Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Наркевич Екатерина
Москва, Россия

Участница конкурса фантастического рассказа Издательства «Шико» и Клуба Фантастов Крыма, фестиваль «Фанданго», Судак-2011

Спасибо, мне лучше

   
    Чувствую, что заболеваю. Знаю это наверняка, потому что голова  стала тяжелой, как чужое тело. Появился изнуряющий озноб. Нос прекратил дышать и стал мешать жить. Любое движение начало причинять боль и потеряло контроль. Такой беспомощной «развалиной» я себя еще не чувствовала никогда. Я отпросилась с работы, и меня с удовольствием отпустили. Никому не нужен ходячий рассадник инфекции и интеллектуального оскудения.
    Теперь мне нужно собрать остаток сил, чтобы доползти до аптеки и домой. Там я упаду в постель и уйду в спячку, если инфекция не «возьмет   вверх» и мне не станет хуже. Если хуже, конечно, бывает. Но если я пока самостоятельно двигаюсь и генерирую обрывочные мысли, значит, я еще живая. И худшее состояние у людей бывает, хотя им уже все равно.
    Грипп в философском понимании – это защитная реакция истерзанного организма. Это первая фаза анабиоза. Ко мне он пришел вовремя. Потому что нервы к его приходу оказались на пределе своих возможностей. Да и возможности у них оказались так себе. Карьера исчерпала все мои человеческие ресурсы. Пока я карабкалась по ее лестнице, оказалось, что интерес к ней пропал. Показавшиеся перспективы удивили своей «неперспективностью», а время потратилось впустую.
     Творческие способности отстали от меня гораздо раньше. Они во мне разочаровались. За ними улетучились чувство юмора, гибкость ума и  находчивость. Сейчас я уже не припоминаю, когда встречалась с ними в последний раз. Общение с коллегами стало проходить с напряжением и на  пороге раздражительности. Начальство начало подавлять индивидуальность, друзья – изматывать пустыми разговорами, а жених исчез в неизвестном направлении. На этом гнусном фоне родители принялись испытывать терпение и объяснять, что жизнь прожить – это «не поле перейти». И что «мне пора взяться за ум». Я бы взялась, но он стал «ускользать».
    Пропала возможность балансировать. Любые контакты вызывают досаду и желание их избежать.
    Наверное, я устала. Заработала нервное истощение. В этом смысле болезнь случилась вовремя. Если бы не грипп, я бы «наломала дров» и удвоила  проблемы. Поэтому в глубине души я ему благодарна. Я могу спрятаться за ним и решить, как дальше жить. Если, конечно, он меня не убьет за ненадобностью.
    Старенький провизор копается в выдвижном ящичке где-то за прилавком. Я вижу только его макушку. Он заметил, что я пришла, но не «метнулся» в мою сторону. Даже не повернул головы на мое приветственное покашливание. Я не могу долго ждать, потому что мой организм требует горизонтального положения. Чтобы сохранить вертикальное и удержать равновесие, я топчусь с ноги на ногу, упираясь локтями в аптечную стойку. Животные имеют значительное преимущество, потому что стоят на четырех конечностях. У них больше площадь опоры. А человек на четвереньках вызывает у людей массу вопросов. Я сейчас не смогла бы на них ответить, поэтому продолжаю сохранять «гордое» вертикальное положение. Мой нос издает шмыгающие звуки, а дыхание производит единичные, обделенные оптимизмом, хрипы. Нервная система к этому моменту истощилась полностью и собирается пойти в разнос. Ей осталось только решить, с чего начать. У нее есть несколько вариантов развития событий. Можно дать ход навязчивым мыслям о несовершенстве мира, самодурстве начальницы и  несправедливости окружающих. Но для меня эта тема стало «замыленной», я к ней привыкла и даже начала от нее скучать. Грипп не виноват в том, что я нахожусь в личном и профессиональном кризисе. Он стал последней каплей в череде  злоключений.
    По другому сценарию я могу погрузиться в жалость к себе. Он незатратный. Для его развития достаточно сделать скорбное выражение лица и сказать, что «мне уже все равно». Но это действует только на близких. Но от их участия мне станет еще хуже.
    Следующий вариант неэкономичный, но достаточно демонстративный, даже театральный. Можно развернуть визгливый истерический спектакль, дав ход раздражительности, гневу и другим эмоциональным выхлопам. У воспаленного мозга в запасе есть много средств для самовыражения. Стоит только «сорвать пломбу», как начнется неудержимая цепная реакция. Действие пройдет под лозунгами: «гулять так гулять», «разруха так разруха», «смести все до основания», «после нас хоть потоп». На первых порах такие действия  принесут облегчение. Организм воспримет их как очистительную реакцию. Но затем эмоциональный хлам  захлестнет меня, а потом случайно оказавшегося «под рукой» человека. Сметет все на своем пути и оставит кучу хлама.
    Если провизор будет продолжать возиться, он рискует оказаться этим случайным человеком. От меня сейчас осталась раздражительная, злая и уставшая копия. Но даже она, собрав волю в кулак, пытается дать провизору шанс избежать кошмара. Каким все-таки интеллигентным человеком я была когда-то.
    – Если вы мне не поможете, я заражу гриппом весь квартал. Это не угроза.  Я чувствую, как превращаюсь в опасное вирусное оружие.
    – Сейчас-сейчас, – бормочет старичок и не двигается со своего места.
    «Так он еще и хорошо слышит!» – думаю с возмущением. Сниженный слух мог оправдать его неторопливость. Значит, он не желает торопиться или не обращает на меня внимания. Если старый интеллигентный человек проявляет такую черствость, то чего можно ожидать от молодых и неинтеллигентных? Как жить дальше? В чем смысл моего существования? На кого я могу опереться? Куда исчезли уважение, деликатность и сострадание? Какой толк добиваться положения в обществе, если тебя окружают циничные  снобы и хамы? Зачем нужно духовно развиваться, если тебя никто не ценит? Зачем копить душевный багаж, если его некому наследовать?
    Кажется, я начинаю терять контроль и срываться. Вирус превратил меня в резервуар для обломков мышления и агрессивных эмоций. Сознание  разбухло и выдает обрывки обвинительной речи. Обиды, упреки и причитания  возникают в сознании без моего согласия и делают, что хотят. Они  сталкиваются между собой, разбиваются вдребезги и засоряют мой эфир бесплодным мудрствованием. Я с трудом сдерживаю себя, чтобы  мыслительная продукция не выплеснулась наружу. От эмоционального выхлопа спасает только то, что я еле стою на ногах.                                                                                                            
    Вероятно, на моем лице отразилась внутренняя буря, потому что провизор, наконец, обратил на меня внимание.
    – Я слушаю Вас, сударыня, – сказал он как ни в чем не бывало.
    При других обстоятельствах  я отреагировала бы на «сударыню» и постаралась ей соответствовать. Но только не сегодня. Мне сейчас не до этикета. «Сударыни», думаю, держатся на ногах увереннее.
    – Дайте мне, пожалуйста, что-нибудь, – прошу жалобно глухим безжизненным  голосом. В мою температурящую голову пришла свежая мысль, что когда тебе плохо, то причина этого состояния не столь важна. Мелочность и подозрительность не уживаются рядом с глобальными катастрофами.  Какой смысл искать виноватого, когда от тебя отвернулся  весь мир. Ты покорно принимаешь поражение.
    Психология побежденного имеет свои бонусы. Поэтому я не спустила пар на провизора. Он как будто куда-то улетучился.
    Мой визави, наверное, понял, что опасность миновала. Наконец, он оторвался от ящичка, подошел к окошку и внимательно на меня посмотрел. Раньше я  оценила  бы  его благородный вид, внимательный взгляд, добрые глаза за сильными очками в роговой оправе. Я отметила бы, как он сохранился в смутное фармацевтическое время, когда провизор продает не то, что помогает, а то, что дорого. Лишь бы  получить прибыль.
    – Понятно, – подумав, сказал он. – Жаропонижающее, антигистаминное, витамины и лечебная минеральная вода. – Он опять отошел, чтобы собрать мне таблетки. – Горло? Кашель? Мышечные боли?
    – Этого пока нет, – «рапортую» я, с трудом  удерживаясь на ногах. С пола я себя не соскребу.
    – Внутренняя пружина? Камень за грудиной? Тревога? Отчаяние? – спрашивает он, укладывая коробочки в пакет.
    – Точно. Пружина, перекрученная пружина, которая может лопнуть в любую минуту. И камень. Тяжелый. Не дает вздохнуть. – Я показываю рукой на середину грудной клетки. – Где-то в центре мучает тяжесть и не дает вздохнуть полной грудью.
    – Возьмите еще это, – говорит старичок и протягивает мне инструкцию.
    – Не могу ничего читать, – отвечаю с трудом. – Но я вам верю. Если вы считаете, что мне это поможет, заверните, пожалуйста. Если, конечно, это недорого. Когда температура упадет, я внимательно прочитаю и все сьем.
    – Я вам это рекомендую. Только это не надо есть. Перед использованием обязательно ознакомьтесь с инструкцией по применению и строго ей следуйте. Если не пригодится, можете вернуть обратно. Только сохраните чек.
    Я расплатилась. В знак благодарности  получилось только  кивнуть.
   
    Потом я болела. Думаю, что грипп бьет именно по мозгу, потому что  на время болезни он отключился. Следующие три дня прошли в борьбе с температурой, тошнотой, головным болями и другими симптомами. Вирус пытался вытеснить меня из организма. Хотя без меня ему негде было бы размножаться.
     Когда кризис миновал, ко мне вернулись восприятие, сознание и память и страх, что вернутся грустные размышления. Выскакивали единичные эмоции, но я понимала, что они незрелые. На глубокие чувства мой организм, пострадавший от высокой температуры, был пока не способен. Радуясь тому, что снова могу занять вертикальное положение, я слонялась по квартире. Мне на глаза попалась коробочка, которую продал мне старичок в аптеке. В ней находился небольшой плоский предмет, похожий на нагрудные часы с крышкой на шнурке.
    Инструкция по применению содержала следующие разъяснения:
    «Индивидуальный стрессогаситель (дезактуализатор). Заряжается от солнечной энергии или позитивной человеческой энергии. Переводит один вид энергии в другую. Применяется для выключения негативных эмоций и перевода  их в нейтральное положение. Людям с расшатанной нервной системой создает позитивное состояние.
    Способ применения: носить на шейном шнуре в области души. Во избежание привыкания на ночь снимать».
    – Что за ерунда! А какой с виду  интеллигентный человек. Сам туда же, деньги выколачивать из больных людей. Так мне и надо, хотела сказку – получай.
    Я отложила «магический» предмет в сторону и включила мобильный телефон. Оттуда, как из «рога изобилия», посыпались смски и звонки.
    Первой дозвонилась начальница и сообщила, что «болеть во время отчета некрасиво; можно взять работу на дом; на меня нельзя положиться; она сама ходит на работу полуживая» и что-то еще в таком духе. Вся эта информация  уместились бы в короткие три слова «как себя чувствуешь». Но начальнице они в голову не пришли.
    «У меня больше нет начальницы», – подумала я.
    Потом позвонила подруга и пересказала вышесказанное начальницей, только своими словами. От себя она добавила, что «меня лишат премии, не возьмут на корпоратив, и у меня будут неприятности». Как будто все предыдущие события были приятностями.
    «У меня больше нет подруги», – подумала я машинально.
    Потом позвонила мама и сказала, что «если я не хочу поздравлять тетю Люсю с днем рождения, то могу этого не делать. Но зачем отключать  телефон и прятаться?»
    «У меня больше нет… Стоп, родители не в счет. От них отказываться нельзя, – подумала я. – Родителям нужно дать шанс остаться моими родителями».
     Потом было несколько приятных звонков, но они попали в резонанс с неприятными.  И нервы снова зазвенели, как оголенные провода.
    – Пойду к провизору возвращать «психогаситель». А на «вырученные» деньги куплю такие таблетки, которые вернут мне обратно мои вирусы гриппа, – думаю я в отчаянии. – Хочу все время болеть. Во время болезни я лежала и не выходила из себя. Все было понятно. Не хочу больше слышать о  работе!  Не хочу никого видеть! Пусть все оставят меня в покое! Сейчас же буду искать новую работу и пойду к психотерапевту. Кстати, раз я его купила, хуже не будет. – С этими словами я надела на шею шнурок с  магическим «психогасителем». – Хуже быть некуда.
    Сначала  я  почувствовала только то, что память стала «легче». Я помнила, что  была чем-то недовольна. Но меня это перестало волновать. «Тяжелые» события показались «невесомыми».
    Я сделала чай, выпила лекарства и села за компьютер.
    – Интересно, что я хотела там посмотреть?
    Я помнила, что на меня кричала начальница, но что в этом такого? Это ее работа. Ей не позавидуешь.
     На следующий день мне опять звонили, но звонки не вызывали эмоций. Повесив трубку, я сразу забывала об их содержании. Дезактуализатор все время висел у меня на шее, и снимать его я не торопилась.

    Я вышла на улицу. Надо зайти в магазин. Вечером заедет мама. Она  упрекнет меня за тетю Люсю, но у нее не получится вывести меня из себя.
    Мне нравилось мое новое состояние: как только появлялась обида, маленькая коробочка на шнурке нагревалась. Я переключала внимание на нее, и обида исчезала. Думаю, что она улавливала мою отрицательную энергию и загоняла ее в стрессогаситель. Там она трансформировалась и возвращалась обратно ко мне в положительном эквиваленте. А может быть, передавалась в атмосферу.
    Я поравнялась с аптекой. Может быть, зайти и поблагодарить провизора?
    Я увидела, как он копошится в своих коробочках, не обращая внимания на очередь.
    – Опять испытывает человеческое терпение, хитрец, – догадываюсь я. –  Ждет, когда кто-нибудь проявит негативную реакцию, чтобы продать ему свое изобретение… Чтобы его спасти, как меня.
    Как будто прочитав мысли, он посмотрел в мою сторону. Я через окно машу ему рукой  и кричу: «Спасибо, мне лучше!»
    Он видит мое просветлевшее лицо и улыбается в ответ.


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики