Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Галина ЗЕЛЕНКИНА
г. Кодинск, Красноярский край, Россия

Начало (Фанданго № 10)
Продолжение (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Продолжение (Фанданго № 15)
Окончание (Фанданго №16)

АЙЯ
(продолжение)

Глава 6. А был ли ребёнок?

     – Этого не может быть! – воскликнула Рита, стоя на широком выступе стены, окружающей орлиное гнездо. Она любовалась панорамой долины, расположенной у подножия горы. Рита сразу узнала маленький домик старой Муны, о котором рассказывала Айя, и стала пристально вглядываться в него, надеясь увидеть на крыльце дочь или Хранительницу Тайны.
     – Они ждут нас в зелёном зале, – услышала она голос Аки и повернулась лицом к главному стражнику. А тот незаметно для неё подозвал к себе жестом Кео и указал на странную конструкцию, похожую на коромысло, только вместо вёдер к нему были подвешены две плетёные корзины.
     – Залезайте в корзины и ничему не удивляйтесь, – сказал Аки и, убедившись в том, что гости планеты выполнили его просьбу, стал исполнять танец превращения в орла. Два вращения вокруг воображаемой оси, и главный стражник превратился в огромного орла.
     – Этого не может быть! – повторила Рита, но теперь это восклицание относилось уже не к красотам окружающей их природы, а к волшебному превращению Аки. Айо улыбнулся, вспомнив, как был шокирован, когда первый раз увидел то, чего не может быть. Он подошёл к матери и погладил её по руке. Прикосновение сына успокоило Риту.
     – Я полечу вторым рейсом, – ответил он на её вопросительный взгляд.
     Не обращая внимания на удивление родителей Айо и Айи, орёл взмахнул крыльями и, ухватив когтистыми лапами коромысло, стал медленно по извилистой траектории опускаться к подножию горы. Ветер был переменчивый, поэтому приходилось лавировать между порывами ветра, чтобы не доставлять неприятных ощущений Рите и Кео. «Всё когда-то кончается. Давно замечено, что путь к вершине горы несравнимо длиннее спуска к её подножию», – подумал Кео, вылезая из корзины, которую Аки умудрился припарковать рядом с крыльцом.
     – Судя по виду транспорта, мы на планете дикарей, – заметила Рита, протягивая руки мужу.
     – Не надо делать поспешных выводов, – возразил Кео, помогая жене выбраться из корзины, – иногда простота надёжнее сложности.
     Но Аки уже не слышал разговоров родителей Айо потому, что, взлетев в воздух, стал парить над долиной, высматривая себе добычу. Убедившись в том, что акарий поблизости нет, он полетел в свою обитель за Айо. С доставкой юноши к домику его детства никаких проблем не было. Полсотни заурийских мгновений, и Айо уже стоял у знакомого крыльца и смотрел, как Аки, отбежав на несколько метров в сторону от крыльца, кружился на месте. С каждым описываемым кругом перья слетали с него, как в осеннюю пору листья с деревьев. Рита, широко раскрыв глаза, наблюдала за ритуальным танцем главного стражника и мысленно считала круги вращения. Считать пришлось недолго. На магическом числе «семь», она остановилась, так как считать уже было нечего. Улыбающийся Аки предстал перед ними во всей красе. Не глядя по сторонам, он поднялся на крыльцо и стал раскодировать дверной замок. Рита и Кео, стоя рядом, молча наблюдали за его действиями. Наблюдать можно, да понять невозможно.
     – Никогда не встречался с таким типом защиты, – заметил Кео, обращаясь за разъяснениями к главному стражнику.
     – Это ноу-хау Хранителя Времени, – ответил тот, распахивая перед гостями дверь непонятной для них конструкции.
     –.Дверь закрывается автоматически, поэтому не задерживайтесь! – предупредил Аки. Но никто и не думал задерживаться. В незнакомых местах промедление смерти подобно. Первым вошёл Айо, за ним последовали Рита и Кео, а замыкал шествие главный стражник.
     – А далеко до зелёного зала? – поинтересовалась Рита, которой не терпелось увидеть брата и дочь.
     – Двести заурийских мгновений, – ответил Айо и, памятуя уроки Кара, попросил родителей соблюдать дистанцию. Что означают двести заурийских мгновений, Рита спрашивать не стала и дальнейший путь прошествовала молча.
     Тем временем, сидя за круглым столом, старая Муна задумчиво разглядывала хрустальный шар. В зелёном зале царил полумрак. Бегающие по стенам разноцветные огоньки давали мало света.
     – Можно сжимать и растягивать время, но обмануть его нельзя, – неожиданно для присутствующих в зале произнесла вслух Хранительница Тайны. Артур и Айя, которые сидели рядом с ней за круглым столом, переглянулись между собой и в один голос спросили:
     – Это к чему?
     – Это к тому, что Аки и Айо удалось доставить Риту и Кео точно по назначению. А из этого следует, что Хранитель Времени не ошибся ни разу, – ответила старая Муна.
     – Так они уже здесь? – Айя вскочила с места, но Хранительница Тайны остановила её жестом.
     – Сядь! Всему своё время! Пусть твои родители насладятся воспоминаниями, – сказала она и взглянула на Артура. Её озадачило то, что тот никак не прореагировал на эмоциональный всплеск Айи. Каково же было её удивление, когда она поняла, что Артур глух и нем по одной простой причине, а именно: он просто-напросто заснул с открытыми глазами. Старая Муна покачала головой и, приложив палец к губам, взглянула на девушку. Та поняла, что вслух говорить запрещается, и подключилась к телепортатору.
     – Дядюшка спит? – спросила она Хранительницу Тайны.
     – Он устал, – ответила та и, придвинув поближе к себе хрустальный шар, стала пристально вглядываться в него. Айя заметила, как напряглось лицо старой Муны, когда хрустальный шар окрасился в радужный цвет и засверкал.
     – Пора бы им появиться, – сказала Хранительница Тайны, – время ждать не будет.
     Словно подслушав её слова, кто-то невидимый за дверью произнёс заветную фразу, и дверь распахнулась. От сотрясения воздуха радостными приветствиями Артур проснулся и несколько мгновений приходил в себя, не понимая, где он находится в данный момент. Иногда несколько хорошо сыгранных ролей могут перепутать направление жизни.
     – Быстро рассаживаемся в таком порядке: в центре Артур, справа от него Рита и Айо, а слева – Айя и Кео. Время уходит, можем не успеть выйти на контакт с генотипом вашей семьи, – в голосе старой Муны слышалась тревога, и, почувствовав её, все беспрекословно выполнили приказание Хранительницы Тайны.
     – А теперь направьте луч, исходящий из кристалла уплотнителя времени, в центр хрустального шара, и мы узнаем, где может находиться ребёнок Риты и Кео, если он не погиб при транспортировке, – последние слова вызвали недовольство Артура.
     – Всё было сделано качественно, – заметил он.
     – Сейчас проверим, так ли это, – ответила старая Муна, вращая хрустальный шар то по часовой стрелке, то против. Когда все лучи уплотнителей времени пронзили центр шара, внезапно наступила тьма. Это было так неожиданно, что Айо не удержался от восклицаний. Даже Аки не удержался от вопроса.
     – Неужели нашли? – произнёс он вслух.
     – Похоже на то, – ответила Хранительница Тайны, – придётся немного побыть в темноте, пока определяются координаты местонахождения вашей родственницы.
     – Почему родственницы, а не родственника? – удивился Айо. Его больше устраивала перспектива иметь брата, чем ещё одну сестру.
     – Потому, что это девочка, – пояснила старая Муна, – последний луч был красного цвета, что говорит о преобладании женского начала в ребёнке, которого мы ищем.
     – У нас с Кео двое детей: Айя и Айо. Непонятно, о каком ребёнке идёт речь? – как гром с ясного неба, прозвучал удивлённый голос Риты.
     – Об этом тебе лучше спросить у своего брата Артура. Он в обличии марсианского изгоя натворил много дел: и плохих, и хороших, – в голосе старой Муны все уловили осуждение поступков Артура.
     – Хороших дел больше, и это его оправдывает, – вступился за Артура сам Аки, чем вызвал восхищение у Айо.
     – Так-то оно так, – пробормотала Хранительница Тайны непонятно к чему относящиеся слова: то ли к речи Аки, то ли к пульсирующим огонькам, вспыхнувшим внутри хрустального шара. А может быть, это была просто одна из кодирующих фраз, которыми изобиловала речь старой Муны и которые предназначались для привлечения внимания к определённому предмету. Так и случилось. Когда любопытные взгляды сидящих за круглым столом родственников Артура сфокусировались в центре хрустального шара, старая Муна движением руки остановила его вращение. Айо вздрогнул от пронзительного визга, которым сопровождалось появление голограммы рыжеволосой девочки лет восьми с огромными, в пол-лица, глазами синего цвета.
     – Это же я в детстве! – не удержалась от восклицания Айя.
     – Нет! – возразила Хранительница Тайны. – Это другая девочка. Она живёт на планете Земля.
     – Уж очень она похожа на мою сестру, – заметил Айо, – такие же волосы и глаза. А как её зовут?
     – Спросите у неё сами, – предложила Хранительница Тайны, – у меня нет с этой девочкой кровного родства.
     – А можно мне спросить? – Айя даже заёрзала от нетерпения, так ей хотелось пообщаться с младшей сестрёнкой.
     – Даже нужно, – ответила старая Муна, – у тебя с этой девочкой самая устойчивая телепатическая связь. Об этом говорят пульсаторы уплотнителей времени.
     Айя уловила тревогу в интонациях голоса наставницы и внимательно посмотрела на её лицо. Но Хранительница Тайны не зря носила своё имя, маска спокойствия и благодушия скрывала от посторонних глаз истинную карту лица.
     – А почему она закрыла глазки? – на этот раз встревожилась Айя. Но Аки поспешил успокоить девушку.
     – У девочки время сна, – пояснил он, – но ты можешь беспрепятственно войти в её сон и задать несколько вопросов. Чтобы усилить твой телепатический сигнал, на несколько минут все терраки отключатся от телепортатора. Так посоветовал Хранитель Времени, а его советы мы воспринимаем как приказ.
     Айя кивнула головой в знак согласия и бросила взгляд на мать. Рита с Кео сидели молча и не вмешивались в происходящие события. У девушки возникло ощущение, что родителям всё равно: есть ли у них ещё один ребёнок или нет. Тем более что и Айо искоса поглядывал на родителей, не скрывая удивления. Один Артур с нескрываемым интересом разглядывал голограмму незнакомой девочки и мысленно блуждал по лабиринтам памяти, пытаясь отыскать вход или выход, что в данной ситуации было одно и то же, так как из настоящего в прошлое можно было зайти и выйти только через одни врата времени.
     – Почему так бывает: знаешь, что истина где-то рядом, а найти не можешь? – подумал Артур. Задавать вопросы самому себе ? дело весьма хлопотливое, так как нет гарантии, что найдётся правильный ответ. Поэтому, воспользовавшись тем, что присутствующие в зелёном зале гости и обитатели планеты Заурия заняты разглядыванием голограммы незнакомой девочки, виновник возникшей ситуации решил реабилитироваться. Когда очень хочется вспомнить о чём-то, то обязательно увидишь свет надежды в лабиринте памяти. И Артур увидел его и пошёл на свет, ощущая всей кожей пульсацию нейронов. Но всё рано или поздно заканчивается. Яркая вспышка радужного света на миг ослепила Артура, и память марсианского изгоя вернулась к нему, вызвав сильную головную боль.
     – Ух! – выдохнул он, и боль исчезла.
     Его уханье отвлекло старую Муну от созерцания хрустального шара. Она повернула голову и взглянула на Артура. По его сияющей улыбке нетрудно было догадаться, что память марсианского изгоя вернулась к нему.
     – Сначала девочка, – тоном, не терпящим возражения, произнесла Хранительница Тайны. Артур крепко сжал губы, и слова, не успевшие сорваться с языка, застряли в горле. Понадобилось несколько судорожных глотков, чтобы вернуть их в небытие. «Словоглотание – это тоже искусство, пока никем не признанное», – подумал Артур. Но, несмотря на отключение от телепортатора, старая Муна как-то умудрилась прочитать его мысль.
     – Хорошо, что ты это понимаешь, – заметила она и, отвернувшись от Артура, стала разглядывать хрустальный шар.
     Айо переглянулся с сестрой, и оба одновременно пожали плечами. Им, как впрочем и всем, сидящим за круглым столом, было непонятно: к кому конкретно относилось замечание Хранительницы Тайны.
     – Спрашивай! – приказала старая Муна, обращаясь к Айе. – Амплитуда телепатического сигнала достигла максимума.
     Девушка вздрогнула и, положив руку на кристалл уплотнителя времени, задала обычный для знакомства вопрос.
     – Как тебя зовут? – её слова проникли в подсознание девочки и вызвали ответную реакцию.
     – Анюта. А тебя как?
     – Айя.
     – Ты очень красивая, – сказала девочка и вздохнула.
     – Ты тоже, – хотела ответить Айя, но Хранительница Тайны прижала палец к губам, тем самым давая понять, что разговор окончен.
     – Сейчас определим её местонахождение на планете Земля, – произнесла она вслух.
     Услышав слова старой Муны, Рита встрепенулась, словно очнувшись ото сна.
     – Хорошо бы в России, – сказала она и взглянула на мужа. Но Кео пожал плечами и покачал головой.
     – Не всё ли равно, в какой стране проживает наша дочь? Главное, что она есть, – ответил он.
     «Какой же я ещё глупый», – подумал Айо. Его сестра то же самое подумала о себе. А Хранительница Тайны подумала о том, как быстро взрослеют и набираются мудрости дети.
     – Рита угадала. Девочка живёт в России. Определить её координаты можно, только находясь в галактике Млечный Путь, – сказала она и пристально посмотрела на Артура.
     – Как она там оказалась? И кто та женщина, что выносила плод? – иные слова обладают способностью впиваться в мозг, как иглы. Старая Муна знала способы превращать обычные слова в обоюдоострые.
     Тишина, повисшая под потолком зелёного зала, могла бы претендовать на звание звенящей. Но подобные конкурсы не проводятся в звуковой среде.
     – Суррогатной матерью Анюты стала моя бывшая невеста Валери, которой однажды удалось спастись от преследования слуг Кайрана, укрывшись в одной из пещер. На побережье Черного моря, где мы обычно отдыхали с друзьями, такие пещеры не редкость. В те времена участились случаи исчезновения людей. Но никто всерьёз не занимался их поисками, потому что Кайран насыщал воздух вирусами беспамятства. Разве можно искать того, кого не помнишь? – голос Артура дрожал, очевидно, воспоминания о прошлом давались ему с трудом. В неокрепшем организме после перевоплощений на молекулярном уровне любая сильная эмоция может вызвать сбой в биологическом равновесии.
     – А почему тебе не удалось спрятаться? – спросил Айо. Любопытство, овладевшее его сознанием, заставило нарушить установленный порядок, а именно: вопросы задаются по старшинству. Но Хранительница Тайны сделала вид, что не заметила оплошности бывшего ученика, так как сама хотела задать этот вопрос. Но Аки бросил на юношу неодобрительный взгляд и молча покачал головой.
     – Когда слуги Кайрана напали на моих друзей, меня рядом с ними не было, – ответил Артур и после небольшой паузы пояснил причину отсутствия.
     – Меня отправили в город за продуктами. А когда я вернулся, то увидел, что наша палатка изодрана в клочья, одежда разбросана, а посуда перебита и искорёжена. Я сразу же бросился на поиски Валери и наших друзей, но нашёл только дрожащую от страха Валери. Девушка пряталась в одной из пещер, расположенной недалеко от нашего места отдыха. Она-то мне и рассказала о нападении группы маленьких уродцев на наших друзей. Каждый уродец был ростом не более полутора метров, с огромной головой, украшенной пятью рожками и редкими волосами пепельного цвета, – на этот раз в голосе Артура не было дрожи.
     «Такие же, каким был дядюшка до посещения лабиринта жизни», – подумал Айо, которому не надо было, как его родителям, подключать воображение, чтобы представить визуально маленького уродца.
     – Только воняли они более тошнотворно, чем я, находясь в теле марсианского изгоя, – дополнил Артур мысли племянника, которые уже научился схватывать на лету. Но Айо уже трудно было представить запах более отвратительный, чем тот, от которого он едва не задохнулся. Поэтому он промолчал и, упаковав мысли в непроницаемый для телепатии контейнер, отправил их в архив памяти. Авось и сгодятся на что-нибудь.
     «Случается же иногда, что ненужная на первый взгляд информация вдруг оказывается востребованной. И хотя трудно представить, чтобы кого-то могла заинтересовать степень тошнотворности запаха, но в истории описываются и не такие курьёзы и непредсказуемости. На всякий случай лучше перестраховаться, чем потом локти кусать». Эту теорию Кара Айо воспринял как руководство к действию.
     – И что же было дальше? – на этот раз осмелилась задать вопрос Айя.
     – А ничего, – ответил Артур, – разъехались по домам. Отдыхать уже никому не хотелось.
     – Но тебя же тоже похитили слуги Кайрана, – проговорила Айя голосом обиженного ребёнка.
     – Это случилось намного позже. В тот год, когда плеядцы забирали сирот на планету Света, а слуги Кайрана всячески препятствовали этому. Я едва успел усадить Риту и Кео в светящуюся капсулу, как несколько маленьких уродцев набросились на меня. Хорошо, что я успел подать сигнал и капсула декатапультировалась в звездолёт, а то бы мы здесь не сидели всей семьёй, – последние слова Артур произнёс с улыбкой, которая не приклеивалась и не отклеивалась. Она просто была, и всё.
     – Хорошо, что ты мне и Кео повесил на шею медальоны с биографическими данными, и поэтому нам не стали изменять имена, как это сделали другим детям, – сказала Рита и бросила на брата благодарный взгляд.
     – Так поступали наши родители, когда отправляли нас погостить у родственников, – замечание Артура вызвало массу предположений, как у Риты, так и у Кео, и даже Айе и Айо удалось задать по паре вопросов. Артур молча выслушал всех, но отвечать на вопросы не спешил. Хотя его никто и не торопил с ответом, но затянувшаяся пауза постепенно стала всех напрягать. Первой не выдержала старая Муна.
     – Расскажи им всё, как есть, – попросила она. – Лучше знать правду, какой бы горькой она ни была, чем напрасно надеяться на чудо.
     – У нас нет родственников, – дрожащим голосом произнёс Артур. – Всех убил внезапно налетевший ураган.
     – А как же вы спаслись? – спросил Айо, бросая поочерёдно взгляды то на дядюшку, то на родителей.
     – Мы находились далеко от эпицентра, поэтому отделались синяками и царапинами. Соревнования учеников и наставников по прыжкам в высоту проводились в спортивном городке, расположенном в пятидесяти километрах от местности, где мы все проживали. Лично мне повезло потому, что меня отправили сопровождать на соревнования группу учеников из нашего сообщества, куда входили человек пятнадцать, в том числе: моя сестра Рита и её друг Кео. Можете представить себе весь ужас нашего положения, когда весть о сиротстве грянула как гром с ясного неба, – гримаса боли на миг исказила красивое лицо Артура и исчезла. Не верьте, что время лечит. Оно только притупляет боль и хоронит её в глубинах подсознания. Никто не даст гарантии, что боль утрат не может воскреснуть, чтобы нанести вам удар: одному в сердце, другому в душу, а у кого-то и вовсе вызвать психическое расстройство. Иногда бывают и смертельные удары. Тогда говорят, что сердце не выдержало. Но Артур был молод, и сердце у него оказалось крепким.
     – А я помню, как ты плакал, – произнесла Рита тихим голосом и бросила на брата взор, исполненный печали. Услышав её мелодичный голос, все разом повернулись в сторону говорившей женщины.
     – Я тоже помню, как плакал Артур, – намеренно громким голосом произнёс Кео, желая тем самым отвлечь от жены внимание присутствующих в зелёном зале.
     – И ещё я помню, как ты сначала Кео, а затем и меня запихнул в какую-то блестящую трубу. Ты тогда ещё что-то прокричал, но я не разобрала слова, так как чей-то душераздирающий крик заглушил все звуки. А потом начался такой шум и гам, что мы с Кео чуть не оглохли, – на этот раз голос Риты обрёл полное звучание.
     «А у неё красивый голос, – подумал Айо, – вот бы послушать, как она поёт». Когда Рита прочла мысли сына, то не удивилась, лишь лёгкая улыбка слегка тронула её красивые губы цвета спелой вишни. Страсть к музыке передаётся на генетическом уровне.
     – Интересно, любит ли Айя музыку? – Рита задала вопрос телепатически и незамедлительно получила ответ.
     – Я люблю петь и придумывать слова, – вслух произнесла Айя и бросила взгляд на старую Муну. Та одобрительно кивнула головой, притворившись, что впервые слышит об увлечении Айи. Больше всех удивился Айо, так как он, действительно, услышал об этом впервые.
     – А почему я не знал? – спросил он сестру, глядя на неё с подозрением.
     – Ты не спрашивал, – ответила она и отвернулась, чтобы не рассмеяться.
     –Ты пишешь стихи? – удивился Кео, который к женскому стихотворчеству относился снисходительно, считая его несерьёзным занятием.
     – Можно сказать и так, – подтвердила дочь, – если биоритмики считать стихами.
     Её слова разделили присутствующих на две группы. Рита, старая Муна и Аки считали биоритмики биологическими стихами. В то время как Кео, Артур и Айо биоритмики стихами не считали и были против любых новшеств в поэзии. Но спорить и доказывать друг другу, кто прав, а кто не прав в своих суждениях, пристрастиях и увлечениях, было не принято среди тех, кто уважает личное мнение каждого.
     – Надо обсудить с Хранителем Временем возможность путешествия на планету Земля, – предложила Хранительница Тайны. Её слова были восприняты на ура. Особенно обрадовался Айо. Он не сдержал эмоций и выплеснул радость в аплодисменты. Его сестра оказалось более сдержанной в выражении чувств, и радость высказала лёгкой улыбкой. А старшие и вовсе никак не прореагировали. Предложение старой Муны они сочли само собой разумеющимся.
     – А кто полетит? – не удержался от вопроса Айо.
     – Вы все и полетите, если код совместимости каждого совпадёт с кодом уплотнения времени в галактике Млечный Путь, – слова старой Муны одновременно вселяли надежду и тревогу.
     – А как узнать код? – в голосе Айо можно было уловить грустные нотки.
     Было понятно, что он опасается: а вдруг ему не повезёт и его код совместимости будет заблокирован.
     –  Всему своё время, – произнесла старая Муна с загадочной улыбкой на губах. Её слова несколько охладили пыл юноши. «Какая же она Познавшая Грусть?» – подумал он, глядя не в глаза бывшей наставнице, как было принято среди терраков, а на её улыбку.
     «Судя по тому, что все по привычке называют старую Муну Хранительницей Тайны, новое имя не прижилось и по истечении испытательного срока будет отменено», – так подумала Айя и подарила старой Муне одну из своих лучезарных улыбок. Только Аки ни думать, ни говорить о том, подходит или нет его матери новое имя, не стал. Он молча встал из-за стола и подошёл к Айо. Положив ему на плечо руку, Аки трижды погладил его и кивком головы указал на дверь.
     – Хранительница Тайны не нуждается в нашем присутствии, – ответил он на вопросительный взгляд юноши. – Не забывай о том, что для нас с тобой главная задача: уничтожение акарий. Пока мы не освободим астероид Ок'о от присутствия на нём акарий, ни о чём другом думать не надо.
     Айя посмотрела вслед брату и его наставнику Аки и тихо вздохнула. Её огромные, в пол-лица, глаза редкого василькового цвета подозрительно заблестели. Только одна Хранительница Тайны поняла значение девичьего взгляда. Но на то она и хранительница, чтобы не выдавать чужие тайны.
     – Отведёшь родителей и дядюшку в гостевые спальни и возвращайся. Я буду ждать тебя у главного входа в лабиринт жизни, – произнесла вслух старая Муна, обращаясь к Айе. Она встала из-за стола и подошла к Артуру и родителям девушки.
     – Вы должны отдохнуть и набраться сил, иначе Хранитель Времени не разрешит вам межгалактический полёт, – сказала Хранительница Тайны, пожимая поочерёдно руки Рите с Кео и Артуру. Затем поклонилась в пояс и бесшумно исчезла за дверью зелёного зала.
     – И нам пора, – произнесла Айя, вставая из-за стола. Подойдя к двери, она остановилась словно в раздумье.
     – Дядюшка пойдёт замыкающим, – услышали родственники резкий голос девушки. «Куда девалась мягкость и бархатистость девичьего голоса? Лишний раз убеждаюсь, что ответственность за порученное дело меняет не только манеру поведения, но и тембр голоса», – подумал Артур, предварительно заблокировав телепатический канал. Айя услышала его мысли, но не показала виду. Обратный путь всем показался короче. Путь в неизвестность всегда длиннее, чем путь возвращения из неё.
     Гостевые спальни располагались по окружности зала, называемого релаксационным. Каждая спальня представляла собой внушительных размеров прозрачный саркофаг и была снабжена автономной системой жизнеобеспечения.
     – Очень похоже на систему жизнеобеспечения нашего звездолёта, – заметила Рита, осмотрев одну из гостевых спален.
     – Выбирайте себе спаленки, чтобы я смогла подключить их к внешнему телепатическому каналу, – предложила Айя. Когда выбор был сделан и родители и дядюшка расположились каждый в своей спальне, Айя подключила внешний телепатический канал к выбранным спальням. Затем она, выйдя на середину зала, помахала на прощание рукой и исчезла с глаз родственников. До зелёного зала Айе пришлось бежать, так как пульсирующий красный огонёк на её браслете означал, что отведённое ей время заканчивается и старая Муна высказывает неудовольствие.
     – Ты задержалась, – заметила Хранительница Тайны, встречая Айю у двери зелёного зала.
     – Артур долго выбирал для себя спальню, – ответила девушка и, представив напряжённое лицо дядюшки, вздохнула.
     – Его недоверие ко всем и ко всему мне понятно. Но это скоро пройдёт, – слова наставницы успокоили Айю.
     – Всё в порядке! – ответила та. – Мы можем идти.
     Подойдя к главному входу в лабиринт жизни, старая Муна обернулась и внимательно осмотрела девушку. По её приказу Айя несколько раз покружилась то вправо, то влево.
     – Действительно, всё в порядке! – подтвердила Хранительница Тайны. – Ты будешь вместе со мной на равных разговаривать с Хранителем Времени, поэтому эмоциональный фон твоего организма должен быть нейтральным.
     – А я думала, что ты ищешь беспорядки в одежде, – заметила Айя, изо всех сил пытаясь сохранить серьёзное выражение лица.
     – Чем выше интеллект у существа разумного, тем меньше внимания обращает он на свою одежду. Главное, чтобы она была чистой и не рваной, – старая Муна села на своего любимого конька. В вопросах целесообразности, качества и защитных функций одежды, пригодной для ношения, ей не было равных. Айя поняла, что надо срочно сменить тему.
     – Почему Хранитель Времени разрешил мне присутствовать при разговоре с тобой? – задала она вопрос наставнице. Та на миг смешалась, но уже в следующее мгновение Айя увидела улыбку на губах Хранительницы Тайны.
     – Потому что у тебя есть дар от Властителя Света и Добра и два наставника: я и Аки, – ответила та.
     – Но у Айо тоже два наставника, но он не допущен… – слова девушки повисли в воздухе. Это старая Муна остановила течение речи.
     – У твоего брата – наставник Аки, а я только помогаю ему на правах няньки, – опровергла она слова Айи. Девушка удивлённо вскинула вверх брови, но ничего не сказала.
     – Теперь, когда всем всё понятно и противоречия разрешены, пора заняться делом, – сказала Хранительница Тайны и первой шагнула в лабиринт жизни. Айя последовала за ней, не отставая ни на шаг. Как и следовало ожидать, дверь в обитель Хранителя Времени оказалась открытой, что позволило старой Муне и Айе беспрепятственно войти вовнутрь помещения, наполненного холодным светом, исходящим со всех сторон. Заметив, что девушка зябко передёрнула плечами, Хранительница Тайны взяла её за руку, чтобы поделиться своим теплом.
     – Это свет вечности, – пояснила она телепатически в ответ на вопросительный взгляд Айи. Девушка согрелась и огляделась вокруг в поисках Хранителя Времени, который всегда появлялся неожиданно. На этот раз светящийся шар опустился сверху и приблизился настолько, что можно было разглядеть его во всех деталях. Наконец-то Айе посчастливилось увидеть голограмму Хранителя Времени в образе маленького старичка с длинной седой бородой и редкими волосами до плеч. Девушка смотрела на исходящие из светящегося шара лучи света и думала о том, что где-то на неведомой ей планете в чужой галактике живёт маленькая девочка по имени Анюта, родственная ей по духу и по крови. Ещё она подумала о том, что ей надо обязательно с ней встретиться и подержать сестрёнку сначала за ручки, а потом погладить по головке. А иначе душа Айи не обретёт покоя. И так хорошо стало у неё на душе от этих мыслей, что переполнилась душа ясным светом. Выплеснулся духовный свет наружу и осветил фигуру девушки с ног до головы. Айя не знала, что её мысли старая Муна записала на наручный телепатор, чтобы при случае высказать своё мнение о логическом мышлении своей воспитанницы. Но даже если бы девушка и знала об этом, её мысли остались бы такими же светлыми. Нельзя мыслить по заказу на публику и ждать рождения ясного света.
     – Ясный свет рождается только в доброй душе, – одновременно услышали старая Муна и Айя телепатический сигнал Хранителя Времени. Затем Хранитель Времени обратился к Айе.
     – По просьбе Хранительницы Тайны были проверены ваши коды совместимости с кодом уплотнения времени в галактике Млечный Путь. Все коды совпали, за исключением кода старой Муны, – сообщение Хранителя Времени обрадовало и одновременно огорчило Айю.
     – Почему? – осмелилась она задать вопрос Хранителю Времени.
     – Она из другого измерения, – послышалось в ответ, и светящийся шар стал медленно опускаться вниз. Девушка увидела, как он коснулся пола и исчез, словно растворился в полу. Она отвела взгляд от места исчезновения светящегося шара и повернулась лицом к своей наставнице.
     – Почему он так сказал? – спросила Айя. – Ты разве не с Заурии?
     – Я из Затерянных Миров, – ответила старая Муна.
     – Разве там есть разумные существа? – удивилась девушка. – Аки говорил, что там живёт заблудший свет. Но ты же не такая.
     – Я такая, – ответила Хранительница Тайны и, сбросив одежду вместе с телесной оболочкой, превратилась в пульсирующее световое пятно с очертаниями женского тела.
     – Но ведь Аки не такой? – телепатический сигнал не отобразил волнение Айи. Старая Муна определила его по дрожащим губам девушки.
     – Если его код совместимости совпал, значит, он другой, – успокоила она Айю. – Я нашла его на астероиде О?ко в одной из пещер рядом с убитой матерью. По земным меркам ему было не больше года. Поэтому я осталась на планете Заурия, приняв облик одной из местных жительниц. Кроме Аки, Кара и Тао, никто не посвящён в эту тайну. Надеюсь, что и ты будешь хранить молчание об увиденном и услышанном здесь, в обители Хранителя Времени, – произнесла уже вслух старая Муна, приняв прежний облик, соответствующий её имени.
     – А как же Айо? – поинтересовалась Айя.
     – Айо –- воин! А я собираю свет, оставшийся в душах погибших, и отправляю его в Затерянные Миры. Там Властитель Света и Добра окрашивает его Добром и наделяет им родившиеся души. Мне бы не хотелось, чтобы Айо знал об этом. Если Аки сочтёт нужным, то поставит его в известность. Но Айо пока не готов адекватно среагировать на мою тайну, – ответила Хранительница Тайны и предложила Айе вернуться домой, чтобы там, в привычной для обеих обстановке, обсудить организационно-технические вопросы по подготовке к полёту.

Начало (Фанданго № 10)
Продолжение (Фанданго № 11)
Продолжение (Фанданго № 12)
Продолжение (Фанданго № 13)
Продолжение (Фанданго № 14)
Продолжение (Фанданго № 15)
Окончание (Фанданго №16)


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики