Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Натан РЕМ
г. Киев, Украина

ОБМАНУТЫЙ РАЙ ИЛИ ПОЗОРНОЕ ОТКРЫТИЕ
(Сборник «Внеселиты»)

    Устройтесь поудобнее. Раздвиньте мозг по шире и, представьте… Это вполне могло бы случиться…

    Согласно постановлению № ЗА/5311/ДОЛ/53911/БА/4/ЛО от 13.11.3411 года, мегообществом «Грин-ПиСС-Стар» введен строгий запрет утилизации мусора в космическом вакууме. С целью безопасности движения и экологического контроля звездного пространства, было утверждено  решение создать удаленные от обжитых систем планетные могильники.
    На основании выше упомянутого постановления, как на дрожжах взращиваются «мусорные» компании, окрестившие себя санитарами звезд…

3440 год. Наши дни…

    Задворки человеческой цивилизации. Система НК1101, звезда «О» класса по Гарвардскому звездному каталогу. Планета Бак. Официальная свалка отходов федерации объединенных звездных систем, зарегистрированный могильник радиоактивных захоронений №03. Он же пункт конечного назначения автоматического корабля–мусоровоза «Первенец», что с тяготеющими от смертоносного груза трюмами, заканчивал коротать расстояние, приближаясь к серому шару планеты. Еще неделя пути и… маневр, сброс мусора, смена курса и в обратный путь – надежная, проверенная автоматика делающая транспортировку мусора под флагами экологических организаций, прибыльным и доходным бизнесом…

    Со времен целевого использования Бака, его разряженная атмосфера, заполнилась рваной сизо-зеленной дымкой едких испарений, а поверхность планеты уже давно «квадратилась»  фантасмагорическими терриконами и россыпями. Этакий, планетарных масштабов ландшафтный «эко-дизайн»…
    Здесь было все! Все от чего открестилась человечество…
    Все, что было заклеймено знаком «радиоактивно», «токсично», «биологически опасно» и т.п. ужасающими символами. Все что могло принести человеческому организму неминуемую гибель, теперь упокоилось на пустынных равнинах и в бесчисленных кратерах Бака: разномастные контейнеры, хлам атомных реакторов, изувеченные звездолеты, зараженный мусор, цистерны с ядами, разноцветные кучи опасных порошков, смертоносные промышленные отходы и тому подобная презрительная пакость.     
    Картина маслом: зловещий зеленоватый туман волнистыми клубами лощится  над поверхностью могильника, а в завывание утреннего ветра на изъеденной оспой кратеров поверхности, озаренной восходящим светилом, то тут, то там, слышится ядовитое шипения, бульканье, глухие хлопки, частый сухой треск и унылый стон искореженного металла. Жуть…


    – Какая прелесть! – взволнованно вскрикнул один из исследователей, ознакомившись с детальным анализом атмосферных условий на планете.
    – Долгожданный миг! Нет больше моего терпения – ждать и топтаться на месте! Нас ждет великое открытие! Нам немедленно надо спускаться на эту планету! Пришло время все проверить по месту!
    – Согласен. Снижаемся, – отрывисто молвил другой инопланетянин.
    Смолисто-черный монолит, до поры до времени таящийся на темной стороне планеты, стремглав сорвался с орбиты Бака и метнулся к поверхности серого шара.
   
    Чуть спустя…
    На концентрированных диоксидо-фурановых отсевах, среди размазанных по скалистому плато гор мусора, контрастно выделяясь среди хаоса правильностью своих форм, скромно приютился прямоугольный монолит инопланетного корабля.   
    Не покидая недр корабля, внеселиты  проверяли и анализировали окружающую среду. Снова проверка информации и снова выжигающее ожидание… Аналитические приборы выдают первые, фантастические результаты!
     Буравя научные умы предположениями, исследователи, придерживаясь писаных инструкций, методично проводят повторный, скрупулезный анализ. И вот! Он! Оно! Сенсационное открытие! Заветный, долгожданный миг… Результаты шокируют! И приводят ИХ в восторг! Вот!!! Подарок за потраченные тысячелетия скитаний по вселенной! Вот! Идеальная планета для второго дома!
    Климатические условия, наличие жесткого спектра излучения, консистенция летучих соединений в атмосфере и геомагнитная поляризованность планеты – просто потрясали своими сходствами с их родной планетой обитания!!! Даже лучше… насыщенней. Это была находка! Второй дом! Мысль об этом внезапном открытии судорожно сотрясала и будоражила умы двух внеселитов, приводя их в состояние легкой  эйфории. Но было и одно но, которое настораживало, если не сказать подсознательно пугало, – орбитальный осмотр выявил признаки следов явно искусственного происхождения: сооружения, непонятные конструкции, видоизмененный ландшафт и разноцветные озера. Тревожно напрашивалась мысль – мир занят? Заселен инородными чужаками? А возможно, это остатки древних цивилизаций?..
    Между тем, процесс не стоял на месте…
    Удостоверившись в правильности полученных результатов, исследователи перешли в новую фазу исследования.
    Шлюз корабля был раскрыт, и два пионера, в преддверии новых открытий, ступили на поверхность своей находки.

    Прошло шесть дней пионерии…
    Светало.
    Исследователи возвращались с ночного наблюдения, организованного в двух километрах от базового лагеря. Предполагалось, что незримые досель туземцы, возможно, были напуганы появлением незваных гостей и держались на почтительном расстоянии от места посадки их корабля. Поэтому исследователи понадеялись выявить их  (если такие были вообще) вдали от основной базы, устроив там наблюдения. Однако… Ни дневные, не ночные осмотры по-прежнему живых существ не выявили. Пусто! Как вымерли!
    С одной стороны это не могло не радовать, с другой – озадачивало. Планета не заселена, и нет необходимости ни с кем делить ее территории. Просто подарок! Тем не менее, здесь явно присутствовали следы искусственного происхождения!
    Минуя уродливые рытвины особо больших кратеров, исследователи шаг за шагом продолжали осматривать окрестности.
    Внимание внеселитов привлекла груда непонятного, белесо-серого конструктива (разбитый космический шаттл) с загадочными, несомненно, несущими какой-то смысл знаками на поверхности:  «Г-А-Г-А-Р-И-Н».
    Пытаясь предположить  целевое назначение странной конструкции, исследователи через разлом в корпусе проникают вовнутрь…
    Час странствий по заковыристым недрам чуждых инфоструктур наталкивает их на мысль, что это некая сложная машина. Эту мысль подкрепляет найденный в одном из схронов высокоактивный источник жесткого излучения (разбитый атомный реактор). Обрадовавшись находке, исследователи тщательным образом его смакуют...

    Какое-то время спустя…
    Пятнистый в бульбочку трехметровый слизняк, не спеша, высунулся с прогнившего корпуса некогда скоростного планетарного шаттла «Гагарин» и с двухметровой высоты шлепком вывалился на землю. «Чмяк!»
    Странная особенность тела поглощать энергию радиоактивных источников вызывает у исследователя пьянящий эффект.
    Внутри корабля слышится возня второго первооткрывателя.
    Выпавший индивидуум подает первые признаки жизни. Вспучивается.  Расправляет четыре канатообразных усика с алыми бусинками глаз на их кончиках и с блаженным взглядом осматривается вокруг. Сказать прямо, видимость среди плотного тумана – не очень. Исследователь, вытянувшись во весь рост подобно приготовившейся к броску змее, выглядывает над ковром тумана. Смачным «чпоком», раскрывает свои боковые щели и раздувает жабры, при этом со свистом втягивая в себя вездесущий смрад. Замирает. Тащится…
    Глазенки лупают от удовольствия, а поддерживающие их усики эйфорически вздрагивают. По оранжевому скользкому телу, словно мурашки, проскакивают электрические импульсы. Расплывшись в довольной гримасе, его ротовая щель вытягивается в длинную дудку.
    – Бу-бла Бу! Профессора Бу-бла! – вдруг загорланил слизень. – Высуньте шуплу!
    «Хряц! Клац! Хрусь, хрусь, хрусь…» – доносится в ответ. Внутри шаттла что-то зачмокало, зашуршало, и вскоре, удивленно зыркая по сторонам, в дыре корпуса появилась пупырчатая, овеянная радиоактивным сиянием голова второго исследователя. В широкой пасти, крошась на мелких наждачных зубах, подергивался кусок графитового поглотителя с атомного реактора «Гагаринца».
    – О чем монолог, уважаемый Жахля? – слизень немного привстал на краю корпуса, чтобы узреть над туманом размытый контур товарища, и замер в ступоре. Изувеченный стержень медленно выскользнул с открывшейся пасти и глухо упал на землю.
    – Мать моя умора!!! Да чтоб с меня вся слизь повысохла! И-и шерсть на жабрах проросла… Какая красотища!!!
    В лучах спускавшегося с небосвода светила, ядовитый туман начинал менять свой зеленоватый окрас, блекнуть и покрываться сверху белесо-голубым сиянием, превращая его в таинственные буруны сверкающе ватного океана. Под клубеньковой пеленой, то тут, то там, как светлячки, хаотично вспыхивали искорки алых огоньков, подсвечивая его изнутри и еще больше воспаляя интерес пришельцев. В дрожащем от испарений воздухе, вся обзорная картинка мило подергивалась, искажая далекие контуры терриконов и разного хлама.
    – У-у-у… – зачарованно выдавил Жахля. – Рай!
    – Исследовательский рай! – растопорщив зрительные жгуты в разные стороны, ахнув, добавил Бубла.
    – И ни души…
    – Э-э.  Вот, тут-то, уважаемый, и заковырочка… – профессор нагнулся и нырнул под туман. Внизу шмякнуло, и чуть спустя, рядом с зачарованным Жахлей, проросли любопытные гляделки коллеги. Бубла глубоко затянулся и возбужденно затараторил:  – В коем веке нам так подфартило, наткнуться на пригодную для нас планету?! И что же?! Выясняется, ее уже кто-то оккупировал! Во! Сенсация! Как мы и предполагали, выходит, мы не одни в этой вселенной!!! Жахля! Не одни!!! Я это знал! Я всем говорил, что мы не одиноки! Вот! Вот следы! Следы другой цивилизации!
    – Да уж, наследили… – Жахля повел лупалками по кругу, осматривая горы и груды инокультуры. – Что это? И кто они такие? Миряни… хозяева планеты.
    – Это уже другой вопрос. Хотя и немаловажный – пока не обнаружены…
    – Угу. Мы неделю висели на орбите, все глаза проглядели – ни души! Еще столько же шмыгаем по поверхности – и ничего!
    – Я что мыслю, Жахля… Тут столько всего! Такой потенциал!!! А ничего похожего на колонии, коконы или ульи нет! Нет! Нет могильников. Нет захоронений существ, нет их остатков. Только технические конструкции… Может, здесь… никто и не жил никогда? Может, это склады? Присмотрись, тут столько однотипных предметов! – он повел головой в сторону виднеющихся вдали разбросанных массивных цистерн.
    – Занятный потенциальчик! Сильны хозяева! С расщеплением атомов они на «ты», да еще и раскидываются таким добром! Вот вы, профессор, завернули… Склады! Склады на всю планету… – удивившись мыслью, поддакнул шлецик и, мотнув головой в сторону указанных профессором предметов, добавил: – Продолжим осмотр?
    – Конечно, – сплющив физиономию, согласился профессор и, немного подумав, гордо заявил: – Исследовать сущность неизвестного – это наше призвание!

    Светлое время суток на Баке промчалось за вшивых пять часов. Вечерело. Теперь уже светило стремительно закатывалось за дымку горизонта. Высоко в небосводе чиркнула белая искра…
    Омытые лучами заката, исследователи взобрались на цистерну и, устроившись на краешке, с любопытством зрели растекшуюся под ней алую жидкость.
    – Дела… – негромко протянул слизень. – Следы есть, а жизни нет… Была ли она тут?
    – Да-а. Жизни здесь нет, – уверено прохрипел Бубла. – Никакой! И это радует. Мы стали первооткрывателями интереснейшей планетки!
    – Коллега, я вас поздравляю!
    – Взаимно, взаимно, уважаемый Жахля… Вот это открытие!
    – Профессор… – прислушавшись, хрипловато начал Жахля. – А вы не обратили внимания на появившийся недавно звук?
    – Звук? Какой? – вслушавшись в вялое шуршание ветра, переспросил ученый.
    – Вроде, как отдаленный вой.
    Бубла  запрокинул голову и озадаченно уставился в низко нависшую облачность…
   
    Автоматический мусоровоз «Первенец» плавно затормозил и вышел на орбиту планеты Бак. Сделав запрограммированный виток над конечным пунктом своего следования, стал уверенно снижаться. Неплотная атмосфера Бака позволяла максимально приблизиться к планете и на бреющем полете опорожнить набитые мусором трюмы. Зайдя по низкой касательной траектории, «Первенец» открыл заслонки контейнеров. Тысячи кубометров промышленных отходом устремились вниз…

    Вой усилился и вскоре перешел в душераздирающий свист. Где-то, совсем рядом, от тяжелых ударов задрожала земля.
    – ??? Что это?!!
    – Катаклизма! Профессор! – с ужасом завопил всполошившийся Жахля.
    Молниеносно прорвав облачность, с неба падающими звездами посыпалась… «манна».
    – …твою личинку!!! Живо прячемся!
    Внеселиты панически плюхнулись в жижу и, чертыхаясь, поспешили забиться под край цистерны.
    – Туземцы!!! – вытаращив к небу гляделки, восторженно предположил профессор.
    – Засветились! – прижавшись к оплавленной стенке емкости, с опаской бросил Жахля.
    – Первый контакт! – возбужденно продолжал Бубла. От вскипевшего в нем возбуждения, его тельце покрылось мелкой сыпью.
    – Ядрена мать! Изверги! У меня чуть зенки не повыпадали с испугу!
    – Хозяева рая! – очумело пялясь в смертоносный дождь, пыжился умный слизень. – Они вернулись!
    В метрах пятидесяти, со свистом упало нечто тяжелое, отчего на земле все подскочило. Скалистая почва под слизнями чувствительно вспучилась и покрылась мелкими трещинами. Туча вздыбившейся пыли мгновенно накрыла внеселитов.
    Профессор пугливо съежился и осунулся. Дело принимало нешуточный оборот. Наука наукой, но чтобы донести ее до масс, не мешало бы при этом остаться в живых... Последующие минуты протянулись в молчании. Проглядев все глаза, исследователи безмолвно осматривались.
    Загадочный вой постепенно отдалился и смолк. Разметанный в клочья туман мялся отдельными стадами на околицах. Осевшая пыль обнажила значительные рельефные сдвиги!
    На фоне заходящего светила вырос еще один уродливый мини-террикон непонятного происхождения. В округе, вспученная свежими воронками земля – дымилась. Слышалось жуткое шкварчание и треск. Веяло паленым. Одна из цистерн, в метрах пятидесяти от группы засевших исследователей, была сплющена и покрыта густым облаком испарений.
    – Вернулись? – поумерив пыл, недоумевающе спросил профессор.
    – Выпали в осадок… – внимательно вглядываясь в остатки цистерны, неуверенно вымолвил Жахля.
    – ???
    – Сами посмотрите – вдребезги!
    Озираясь по сторонам, исследователи покинули укрытие и, нервно поглядывая вверх, торопливо поползли к указанной Жахлей воронке. На дне мини-кратера, среди изувеченных обломков некогда цистерны, булькая в непонятного цвета жиже, шипела ромбовидная, почерневшая и оплавленная конструкция (первоначальное назначение уточняется).
    – Не похоже на инопланетный корабль, – с напущенной небрежностью зашамкал профессор. – Больше на…
    – На черт-ти что! – зло вставил перепуганный Жахля.
    – М-м-м да. Именно. Я, было, уже предположил, что это метеоритный дождь, но это явно не космическое тело…
    – И такого здесь полно!
    – Согласен, – профессор поежился.
    – Я чуть со страху не сплющился! От это… этого мусора! – обиженно продолжил слизень.
    – Вот-вот, – задумчиво подхватил Бубла и внимательно огляделся.
    Недобрые предчувствия, словно паразиты, начали закрадываться в глубь его сознания. Туда, в мозг, где явные факты без сожаления сейчас крошили и рушили научные убеждения и устоявшиеся догмы. Сметая все выдвинутые предположения,  напрашивалась самая сомнительная и бредовая, умопомрачающая своей наглостью и непредсказуемостью мысль. От таких научных потрясений, переворачивающих с ног на голову сложившиеся мировоззрение, у профессора начинали подрагивать глазные жгутики. Он запрокинул голову к небосводу и многозначительно изрек:
    – Я вдруг подумал. О… мусоре, отходах.
    – Отходах? Ну, и-и-и… – несколько секунд Жахля недоверчиво косился на профессора, затем, разбухнув на глазах, засомневался и сам запрокинул голову. – Да вы что?! Серьезно?!
    – Во всяком случае – весьма похоже. Не метеориты – это точно. И это частично  объясняет отсутствие жизненных форм… на планете, – пронзенный светлой мыслью, выдал профессор. – Кто ж в собственном мусоре жить будет?
    – Кроме нас… – поймав мысль, брезгливо уточнил слизень, затем непонимающе уставился на профессора. – Ну у вас и теория! Это что ж выходит?! Это были отходы? И… И эта планета – чья-то свалка? Да как? Как это может быть? Да чтоб у меня извилины распрямились! Это какой-то идиотизм! Разве это, – обвел жгутиками окрестность, – может быть мусором?! Я поражаюсь! Как?! Что это за существа такие?!
    – Это всего лишь предположение, – неуверенно начал профессор. –  И не все так безрадостно. Где ж ты видел такой мусор?! Это я так, для сравнения сказал… для тех, кто сбросил, – это может быть и мусор, а для нас… оказывается – это благоприятные условия! Вот тебе и… – он осекся, задумался и, вникнув в суть сказанного, крякнул. – Это что ж выходит? Это… точно чьи-то отходы...
    – Да, но мы в вашей теории – ничтожно смотримся. Эдакие микробы в чьей-то мусорке… – съязвив, закончил за профессора мысль Жахля.
    – Э-э. Повторю – это всего лишь предположение. Других объясняющих суть проблемы соображений – пока не имеется. Сейчас мы вернемся на базу и посмотрим, что зарегистрировали сенсоры нашего корабля. Если в атмосфере планеты был замечен неопознанный объект, станет ясно – откуда все это взялось. Что это было не местное явление, а… некое вмешательства инопланетных рас, – раздумывая, Бубла помедлил. – А если нет, то пока затрудняюсь ответить – загадка какая-то.
    – Да, профессор! Ваша мысль потрясает своей новизной! Как вам такое в голову пришло?.. Слов не могу подобрать… Вот… Как по мне, так – это рай. Хоть курорт открывай! Тельце просто лоснится от излучения, токсинов и ядов. А как подумаю, что у кого-то это называется мусоркой, так аж пузырями кожа дыбится! Как?!! Неужели – мы такие разные?!!
    – Да, я тоже удивлен. Первый раз такое вижу! Возможно, что нам хорошо, то им не очень…
    – Никогда не подумал бы, что рай – это свалка! Как же это они? Инопланетяне? Какие они?
    – Научная загадка… Давай-ка поскорее вернемся на корабль! – не найдя аргументов, резко скомандовал профессор.

    На подступах к  базовому лагерю…
    – Батюшки!.. Расплющите меня в коврик… Э-э?! – занервничал Жахля, добравшись до места. – Где? Транспорт?!
    Базовый лагерь исследователей бесследно растаял среди куч спекшегося гранулянта и преющих воронок.
    – Накрыло… – быстро оценив обстановку, досадно изрек Бубла.
    – Да что ж  это за срань такая!? – возмущенно вскрикнул Жахля, внимательным взглядом отыскивая корабль или хотя бы его частичку…
    – Высокоактивный, – задумчиво раздвигая хвостом еще теплые гранулы, изрек профессор. – М-да…
    – Что м-да? Профессор?! – вскипел Жахля. – Как специально! Ну, это надо было так нагадить?! Ни вправо, ни влево – по центру! Да еще куда?! Что? Им места мало?! Ну, вывали вон туда! Или сюда! На! Посреди нашей базы! Обделали по самое не хочу! Высшая цивилизация!..
    – Эх, Жахля, не это меня обижает. Корабль мы найдем…
    – А что? Профессор? Что?!
    – Да, рай наш – всего лишь чья-то фикция. Наш рай в отходах… Ты представь себе! Какое бы открытие мы привезли домой нашему виду! Еще один дом, среди звезд! – размечтался Бубла. – Но! Оказывается, есть создания, чья сущность глобально разнится с нашей! Физиологично и морально! У нас разные  мировоззрения, – профессор перевел дух. – Целая планета! Целая! Для них всего лишь… свалка. А мы пируем на ней. Для нас это оказывается среда обитания... в их…
    – Дерьме!
    – Конкретно сказано. Так вот тебе и радость. Мы не одни среди звезд, но… сущность наша низковата… Какая цивилизация захочет иметь с нами дело, узнав, что мы мусорные черви? Да, что там говорить! Даже внимания не обратят! Какая тут надежда на контакт?!
    – Да-а, профессор – обидно. Обидно за родину, и за рай обидно…
    – Да и не говори, Жахля… Не научное открытие, а позор! Стыд какой-то! Тьфу!
    – Вот вам и контакт цивилизаций… А знаете, Бубла… Чихал я на этих хозяев планеты!.. Инопланетян напыщенных. Я вообще считаю, что этот факт можно не обнародовать. Давайте не скажем, что мы тут обнаружили? Кто ж тогда про это открытие узнает?! – деловито изрек Жахля.
    – Эх… Так нельзя – мы исследователи, и наш долг – искать истину. Эх! Как обманчива природа и непредсказуема истина вещей…
    – Ну, знаете, профессор… Хотел бы я, откопав нашу ракету, услышать какую-нибудь другую версию произошедшего…
    – Да я бы тоже рад, но чувствую фибрами, все-таки…
    – Мы смотримся микробами в отбросах, – глубокомысленно вставил Жахля.
    – Вот-вот, – согласился Бубла. – Обидно…



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики