Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

    
Сергей Мякин
г.Санкт-Петербург, Россия

Участник  конкурса фантастического рассказа Издательства «Шико» и Клуба Фантастов Крыма, фестиваль «Фанданго», Судак-2011

Принцип синхронизации
    
     Что такое пятьдесят миллионов лет 
     (точнее, пятьдесят два миллиона сто сорок три тысячи четыреста двадцать три)?
     Для одних – обычное число для оценки геохронологической эпохи.
     Для других –  величина для оценки межгалактических расстояний, если добавить к ней определение «световых».
     Для большинства –  невообразимая и непостижимая вечность, о которой лучше не думать.
    
     Для Алксона это были пятьдесят два миллиона сто сорок три тысячи четыреста двадцать три удара сердца, оживающего в самый длинный летний день...
     …ставшие привычными полумрак и ледяная тишина горной пещеры...
     …неподвижность иссохшегося тела, способного лишь слегка пошевелить рукой или ногой раз в несколько лет…
     …не жизнь и не смерть...
     …не сон и не явь...
     …бесконечные, тягучие и далекие, но все еще яркие воспоминания
     о первом мире, когда он был молодым, бодрым и красивым
     о Ктране, ушедшей в безмолвное черное небытие, но по-прежнему живой для него и согревающей его заледеневшую душу... ее улыбке, руках и поцелуях...
     о доме, друзьях, книгах, музыке...
     об эпидемии... лихорадке, диком страхе и летаргии, навсегда унесшей Ктрану и многих других, но воскресившей его и еще восьмерых с новым ЗНАНИЕМ о скором конце мира...
     о приборах и ритуалах для подготовки спящих посвященных к КОНСЕРВАЦИИ...
     об уходе в высокогорную пещеру, недоступную для гигантских волн и незваных гостей...
    
     …смутные и расплывчатые воспоминания, оставшиеся от рассказов неспящих посвященных, которые знали извилистую дорогу к убежищам. Они входили в транс и надевали специальную одежду, что защищало от блока ужаса – излучения, заставляющего всех случайных непосвященных и животных в панике возвращаться назад еще на дальних подступах к пещерам. 
     Как правило, Алксон не видел неспящих, потому что его глаза практически перестали открываться, а просто чувствовал, как они садились напротив и медитировали, погружая свое тело и сознание в такой же тягучий гиперсон, а потом настраивались на его волну и говорили...
     О конце его мира, постепенно замерзавшего и застывшего в безмолвии под толстым слоем льда...
     О рождении второго мира, его расцвете и приближающейся гибели от нестерпимого жара...
     О  третьем мире... чудесах техники... жизни людей... правителях,  жестокой войне и испепеляющем огне с небес, превратившем цветущую землю в пустыню...
     О четвертом мире, его причудливой культуре, правителях, жрецах...  стене воды и нахлынувшем вслед за ней космическом холоде, окутавшем планету непроницаемым белым саваном...         
     О пятом мире, его трудном, но быстром росте... войнах... царях... президентах... расцвете культуры и техники... ожидании новой беды...
     Алксон отвечал неспящим на вечном едином языке и рассказывал им
     …о приливах и отливах ощущений, возбуждающих его застывшие нервы, чередующихся, повторяющихся и постепенно меняющихся в такт космическим циклам...
     …о древних великих богах, которых он стал слышать, и их странном языке...
     Познать язык богов и обратиться к ним. Это было главной задачей консервации и гиперсна. Спящие и неспящие мучительно вникали в смысл великих древних слов. Времени было достаточно, и уже в третьем мире они поняли почти все. Оставалось лишь связаться и добиться, чтобы боги услышали их.
     Для этого были нужны усилители и передатчики.
     Большинство неспящих возвращалось в мир
     (лишь немногие из них, как правило, те, кто приходил в последние дни своих миров, которым уже ничто не могло помочь, оставались в пещерах и пополняли ряды спящих)
     и рассказывали правителям о гигантских конструкциях, которые следовало соорудить для того, чтобы обратиться к богам.
     Семьдесят восемь спящих и двести сорок три неспящих в третьем мире много раз сливались в едином безмолвном крике, усиливаемом молитвами людей и гигантскими пирамидальными ретрансляторами, в которых находились новые посвященные... То же самое делали восемьдесят три спящих и триста пятнадцать неспящих в четвертом мире...
     Ответа не было – лишь неспешное чередование космических циклов, стремительно сменяющихся разрушительными катаклизмами...
     Он был никем и не имел ничего, кроме бескрайнего времени, окаменевшего тела и вселенской тоски. Уже много тысячелетий он мечтал лишь об одном – уйти
     (так же, как со времени начала консервации уже сделали пятьдесят два спящих, не выдержавших испытания ледяным безмолвием),
     заснуть по-настоящему и проснуться далеко отсюда – в том месте, куда отправились Ктрана и все его друзья.
     Покинуть каменные тиски ледяной полужизни не давало лишь одно –  предчувствие
     того, что, если он не выполнит свою миссию, здесь не останется ничего –  ни людей, ни памяти, ни планеты, ни Вселенной,
     и того, что его время еще не пришло, но уже стремительно приближается.
    
     Отдаленный клекот стальной птицы
     (наверное, такой же, как те, что летали в его первом мире, а потом появились только в третьем и четвертом)
     вырвал его из безысходного созерцания.
     Неспящие были рядом. Они приземлились на ближайшем уступе на фоне черных скал, фиолетового неба, приближающегося к горизонту зеленого солнца и серых облаков, клубящихся между древними вершинами. Алксон уже давно умел читать намерения и сразу понял, что они не собираются идти  в пещеру, а разворачивают прибор
     (слова «телескопическая резонансная антенна – недавняя разработка Криллонского университета» медленно всплыли на поверхность сознания).
      Последние пять лет все посвященные и несколько ученых с мировым именем занимались расчетом необходимой частоты – последнего шанса для пятого мира. Надо было спешить, потому что зловещие изменения космических циклов уже начались – пока незаметные для непосвященных, но грозящие уже через несколько лет превратить все вокруг в груду дымящегося пепла и клубы пыли.  
     Они сомкнулись в круг, соединили свой разум с сознанием всех спящих и передали обращение на языке богов. Слова, многократно усиленные энергией пирамид и  гигантских металлических резонаторов, сфокусировались антенной и мгновенно покинули мир.
     Короткий миг радости от почти живого общения и собственной полезности уже готов был смениться привычными
     (как и пять, и сорок, и пятнадцать тысяч, и три миллиона лет назад после похожих ритуалов)
     отчаянием, тоской, безысходностью и тревожным ожиданием самого худшего...
     Внезапно все перевернулось. Ответ, спасение и свобода пришли одновременно, словно поток свежего воздуха из распахнувшегося окна.
     Не было ни мыслей, ни времени, ни пространства – только ослепительный свет, шок и слезы от  радости... безмерной, бесконечной и безграничной радости от спасения мира и обретения себя...
    
     --- --- ---
    
     Что такое десять секунд (или, может быть, чуть меньше)?
     Для одних – просто абстрактный промежуток времени, за который самая большая стрелка проходит десять делений на циферблате.
     Для других – близкий к рекордному результат на стометровке.
     Для большинства – то время, которое называется расплывчатым словом «сейчас», достаточное для того, чтобы одеться, приготовить чай, сформулировать мысль, обменяться фразами с собеседником.
    
     Для Александра это был приступ панического страха
     (почти такой же, который испытали многие операторы накануне третьего и четвертого запусков коллайдера на максимальную мощность. Тогда, полгода назад, эксперименты были приостановлены, но потом возобновились. Однозначной связи не было – во-первых, тревожные случаи произошли во время обычной текущей работы установки в фоновом режиме, а во-вторых, они с одинаковой частотой охватили не только персонал, но и практически все население Земли),
     когда сердце отбивало в груди безумную пляску, в глазах темнело, а чувство времени изменялось – оно сначала сжималось и ускорялось до предела,
     (подобно машине с неисправными тормозами, несущейся под откос к пропасти),
     а потом бесконечно замедлялось
     (словно пропасть отдалялась или скорость снижалась настолько, что до падения можно было не только покинуть машину, но и сделать множество дел, узнав при этом больше, чем за всю предыдущую жизнь),
     и ускользающее сознание погружалось в
     (не сон и не явь)
     бешеный водоворот видений и странных звуков
     (которые безуспешно пытались вспомнить самостоятельно или воссоздать под гипнозом все те, кто выходил из шока и проходил курс реабилитации)
     и бесконечное множество миров с их законами, потоками времени и далекими голосами  
     (низкими протяжно-завывающими звуками тех, кто за эти мгновения проживал лишь миллиардную долю секунды, а в своих исследованиях заглядывал за призрачную грань микромира, пытаясь изучить его наноязык... и ?тонким писком тех, у кого за то же время протекали тысячелетия, сменялись многие поколения и оставались лишь вечноспящие жрецы, способные говорить на бесконечно медленном и тягучем языке богов),
     один из которых
     (родной и чужой, прошлый и настоящий, далекий и близкий, маленький и бескрайний)
     выделялся из общего гула и звал к себе, как зовут потерпевшие кораблекрушение, отчаянно ждущие спасения на необитаемом острове посреди безбрежного океана.
     Высокий и пронзительно свистящий нечеловеческий голос
      «О ВЕЛИКИЕ БОГИ, ПОЩАДИТЕ НАШ МИР. ОСТАВЬТЕ ВСЕ, КАК БЫЛО В НАЧАЛЕ ВРЕМЕН, КОГДА ВЫ СОЗДАЛИ НАС.  ЕСЛИ ВЫ ОСТАНОВИТЕ ВРЕМЯ – МЫ ЗАМЕРЗНЕМ, А ЕСЛИ УСКОРИТЕ – СГОРИМ»
      отчаянно прорывался в сознание.
     Александр был первым, кто услышал и понял всё, потому что за эти безумные десять секунд успел
     (НАЙТИ СЕБЯ)
     задуматься о том,
    
     --- --- ---
    
     что такое сорок восемь лет?
     Для одних – просто абстрактный промежуток времени.
     Для других – период в истории какой-нибудь страны, отмеченный в учебниках как годы правления какого-то императора, побед в войнах или успехов в экономике.
     Для большинства – время перехода из среднего возраста в зрелый, когда в очередной раз подводятся промежуточные итоги, а жизненная колея становится настолько глубокой, что свернуть с нее уже практически невозможно.
     Для Александра это была уютная и интересная колея преуспевающего ученого-физика, которая за двадцать лет от должности младшего научного сотрудника довела его до престижной работы на суперпроекте в Швейцарии и размеренной семейной жизни с женой и двумя детьми,
      обычные воспоминания
     …о детстве, школьных годах, друзьях Антоне, Викторе и Игоре... олимпиадах по физике и математике... любимых песнях... университете... Ане... Оле... Лизе... аспирантуре... стажировке в Америке... работе в подмосковной Дубне, институте имени Макса Планка в Германии, потом в Лондоне и снова в Москве... международных конференциях... знакомстве с лаборанткой Катей... ее теле... поцелуях... объятиях... свадьбе... поездках в Англию, Италию и Испанию... рыбалках с друзьями... рождении детей – Аллы и, через два года,  Алексея...  докторской диссертации... открытии нового вида элементарных частиц... 
     и другие, странные, пугающие и необычные воспоминания
     о снах, в которых он видел черные скалы, фиолетовое небо, зеленое солнце и серые облака, клубящиеся между древними вершинами... волшебные города с причудливыми, ни на что не похожими домами... стену воды, сметающую все на своем пути... бескрайнюю ледяную пустыню,  из которой выступали шпили самых высоких зданий... волны нестерпимого жара и огненные смерчи, пожирающие людей с четырьмя руками и лиловой кожей... и мрачное холодное место, в котором сердце замирало, а руки и ноги холодели и отказывались подчиняться...
     о душераздирающем страхе и тоске… пробуждении в холодном поту... неотступных навязчивых мыслях о том, кем он был раньше, до рождения...
     о странном языке и именах, чем-то похожих на родные, но вместе с тем далеких и чуждых...
     Алксон... Ктрана...
     Александр... Екатерина...
       
     --- --- ---
    
     Наваждение отхлынуло, как возвращается в море волна, оставляя лишь холод, брызги и камни на песке. Не было ни мыслей, ни времени, ни пространства – только ослепительный свет, шок и слезы от  радости... безмерной, бесконечной и безграничной радости от спасения мира и обретения себя...
    
     Он смотрел на монитор. Подготовка к пятому эксперименту завершалась. Частицы в гигантском тоннеле начали разгоняться во встречных направлениях, чтобы, набрав максимальную скорость, столкнуться друг с другом под пристальным взглядом десятков  приборов и дать новую информацию о строении Вселенной.  Все, что от него требовалось, – подтвердить готовность оборудования во вверенном ему секторе. Рука привычно потянулась к пульту селекторной связи, но застряла на полпути, а взгляд отрешенно устремился на один из мониторов, показывающих тоннель. Он думал
     (о Вселенной...
     элементарных частицах, вращающихся вокруг других, более крупных частиц...
     ...стабильных циклах вращения и едином цикле равномерного движения в фоновом режиме...
     …остановке коллайдера и экспериментах с максимальным ускорением...
     …черных скалах, фиолетовом небе, зеленом солнце и серых облаках...
     …бескрайней ледяной пустыне и всепожирающем огне с небес...
     …древних легендах, буддийских монахах, пирамидах и Атлантиде...
     …странных приступах панического страха и сбоях в работе оборудования перед третьим и четвертым экспериментами...
     …Алксоне и Ктране...
     …Александре и Екатерине, ждущей его дома...
     …и многом, многом другом...)
     о том, что сказать руководителю проекта, чтобы эксперимент отложили по крайней мере на сутки
     (наверное, просто сообщить о сбоях в работе программы)
     о том, сумеет ли он объяснить всё коллегам
     (убедить или хотя бы заинтересовать кого-нибудь из них, не попав на освидетельствование к психиатру)
     и,
     самое главное,
     о том, сколько миллионов лет он подарит тем, кто молился ему с другой стороны вечности.
    


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики