Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Юлия АНДРЕЕВА
г. Санкт-Петербург, Россия
    
    
ВОЗДУХ
      
       О нахождении шефа на Галлактрионе выразительно сообщал характерный серный запах, усиливающийся по мере нарастания напряжения или злобы последнего.
       Да и было от чего злиться: только-только Алмазный Совет, скрипя мозгами, выродил решение о приеме в свои ряды пиратской межпланетной корпорации Атриона в лице его генерального директора, а по сути бессменного адмирала Тодеуса Бродса. Что само по себе воспринималось бы утопией еще каких-нибудь лет пятьдесят назад. Так что крамольной организации пришлось пройти через череду глобальных терактов, похищений членов семей и особо почитаемых особей кланов, входящих в Алмазный Совет, заключить множество невыгоднейших для себя браков, отдать в качестве безвозмездной помощи голодающим планетам, а по сути на взятки, более ста грузовых кораблей с ураном и золотом, учредить фонды и несколько орденов, и теперь… теперь все летело под роговые пластинки на закулисной стороне такого-то саблехвостого ящера засруна!
       Летело стремительно и ни за грош. Только что на очередном заседании Алмазного Совета, сдался же Атриону этот Совет! Только что этот плешивый недоносок, усобородый выродок из богами забытой Левокруты, этот недогуманоид, в котором больше сюрицидной крови, нежели человеческой, об этом красноречиво говорили необыкновенные усы синеротого. Длинные, белые усищи начисто закрывающие губы председателя, незаметно перерастая в бороду.
       Впрочем, что это за борода, что за усищи такие, еще следовало разобраться, многие шептались за спиной коронованного ублюдка, а Тодеуса – так просто распирало дернуть как следует синеротого за бороденку, да так, чтобы в руках остался хотя бы один толстый волосок, для химического анализа.
       Сто против одного, что и не волосы это были, а особые, свойственные паразитам сюрицидам антенки, при помощи которых они сканировали пространство перед собой, благодаря чему считались лучшими шпионами всех четырех галактик.
       При воспоминании о кошмарном председателе у Тодеуса Бродса застучали перепонки, и он непроизвольно защелкал пальцами, вышибая искры. Что говорило о крайней степени раздражения адмирала.
       А ему было из-за чего гневаться. Ведь именно сегодня синеротый на внеочередном сборе Совета заявил, нагло таращась в глаза адмирала Бродса, что мол, что-то он, Люицутус Ареарский, шестой сын Планетарной Девы, не наблюдает в последнее время третью планету Солнечной системы Землю.
       «Шутка ли сказать – вдруг пропала Земля! И гарпия-то с ней, что пропала, Тодеусу, конечно, от потери Земли – его извечной кормилицы – тоже радости мало. Придется новую планету окучивать да конкурентов разгонять. Хотя, одной кормушкой больше, одной меньше… лишний раз парням перетрях не повредит, а то забурели совсем, на одном сладком месте сидючи, того и гляди, боевые навыки потеряют. Но чуть ли не впрямую обвинять в этом Атрион! Да как у него язык его синюшный повернулся, такую залипонь блевануть?! Ведь все же, положа руку на сердце, или у кого что главное в организме, знают, что ребята адмирала испокон веков живут добычей людишек с этой самой Земли. То кому-то дешевые рабы на урановую добычу потребны, то ученые желают тесты проводить, опять же на землянах. Что и правильно – с одной стороны, гуманоиды – тут уж не придерешься, с другой, гуманоиды, но никому не нужные, не учтенные, а следовательно, дешевые. – Прямая экономия.
       Последние полторы тысячи лет, людишки стояли пара унций спец.вагон. То срочно какому-нибудь князьку из Верхних экзотики ради бабцы потребны естество почесать да обзавестись, единорог знает зачем, потомством на богом забытой Земле.
       Флотилия адмирала давно уже приспособилась сидеть в непосредственной близости от своих охотничьих угодий и других ловцов отгоняла.
       Впрочем, жители Земли, как это обычно бывает с подшефными планетами, понятия не имели о нависающих над ними кораблях и пасущих их пиратах. Для вылазок же на Землю существовали легкие катера, на которых можно было совершить спокойное, не бросающееся в глаза приземление, где-нибудь на малолюдных территориях планеты, и дальше действовать по обстоятельствам. Кроме того, подобный вид транспорта использовался адмиралом еще и с благородной целью не пожечь ненароком хрупкую планетку, не задеть ее атмосферы.
       Возможно, другим пиратам плевать на чужую экологию, но Тодеус Бродс не таков, он хоть в институтах и не обучался и все свои первые шесть жизней по тюрьмам да каторгам прокантовал, но золотое правило знает – в своем доме не гадь. Что же говорить о собственной кормушке?!
       И вдруг, мало того, что с Землей – источником не малых доходов – проблемы, так еще и председатель Алмазного Совета ему в лицо тычет корявым пальцем, точно мозг готов продырявить. Гад!
       Избранного и подтвержденного пахана, точно сопляжуя первопризывного, при всех носом в чужую парашу тычет.
       Мол, вы доили, доили жирную богатую человеческим и прочими ресурсами Землю и додоили, похоже. Не иначе как сами же по-пьяни и спалили ее нахрен к горбунам мерзлячим.
       Они сказали, а ты отдувайся теперь, ползай якорач кверху гузкой и доказывай, что не лишился ума и не истребил ненароком свой собственный, причем постоянный, источник доходов!
       Напуганные галлактрионцы – оглашенные пираты, боевые корсары и отъявленные террористы – жмутся по углам, ожидая худшего. Сбежать не моги, отвернуться тоже, изволь ровно стоять и шефа глазами есть. А как тут есть, когда он искрами сыпет и только что не взрывается?
       Но смотреть все же нужно, а то не ровен час…
       Тяжело ступая, Тодеус Бродс прошел мимо своей команды, буравя взглядом каждого. Мускулистые руки заложены за спину, левая держит правую, сам скукожился весь, ссутулился, точно допотопный пистоль. Не так вздохнешь, взгляд бросишь в сторону, полетит головушка.
       – Командный состав немедленно ко мне! Сход будем проводить. Инженер, включить большой компьютер, да настройте его на голос, и на мысль, если понадобится. И чтобы без глупостей и юродства, пальцы пообрубаю, пинцеты вставлю.
       – Не извольте беспокоиться, шеф, через пять минут все будут. – Здоровенный боцман привычно козырнул, заехав для острастки стоящему рядом с ним верховому. – По местам!
      
       – Нет Земли! Что значит нет Земли?! – Тодеус Бродс занял свое председательствующее место на одну зону выше основного круга – стола в виде черного прозрачного бублика, за которым размещался командный состав. Перед каждым офицером прозрачная панель – персональный монитор со всеми командными функциями.
       В рабочих студиях застыли в напряжении обслуживающие Сход инженера.
       – Разрешите доложить, – загорелся экран рядом с местом первого помощника, и сухощавый Вильям Брехт поднялся со своего места. Компьютер Бродса тотчас показал его увеличенное лицо с крупными каплями пота и багровыми капиллярными сеточками. – Строго говоря, Земля существует. – Он нервно повел плечами, справляясь с тиком. – То есть, Земля продолжает существовать как небесное тело. Она не изменила своего местоположения, скорости вращения, масса ее ядра по-прежнему составляет… – он прижал наушник, – 9,8432 умноженное на 10 в 23 степени килограмма. Так что, строго говоря, Алмазный Совет не властен обвинять кого-либо, – он невольно покосился на капитана, тут же опустив глаза, – никто не может обвинять нас или еще кого-нибудь в том, что Земли больше нет.
       Другое дело, что, согласно сведений, полученных нами после вскрытия зонда, с поверхности Земли исчезли многие, известные нам, виды живых организмов. – Он дернул шеей, инстинктивно расстегивая крючки на высоком воротнике со звездами.
       – Что значит многие виды живых организмов?! – подскочил Бродс. – Люди-то – основной ресурс, – по крайней мере, живы?!
       – Как показывает наш зонд, настроенный на человеческий фактор… – Засветилось место «3», занимаемое Звездохранильцем Зотом. Компьютер тотчас показал его осунувшееся от бессонных ночей за популярной на Галлактрионе, да и во всем Атрионе, «Турчанкой», игре занятной, но весьма подлой.
       В «Турчанку» играют шахматными фигурами, но ходы выигрываются посредствам игорных костей, у кого больше, тот и ходит. Но если только выпало роковое одиннадцать, все, удача переметнулась, и партнеры пересаживаются, меняясь фигурами. По сведениям адмирала, Зот проиграл в «Турчанку» уже почти что все свое добытое четырьмя первыми жизнями состояние и теперь покушался на наследство сына…
       По-хорошему, заигравшегося игрока давно уже следовало отстранить от дел, а еще лучше – оттяпать погоны и послать простым ловцом на Землю-матушку, но Зот знал о своих подопечных землянах столько, сколько не знал больше никто. А эти знания были особенно необходимы при длительной перевозке пленников. Потому что если без Зота адмирал доставлял в лучшем случае семьдесят из ста заказанных пленников, с Зотом он практически не нес потерь.
        – Как показывает наш зонд, настроенный на человеческий фактор, – людей на Земле больше нет. – Зот поднял на адмирала полные скорби и растерянности голубые глаза, так что Бродсу показалось, что тот вот-вот расплачется.
       – Нет людей? А где они все?
       – Кто знает?!. – Зот действительно был на гране истерики. – Живых нет. Это точно, а мертвых… для этого нужно высылать другой зонд. Наша техника ловит только колебания, испускаемые живыми организмами.
       – Нет людей? – Информация никак не хотела проникать в сознание адмирала, становясь непререкаемой истиной, единственной возможной реальностью. Теперь всё. Не учиться сыну в Трохорекском колледже, не войти жене и дочери в высшее общество Алмазного Совета. Все прахом пойдет. – Нет людей – это как? Почему нет? Разузнать. Выяснить. Покарать виновных! – Тодеус Бродс говорил тихо, пугающим свистящим шепотом, но в этот момент его было слышно во всем Атрионе. – Понятно? Покарать мразь?!
       – Так точно. – Замигали сразу же несколько экранов.
       – Какие будут предположения? Почему исчезли люди? Куда исчезли, планетарная мать их ети!
       – Похищены? – подал слабый писк доктор Кондид.
       – Хорошая попытка, – усмехнулся адмирал. Под самым носом у флотилии? Дожили! Какие еще будут предположения?
       – Украсть столько народа за раз, это, конечно, можно. Есть усыпляющие газы, гипноз, амулеты безграничной власти. Но на чем вывозить такую прорву народа? – не выдержал присутствующий на сходе боцман. – Это же возить не перевозить, таскать не перетаскать!
       – Действительно, нереально.
       – А может, того, рыцарство возрожденное, или как их там – господа «Ангелы», что вечно народ без дела баламутят? Собрали всех, погрузили на свои корабли и…
       – Опять же корабли… А сколько вы, засони, можете пропустить чужих кораблей за раз?
       – Может, постам глаза отвели, окуляры замусолили? – попробовал вставить словечко лейтенант, отвечающий за разгрузку трюмов.
       – Если так, не плохо было бы проверить всех наших в последнее время дежуривших людей по медицинским показаниям, следы гипноза всегда заметны, и по ним легко можно отыскать источник воздействия, – снова взял слово доктор Кондид.
       – Вот вы и займитесь. А мы пока другие версии поразберем. Правда, ребята? – адмирал криво ухмыльнулся, не позволяя своим людям расслабиться.
       – Офицеры стражи, да и вообще вся стража набирается из числа плохо внушаемых гуманоидов. Причем обычно из исполнительных, сильных и одновременно не умеющих слушать никого, кроме командира, которому они присягают на собственной крови, полуящеров Нагатов. Но кроме этого, на станциях установлены специальные радары, отлавливающие любые инородные посылы… – вступился за своих людей командир стражи Шорох.
       – Тоже верно. Какие еще версии? И кстати, кого мы на Земле еще недосчитались? Людей нет – это я уже уразумел. Дивно сие, но все же… ладно. А еще за кого отвечать? Млекопитающие, скажем, никуда не исчезли?
       – По сведениям нашего зонда, собирающего сведения относительно теплокровных… – слово снова взял уже немного успокоившийся Зот, – ничего не понимаю, но по всему выходит, что теплокровных нет. Впрочем, как и ящериц, как и насекомых…
       – Нет крыс?! А мне кто-то из нашей ученой братии докладывал, что крысы на этой планете не переведутся никогда?
       – Ни крыс, ни тараканов. Никого.
       – А может, кто из слаборазвитых на голову стран все-таки бомбочку ядерную рванул? – попытался высказать свою версию второй помощник Хронт.
       – Бомбочку? Насмешили. Ну, бросили бомбочку на Хиросиму, и что, от одной бомбочки еще конец света не настает, – отбил удар Кондид.
       – А если летела бомбочка и упала на другую бомбочку, а та детонировала и… В общем, все убиты.
       – Ерунда, ученые доказали, что в случае ядерной войны тараканы выживут. Да и не только они. Много кто выживет, мутируют разве что. – Теодор Зольдрикс, взятый на Галлактрион в прошлом году аналитиком, не глядя на капитанское кресло, изучал какие-то файлы на своем персональном компе.
       – А может, они того, ну, мутировали, и поэтому зонды их не видят? – продолжал гнуть свое Хронт.
       Даже со своего высокого места адмирал чувствовал исходящий от старого забулдыги перегар.
       – А может, под нас кто копнул по серьезке? Все же знают, что кормимся мы по большей части с Земли. Вот и уничтожили на планете все живое, чтобы нам околеть от голода?
       – То, что местные отморозки – дети малые, с огнем играющие, – сами себя подорвать не могли, это понятно, да и бомбочки их – по большому счету, ну, в космическом масштабе, фигня полная. Так может, кто из взрослых дядей что повесомее преподнес. Как это уже было не однажды, прилетели точно воры тайком, снюхались с каким-нибудь местным царьком, или господином президентом, и вручили ему зажигалку по типу Сверхновой 3 FD, – не отставал Зот.
       – Да, что так гадать? Запросить сводку нужно, не взрывалось ли в ближайшее время что-то на Земле, и если взрывалось, то откуда летели снаряды? – нашелся молчавший до этого младший помощник Сиртон. Тотчас сразу же несколько рук и перепончатых лап метнулись к компьютеру.
       Перед адмиралом возникла карта звездного неба, немного нервничая, он приблизил к себе Землю, отмотал привычные десять земных лет, соответствующих дню на Атрионе. Точно. Земля полыхала, как еще одна звезда, отмотка назад покатилась медленней, но никаких снарядов, направленных к планете, замечено не было.
       – Так, уже что-то. Получается, что Землю никто не атаковывал. Значит…
       – А может, они сами, ну того, откинулись по млечному пути. – Хронт мечтательно воздел очи к мерцающему зеленым потолку.
       – Все люди Земли решили одновременно покончить с собой?! Такого даже писатели-фантасты не придумают! – Тодеус Бродс любил на досуге почитать что-то из земных баек, но такого… – Вот если бы на Земле жил и размножался вид с одним, общим для всех, мозгом… тогда… впрочем, такие планеты немедленно заносятся в особый реестр, и с них не сводят глаз приставленные хранители…
       Такое чувство, что на Землю спешно совершил аварийную посадку грузовик с наркотой, содержимое которого выкатилось из трюмов, поднявшись выше местных Гемолаев. А доблестные защитники родной планеты ее героически пожгли, после чего возомнили себя богами из последней серии «Звездных отморозков» и отправились в открытый космос крутить хвосты Алмазному Совету. А чтобы на передвижных средствах сэкономить, решили незамысловато избавиться от мешающих тел, потравившись полным составом и прибрав с собою всех жителей Земли, включая любезных сердцу клопов и навозных мух! Лихо!..
       – Насчет потравить, как раз очень может быть. Но только не наркотиками, что такое земная дурь? Баловство для слабаков и душевно больных. Тьфу. Впрочем, инопланетная… инопланетная… да… – Звездохранитель Зот оправил ремень на форменном кителе. – Впрочем, принимаю за версию: люди извели себя дрянью. Хорошо, а ваши разлюбезные тараканы тоже ширялись? Или их в газовых камерах, из садистических соображений, нарочно обкуривали?
       Проблему нужно искать не там. Потому как яд – это то, что жены подсыпают в вечерний коктейль мужьям, а наркота – то, что жрут на дискотеках подростки, а солидные люди не употребляют, потому что выросли и западло.
       Здесь что-то иное. Например, ну, если пофантазировать, если взять и отравить все моря.
       – Как там с водой? – Адмирал ткнул пальцем в сторону кресла корабельного эколога, и тот вскочил точно под ним загорелось. – И кстати, земноводные сыграли в Аид, а что с водоплавающими? Может, мы хоть их на Совет притащим, хоть какая, да жизнь?
       – Ответа пока что нет, но мы ждем зонд с минуты на минуту.
       В левом наушнике адмирала затрещало, и голос секретаря Макдауна, заикаясь, сообщил, что к Галлактриону приближается легкий крейсер ордена «Ангел», на борту которого, согласно полученной информации, находится сам магистр Локкид.
       – Рыцарей только не хватало, – адмирал кивнул своим людям, давая понять, что объявляет перерыв на сбор информации и может призвать их в любую минуту, а сам направился в переговорный зал, который мог удовлетворить взыскательный вкус магистра рыцарей.
       Тодеусу Бродсу приходилось иметь некоторые дела с «Ангелами», после контактов с которыми хотелось одного: уничтожить проклятых выскочек любой ценой, причем чем быстрее, тем лучше. По оперативным данным Бродсовских сыскарей, рыцари умудрялись плодиться со скоростью, более подходящей классу кошачьих, нежели гуманоидной расе, благодаря чему получали численный перевес на выборах в «Алмазный совет».
       Магистр Локкид вошел в зал, выбранный для встречи Бродсом, в развевающейся мантии цвета воды. Маленький, с белыми волосами, расчесанными на прямой пробор, высоким лбом и правильной формы, ни разу не перебитым носом, в свои неполные пятьсот он мог бы считаться красавцем, если бы не ярко выраженная зеленоватая чешуя, идущая от подбородка вниз.
       Многие служащие у Бродса воины, тела которых так же, как у магистра, покрывала врожденная чешуя – признак присутствия крови нагатов, – в быту носили боевые доспехи таким образом, чтобы часть чешуи была как бы напоказ.
       «Ага, рыцарь-то тоже с ящурной кровью, следовательно, плохо поддается внушению», – с горечью отметил про себя адмирал. У него в арсенале как раз имелся неопробованный излучатель мысли, который можно было теперь употребить в дело.
       Впрочем, меньше техники, меньше проблем.
       – Прошу простить меня за то, что явился без приглашения, – голос у магистра вкрадчивый, тихий, но властный, такого не захочешь, будешь слушать. И, пожалуй, слушаться.
       Бродс напряг волю, выстраивая магическую защиту, но этого не понадобилось. Магистр явно не собирался использовать свои штучки. Во всяком случае, пока не собирался, что же до будущего…
       – Я прибыл к вам, так как нам необходимо спешно переговорить. Нас так же, как и межпланетную корпорацию Атриона, ныне обвиняют в уничтожении Земли. – Он замолчал, опустив красивое лицо. – Поэтому предлагаю забыть все прежние разногласия и постараться объединить усилия, с целью отыскать истинного виновника и таким образом снять обвинения с наших организаций.
       – Нам не было никакого смысла уничтожать жителей Земли, – адмирал смотрел в лицо магистру, понимая, что тот читает по его мимике. – Скажу больше, с потерей Земли мы теряем основной источник доходов, и когда найдем аналогичный новый, еще не известно. Под ударом может оказаться весь Атрион, со всеми его колониями…
       – Очень вас понимаю, – рыцарь поигрывал массивным перстнем на безымянном пальце левой руки, правая была заключена в кольчужную перчатку, или чешуйки у него так росли, со своего места Бродсу было не видно. – Мы имели дело не столько с жителями Земли, сколько с их реликвиями, содержащими магию предметами, древними знаниями…
       Поэтому Совет счел возможным обвинить орден в том, что люди были нам не нужны и составляли известную помеху.
       Бродс ухмыльнулся.
       – Выходит, союзники? – Для не слишком хорошо разбирающихся в вопросах культуры землян и их науке пиратов это был неожиданный, но достаточно приятный поворот. – Давайте к делу. Что вам известно, и как мы можем выгородить себя? – Бродс чувствовал вдохновение.
       – На Земле практически не осталось жизни, – развел руками магистр.
       – Что значит практически? – прицепился к слову адмирал. – Вы получили уже все анализы? – Было немного обидно, что рыцари и тут обошли их и были впереди.
       – Да. – Голос магистра звучал скорее лениво, впрочем, в нем ощущалась скрытая сила. – Остались некоторые виды бактерий.
       – Чего?! – вытаращился Бродс.
       – Микроорганизмы. Для нас эта информация, конечно же, неутешительная, но все же, нужно иметь полное представление. Вы не находите?..
       – Конечно.
       – Мы хотели бы десантироваться на Землю для проведения некоторых опытов, но опасаемся, что после произошедших событий ваши люди могут атаковать нашу мирную экспедицию, а это было бы крайне нежелательно. – Он поморщился. – До сих пор мы делили территорию по принципу: люди ваши, тайны наши. Теперь…
       – Думаете, что поскольку людей на Земле больше нет, то и планета достанется вам? Так может, вы ее для этого и того?.. – выпалил было адмирал, но тут же пожалел о сказанном. Магистр явно шел ему навстречу.
       – Именно в этом нас и обвиняет Алмазный Совет, – подтвердил гипотезу Локкид, продолжая изучать свои человеческие пальцы. – Впрочем, я бы не отказался купить у вас Землю, так сказать, по уценке. Раз уж вам она все равно теперь без надобности. Но все это не так спешно. И если вы хотите, чтобы мы помогли вам и заодно себе отыскать виновного, пустите наших ученых и магов на планету. Так сказать, магу магово… – Он вяло улыбнулся.
       – Пойдете в компании с моими людьми. Так сказать, пятьдесят на пятьдесят. Иначе все наши боевые лазеры и квалазеры будут нацелены на ваши корабли, и один неверный шаг…
       – Разумеется, нам сейчас не сферу влияния делить, а искать резонное объяснение для Совета. Вы не находите? В противном случае, и вам, и нам придется ударяться в бега или развязывать самоубийственную войну, исход которой ясен заранее.
       В то время как если мы предоставим Совету реального виновника… или объясним, как и отчего на планете не осталось обитателей…
       – При опасности всегда нелишне подставить чье-нибудь чужое очко, – подытожил адмирал.
       – Вот именно. Думаю, мы нашли общий язык, – засмеялся магистр, – знаете, господин Тодеус Бродс, мне всегда нравились люди вашего склада. И не мучайтесь, бога ради, с никому не нужным сейчас этикетом, мой отец был одним из отпетых и поклявшихся на крови, известный, между прочим, в ваших кругах Альфред Титс по прозвищу Отвертка. Может, слышали?
       – Отвертка Титс? Вот это номер! Как же, знавал, но не столько его, сколько вашего старшего, я полагаю, брата. Отто Титс? Звездозащитник и почетный Круговрат. Отчего же вы не пошли по стопам родителя?
       – По его же собственной воле, – чарующе улыбнулся Локкид, – батюшка мой, лунный свет ему под ноги, был натуральный ящер нагат, брат весь в него. Я же начал порастать первыми чешуйками лишь к двенадцати годам, отчего отец принял нелегкое для себя, но, мне кажется, мудрое решение: заставить меня принести клятву верности ордену «Ангел». Таким образом, в случае падения одной из «империй» он сохранил бы свое влияние во второй.
       – Это хорошо, но, прежде чем рисковать своими людьми, мне хотелось бы знать, в чем вы видите проблему и в каком направлении собираетесь двигаться?
       – Что же, – магистр покрутил камень на перстне, и оттуда вырвался тонкий лучик, которым Локкид быстро начал чертить в воздухе светящиеся фигуры. – Итак, причину, мне кажется, следует искать в так называемых жизненно необходимых для жителей планеты ресурсах. Буквально – нет одного, и все погибли. Такой подход вас устраивает?
       – Более чем. – Лицо Бродса просветлело. – И что же это за жизненно необходимый ресурс?
       – Древние знания землян говорят о том, что весь уклад его жителей от мельчайшей букашки и до гуманоида зиждется на четырех основных первоэлементах: земле, воде, огне и воздухе. Позже были добавлены еще два – металл и дерево, – но они далеко не первооснова. Суть учения проста, как все гениальное. Не будет одного из элементов, и всем придет конец. Это понятно?
       Бродс кивнул.
       – Без огня люди не смогут разогреть себе пищу, обогреть жилища и…
       – И рано или поздно погибнут. Впрочем, без огня еще можно как-то жить, не получится проводить некоторые магические практики, обогреваться придется при помощи таблеток, алкоголя или специального тренинга. Северные народы переместятся южнее, будут войны за территорию. Многие погибнут, но кто-то и останется.
       А теперь отнимите у людей землю.
       – Прямо из-под ног умыкнуть землю? – адмирал рассмеялся.
       – Вот именно, если уничтожить саму Землю как физическое тело – его жители неминуемо погибнут. Все, кроме тех, кто уберется на космических кораблях, на поиск новой, пригодной для жизни планеты.
       Если убрать такой наиважнейший элемент, как вода, или, скажем, отравить всю воду, состоящие на 80% из воды люди проживут… около семи суток. Совсем ничего. К слову, без еды – 90 суток, но я слышал, что бывало и больше. Впрочем, не все погибнут сразу, это ведь только в нашем воображении можно сказать: вода, отравись – и вся вода, даже та, что содержится в овощах, фруктах и живых организмах, немедленно отравится. На практике такое вряд ли возможно. Впрочем, я не специалист по ядам.
       Так вот, если отравить все океаны, моря, реки и ручьи на планете, люди еще поживут какое-то время на сберегаемых ими ресурсах, после чего всех ждет неминуемая смерть.
       – Но кто же мог отважиться на такое преступление? Кто из жителей Земли мог выиграть от такого акта?
       – Никто. Но это земляне, к которым не всегда удается применить привычную логику. – Магистр выключил перстень-указку. И выжидающе уставился на Бродса.
       – Глупость какая-то? Зачем, скажем, мне травить корабельный блок питания, из которого мне в каюту приносят жрачку? Даже ради того, чтобы поквитаться с столующимися там же врагами, будь они на Галлактрионе, я не сделал бы такой глупости.
       – Вы – нет. Потому что вы цивилизованный человек. А люди, причем не просто люди, а земляне, способны и не на такое. К примеру, вы слышали что-нибудь о сбрасываемых в воду промышленных отходах? Тоже, доложу вам, ситуация – плевать в собственную тарелку!
       Я уже не говорю об отношении к воздуху, которым все дышат.
       – Воздух? – Адмирал мысленно включил компьютер, задав ему тему. «Воздух». Воздух земли: 78,08% азота, 20,95% кислорода, 0,03% углекислого газа, 0,93% аргона и 0,01% других газов – отобразилось на его внутреннем экране. Впрочем, адмирал вовсе не собирался кичиться полученными знаниями, выдавая их за свои собственные, поэтому он вывел информацию на голографический экран перед собой и магистром. И задал поиск по ассоциации. ф
       – «Воздух» – «кто испортил воздух», «спертый воздух», – запищал компьютер. Адмирал съежился от неожиданно противного гнусавого голоса, и тут же комп загнусил голосом университетского профессора
       – «Во?здух» – естественная смесь газов, главным образом, азота и кислорода, составляющая земную атмосферу.
       – Понятно, – магистр сделал нетерпеливый жест рукой, точно просил Бродса перемотать информацию вперед.
       – «В воздухе содержится кислород, необходимый для нормального существования подавляющего числа живых организмов, смотри дыхание, аэробы».
       Адмирал вопросительно воззрился на своего гостя, но тот снова попросил двигаться дальше, очень внимательно вслушиваясь и вглядываясь в поступающую информацию.
       – «Сжиганием топлива на воздухе человечество издавна получает необходимое для жизни и производственной деятельности тепло».
       Луч из перстня магистра скользнул по льющимся в пространстве строкам, отмечая последнюю строку.
       «А он и так могет. Нагло, почти по-хозяйски, без разрешения вторгаться в чужую программу, и ничего ему, сукину барсуку, за это не будет», – к собственному неудовольствию, отметил Бродс. Так как ни ругаться с гостем, ни тем более убивать его, а заодно, может быть, и последнюю свою надежду, он не собирался.
       – «Необходимо отметить, что состав воздуха может меняться: в крупных городах содержание углекислого газа будет выше, чем в лесах».
       – Состав – меняться! – снова молниеносное движение огненной указкой, прямо под носом у адмирала, и снова молчаливое кивание головой.
       – «Кроме того, воздух всегда содержит пары воды».
       – Промотайте, пожалуйста, дальше. – Длинные волосы магистра Локкида упали ему на лицо, так что Бродс уже не мог видеть выражение лица собеседника.
       – «Воздух является смесью газов, которая составляет атмосферу Земли, простирающуюся до высоты 1000–1200 км. До высоты 11 км состав атмосферы остается неизменным. Этот слой называется тропосферой. В нем разыгрывается большинство метеорологических процессов, определяющих погоду. Здесь происходит интенсивная циркуляция воздуха, возникают ветры, бури и ураганы, велика турбулентность. В тропосфере сосредоточены почти весь находящийся в атмосфере водяной пар и почти вся воздушная пыль, а потому именно здесь по большей части происходит образование облаков. Над тропосферой, простираясь примерно на 50 км, располагается слой стратосферы».
       – Слишком научно для меня. – Локкид снова взялся за свой перстень, выписывая им фигуры на полу.
       – Меньше научности, так меньше научности, – задал новые параметры поиска адмирал.
       – «Все стихи я делю на разрешенные и написанные без разрешения.
Первые – это мразь, вторые – ворованный воздух».
       Мандельштам.
       – И снова не то. – Локкид перечеркнул строчку великого поэта магистерским перстнем.
       – Простите, «ворованный воздух»? – Адмирал отметил последние два слова, победно глядя на рыцаря.
       – Может, и ворованный. Вы правы, рассмотрим и эту версию. Дальше.
       – «Увлажнители воздуха, очистители воздуха, мобильные кондиционеры, обогреватели. Аллергия. Люстра Чижевского, воздухоочистители…»
       «…Воздух – среда очень неустойчивая и непостоянная. Изменение основных параметров воздуха (давления, плотности, температуры) по высоте, неодинаковое распределение солнечной радиации на земном шаре, изменяющееся и по времени года, и в течение суток, вертикальные движения воздуха приводят к тому, что в зависимости от высоты над землей, географического места и других факторов весьма различны химический состав воздуха, его электрические характеристики».
       – Солнечная радиация, – отметил магистр.
       – Добавим к списку отравленный воздух, испорченный воздух, спертый воздух, – внес свою лепту Бродс. – Что по воде?
       – В состав воды входит кислород, так что, если состав воздуха изменился, можно предположить, что и состав воды изменился тоже. Впрочем, необходимо сделать анализ воды, почвы, произвести забор воздуха, проверить уровень радиации. Я не очень силен в этих научных терминах, но в общих чертах все так.
       – И мы поймем, что произошло? Без ваших ритуалов и тайн?
       – Хотелось бы… – Магистр замолчал, размышляя о чем-то своем. – Впрочем, мне кажется, что ответ уже почти что у нас в руках, мы видим его, но почему-то не можем взять в руки, догнать, схватить за хвост.
       – Спертый воздух? Его все же кто-то спер! – Адмирал порывисто поднялся, страшно хотелось пожевать смолу с табаком, но в присутствии рыцаря он стеснялся своих плебейских привычек.
       – Спереть, как вы изволите выражаться, воздух мог только кто-то со стороны. Тот, кто не собирался дышать этим воздухом на несчастной планете. Тот, кому были безразличны судьбы аборигенов. А значит, следует искать, как происходил заем и по какому каналу шел отток. – Магистр облизал губы, и адмирал тут же приказал подать напитки.
       – Если воздух был сперт, мои ребята разыщут вора и разделаются с ним, – пообещал адмирал. – То есть, сначала мы представим его на Совете, где он даст показания, после чего, даже если Совет сохранит ему жизнь, дело чести, дело моей чести будет расправиться с негодяем, в какой бы тюрьме его ни прятали.
       – Разумеется, разумеется… – магистр поднял ладони вверх, заранее сдаваясь и отказываясь от собственной мести. – Впрочем, если мы чем-нибудь сможем вам помочь в этом деле. Не официально, так сказать… почту за огромную честь.
       – Не понадобится, – скривился в улыбке адмирал. – Если воздух, как это было сказано, испортили, то есть отравили, это так же мог сделать кто-то со стороны. Но тогда уже непонятно зачем. Чтобы мы отдали планету даром?
       – Возможно. Я читал отчеты о том, что на Земле до последнего дня существовали варварские обычаи насчет сжигания мусора… сжигание – это процесс окисления, в котором участвует кислород… – Магистр покачал головой, разглядывая пузырьки в своем стакане. – Я думал, да и сейчас думаю, что это утопия. Сколько отходов оставляет человечество каждый день? И если все это жечь – никакого кислорода не хватит! Нет, определенно, они не были настолько глупы. У них были свои Эйнштейны, Коперники, Бруно… Они не могли действовать как пещерные варвары, как дикари… – Повисла неловкая пауза. – Если бы злоумышленники решили зачем-то уничтожить целую планету… Нет, не так, адмирал. Если бы вы, лично вы со своими молодчиками взялись уничтожать планету, вы бы истребили воздух или воду?
       – Воздух? – Бродс выдохнул это слово, как прокурор зачитывает смертный приговор. – Вы сами сказали, что человек может прожить только несколько минут без воздуха. А значит, при хорошем раскладе, он не успеет даже подать сигнал бедствия. Впрочем, несколько одиноких сигналов в пространство… Несколько сигналов с любительских передатчиков… кто их станет слушать? Кто вообще всерьез общался с этими землянами?
       А если вода – семь дней. Неделя. За неделю можно поднять людей и достучаться хоть до Господа Бога, хоть до Алмазного Совета. Нет, решительно, если убивать всех сразу – я бы сперва изъял или отравил воздух!
      
       Проводив до трапа рыцарского корабля магистра, адмирал проверил вновь поступившие отчеты, по поводу гибели населения планеты.
       Структура воды, как и предсказывал гость, оказалась измененной, но это произошло из-за изменения состава кислорода в воздухе. Направленные на планету подводные зонды не выявили жизни в мертвых морях, океанах, реках и озерах, сообщая лишь о популяциях бактерий, коих становилось все больше и больше.
       Правда, спешно прибывший на Галлактрион аналитик живописал новые возможности, которые должны были открыться на Земле спустя миллионы лет, после того, как бактерии разовьются в более совершенные и сложные организмы, и тогда, возможно, они так же приобретут рыночную стоимость, и их можно будет продавать.
       Но адмирал от таких доводов только отмахивался, на что ему деньги в будущем, когда в настоящем есть все шансы попасть под суд по вздорному обвинению или, ударившись в бега, жить точно перелетная межпланетная крыса турха, пристрелить которую – святой долг каждого имеющего оружие.
       Правда, далеко не любое оружие может взять турху, да и не подпустит хитрая, острожная бестия к себе посторонних. Разве что в качестве жратвы.
       Рыцарь был прав на все сто, кто-то отравил воздух, изменил состав кислорода, и всем пришел кирдык. Всем, кто дышал, а на этой планете не дышали только трупы.
       Кто-то сознательно или нет уменьшил состав кислорода либо увеличил его. Все знают, что для дыхания его, родимого, в воздушном коктейле требуется 20%, при этом легкие человека способны вобрать из них всего-то 4%, возвращая 16% с выдохом.
       Если порция кислорода была снижена хотя бы до 16% (выдыхаемый воздух), никакие легкие не могли бы уже впитать свои законные 4% и население задохнулось за пять минут. Что там атомная или даже водородная бомба. Пять минут, и еще вчера зеленая планета летит в тартарары мертвым шариком. Или кто-то от шибкой «любви» ко всему живому и дурной башки прибавил малость драгоценного кислорода. Кислород участвует в процессе горения, как сказал Локкид, – вот и получили вместо планеты горящую петарду.
       Одно из двух, либо кислорода прибавили, либо уменьшили – результат все равно один – планета мертва.
       Но вот только кто? Кто ответственен за гибель целой планеты?
       По заданию адмирала, его помощники подняли из архивов всемирного Тырнета подборки последних газет землян. Все сохранившиеся электронные версии были тщательным образом переведены на язык Атриона. Электронный поисковик был нацелен на слово «воздух», так как всем известно, что катастрофы такого масштаба обычно не происходят вдруг.
       И если на отсталой до такой степени, что даже не имеющей возможности подать сигнал бедствия, Земле кто-то из ученых или промышленников планомерно портил воздух, об этом должна была знать общественность. Должна была кипеть и негодовать пресса. Поднимать недовольные протестующие массы экологи.
       На Земле четырехмиллиардного юбилейного года, по исчислению ученых Алмазного Совета, или как говорили сами земляне, двадцать первого века, было сравнительно тихо.
       Давно отшумели угрозы холодной войны, то тут, то там вспыхивали непродолжительные и сравнительно не кровопролитные войны, гремели теракты…
       Многие говорили об отравлении воды и почвы.
       О воздухе? О самом главном элементе на Земле. О воздухе, без которого невозможна жизнь и который уравнивает в правах королей и нищих, здоровых и больных. О воздухе не говорили почти ничего!
       Эта информация не укладывалась в голове адмирала, воспитанного на религии Жизни. Жизни ценной по божественным, человеческим и купеческим меркам, жизни невозможной без воздуха!
       После недели бесполезных поисков и совещаний, адмирал Тодеус Бродс потолковал со ставшим его союзником по несчастью магистром рыцарского ордена «Ангелы» Локкидом, после чего отдал своим людям приказ спешно «сниматься с якоря» и прорываться через боевые посты расставленной на границе галактики стражи Алмазного Совета, рассчитывая пробить их одним невероятно мощным ударом, чтобы уйти затем, сделавшись изгоями.
       Такое решение было принято адмиралом Тодеусом Бродсом после того, как он осознал, что никогда и ни при каких самых дорогих и дотошных адвокатах не сможет убедить Алмазный Совет в том, что жители погибшей Земли могли тратить свои силы и энергию на обсуждение ничтожнейших вопросов, связанных с копеечным воровством, сомнительной нравственностью, вопросами одежды и питания, но, находясь под страхом смертельной опасности уничтожения собственной атмосферы, никто не пошевелился ради того, чтобы заставить правительства поднять жопы с диванов и заняться жизненно важными проблемами!
       Беда землян была в них самих, в их твердолобости и детской беспечности, в нежелании думать хотя бы на один шаг вперед, сохраняя как минимум свой вид.
       И выступи адмирал Бродс с подобным утверждением на Совете, его как минимум сочли бы безумным, посему он предпочел исчезнуть с глаз долой, спасая тем самым жизни своих людей и готовясь к неминуемой войне и последующей обороне Атриона.
       На долгие столетия после этого, адмирал Бродс, равно как и находящаяся у него в подчинении пиратская межпланетная корпорация Атриона, были официально признаны уничтожителями третьей планеты Солнечной системы Земли.
      



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики