Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Сергей Казиник
Крым, Симферополь

Участник  конкурса фантастического рассказа Издательства «Шико» и Клуба Фантастов Крыма, фестиваль «Фанданго», Судак-2011



Индипка

01
     – Да вы с ума сошли! – Начальник дальней геологоразведки Игорь Ус был в шоке от услышанного. – Это такие же люди, как и мы! Вы не посмеете!
     – Еще как посмею! – Командир особого штурмового подразделения (ОШП) внутренних войск Земной Федерации и колоний Питер Грач был непреклонен. – У меня прямой приказ Президента, одобренный правительством! Вернуть Индипку в юрисдикцию Федерации и восстановить здесь конституционный порядок! А мятежники отказываются признавать центральную власть!
     – Мятежники? – Игорь отказывался верить сказанному. – Целая планета мятежников? Вы сами понимаете, что несете?
     – А кто они? На планету прибывает представитель центральной власти, а они его посылают и в циничной форме выдворяют с планеты! А первая миссия? Они…
     – Да бандиты была ваша первая миссия! Включите мозг! У вас же есть вся видеофиксация произошедшего! Это они первыми конфликт развязали! И убивать первыми начали! А их просто разоружили и пинком под зад выкинули с планеты! Живых!
     02
      Индипка. Вообще, ситуация с этой планетой была неоднозначной. Для начала, никто не знал, откуда взялось столь странное для человеческого уха название – Индипка, да и такое количество мелких, в космическом масштабе просто микроскопических, гладких каменных спутников, больше не встречалось ни у одной из планет. Потом, с самим заселением людьми этой планеты все тоже было покрыто мраком. Когда ее открыли, земля еще не была единой Федерацией, а представляла собой в организационном смысле просто кошмарный куст различных государств, со своими законами, суверенитетом, правительствами, деньгами и прочими регалиями. Первую попытку отправки экспедиции на Индипку предприняла страна, не ее открывшая. По официальной версии, попытка провалилась, так как исследовательский корабль просто сгинул. Вторую экспедицию предприняли лет через сто, и опять это сделало государство, к открытию планеты и к первой экспедиции не имеющее никакого отношения. Эта попытка тоже провалилась, только на этот раз тихо и без официальных пояснений.
      Потом разразилась первая ядерная война, здорово перекроившая политическую карту Земли и ввергнувшая ее в холодное и мрачное средневековье на двести лет. В самом начале выхода из этого затянувшегося кризиса, некое содружество государств снарядило к Индипке третью экспедицию, правда, они считали ее первой, так как о первых двух благополучно забыли. Результат этого начинания так и не узнали, так как начавшаяся вторая ядерная война первым делом уничтожила все центры дальней связи и ввергла планету в очередные двести лет хаоса, результатом которых стало появление единой Земной Федерации. Естественно, о каком-либо правопреемстве на право освоения новой планеты речи не шло вообще, хотя, если говорить прямо, то Земле очень повезло, что она сама вообще смогла выжить.
     03
      А на Индипку благополучно добрались все три экспедиции. Только связаться со своей материнской планетой они не могли, по причине невидимого с Земли поля Мебиуса, загадочным образом отражающего любой сигнал любого устройства обратно на него же. И только относительно недавно его существование определили, измерили, посчитали и научились пробивать. Точнее, не пробивать, а обманывать, посылая не импульс или длительный сигнал в определенном направлении, как делалось до этого, а веер маломощных и разнонаправленных сигналов, собираемых специальным устройством, болтающимся на орбите за полем, обрабатывающим их, и уже традиционным импульсом посылаемых далее.
      Земная Федерация, обросшая ближайшими колониями, вспомнила об Индипке, когда в очередной раз уперлась в катастрофическую нехватку ресурсов и посевных площадей, существенно уменьшившихся после последней ядерной зимы. В недрах архивов, к слову сказать, чудом сохранившихся, была найдена информация, что Индипка, не имеющая океанов, а вместо них – каскад внутренних пресных морей, расчетно должна представлять собой просто-таки идеальное место для сельского хозяйства (район экватора, субтропиков и тропиков). Кроме того, она же была еще и бесценной кладовой вольфрама, титана, кобальта, ниобия, осмия, палладия и иных редких металлов, сосредоточенных на полюсах планеты в условиях близкого залегания и жизненно необходимых для истощенной Земли. Вот на нее и снарядили очередную экспедицию, которая по прибытии выяснила, что планета заселена, причем выходцами с Земли же, организовавшими здесь успешную параллельную цивилизацию.
      О чем незамедлительно и радостно сообщили на Землю, которая тут же постаралась взять ее под контроль со всеми вытекающими отсюда последствиями: драконовские налоги, навязанная денежная система, система подавления в виде полиции, цензура, жесткое регулирование всех правоотношений и прочие «прелести». Естественно, под это была подведена мощнейшая оправдательная база, на первый взгляд логически обосновывающая легитимность и необходимость этих действий. В официальном пресс-релизе такие слова и словосочетания, как «конституционный порядок», «территориальная целостность», «обеспечение безопасности», «торжество законности», «возвращение в лоно цивилизации» и прочие, занимали ведущее место. Почти десять миллионов местных жителей, конечно же, не спросили, а когда они только открыли рот с заявлением о собственном суверенитете, то его тут же попытались заткнуть тяжеловооруженными отморозками ОШП. В очередном пресс-релизе они, правда, назывались «сотрудниками правоохранительных органов», а жители Индипки именовались «мятежниками» или «террористами».
     04
      Все это стремительно пронеслось в голове Игоря, когда вызвавший его на борт стоящего на четырех выдвижных опорах командно-транспортного полицейского шлюпа «Тигр» командир ОШПшников Питер Грач приказал ему собираться, сворачивать временно деятельность и выдвигаться с поверхности планеты на орбиту, так как здесь будет проводиться «миротворческая операция».
     – Я никуда не уйду! Вы, в конце концов, мне не начальник!
     – Да? – протянул медленно Питер. – А вы знаете, что в отсутствие здесь назначенного президентом губернатора его функции выполняю я? И я вам как и.о. именно губернатора приказываю убраться с планеты! Временно. До восстановления конституционного порядка.
     – Какой порядок? У них своя, абсолютно мирная цивилизация! – Игорь был в шоке от самого предположения того, что подобные вопросы можно решать силой. – У них даже армии нет! И полиции в нашем понимании нет! Они даже систему правосудия реализуют общественными институтами!
     – Вот! – Грач уселся на своего любимого конька. – Вы сами все и сказали! Они же деграданты! Дикари! Мы им про конституцию и закон, а они…
     – Силой оружия, насилием и убийствами, – бесцеремонно перебил его геологоразведчик, – я все сам видел и докладывал! Вам же! А вы даже виновных не наказали! Все! Я никуда не лечу!
     Он развернулся и, нарушая все принципы субординации, вышел из командной рубки. Он хотел громко хлопнуть дверью, но к сожалению, на шлюпах этого класса дверь закрывалась выезжая прямо из переборки. «Силой нас, конечно, с планеты выдворят, – думал он, идя по гулкому коридору к выходу, – но предупредить местных я успею». Действительно, до появления здесь представителей власти Федерации, у него сложились отличные отношения со старейшинами, осуществляющими на планете функции власти. Хотя опять же, власти в понимании подданных Земли на планете не было, а то, что ему было удобно считать властью, носило рекомендательный характер. Люди здесь жили руководствуясь не законом и страхом перед наказанием за его нарушение, а соображениями нормального человеческого сосуществования, порядочностью, базовыми человеческими ценностями типа «не убий», «не укради» и так далее. Вообще, эту планету и ее жителей надо было изучать и у них учиться, а не пытаться причесать общим густым гребнем.
     05
      Выйдя из «Тигра» и плюхнувшись в свой транспортный бот на воздушной подушке и тронувшись, он первым делом взял в руку местное средство связи, подаренное ему недавно одним из старейшин. Принцип его работы выбил из колеи весь его техотдел, не способный даже понять, как вообще оно собрано и на каких законах физики работает. Каждый такой аппарат создавался индивидуально под его владельца и представлял собой поистине невозможный симбиоз био- и традиционных электронных технологий.
     – Канион, долгих лет вам в гармонии. – Игорь вызвал самого молодого из старейшин, с кем у него установились поистине приятельские взаимоотношения.
     – Да, друг мой, – ответил тот, как будто ждал вызова. – Вам того же.
     – У меня мало времени, но я хочу вас предупредить, что против вас готовится силовая акция. Подробностей не знаю.
     – Мы догадывались и уже подготовились к такому развитию событий, но все равно спасибо за предупреждение, дружище. Но в шкале ценностей вашего мира Вы теперь предатель, может, Вам не надо ехать туда, куда вы двигаетесь? Давайте сразу к нам. Я сейчас координаты на переговорник скину.
     – Не знаю, – задумчиво и чуть помедлив ответил Игорь, – мне своих людей предупредить надо, двенадцать человек все-таки – пусть сами решают. Но за предложение спасибо, и жду координат.
      Он отключился и задумался, продолжая движение и управляя своим ботом чисто механически. Крупных городов на этой планете не существовало, а население планеты было рассредоточено по ее поверхности более-менее равномерно. Центральной власти, административно сосредоточенной в одной точке, тоже не было. Все просто занимались своим делом, по необходимости решая вопросы средствами связи или встречаясь в разных местах. И все без исключения население планеты было однозначно против вхождения в состав Федерации. Как Грач собирался проводить «миротворческую миссию по восстановлению конституционного порядка», Иван даже не мог себе представить. Но в голову лезло только физическое уничтожение большинства местных жителей с принудительным загоном в резервации выживших. Он где-то читал, что в истории Земли это уже было.
      Подъехав к своему лагерю, разбитому у живописного пресноводного моря, он с удивлением для себя увидел полицейский атмосферный катер, стоящий прямо посередине. Возмущенный таким наплевательством на традиции и правила безопасности, Игорь, припарковавшись на стоянке, выпрыгнул и бодрым шагом направился к незваным гостям, по пути прокручивая в голове то, как он сейчас будет отчитывать пилота. Но вместо него навстречу начальнику геологоразведывательной экспедиции вышел сам Питер Грач в сопровождении пятерых штурмовиков в полном боевом облачении.
     – А вы что здесь делаете? – спросил удивленно Игорь. – Вы меня арестовать прибыли?
     Тот на него смотрел уничтожающим взглядом. Выждав театральную паузу, он, наконец, сквозь зубы сказал:
     – Очень предусмотрительно было с моей стороны распорядиться вам в бот жука поставить.
     Штурмовики тем временем их окружили, и Игорь как-то спокойно для себя констатировал, что лучевые винтовки у них не в транспортном, а в боевом состоянии. Двое из них зашли к нему за спину. Командир ОШП продолжил:
     – Вы перебежчик, предавший свою родину! На этой планете я являюсь верховной властью и приговариваю вас к высшей мере – расстрелу! Приговор обжалованию не подлежит и будет приведен в исполнение немедленно!
      Игорь не успел даже открыть рот для возражения, как стремительный ход его мыслей был прерван наиярчайшей вспышкой, которая, разрастаясь и становясь все ярче и ярче, разбегалась в разные стороны желтыми очагами, превращающимися в искрящиеся туннели. Один из них втянул его в себя, и все, что было до этого момента, потеряло всякий смысл.
     – Черт, опять эта адская техника! – выругался Грач и пнул обезглавленный выстрелом труп Игоря. Он не в первый раз держал в руках техническое изделие аборигенов, но пользы от этого было ноль, так как она категорически отказывалась работать не в руках владельца. В данном же случае было то же самое – аппарат не желал выдавать координат местонахождения главарей мятежников, гарантированно в нем имеющихся.
      Питер, размахнувшись по широкой дуге, запустил его в полосу прибоя и, развернувшись к спокойно стоящим штурмовикам, коротко скомандовал:
     – Балаган этот под арест весь, потом разберемся. Через час начинаем.
     А сам, потеряв всякий интерес к происходящему, направился в атмосферный катер готовить операцию.
     06
      Над планетой вились тяжелые вертолеты подавления. Цели были определены, обозначены, распределены, но толку в этом все-таки было мало. Крупных производств на Индипке не было, административные узлы отсутствовали, армии не было так же, а уничтожать небольшие поселки, фермы, рыболовный флот и транспорт, по большому счету, особого смысла не имело. Нужна была акция устрашения. Глобальная и наводящая ужас. Сминающая своей жестокостью и демонстрирующая непоколебимую мощь Федерации. И Питер Грач собирался это сделать, тем более ему для этого были дадены все полномочия и порекомендовано не стесняться в средствах. Родине нужен был результат, а какой ценой он ей достанется, это его руководство интересовало мало. В этом начинании авиации отводилась второстепенная роль: прикрытия с воздуха наземных действий бойцов спецподразделений, не умеющих вести полноценные военные действия, но зато шикарно уничтожающих в сотни, тысячи раз превосходящего, плохо вооруженного и непрофессионального противника.
      Легкобронированные транспорты уже раскидывали тридцать тысяч десанта по всей планете, когда в командную рубку пришел вызов с корабля связи, что передатчик, расположенный за полем Мебиуса, перестал отвечать на запросы и аппаратурой корабля вообще не замечаем. «Ерунда, – подумал Питер, – операцию закончим и разберемся. В крайнем случае, новый повесим».
     – Все потом, – скомандовал он связистам, – обеспечивайте связь операции, а с ним потом разберемся.
     Это было сейчас важнее.
     Пришел доклад с последнего транспорта – последняя группа была высажена и все ждали команды на начало операции.
     – Погнали, парни, – сказал Грач, – научим их родину любить!
      И колесо завертелось. В небольшие и мирные поселки врывались бронированные машины, в дома вламывались тяжеловооруженные штурмовики, прицельными ракетными залпами с воздуха разносило в щепы рыболовные корабли и некоторые дома в поселках, выглядящие больше и важнее остальных. Но результативность этого пока была очень сомнительна: рвущиеся в бой и жаждущие крови отморозки ОШП мало того, что пока не встречали никакого сопротивления, они не встречали вообще никого. Население, включая женщин и многочисленных детей, как будто испарилось. Складывалось впечатление, что планета сама прятала свое разумное население. Бойцы, разозленные отсутствием противника, поджигали дома и расстреливали домашнюю живность.
     – Командир, у нас первый абориген, – вдруг доложил коммуникатор, – самим с ним разобраться или вы допросите?
      Питер заулыбался: хоть одна приятная новость. Глянув на экран и убедившись, что лететь ему до вызывающего менее трех минут, он буркнул:
     – Сейчас буду. Ждите.
     Прибыв на место,  приземлив атмосферник и выйдя из катера, Грач в окружении своих бойцов увидел старика, по земным меркам ему было лет, наверное, сто, но дряхлым его назвать язык бы не повернулся. У него было здорово разбито лицо, и правая нога была явно сломана. Но, несмотря на это, ужаса в глазах и паники на лице у него не было.
     – Ну что, скотина, не смог убежать? – начал свой допрос командующий операцией.
     Ответом ему был только молчаливый взгляд старика, наполненный почему-то не болью или ненавистью, а сочувствием. С таким взглядом наставник общается со своим глупым и расшалившимся воспитанником.
     – Где остальные мятежники? – тем не менее продолжил Питер допрос.
     – Кто это? – Голос избитого был тих и спокоен. – Я не знаю никаких мятежников. А жду я вас, чтобы предупредить об опасности, вам угрожающей.
     – Опасности?! – Командующий взбеленился. – Какой-то террорист будет мне угрожать?!
     Он кивнул ближе всех стоящему бойцу, и тот обрушил на спину старику мощный удар приклада лазерной винтовки, опрокинувший его ниц перед командующим.
     – Встать! – заорал тот. – На колени, когда говоришь с представителем власти Федерации! Где остальные? Попартизанить решили? Говори, быстро!
     Но старик уже не поднялся. Скорее всего, ударом приклада ему сломали позвоночник, что не подразумевало дальнейшую возможность допроса. По короткому кивку своего командира боец, нанесший этот удар, ботинком с титановым носом перевернул тело на спину. Взгляд старика был стеклянен.
     – Кретин, – выругался на него Питер, – вас два года технике пыток и избиений учили! Ты где был? Прогуливал? Вернемся на Землю – сгною!
     07
      По всей Индипке тем временем разворачивалось все то же нелогичное и кошмарное действо. Дома горели, флота практически не осталось, метались стада перепуганных и расстреливаемых с воздуха крупных и неспособных попрятаться животных. И так редкие леса на планете, представляющей собой высокотравянистую степь пополам с внутренними пресноводными морями, соединенными друг с другом сложным рисунком проливов и протоков, пылали от обрушившегося сверху напалма. Частично, но только частично, цель была достигнута: Федерация продемонстрировала мощь, неготовность мириться и вступать в переговоры с отступниками, считая население планеты своими гражданами, а учитывая их нежелание подчиняться законам и власти, – преступниками. Всех поголовно. Вот только самих преступников нигде не было.
      – Босс, у авиаторов топливо заканчивается, на базу? – раздался вызов коммуникатора Грача.
     – Давайте, – сказал он кратко и отключился, задумавшись: неужели такая простая операция затянется? Расчет был закончить все разом, и ему очень не хотелось поднимать в воздух технику повторно. Вернувшись в аэрокатер и упав в свое командирское кресло, он жестом распорядился пилоту возвращаться.
      Вертолетов уже не было в воздухе, транспорты собирали остатки рассредоточенных по планете бойцов, недовольных такой скучной операцией, и возвращались к месту их временной дислокации. В лагере ОШП кипела походная жизнь своим чередом. Полевые кухни, равномерно рассредоточенные по всей территории, излучали слюновыделяющие ароматы, штурмовики чистили обмундирование и оружие, в ожидании ужина негромко переговариваясь. В отличие от обычных, осуществленных ими ранее операций, дающих для вечерних разговоров множество тем, по результатам этой разговаривать было не о чем. Боевых в полном смысле действий так и не случилось, а обсуждать скучное сожжение поселков и расстрел безответных животных профессионалам такого уровня не хотелось.
      Прием пищи, вечерняя поверка, назначение дежурных, организация охраны лагеря и отбой прошли вяло и рутинно, как будто были не на чужой планете, а в учебно-тренировочных лагерях. А вот утро преподнесло некоторое количество сюрпризов: на утреннем разводе недосчитались около полутора тысяч человек, хотя часовые клялись, что никто не выходил, да и система охраны периметра всю ночь безмолвствовала. Но тем не менее, чуть более полутора тысяч человек как будто испарились. Вместе с формой, сбруей тяжелого обмундирования, боекомплектом и оружием. И причем в основной массе качественный состав пропавших был несколько странным: исчезли в основном те, кто непосредственное участие в операциях ОШП, что называется, «на земле», не принимал. Арестованные геологоразведчики, пилоты транспортников, связисты, офицеры хозчасти и незначительное количество бойцов-первогодков. Из костяка самых отмороженных бойцов, прошедших множество кампаний, не пропал никто.
      Питер Грач рвал и метал. Под раздачу попали абсолютно все, имеющие хоть какое-то отношение к ночной службе или к пропавшим товарищам. Близкие сослуживцы, дневальные, караульные, дежурные – все они подверглись жесткому прессингу и допросам с пристрастием. Но содержательной информации абсолютно не было – исчезли, и все. Последней каплей, переполнившей чашу терпения главнокомандующего, послужил доклад командира службы связи, доложившего, что вся аппаратура дальней связи вышла из строя. Слетели все предустановленные кодеки и драйверы, в том числе и на резервных носителях, и вся громоздкая техника представляет собой теперь просто бесполезную кучу железа. Приказав запереть в карцер дежурных связистов до выяснения обстоятельств, Грач направился к единственному, стоящему на парковочной площадке «Тигру», все остальные посудины этого класса по утвержденному им же регламенту должны были находиться на болтающемся на дальней орбите крейсере «Миротворец». Но и здесь его ждал неприятный сюрприз. Пилот, чуть не писающийся от ужаса, доложил, что все программное обеспечение «Тигра» рухнуло и запуск двигателей невозможен. Через несколько минут точно такие же новости пришли от вертолетчиков и транспортников, на ходу и в полной боевой готовности оставались только малые амфибии – примитивные и поэтому непострадавшие машины с сомнительным боевым потенциалом. Вся экспедиция оказалась практически обездвижена и без возможности связи с «Миротворцем», а это уже походило на саботаж, грозящий обернуться очень большими проблемами.
      Особый отдел ОШП, это ненавидимое всеми бойцами подразделение, выполняющее функции «полиции в полиции», «стоял на ушах». И «ставил на уши» всех остальных, включая самого Питера Грача, так как непосредственно ему не подчинялся, а был «вещью в себе». О «наведении конституционного порядка» уже никто не думал.
      Да, Индипка подкидывала несчитабельные проблемы.
     08
      Под занавес дня, гудящий как улей, огромный, раскинувшийся на несколько километров лагерь земных полицейских подвергся нападению. Но не плохо организованных местных жителей, к такому бойцы подразделения, призванного бороться именно с восставшим и плоховооруженным народом, привыкли, а насекомых. Казалось, целые тучи, затмевающие оранжевое солнце, обрушились сверху вниз на чужаков, кусая и жаля. Лагерь заметался. Машины, герметичные палатки, вертолеты и прочие предметы, могущие послужить убежищем, с трудом могли поместить в себе всех желающих.
     – Химзащита! – метался по безумствующему лагерю старый служака Питер Грач, оря в мегафон. – Всем облачиться в костюмы химзащиты! Подразделению химиков немедленно ко мне!
     С трудом, но видимость дисциплины стала устанавливаться. Жужжащий и воющий черный смерч еще гулял взад-вперед по лагерю, но пробиться сквозь плотную герметично кевларовую ткань комбинезонов химзащиты, в технику и палатки он не мог. Его существенно прореживали многочисленные напалмовые струи, которые превращали мириады насекомых в красивые, разбегающиеся от огненного столба залпа, быстро тухнувшие и осыпающиеся вниз искорки. Более-менее завершилась вся эта круговерть тогда, когда командующий, убедившись в том, что без защиты уже никого не осталось, приказал химикам поставить газовое заграждение из иприта-М, смертоносного газа, убивающее все дышащее практически немедленно. Рой схлынул в неизвестность, как будто его и не было, оставив на земле миллиарды черненьких трупиков и некоторое количество распухших трупов пришельцев.
      Настало время подсчитывать урон. Погибло от многочисленных укусов и отравления ядом летающих паразитов немногим более трех тысяч бойцов, раненых практически не было, но деморализация выживших соответствовала полному разгрому. По словам начальника особого отдела, который бесцеремонно и без приглашения завалился к Питеру, самое распространенное мнение в лагере было: «против нас воюют не аборигены, а сама планета». Подобных настроений допускать было нельзя, и командующий, объявив общее построение и усилив наблюдение по периметру, вышел к строю. Это было жалкое зрелище, никак не вязавшееся с высоким званием бойцов особого штурмового подразделения. Мятые, в разводах какой-то засохшей дряни, местами рваные и, что самое страшное, – с потухшими глазами, не поднимающимися от грунта.
     – Бойцы! – начал свою речь, призванную приподнять моральный дух личного состава, командующий. – Вы оплот и надежда вашей родины на этой дикой планете! И только от вас зависит судьба этой миротворческой экспедиции! Да, эти воинствующие выродки оказались хитрее нас и смогли, трусливо спрятавшись, направить на нас полчища своих ручных насекомых, вместо того, чтобы встретить нас лицом к лицу с оружием в руках. Это трусливо и подло, но мы теперь знаем, чего от них ожидать. И теперь готовы к любой неожиданности. Завтра! Завтра мы химией и напалмом очистим стокилометровую зону вокруг лагеря до состояния черной, безжизненной пустыни! И это послужит хорошим уроком, как самим мятежникам, так и их ручным зверюшкам! В самое ближайшее время летуны восстановят наших птичек и мы покажем этим деградантам мощь Федерации и отомстим и за позор, и за наших погибших товарищей!
     09
      Пока он продолжал в том же духе, на лагерь стала опускаться вечерняя мгла, бережно его окутывая мутной непрозрачностью. По периметру включились мощные прожекторы, сделав все то, что находилось вне их двигающегося взад-вперед луча, вообще невидимым. Впрочем, что лучи прожекторов выхватывали, очертания имели размытые и непонятные и об истинных размерах и деталях вводившие наблюдателя только в заблуждение.
      Море, находившееся неподалеку и невидимое с наблюдательных вышек, покрылось мелкой рябью, и из него на берег стали выползать шустрые и мелкие кошмарные существа, для описания которых, если бы их увидели, в человеческом языке не нашлось бы подходящих слов. Их было столько, что берег исчез под двигающейся массой, а из воды выползали все новые полчища. Эта постоянно пополняемая новобранцами армия направилась четко в сторону лагеря ОШП и просто захлестнула его.
      Тревога, крики, редкие струи напалма и прочие действия чуждых здесь существ уже не имели значения: так же как абсолютно бессмысленно прятаться за стволом дерева от надвигающегося на планету астероида. Живое, всепожирающее цунами – другими словами описать это было невозможно. Лагерь был просто сметен этой смертоносной лавиной, которая только слегка замедлилась на этом месте, но огибая его с обеих сторон и вспухая огромным горбом в центре, прокатилась дальше. Когда через час темная лавина стала редеть и спустя еще пару десятков минут схлынула полностью, на месте дислокации экспедиции ОШП остался только перепаханный грунт и какие-то «замыленные» остатки крупной военной техники. Следов или остатков трупов, снаряжения, палаток, оружия, мелкой боевой техники не осталось вовсе. Пытаться посылать сигнал бедствия и просьбы о помощи было некому.
     10
     – Ну и что мы теперь будем делать с пережравшимися индипками? Это существенно изменяет наши планы на этот год. – Канион, самый младший из старейшин по возрасту, но не по весу в обществе, наконец подал свой голос.
     – Да, но не мы же заставили пришельцев расположиться на пути их миграции, – ответил ему Исхок, – мы их пытались предупредить об опасности, но они просто убили старину Арни, оставшегося специально для этого. А индипки не могли пройти мимо такой приманки: металл, энергия и белок. А эти придурки еще сами их приманили: зачем с роем мальков связались? Так что, дружище, Вы правы: если мы сейчас не придумаем реализацию всего этого богатства, то можем получить какой-нибудь внеплановый горный кряж.
     – Ладно кряж, а помните, чем тот съеденный ими метеорит обернулся? Новое море и изменение береговой линии близлежащих морей! Мы потом три сезона протоками течения выправляли. Надо сразу созидательную энергию индипок в нужное русло направить, чтобы потом не переделывать.
     – Хорошо, – Исхок признавал, что Канион – лучший стратег, чем он, – Вы что предлагаете?
     Канион на секунду задумался.
     – Вы знаете, – наконец сказал он, – если материнская планета со своим колониальным бредом до нас дотянулась, то лет через двести-триста опять попытается. Пришедшие к нам прозревшие много полезной информации принесли. Да и поле Мебиуса научились протыкать, кстати, это даже нам самим на пользу. Я думаю индипок в этом ключе использовать. Нам густой слой спутников надо бы еще гуще сделать: пусть и так затрудненная возле планеты астронавигация вообще невозможной станет. Вы, надеюсь, помните, откуда все это богатство на орбите взялось?
      Все помнили. Редкие и невысокие холмы с озерами или просто провалами на вершине долго принимали за потухшие вулканы прошлых периодов активности планеты. До тех пор, пока один из них не затрясся, с шумом вздохнул, гоня почву от себя волнами, с жутким грохотом плюнул огромный булыжник и опять затих. Стало ясно, откуда у Индипки такое экзотическое украшение на орбите. А впоследствии выяснилось, что индипки, полуразумные морские муравьи этой планеты, имеют к этому непосредственное отношение: избавляются от заведомо не годного уже ни к чему мусора.
     11
      «Миротворец» висел на дальней орбите. Капитан крейсера здорово нервничал: уже шесть раз подряд был пропущен сеанс связи с планетой, да и аппаратура преодоления поля Мебиуса вышла из строя, что делало связь с Землей невозможной. У него был четкий приказ командующего – никаких инициатив! Но, тем не менее, у него же еще были и должностные инструкции, которые противоречили приказу. К выполнению инструкций, а не непосредственного приказа его склоняло еще и собственное любопытство, которое очень хотело знать причину столь длительного молчания миротворческой экспедиции.
      Решив приказ наполовину выполнить, а на вторую половину выполнить инструкции, он дал команду на отправку к планете разведзонда, а не катера. Первый запуск оказался неудачным, разведзонду не удалось прорваться сквозь вуаль мелких спутников, окружающих планету, а вот со второго пошла замечательная по качеству картинка.
      Моря, протоки, суша, берега, редкие леса, следы проведенных операций в виде следов от напалма, опять моря, опять протоки, вот только самой экспедиции видно нигде не было. Ни самой экспедиции, ни останков ее уничтожения. Она просто исчезла, как будто ее не было. Разведзонд прошерстил планету неоднократно и по широтам, и по долготам, но результат был тот же самый – ничего. Очередная экспедиция сгинула, вот только как геологоразведчики до этого смогли продержаться тут почти год, оставалось непонятным.
       Капитан тяжело вздохнул, представляя череду рапортов и расспросов, предстоящих ему на Земле, и приказал запускать двигатели и разворачивать корабль. Индипка оставалась себе верна.
     Сергей Казиник
     23 июня 2010 г.
    


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики