Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Денис Овсяник
г. Кривой Рог, Украина
   
Участник  конкурса фантастического рассказа Издательства «Шико» и Клуба Фантастов Крыма, фестиваль «Фанданго», Судак-2011


Обычные подозреваемые
(inspired by Konflict & Usual Suspects “Contact”)

   
    Сперва Дюн подумал, что транспортный леап залетел на какую-то промежуточную станцию: в открывшемся иллюминаторе появились на ночном фоне кучи мусора и всякого железного хлама, разрушенные здания виднелись в ста метрах от посадочной площадки. Поэтому он сидел в кресле и только смотрел через иллюминатор на такое убогое зрелище, ожидая взлета, но его не последовало.
    Спикер треснул разрядом, и голос пилота удивленно спросил:
    – Эй, мистер, почему вы не выходите? Не знаете, в какую сторону люк открывается?
    Брови Дюна приподнялись. Но пилот дважды не повторял, а парень не мог поверить, что попал именно туда, куда направлялся. Деваться некуда: чтобы спросить у пилота, не ошибся ли он, предстоит выйти наружу, потому что вмонтировать микрофон для обратной связи не додумался никто. Будучи натурой не особо доверчивой, Дюн прихватил с собой свой кейс: вдруг пилоту взбредет в голову улететь, а в кейсе были довольно важные документы, с которыми Дюн не желал расставаться ни при каких обстоятельствах.
    Выйдя из леапа, Дюн подошел к пилотскому люку и прогрохотал в него кулаком. Через пару секунд створка поднялась, и бородатый дядька, сидящий в пилотском кресле, спросил:
    – Ну что еще?
    – Где мы? Это что, Дипси-пойнт?
    – Нет, это Валгалла, – съязвил дядька. – У меня двадцать лет стажа, парень, заблудиться в космосе – довольно трудная для меня задача.
    – Но мне вроде бы сказали, что место весьма пристойное.
    – Что я тебе скажу, – поскреб дядька затылок, – по сравнению с некоторыми точками, это просто рай. Так что тебе еще повезло.
    – Вы считаете? – Дюн отступился от леапа. – Ну тогда счастливо, – он махнул пилоту.
    Люк бесшумно закрылся. В стороны заструился горячий воздух, и летательный аппарат поднялся над площадкой.
    Дюн проводил его взглядом, пока тот не исчез между звездами, помигивая сигнальным огоньком. Затем парень осмотрелся. Вокруг была однообразная картина: тот же мусор, руины, а кое-где даже кустообразная растительность. И здесь ему предстояло работать помощником шерифа.
    Ухмыльнувшись, он сошел с площадки на бетонированную дорожку и пошел в сторону большого здания, которое сохранилось лучше остальных. Именно там, по словам капитана Таллера, и находился рабочий кабинет шерифа.
    Вообще-то, шериф должен был сам выйти его встретить, раз уж на то пошло, но предвиделся и такой вариант, что у него может быть дел невпроворот и Дюну придется самому блуждать в поисках его кабинета.
    Ближе к зданию из-под земли вырывались клубы сизого дымка. Дюн принял их сперва за пар, но потом понял: туман. Здесь было очень сыро и прохладно.
    В самом строении, которое было в ужасно плачевном состоянии – без стекол в оконных рамах, кое-где с дырами в стенах, ямами в полу, а иногда вовсе без крыши над головой, – из небольших отверстий в полу к туману примешивался и пар. Видимость была прямо-таки паршивой, но угадывался в постройке какой-то стародавний стиль; возможно, когда-то дом был очень красив. От этой красоты совершенно ничего не осталось.
    Эхо шагов Дюна отдавалось в дальних углах, но он не обращал внимания ни на эхо, ни на клубы тумана, а теперь еще и пара, выхватывающиеся из каких-то колодцев то слева, то справа от дорожки, – он думал о том, как люди могут работать в таких условиях. Развал, разруха… В таких местах процветают обычно упадок мысли и деградация личности и социума. О какой работе, а тем более жизни, в таком месте может быть речь? Но не ему, новоприбывшему, судить об этом – ведь все могло выглядеть лучше и проще, чем казалось на первый взгляд.
    Дорожка повела через обширный пустой зал, над головой моргали звезды – где-то там сейчас была его семья, думал Дюн. Внезапно раздался резкий режущий звук, наверное, из соседнего зала, разнесенный по всему зданию многократным эхом. Дюн от неожиданности даже остановился. Тут же эхо разнесло еще один звук – упала жестянка и скатилась по куче хлама… И снова тишина.
    Поправив очки и оглянувшись назад, парень перебросил кейс из правой руки в левую и пошел не спеша дальше. На пути стали попадаться высокие кучи металла и строительных отходов.
    Вдруг раздался скрежет – прямо за спиной. Резко обернувшись, новый обитатель этого мира, расставшийся шесть часов назад с настоящей цивилизацией, внимательно вгляделся в темные углы. Там ничего не было, а впереди – куда Дюн шел – послышались два гулких удара.
    К сознанию парня начало подкрадываться чувство, которое можно было бы назвать страхом, будь оно сильнее раз в десять. Просто это была легкая тревога, причины которой он еще не мог объяснить. Он только вынул из кобуры на боку солидный пистолет и двинулся вперед.
    Незаметно стал нарастать гул, но неожиданно прекратился, и в зал снова ворвались протяжные звуки, принадлежащие непонятно чему. Или кому. Дюн прочистил громко горло и крепче сжал рукоятку оружия.
    Когда он вышел в какой-то коридор, его мышцы напряглись, а палец чуть не нажал рефлекторно на курок: темная тень пронеслась впереди метрах в пятидесяти и скрылась в вышибленной двери слева. И тень та отнюдь не была похожа на человека.
    В воздухе повис какой-то противный едкий запах сродни уксусному.
    Теперь-то скорость передвижения Дюна по «веселому» дому упала до минимума. Не хватало еще получить по башке, не дойдя до кабинета шерифа. Пятнадцать минут на новом рабочем месте – маловато будет.
    Подозрительные звуки участились, а когда парень стал пересекать следующий зал, под высоким куполом метнулась крылатая тень, да такая, что в самый кошмарный фильм ужасов поместить ее было бы страшно.
    На такой радушный прием он даже и не рассчитывал. Угораздило же его согласиться на работенку «не бей лежачего». Горел бы Таллер в аду синим пламенем. Хоть Дюн и имел спецподготовку, но эти тени заставили его насторожиться не на шутку.
    Теперь он уже и не знал, куда ему смотреть: вперед, назад, по сторонам – везде мерещилась всякая чертовщина. В реальности которой помощник шерифа ни на йоту не сомневался – он не баловался галлюциногенами, как это сейчас было популярно у молодежи. А о нормальности своего разума и нулевой степени искажения очков Дюн мог поспорить с кем угодно.
    Ну что ж, думал он, чуть приподняв кейс, если кто сейчас вздумает атаковать, то чемоданчик послужит ему в роли щита, а уж пистолет можно применить по-разному. Лучше всего, конечно, по его прямому назначению – начинить кому-нибудь голову серебром.
    Идя вперед и время от времени оборачиваясь, парень был начеку: вслушивался в любой звук и старался угадать его происхождение. Честно говоря, получалось это неважно, и звуковая память пополнялась все новыми и новыми образцами.
    Пару раз еще фауна напоминала о своей реальности. Первый раз что-то свесилось с низкой балки, упало на пол и закопалось с удивительной быстротой в ворох гнилых вонючих гадостей, аромат которых надолго застрял в носу Дюна. Второй раз иное существо выскочило в окно, показав незнакомцу, потревожившему его спокойствие, голую, вполне схожую с человеческой, спину, откуда торчали два маленьких крылышка.
    – Вот дьявол, – сказал Дюн, провожая глазами тварь. – И надо же такому водиться где-то?
    Где-то? Да ладно бы действительно где-то, но здесь, где ему работать и работать?..
    Как ни крути, а он был уже здесь, и назад пока что путь был закрыт. Поэтому, пока не закрыли путь вперед, парень поспешил в этом направлении.
    Как же он обрадовался, когда, выйдя из здания, он заметил в окне маленькой, стоящей отдельно постройки свет. Уж наверняка там были люди. Может быть, даже сам шериф.
    До домика пришлось пробираться через густой кустарник, оккупировавший пустырь. Остановившись у двери, Дюн оглянулся последний раз. Там, где он только что прошел, собрался туман, а ветерок, дунувший слева, принес гамму запахов, от которых чуть кишки наружу не вывернулись. И, не считая нужным постучаться, парень вошел внутрь.
    Жилище было небольшим: справа под стенкой кровать, под окном прямо по курсу столик, под левой стенкой какие-то ящики, коробки и телевизор. Сидящий за столом мужчина сразу направил на незнакомца здоровенную пушку, раза в два побольше Дюновой.
    – Ты кто? – спросил он.
    – Я – Дюн Ракун. А ты кто?
    – А я – Эф, шериф. Так значит, помощник? – Мужчина опустил пушку, и Дюн спрятал свою. – А я думал, совсем уже демоны оборзели, прямо в доме забить решили. Ты проходи, присаживайся. – Хозяин выдвинул из-под стола табурет – сам он сидел на кровати – и пожал руку гостю.
    – Демоны? – спросил Дюн, садясь на стульчик и ставя кейс возле ножки стола.
    – Ну да, демоны. Или тебе ничего подозрительного не встретилось на пути с посадочной?
    – Хоть отбавляй. Зверье какое-то… ненормальное. А вы, кажется, должны были встретить меня?
    – Ну… как тебе сказать? – Шериф глянул на экран ноутбука, с которым работал до прихода Дюна. – Я не стал этого делать, чтобы ты потихоньку привыкал к местности, к работе.
    – К работе? На что это вы намекаете? – насторожился парень.
    – Вся наша работа будет проходить вот в таких же мрачных, нехороших местах. Я вообще до последнего времени жил в том сарае большом, через который ты шел, но пару недель назад случился неприятный инцидент: обрушилась стена и часть потолка – и мне пришлось переехать сюда. Не знаю даже, что в этой хижине раньше было. Но мне здесь нравится. А тебе?
    – Да чего, милый домик, – осмотрелся Дюн. – Но место работы – омерзительное. Таллер говорил, что здесь вполне сносно – никто не жалуется. Работенка – не особо пыльная.
    – Отчасти старина Бэлл прав. Работа намного проще, чем в некоторых высших правоохранительных организациях. Тебе показали пальцем на парня, а твоя работа – взять его. Редко бывает, что приходится разбираться в обстоятельствах совершения преступления, но… бывает.
    – А где же все люди живут? – спросил Ракун. – Шерифом чего вы являетесь?
    – Шерифом… Да, по сути, ничего. Просто себе шериф.
    – А люди? Ведь кто-то же здесь живет, кроме вас? Я просто не поверю, что вы живете тут один, – указал рукой на окно парень и вдруг привстал. – Не понял.
    На его лице застыло явное удивление. Он вытянул шею поближе к окну. Эф посмотрел на помощника, а потом через стекло на улицу.
    – Что ты там уже наглядел?
    Сквозь туман и поднимающийся из колодца пар были видны две фигуры, мечущиеся по площадке между обломками большого механизма. Без всяких выдумок и преувеличений – это были двое ниндзя, дерущиеся на мечах, а кое-когда обменивающиеся и рукопашными ударами. Они красиво вертелись, кувыркались, изворачивались, перемещаясь по мусору, жаль только, что не было слышно, как звенят клинки.
    – Оставь ребят в покое и не подглядывай – это некультурно, – сказал наконец шериф. – Я верю: выглядит фантастически, но им нужны тренировки, иначе все их умения – просто геройство на словах.
    Непросто было отвлечься от завораживающего зрелища. Мужчина пощелкал пальцами перед глазами парня.
    – Очнись, ты устал с дороги, пойдем лучше развлечемся.
    – А работа?
    – Ты так спешишь поработать? Успеется. Ты мне еще спасибо будешь говорить за то, что я оттянул твой дебют на новом рабочем месте.
    Шериф встал, Дюн – тоже.
    – Куда мы? – спросил он.
    – Идем-идем, помощник шерифа. – Эф хлопнул Дюна по плечу. – Я обеспечу тебе культурную программу.
    Дюн схватил свой кейс, Эф довольно странно глянул на него:
    – Да оставь ты здесь свою коробку. Никто ее не утащит.
    – Не могу, там слишком важные для меня документы.
    – Ты, может, и на задания ее брать будешь?
    Дюн посмотрел на Эфа.
    – Да ничего не случится с ней, я тебе говорю. Оставляй.
    Ракун поставил кейс назад и первым вышел из домика. Шериф закрыл дверь на два замка: один электронный и второй механический, – а потом пошел влево по невидимой тропинке между кое-где оголенными кустами зелени.
    Одежда шерифа удивляла Дюна. Так одевались разве что бортмеханики на больших торговых космосудах: кожаная жилетка поверх свитера, потертые джинсы и обувь – нечто среднее между ботинками и кроссовками. На вид Эфу было лет тридцать пять – сорок. Многодневная щетина на лице не позволяла определить возраст более точно.
    А что же Дюн? Ему было двадцать семь, привлекательной внешности. На нем был заказной костюм от известного модельера и туфли за две сотни – не каждый может себе позволить такую роскошь. В принципе, и Дюн не был богачом, просто решил раскошелиться, чтобы произвести впечатление на коллег на Дипси-пойнт, планете, куда он прибыл и похоже, что просчитался. Как с костюмом, так и с планетой.
    По дороге Эф обратил внимание на костюмчик Ракуна, заметив, что тот неудачно оделся, – как он сказал, «не по сезону».
    – Как-нибудь попозже подберем тебе что-нибудь подходящее, ну а пока уж походи в королевском одеянии, – сказал Эф и открыл дверь какого-то железного шкафа.
    – Что это? – спросил Дюн.
    – Что это? Заходи – лифт это. Элеватор, как говаривает шпана. – Шериф зашел за парнем, закрыл плотно дверь и нажал клавишу на небольшой панели, где светилось с десяток кнопок. Причем на них были написаны не цифры, а слова. Язык Дюну не был знаком, а спрашивать он не стал – не хотелось показывать себя недоучкой.
    Под сводами просторного, людного, ярко освещенного зала бара гудели раскаты и перестук драм-эн-бэйса. Впервые Дюн очутился в подземке. Он слышал, что на некоторых планетах жизнь течет под землей, но не ожидал, что сам вскоре окажется в таком месте. Так объяснялись колодцы на поверхности, из которых все время поднимался пар, – это было что-то вроде вентиляции. Естественно, что вверху царили хаос и разруха, – все люди сидели здесь, внизу. Наверх выходили, по словам Эфа, только те, кому нужны были тишина, покой, уединение или порция адреналина в кровь при встрече с демонами – местной фауной, противной мерзостью в разнообразных обликах. По слухам, большинством этой мерзости были некогда мутировавшие люди.
    Это все рассказывал Дюну Эф, сидя за стойкой и потягивая из соломинки лимонад.
    – Порядок здесь, в этом подземном мирке, скверный. Но этим занимаются местные успокоители, десяток бравых ребят из штаба космической обороны. Справляются в меру своих возможностей, но все же не хватает их на всю подземку.
    – Постойте, а вы?
    – Брось выкать, у нас с тобой не будет понятий «старший, младший». Ни по субординации, ни по возрасту. Поэтому говори мне «ты» без всякого зазора совести.
    – Ну ладно, так как же насчет… тебя? Чем ты занимаешься? Какая наша миссия тут?
    – Я же тебе уже говорил: мы будем ловить подозреваемых, на которых нам укажут.
    – Ну, а конкретней? Каких подозреваемых?
    – Каких, каких? Самых что ни на есть обычных. Только это может быть вовсе и не здесь, а на другой планете. Запомни, Дюн, тут всего лишь наш штаб. Штаб Эфа и Дюна. Понял?
    – Да вроде бы понял, только… И Таллер мне толком ничего не объяснил, и ты…
    – Да что тут еще объяснять?
    – Ну, скажи, почему ты не живешь как все, внизу? – спросил Дюн, выпив из кружки пива.
    – Проще простого, объясняю. Помнишь тех двух резвых парней?
    Дюн кивнул: навряд ли он забудет такое – ниндзя он видел только в фильмах.
    – Так вот, они сражались для поддержки формы, чтобы не утерять навыки. Я же, чтобы не утерять навыки, живу там, а иногда совершаю пешие прогулки по городу. По тому, что там, – Эф указал пальцем в потолок. – И тебе советую. Иначе грош тебе цена как моему напарнику. – Он допил сок. – Все, конечно, хорошо, но мне нужно отойти… Слишком много жидкости во мне накопилось.
    Шериф ушел куда-то влево, исчезнув в людном зале. Проводив его взглядом, Дюн вернулся к кружке пива. Оно было некрепким. Будь он где-нибудь в другом месте, он заказал бы чего покрепче, но Эф посоветовал взять именно это пойло, раз уж Ракуну не хотелось пить никакие безалкогольные напитки. И Эф пообещал, что как бы Дюн ни хотел, а ему придется перейти на лимонад. И Дюн подумал, неужели шериф Эф настолько не переваривает спиртное, что и другим не позволит его пить. Но все оказалось проще.
    – Малейший градус в нашем деле – и ты сразу можешь ставать в очередь на крематорий, – ответил профи. – Причем учти – живых там не сжигают.
    Справа за стойку сели два молодчика, разодетые, как попугаи, и заказали себе по черному пиву. Девушка в баре пошла выполнять заказ, а сидящий возле Дюна заметил:
    – Посмотри, что за шмотки на этом чучеле! Не иначе как из музея смылся.
    Никто еще не называл Ракуна чучелом, поэтому он быстро парировал, совершено не глядя вправо:
    – Кто уж здесь чучело, так это ты, красноголовый панк.
    Молодчик удивился.
    – Я не понял… Я тебя здесь первый раз вижу, а ты уже хамишь?
    – Что, не понравилось, как я тебя обозвал? – посмотрел на парня Ракун. – Так почему же ты думаешь, что я буду молчать, когда ты будешь швырять в меня всякие гадости? По-моему, так делают только дикари.
    – Ты смотри-ка, как он распоясался! – пожаловался другу оскорбитель. – Ты что, красавец? Разве ты не слышал поговорку: со своим уставом в чужой монастырь не лезут?
    – А ты умнее, чем мой покойный пес, – приятно удивился Дюн. – Такой поговорки он не знал.
    Девушка-бармен, набрав в кружки черного пива, несла их заказчикам и увидела, как Берт, завсегдатай бара, замахнулся на новичка в очках, пришедшего с шерифом Эфом. Возможно, если бы Берт знал, кто покровитель этого парня, он не стал бы с ним связываться.
    Ну теперь-то уж ему влетит от Эфа, это точно.
    Но кулак Берта не долетел до лица Дюна. Он отбил руку хулигана и выплеснул ему в лицо остатки пива.
    – Остынь, пацан.
    – Ах ты!.. – Берт схватил Дюна за отвороты пиджака и стащил с табурета.
    Напарник Берта решил помочь другу, он забежал за Ракуна и скрутил ему руки. С такой фамильярностью Дюн вовсе не собирался соглашаться. Ему очень не хотелось устраивать потасовку в совершенно новом для него месте, но не он начал – и спрос с него маленький.
    До тех ниндзя ему было очень далеко, но все же кое-что он умел, чтобы достойно постоять за себя. Его затылок откинулся назад, разбив губы дружку Берта, а сам Берт получил головой по носу. Оба хулигана отпустили Дюна, но сдаваться не желали и заняли атакующие позиции. Поправив чуть не свалившиеся с носа очки, Ракун стал в стандартную стойку и решил опять не начинать первым.
    Посетители же бара, увидев, что вечерок озарится ярким событием, быстро окружили тройку дерущихся, оставив им достаточно места для маневров.
    Первым напал пускавший носом кровь Берт. Он рассчитывал двинуть Дюну в прыжке ногой по лицу. Но парень быстро отошел вправо, перехватил левой рукой ногу, зажав ее под мышкой, а свободной правой нанес удар в пах и рывком на себя уложил беспредельщика на пол. Дернувшегося к нему второго хулигана Дюн угостил пяткой по лицу.
    Этого с обоих молодцев хватило с головой. Но четверо мужчин, пробирающиеся через шумящую толпу, по всей видимости, решили отомстить за избитых. Люди беспрекословно пропускали их через свои ряды – охрану бара они уважали. Охранников позвала барменша, видя, что затевается драка. Ну, а какая логика у охраны: постоянный клиент всегда прав. Значит, новичок должен быть наказан.
    Выскочив из гущи людей, атлетически сложенные мужчины остановились перед Дюном. Один сказал:
    – Парень, ты что, на ринге? Кто тебе позволил устраивать тут побоище?
    – Но эти двое первыми начали. Пускай она подтвердит, – Ракун кивнул на девушку за стойкой.
    – Брось, парень, пройдем с нами – и там ты сможешь поговорить, сколько душе твоей угодно.
    – Вы что? Половина зала в свидетелях, что он начал первым, – указал на стонущего Берта Ракун. – Лучше уведите с собой его.
    – Ты как с охраной разговариваешь? Щенок, – прошипел атлет в майке и голубом берете. – Давайте проучим его, мужики.
    Охранники мигом окружили Дюна и долго думать не стали. Если бы Дюн размышлял долго, то наверняка уже был бы избит с ног до головы, поэтому он стал действовать молниеносно и совсем автоматически, перебирая в памяти уйму стандартных действий при драке с несколькими противниками, которые он заучил еще в колледже на занятиях по самообороне.
    Троих парень уложил довольно быстро, использовав обманные взмахи рук. Одному он двинул вдобавок в солнечное сплетение, второму по ходу дела разбил нос, а третьего свалил с ног нехитрой подсечкой, после чего охранник упал и, ударившись затылком, отключился.
    Четвертый сам подсек Дюна, но он упал, мягко опершись на обе руки, и сразу же откатился, чтобы локоть голубого берета не впечатал ему очки в переносицу. Вскочив с пола, он отбил ногу уже поднявшегося противника, заблокировал правую руку, поддел ее и вывернул. Охранник был человеком с опытом и поэтому сделал кульбит назад во избежание бешеной боли в локтевом и плечевом суставах. Сразу он выхватил свою руку, потянув на себя Дюна, а потом неожиданно толкнул его вытянутой рукой в горло. Задохнувшись, Ракун рухнул на спину. Превозмогая боль, он кувыркнулся назад, чтобы вновь уберечь очки.
    Охранник уже подобрался, чтобы подпрыгнуть и наградить парня толчком ноги то ли в грудь, то ли в лицо, как из толпы вырвался Эф.
    – Дюн, что ты здесь устроил?! – воскликнул он, и охранник обернулся. – Стоило мне на минуту отойти, а ты уже безобразничаешь!
    Все это было, конечно же, наиграно. Просто Эф хотел всем показать, что этот парень, на которого посыпались неприятности, был его хорошим знакомым. А соответственно, все, кто имел претензии к Дюну, предъявляли их Эфу.
    – Ты знаешь этого молокососа? – удивленно спросил охранник.
    – Молокососа? – поднял бровь шериф. – Я бы не сказал, – взглянул он на пять лежащих тел, двое из которых – Берт и напарник – пытались покинуть поле боя.
    – Он устроил мордобой, – пожаловался уцелевший голубой берет.
    – Это правда, Дюн? – спросил шериф.
    – Устроил я, но начал не я. Нужно быть сумасшедшим, чтобы качать свои права в месте, куда ты впервые прибыл, – сказал Ракун. – И тебе, – указал он на охранника, – следовало бы это знать.
    Тот лишь недоуменно смотрел то на Эфа, то на парня в опрятном костюме.
    – Это – Дюн, – представил всем парня Эф. – Мой новый напарник. Прошу любить и жаловать.
    – Он здорово дерется! – сказал мужчина из первого ряда, взмахнув рукой.
    – Не то слово. Вихрь – не мужик! – подтвердил старик возле него, потрясая стиснутыми кулаками.
    И тут заговорила девушка из-за стойки.
    – Ну, если честно, то это Берт стал к нему задираться. И он же первым пытался его ударить. Наверное, новичок не виноват… – Она взглянула на Дюна, а потом на охранника.
    – Не «наверное», а он не виноват, – подытожил спокойно Эф. – Идем, Дюн. Извини за оказию. Культурной программы не получилось.
    Шериф подтолкнул парня к выходу, и зрители расступились, пропуская их. Охранник в майке и берете наклонился к одному из товарищей и попытался привести его в чувство. Сброд сразу разошелся по залу, обсуждая боевое мастерство нового на их планете человека.
    – Слабаков на такую работу не берут, – сказал Берту его дружок.
    – Без сопливых знаю. Рубил бы я фишку, кто он, я б даже не глянул на него, – ответил панк.
    Идя по тропинке от лифта к домику, Эф говорил:
    – А здорово ты их уложил. Какое единоборство?
    – Основы самообороны – обычная наука со времен колледжа.
    – А я по старинке – балуюсь разящим кулаком. Иногда тренируюсь. Вместе с теми парнями, которых мы видели в окошке.
    В десятке метров от своей хижины шериф сказал:
    – Надо бы и для тебя местечко обустроить – не на полу же тебе спать.
    – Я бы хотел сперва перекусить, а то в том баре мы только выпить успели.
    – Нет проблем. Закажем пиццу на дом.
    – Что, серьезно, пиццу? – приятно удивился Ракун.
    – Нет, конечно. Но на дом доставят. У меня есть в подземке хороший знакомый повар…
    Из тишины донесся басовый звук. Дюн приостановился и осмотрелся вокруг.
    – Эф, что это за звуки все время здесь слышны? Откуда они?
    – Ну… часть их – механического происхождения, но большинство – лучше бы нам не знать… Хотя, – Эф осуждающе помахал пальцем, – распознавание всяких там подозрительных звуков – один из обязательных навыков при нашей работе.
    – Вот как? Интересно даже. – Дюн ступил один шаг, как что-то затрещало сухими щелчками. – Опять?
    – Нет. – Шериф поднял левый рукав свитера – на руке оказался небольшой прибор квадратной формы с узенькой полоской экрана и множеством кнопок под ней.
    – Пейджер? – обалдел Ракун. – Этот примитив?
    – Зато очень удобно, – сказал, читая сообщение, шериф. – И, похоже, в ближайшее время ты останешься голодным. Зато пройдешь боевое крещение: есть вызов. Идем скорее.
    В домике он включил свой компьютер, ввел какой-то код, и по экрану побежали строки. Дюн принялся изучать информацию. Суть ее была в том, что некий подозреваемый представляет опасность в массовых скоплениях людей. Задание: не допустить контакта подозреваемого с людьми; задержать; в случае каких-либо непредвиденных трудностей – ликвидировать. Местонахождение подозреваемого в непроизвольном виде: куб F 117.
    – Я мало что понял из этого текста. Может, ты мне что-то объяснишь? – в надежде спросил Дюн.
    – Нет времени, – ответил шериф, цепляя на пояс кобуру и вкладывая в нее свою большую пушку. Взяв из ящика в столе пульт с зелеными светящимися кнопками, он сказал:
    – Выходи. Нам лучше поспешить. Подозреваемый хоть и находится в безлюдном месте, но в любой момент может вырваться в цивилизацию.
    Выйдя наружу, Дюн понял одно: сколько вопросов ни задавай, а ничего тебе здесь толком не объяснят, поэтому девиз на ближайшее будущее: «Наблюдай и анализируй».
    Быстрым шагом они вдвоем шли прочь от жилища шерифа, через тот замусоренный пустырь, где упражнялись с мечами ниндзя. Кроме пистолета в кобуре, через плечо у Эфа висел прибор непонятного Ракуну назначения.
    Дойдя до облупленной кирпичной стены, Эф нажал кнопку на пульте. Внизу стал отползать люк, но Дюн никогда бы не сказал, что в том месте мог быть какой-нибудь ход.
    Когда люк открылся полностью, шериф сказал Дюну следовать за ним и пошел вниз по цементным ступеням. Заинтригованный Дюн спускался позади. В подвале, где они очутились, было темно и холодно. Далеко впереди горели четыре огонька, соединяясь в высокий прямоугольник. Похоже, что туда они с шерифом и шли.
    Огоньки оказались габаритными огнями стеклянной кабины, куда они оба зашли. Эф набрал на пульте комбинацию из трех цифр, которые тут же засветились на табло: 117.
    – А почему ты не набрал F?
    – На своей территории я один занимаюсь поимкой подозреваемых, – ответил шериф. Дюн тотчас проанализировал ответ и сделал вывод: F и есть Эф.
    Шериф нажал клавишу. Яркая вспышка вырвалась из купола кабинки, озарив подвал. Когда же свет потух, в кабинке никого не было.
    Словно мириады иголочек вонзились в тело Дюну, но это всего лишь на какую-то секунду времени – потом перед глазами парня предстал огромный зал с высоким потолком, который подпирался множеством красивых фигурных колонн.
    – Прибыли, – сказал шериф и покинул кабину телепортера.
    Дюн сделал то же. Они находились в темном здании, не лучше того, через какое лежал путь от посадочной площадки до дома шерифа: в оконных рамах отсутствовали стекла, стены кое-где здорово потрескались, плиты в полу были разбиты, между ними торчала невысокая зеленая травка. По залу гулял ветер.
    Эф снял прибор с плеча и начал с ним манипулировать. На мониторчике появилась графическая электронная сетка, а шериф стал крутить ручку настройки, держа большой палец на кнопке с белым треугольником. Вскоре вверху экрана появилась надпись: «117. Фиксация 53 биола». Шериф снова нажал кнопку, через время сетка пришла в движение.
    – Биолы? – остолбенел Дюн. – Это же единица измерения мутации!
    – Еще бы, – только и сказал Эф, и в этот момент на экране прибора заморгала точка, которая каждый раз была нового цвета: от красного до фиолетового. Захлопнув крышку прибора, Эф выхватил свой пистолет.
    – Значит так, Дюн. Ты – в ту дверь, я – в ту. Заходим с разных сторон. Вдруг что: говори стандартную при аресте. Не остановится – вали живьем. А нет – так нет. Только я тебя умоляю: не дай ему коснуться твоей кожи. Пошли.
    Разбежались. Ракун вышел в дверной проем далеко слева и попал в коридор. Пройдя в нем несколько осторожных шагов, Дюн свернул налево: этот коридор был совершенно нетронутым. Осматривая белые стены, парень совсем забыл смотреть под ноги. Оступившись, он врезался туфлей в груду битого стекла и упал плечом на стену. Повезло, подумал он. Не успел пройти и трех шагов, как в проходе впереди промелькнул силуэт человека в плаще и шляпе. Послышался удаляющийся бег. Не раздумывая, Дюн бросился к тому проходу. Выскочив в широкий тоннель, он глянул влево – далеко впереди бежал незнакомец, глянул направо – там метрах в ста появился Эф.
    – За ним! – закричал он. – Не упусти его!
    Два раза повторять не пришлось. Дюн сорвался с места и понесся за убегающим. Человек повернул вправо. Домчавшись до того места, Дюн достал из кобуры пистолет и притаился у двери, за которой скрылся подозреваемый. Где-то сзади топал Эф, но Ракун сосредоточился на беглеце. Он толкнул рукой дверь – она была незапертая и к тому же приоткрылась настолько широко, что Дюн мигом впрыгнул в просторную комнату, кувыркнувшись через плечо, – очки цепко сидели на его носу. Нигде впереди не было видно преследуемого.
    Позади что-то шелохнулось, Дюн сразу сделал еще один кувырок и развернулся назад, направив оружие на безобразного урода, лицо которого совсем не было похоже на человека, а его руки…
    Ракун вытаращил глаза. Кто это? Но он не забыл, что ему сказал шериф, и выпалил:
    – Оставайтесь на месте! Вы арестованы согласно «Закону о поимке подозреваемых»…
    Подозреваемый не слушал Дюна. Он сделал два шага к парню и взмахнул рукой, чтобы выбить оружие, но Ракун успел отскочить в сторону, даже не подумав выстрелить. Его мозги были в режиме перегрузки.
    И тут в комнату ворвался Эф. Он с прыжка двинул пяткой уроду по затылку. Тот перевернулся в воздухе и упал на спину.
    – Встать! Ты арестован! Согласно «Закону о поимке…»
    Уродец-подозреваемый крутанулся на спине и ударил ногой по пушке Эфа, шериф проследил взглядом за оружием и отлетел назад из-за толчка ногой в грудь. Та же нога стукнула с разворота обалдевшего Дюна в живот. Мутант много еще чего мог наделать представителям закона, но он лишь пересек пустую комнату и, вышибив собой чугунную решетку, выскочил на улицу. Там раздался металлический грохот, что-то порвалось.
    Ракун быстро поднялся и посмотрел на встающего Эфа.
    – За ним! – выкрикнул шериф, подбирая свою пушку.
    – Это же мутант чистой воды! – вскричал Дюн. – Что вообще…? Обычные подозреваемые, чтоб их?..
    Подбежав к окну, он остановился. Странно, он думал, что они на первом этаже, но земля почему-то оказалась внизу как минимум в пяти метрах. Гори оно все огнем! Обычные подозреваемые. Работенка – не бей лежачего. Вздохнув, Дюн прыгнул вниз на кучу металлических обломков, где виднелся лоскут от плаща мутанта.
   
    15-19.ІХ.2000
    г. Кривой Рог
    © Денис Овсяник
   
 

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики