастыри в городах. В Москве, например, Ново-Девичий, или Чудов монастырь, стать монахом которого можно было только имея высокое происхождение.
     Но всё-таки самыми авторитетными монастырями были те, которые располагались в «местах не столь отдалённых». Выражение это появилось именно тогда, в XIV веке, а не в XX-м и смысл имело прямо по названию – т.е. место должно быть не очень отдалённое, чтобы можно было добраться. Решалась дилемма: Должно быть место глухо – но добраться можно относительно легко. Особенно ценились «пустыни», правда, многие из них располагались рядом с городами, но самыми «престижными» считались те, что подальше от густонаселённых мест. Труднее добраться, значит, обретёшь больше святости. Не удивительно, что многие монастыри были расположены в дикой глуши. Но это на первый взгляд.
     Место для обители выбиралось не просто так. Если выбрать действительно абсолютно глухое место, то молиться там можно, но где взять паломников? Где возьмутся люди, которые не просто придут молиться, а принесут свои деньги и другие материальные блага? Ведь без этого любая обитель просто перестанет существовать, даже просто из-за голода.
     Не будем забывать, что любая церковная организация имеет отношение к Богу, как вокзальная касса к железной дороге. Деньги! Деньги! Деньги! То есть к обители можно добраться и добраться с видимостью трудностей. Пусть это место и называется «пустынью», но всё относительно. Для верующего человека это важное событие. Веру надо и будем уважать!
     Но и те, кто строил дальние, самые святые монастыри, дураками не были. Место выбиралось обычно на месте языческого капища. Плюсы были. Место это обычно было уже намолено (ничего страшного, что другим Богам здесь славу воздавали). Главное, что была инфраструктура – дороги, каналы, курганы, дольмены и т.д.
     Место на первый взгляд глухое, а добраться можно – дороги, просеки ещё с ведических времён известны. Да и использовать «место силы», открытое ещё волхвами, тоже можно.
     Зачем изобретать велосипед? Мало, что ли, таких примеров в мире. Например, в Стамбуле есть Великий храм Софии (величайшая православная святыня), а что теперь? Мечеть турецкая, мусульманская! И ничего, ни один турок ни в гробу не перевернулся, ни в кофейне не поперхнулся. Но, тем не менее – чем дольше добираться до монастыря, тем это считалось более святым делом, странно, что святость зависит от расстояния. Но не нам судить.
     Так вот, самым дальним из самых почитаемых был когда-то Соловецкий монастырь. Мы знаем, что лучше жить на северном берегу Чёрного моря, чем на южном берегу Белого. Но вопреки, казалось бы, всякой логике, самый престижный, самый влиятельный, самый загадочный православный монастырь был основан в самом суровом месте российской Ойкумены. Не просто так всё в этой жизни.
     Часто мы убеждаемся, что оказалось, не казалось, а логика здесь своя есть.
     Монастырь возник, если верить ортодоксальной исторической науке, просто сам по себе, вроде как ниоткуда. Но это далеко не так.
     Место для монастыря было выбрано не случайно. Даже сейчас в семистах метрах южнее самых древних стен обители сохранились каменные выкладки в виде лабиринтов, спиралей и других фигур (местные жители много веков называют это место «вавилонами»).
     Большинство учёных уверены, что это остатки языческих (ведических, а по сути гиперборейских) капищ, игравших роль оккультную, метафизическую и мистическую для наших предков.
     Но хватит ходить вокруг да около. Теперь вопросы, загадки и, если хотите – чистая фантастика.
     По официальной версии, основали монастырь всего несколько монахов-отшельников.
     Вот первый вопрос: как несколько человек в северной глуши, на берегу сурового моря могли возвести довольно крупный строительный объект? На какие «шиши», а главное – чьими руками? Север в те времена был практически безлюдный. Во всяком случае, так утверждает ортодоксальная история. Очень похоже на сказку о том, как девять бедных рыцарей основали Орден Тамплиеров, для защиты паломников в Святую землю, двадцать лет успешно выполняя эту миссию. Вдевятером! Против всего мусульманского Востока! Так и в нашем случае, если посмотреть на объём работ, можно усомниться в официальной версии. Значит, были там люди, и в достаточном количестве. И люди эти были, так сказать, неучтённые. Я думаю, что это были потомки язычников-Ариев, которые ушли с Новгородской и, возможно, с Псковских земель от наступающей христианской религии. Но вот опять вопрос: а почему это явные и тайные язычники выбрались из своих укрытий в лесах и начали строить православный монастырь? Опять, скорее всего, нужно искать двойное дно. Московское государство уже тогда обратило своё внимание на Север, и люди понимали, что их автономному существованию угрожает опасность. И для сохранения своих духовных ценностей, невероятных знаний, влияния, материальных ценностей, преемственности поколений можно было мимикрировать и прикинуться официальным учреждением, чтобы под его прикрытием всё это можно было бы сберечь. Для этого были выделены и материальные, и человеческие ресурсы. А потом все разошлись по своим лесным селениям и под видом православных христиан продолжили свою историческую миссию. А доказательства тому есть.
     Назовём эти доказательства – «выстрелами».
     Итак, выстрел первый – духовная составляющая. Соловки были главной библиотекой Руси. Книжные сокровища, даже теоретически, не поддаются описанию.
     Количество старинных (уже по тем временам старинных) книг поражает воображение.
     Когда большевики устроили в монастыре лагерь для «побеждённых», то книги свозили и сносили в несколько огромных помещений, которые были забиты ими доверху. Ещё в сороковые годы были отдельные здания, полностью забитые этими духовными сокровищами… Сожгли! А то, что там книги были не простые, это точно. Сохранился указ царя Алексея Михайловича об организации экспедиции на Север и на Соловки в частности, для «…отыскания книг старых, тайных, ведовских и ведических». Отличал царь ведовские от ведических и знал, где искать.
     Выстрел второй – наука и техника. Сейчас только очень зашоренные историки продолжают настаивать на том, что древние люди якобы были технически отсталые, неграмотные. Уже достаточно доказательств, что древние сооружения возводились на высоком технологическом уровне. Что египтяне, например, были наследниками знаний атлантов и так далее. А здесь, даже просто географически, прямое наследование Гипербореи. Сохранилось множество описаний технических чудес на Соловках. Это и машины, которые сами без участия людей набирали камни на морском берегу, перевозили в нужное место и сами разгружали. Есть сведения о насосах, строительстве каналов и дорог, где применялась различная техника. Мне довелось читать один документ, описывающий устройство «снаряда» для солеварения. Так там встречается около 150 специальных технических терминов! Как в современном автомобиле! В «Житии» настоятеля Соловецкого монастыря, а потом московского патриарха Филиппа есть прямые указания, что он был выдающимся изобретателем и инженером. Вот и ответ, как при страшном дефиците людей монастырь строился, разрастался, богател и успешно защищался. И знания эти частично распространялись среди северян. Когда Пётр I приехал на Север, чтобы строить современные корабли, то он нашёл множество людей, которые откуда-то знали, как их строить, и настроили в кратчайшие сроки. Где эти архангельские мужики набрались знаний и опыта? Скорее всего, монастырь помог. Некому больше там было!
     Великие морские державы Испания, Португалия, Англия к этому уровню кораблестроения шли веками, а тут раз! – и готово. Значит, приоткрыли учёные монахи немножко знаний, значит, были эти знания. Стоит заметить, что Пётр не был патриотом русским, не доверял своим и потом повернулся лицом к европейским знаниям. Только потерял! И мы отстали навсегда от Европы. Ну, правильно, всегда только догоняли, пользовались устаревшим. Вот когда была заложена эта тенденция вечного отставания. А на что опереться, было. Было!
     И как доказательство – следующий выстрел – Ломоносов! Его официальная биография всем известна. Но люди думающие задаются несколькими вопросами.
     Мы знаем, что Михаил Васильевич учился в славяно-греко-латинской академии в Москве, чуть-чуть в Петербурге, затем в Германии. Как он с рыбным обозом отправился за знаниями и т.д. А теперь возьмём факты странные, а порой и необъяснимые. Ломоносов сделал множество открытий, создал новые науки и научные направления. И, что самое интересное, именно в тех отраслях, которые не изучал ни в Москве, ни в Петербурге, ни в Киеве, ни в Европе. Чему его учили: латыни, немецкому, металлургии, немного химии, гидравлике, пробирному делу, слегка математике… и всё!
     А как же молекулярно-кинетическая теория, закон сохранения материи, экономическая география, история славян? Литература! И множество «мелких» вещей, вроде астрономии (открыл атмосферу на Венере), мозаичное дело, государственная экономика, демография и т.д.
     И везде – в крупном и мелком гениальные открытия. Почему мы не обращаем внимания на множество его технических изобретений? «Аэродромная машина» – она летала! «Ночезрительная труба» и многое другое. Как человек, не обучаясь этому, мог всего этого достичь? Где он получил знания в этих областях? А ведь биография прямо говорит, что он долго общался со староверами, с соловецкими монахами, с жителями лесных скитов. А почему из двух человек во всей России, окончивших Сорбонну, один из них (Постников!) жил не в столице, а в Холмогорах и общался именно с Ломоносовым? Наверно, монахи приметили способного юношу Михайлу, наделили его древними знаниями, оформили очень короткий путь в официальную науку и сделали этаким двигателем прогресса. Двигатель, к сожалению, сработал почти вхолостую. Самый большой эффект был в литературе. Без сомнения, Ломоносов знал, кто он есть на самом деле. Помните его знаменитое: «Да я больше любого профессора знаю! Да я к тому же чистокровный русский!»
     Вообще-то, вопрос о Ломоносове – вопрос отдельный. Но уж очень чётко просматривается влияние Соловецкого монастыря на всю его деятельность. И сейчас в любой архангельской деревне вам расскажут множество легенд о нём. Только ахнете! Понятно, что такие легенды не возникают на пустом месте. Недаром по распоряжению Екатерины II после смерти Ломоносова был немедленно опечатан его архив, который впоследствии практически весь неизвестно куда исчез. А может, известно, куда? Но не нам?
     И ещё один важнейший «выстрел», это – власть!
     Любая организация, какие бы цели она перед собой ни ставила, всё равно создаётся с целью получения власти или участия в ней. Для любой организованной группы, пусть это будет партия, общество кролиководов, географическое общество или профсоюз дальнобойщиков, главное – власть. Естественно, что и Соловецкий монастырь не прошёл мимо этого. Тем более обладая такими ресурсами. Но церковные организации напрямую очень редко принимали участие в управлении страной. А вот примеров опосредованного влияния много. И здесь Соловки абсолютный чемпион. Во времена Ивана Грозного это, конечно, Патриарх Филипп (из рода Колычёвых). Если бы царь Иван считал себя русским (а таковым он себя не считал), то Россия пошла бы по совсем другому пути, по которому определённый период вёл монарха Филипп. Ему удалось обуздать крутой нрав царя, прекратились жестокости, развивалась экономика, внешняя политика стала служить стране, осваивались огромные пространства (Ермак!). Патриарх каким-то известными только ему методами (наверное, и запугиванием) имел колоссальное влияние на политику монарха. Если бы это продолжалось достаточно долго, то держава имела бы другую историю. Но Иван русским себя не только не считал, но и постепенно стал больше прислушиваться к немецким советникам (Таубе и Краузе – тоже агенты влияния, но европейские), и миссия Филиппа провалилась. Не будем забывать, что Филипп до патриаршества был настоятелем Соловецкого монастыря. В смутное время главнейшую роль играл Авраамий Палицын, которого Соловки послали организовывать освобождение Москвы от поляков, шведов и других. Именно он из тени управлял созданием ополчения Минина и Пожарского, руководил обороной Свято-Троицкого монастыря, избранием нового царя. Именно он вручил царские регалии Михаилу Романову, а потом снова вернулся на Соловки и исчез. Наверное, снова вошёл в элитную, тайную группу монахов, которым были открыты истинные цели и задачи монастыря. Эта миссия была суперуспешной. Соловки снова показали свою реальную власть и силу!
     В более поздние времена были примеры прямого влияния на судьбу России этой загадочной обители. Стоит только посмотреть на имена людей, просто так, вразброс, которые прошли через руки Соловецких отшельников. Патриарх Филипп, тот же Авраамий Палицын, Ермак, Степан Разин, Емельян Пугачёв, Ломоносов, Потёмкин, Суворов, Тредиаковский и многие другие выдающиеся люди.
     Власть официальную Соловки всегда раздражали. Ведь большевики были не первые, кто пытался уничтожить монастырь. Его пытались извести Иван Грозный, Алексей Михайлович Тишайший, Пётр I, Екатерина II и др. Большевикам удалось на некоторый период остановить деятельность монастыря (боролись с религией, но очень странно: сжигали православные храмы, а синагоги не трогали).
     Но монахи Соловецкие разошлись по другим монастырям, притворились мирянами и сохранили дух обители. Я говорю именно о скрытом духе, настоящем православии, корнями уходящем в ведизм.
     Сейчас святыня возродилась, но мне довелось слышать, что отбор монахов туда очень строгий и какой-то особенный, во всяком случае, в группу, которая является секретной. Ничего не известно о деятельности этой группы. Наверно, когда снова будет всё восстановлено, то мы ещё не раз сможем убедится в могуществе этой самой Соловецкой власти…


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики