Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

АЛЕКСАНДР РЫЖКОВ
г. Николаев, Украина

ЗАР  ПОВТОРИТЕЛЬ
   
    «Существует два вида людей: жертвы и жертвенники.
    Разница между ними не очень-то и большая. Некоторые вообще её не различают. Но всё же разница есть.
    Жертвы губят только себя.
    Жертвенники, губя себя, губят и других…»
    Так записал великий первооткрыватель Кувэ в свои кристаллы памяти. Кувэ был первым каном, сумевшим войти в контакт с людьми и остаться живым. Большинство транспортеров его неудачливых собратьев были сбиты ещё до того, как смогли отыскать место для посадки. Те же, кто садился, непременно попадали в руки земным учёным. Стоит ли говорить, какие инфернальные муки пришлось вынести звёздным путешественникам, прежде чем отдать Космическому Богу свои сублимации?
    И всё же, мудрый и хитрый одиночка-скиталец Кувэ смог перехитрить ксенофобных людей. Уподобившись человеку, он вошёл в их дома и посеял семена приязни к своему роду. Затем он принял истинный облик. После долгих распрей, люди признали его.
    Кувэ прожил на Земле больше трёх лет, или ровно одну ступень, после чего исчез, так же внезапно, как и появился. Он улетел обратно домой, к звезде Акананоки, называемой людьми Процион А. Он рассказал собратьям, что людей больше нечего бояться. Что они готовы пустить транспортеры канов на свои лётные площадки. Что они больше не боятся…
    Так начались новые эпохи двух великих цивилизаций.
    Каны расшифровали записи на стенах земных пирамид. Это оказались технологические схемы осуществления пространственных переходов, оставленные для потомков древними космическими скитальцами. Ни люди, ни каны по уровню технологического развития не достигли высот Древних. До того момента…
    На основании полученных знаний, на Алакарансе и Земле были возведены Арки Переходов. Теперь, чтобы попасть с одной планеты на другую, не надо было лететь на транспортерах к Великой звёздной червоточине. Путешественнику достаточно шагнуть в «амальгамную плёнку», натянутую между створами арки, чтобы выйти из амальгамы другой арки. Будь она расположена в метре от первой либо в тысячах световых лет – разницы особой нет…
    Как ни странно, великий путешественник Кувэ больше не летал на Землю и ни разу не проходил сквозь Арку. И лишь на пороге отторжения сублимации Кувэ решился оставить свои размышления потомкам. Он нанёс их на кристаллы высшего порядка – что весьма амбициозно и дерзко со стороны Кувэ. Несмотря на все заслуги, он был простолюдином, что ограничивало его «Право на услышание потомками». Но всё же добиться посещения Зала Памяти не составило труда, ведь Кувэ пользовался благосклонностью большинства монархов. Случилось то, чего мало кто ожидал, – кристаллы Кувэ не поддались отторжению Древа Памяти. Оно впитало их, тем самым увековечив учения Кувэ.
    Не каждому монарху дарована такая честь…
   
    С тех пор прошло несколько сотен ступеней. За это время пролилось много крови. Уже толком не вспомнить, почему люди повздорили с канами. Но всем отлично известно, к каким последствиям эта ссора привела. Миролюбивые по своей натуре каны, склонные к мыслительству, созерцанию и осмыслению, чуждые агрессии, ненависти и насилию. Они долго терпят обиды и оскорбления. Даже порою могут простить вам убийство своих родных. Но если продолжать – пузырь их терпения лопается, извергая гнойную жижу злости, силы и жестокости.
    Грянула война, в пожаре которой сгорели Арки Переходов, покрылись пеплом забвения миллионы людей и канов, все мосты рассыпались в прах… Её эхо израненной исполинской птицей пронеслось от Солнечной/Даманоси Системы до Системы Процион/Акананоки, чтобы бесславно умолкнуть. И это молчание ознаменовало конец отношений двух великих цивилизаций.
    Дружба канов и людей была так давно, что теперь и не скажешь, была ли она вообще? Уже не первое поколение алакаранцев узнавало о землянах только из кристаллов предков, из пластинных накопителей, из тлеющих остатков совместных дел…
    Пожалуй, последним материальным напоминанием служили развалины Арки Переходов. Застывшие лужи амальгамы, обвалившиеся своды… Вместе с ними были утрачены и знания Древних…
    Вряд ли молодёжь Алакаранса всерьёз верила бы в существование каких-то там людей со звезды Даманоси, что почти в четырёх парсеках пути, если бы не кристаллы Кувэ. Развалины Арки можно запросто подделать – какой-нибудь шутник-праотец вполне способен на такое. Но вот то, что сохранило Древо Памяти, – не поддавалось и мизерной доле сомнения.
    Время лечит шрамы? Не совсем. Оно просто притупляет память, убивая тех, кто помнит…
    Каны достаточно успешно развивались и без людей. Осваивали просторы ближайших планет, а порой и звёзд. Рождались и умирали, чтобы опять родиться. Создавали и губили, создавая вновь. Созерцали Мироздание таким, каким хотели его созерцать, и не очень-то стремились к новым контактам с иными цивилизациями. На первой планете не столь далёкой звезды Яо разведчики канов обнаружили новую цивилизацию, которую назвали «яоды». Разумные хитиновые ещё не сумели выйти на орбиту планеты. И, по прогнозам ведущих ксенологов, вряд ли в ближайшие пять, а то и десять, сотен ступеней технологии яодцев позволят такую роскошь. Этому способствует сравнительно небольшая численность популяции и тот факт, что яодцы в основном живут под землёй и на поверхность выбираются крайне редко. А, как известно, рождённые под землёй в небо заглядывать не станут…
    В любом случае, каны, помня о неудачном опыте с людьми, старались облетать звезду Яо десятой дорогой. Не был исключением и путешественник по имени Зар. Несмотря на скромный возраст, ему уже довелось побывать в трёх звёздных системах, посадить свой транспортер на грунт свыше восьми десятков планет, спутников и астероидов. В этом-то и была беда Зара. Добившись, по мнению многих, колоссальных результатов, он, по своему мнению, не добился ничего. Не он открыл Яо. Не он обнаружил аномальную воронку в системе Кры-Кры, которая засасывала в себя космические тела и расщепляла на мелкие атомы, после распыляя их в подпространство. Именно благодаря этой воронке было доказано существование Параллельного Мира… Не первым Зар посадил транспортер на волны океанической планеты Драгора, в сладких водах которой обитали жаберные гиганты. И этот список ещё долго можно продолжать…
    На фоне открытий великих путешественников современности заслуги Зара меркли. Описать с десяток-другой новых видов папоротниковых, открыть несколько видов насекомых, собрать тонны анализов почв – пожалуй, и всё.
    Нет, Зар обоими сердцами чувствовал, что способен на большее!
    И однажды его осенило! А почему бы не открыть то, что уже было открыто? Но открыть это заново! Каны совсем забыли о людях. Почему бы не напомнить о них вновь? Пройтись тропой кумира Зара – великого первооткрывателя Кувэ…
    Заручившись финансовой поддержкой и благословением монарха Восточных Низин, Зар отправился в путь.
    Больше целой ступени длилось путешествие к Великой звёздной червоточине. Подобно лону млекопитающей самки, космическая аномалия раздвинула своды, чтобы впустить в себя транспортер. Зар ещё никогда не путешествовал в червоточинах. Он знал, что они нечто вроде артерий Вселенной, эдакие связующие нити галактик. Без них пространство и время разорвали бы себя на куски, превратившись в то, из чего всё возникло, – в Всецелое Ничто.
    Вряд ли крохотный транспортер смог бы нарушить существование червоточины. Зато червоточина запросто может нарушить существование транспортера. Ничтожная песчинка в бескрайнем океане плазмы и антиматерии. Лишь одно неловкое движение, и транспортер рассыплется на составляющие атомов. Быстрая смерть. Совсем не мучительная. Ты есть. И вот «щёлк», тебя уже нет. Словно и не существовало вовсе…
    Но Зар опытный космолётчик. Как он корректировал путь в червоточине и как мастерски выскочил в её рукав – без колебаний можно записывать на кристаллы памяти и тренировать лётчиков высшего класса.
    Рукав соприкасался с объективной реальностью в месте, расположенном между кольцом астероидов и газовым гигантом системы Даманоси. Люди звали гиганта Юпитер. Звезду Даманоси они звали Солнце…
    Удивлению Зара не было предела: перед ним открылся чистый космос. Разведсигналы не выявили активности даже малейших технологических приспособлений. Нет, конечно же, космического мусора было в предостаточном количестве: и отработанные спутники, и обрывки обшивки, и всевозможные детали наружного и внутреннего наполнения, и скафандры с останками бывших обитателей…
    Кладбище.
    Зар попал в космическое кладбище. Ни одного рабочего корабля или транспортера, ни одной живой души в Космосе…
    Зар ещё никогда не ощущал себя таким одиноким.
    Но в одиночестве каны видят скорее благо, нежели беду, которую склонны видеть люди. Будучи одиноким, ты можешь всецело предаться созерцанию, размышлению, осмыслению. Правда, Зару было не до созидания полотна высоких материй. Он прилетел сюда с одной целью – вновь открыть своим собратьям людей.
    Но пока что он открыл лишь следы древних сражений и запустение.
    Руины.
    Без сомнений, где-то среди осколков кораблей, растворившихся в войне, нашли свою посмертную траекторию осколки боевого транспортера прапраотца Зара…
    Добраться до четвёртой от звезды планеты не составило труда. В кристаллах памяти Кувэ упоминал, что когда-то Земля была третьей планетой, но стала четвёртой, после того, как астральный хвостатый странник совокупился с крошечной планетой в поясе астероидов и, вобрав в порыве страсти попавшиеся на пути тела, устремился к Даманоси. Необузданная космическая оргия продолжалась множество ступеней, и плодом ему стала новая, самая близкая к светилу планета, которую люди обрекли Персей.
    Чтобы выйти на орбиту Земли, пришлось изрядно потрудиться – столько космического мусора вокруг одной планеты Зар никогда не встречал. А за свою сравнительно короткую, но очень насыщенную жизнь он успел повидать очень многое. Взяв траекторию близ изрешечённой астероидами станции, Зар облетел планету несколько раз. Да, вид ничем не отличался от запечатлённого на кристаллах. Зар почему-то испытал неприязнь к этому сине-бело-зелёно-бурому геоиду. По сравнению с прекрасным продолговатым Алакарансом, Земля казалась уродливым карликом, злобным пародистом, нарочито неправильно наложившим на лицо грим. Планета очень сильно отличалась от родной. Но, к стыду Зара, в этом отличии читались неуловимые нотки схожести. Поразительно точной и пронизывающе знакомой…
    Трое земных суток Зар кружил над планетой и размышлял, время от времени пересматривая кристаллы Кувэ. Никто не вышел на связь и не попытался сбить. И весь этот мусор: ни одной адекватно работающей станции или спутника! Ни одного землянина на орбите!
    Хотя Зар отчётливо улавливал следы техногенной активности с поверхности Земли. Но, по сравнению с Алакарансом, эти следы были настолько слабы и немногочисленны, что оба сердца путешественника стянуло огненными цепями страха. Если сравнивать, то схожие сигналы можно получить зондируя первую планету звезды Яо…
    Над этим можно философствовать и гадать несколько ступеней подряд. Каны это умеют и любят. Быть может, окажись кто-нибудь другой на месте Зара – поступил бы именно так. Но Зар всегда отличался от своих собратьев импульсивностью характера.
    На четвёртые сутки он направил транспортер на снижение.
    Как и любой кан, Зар чтил память и дела предков, особенно если их приняло Древо Памяти. В любом первооткрывателе горит огонёк авантюриста. Этот огонёк заставляет тебя действовать так, как никто ещё не действовал, направляет по пути, которым ещё никто не ходил. Зар очень хотел поступить по-своему, приземлиться там, где ещё не приземлялись каны древности. К примеру, на северной ледяной шапке планеты или на крошечном островке посреди громадных пластов солёной жидкости. Но уважение и трепет к Кувэ не давали этого сделать. Великий Первооткрыватель посадил транспортер в западной части самого крупного участка суши Земли. Евразия – так люди его называли. Поборов все соблазны, Зар почтил память Кувэ, приземлив транспортер в тех же координаторах.
    Все накопленные в голове Зара представления о Земле рухнули в одночасье.
    Это не была Земля тех времён, когда первооткрывателей канов принимали за захватчиков и преждевременно предавали священному забвению. Не была это и Земля эпохи Арок Переходов. И, как ни странно, совсем не походила на Землю времён войны людей и канов.
    Это была Земля эпохи «Зара Повторителя». Так на далёком Алакарансе потомки Зара назовут то, что сейчас поглощали его фасетчатые глаза.
   
    Виденные сквозь кристаллы памяти громады земных зданий и дорог, причудливыми узорами сотканные из бетона, металла и плексигласа, – предстали выщербленными руинами. Фасады зданий растрескались, выпячивая наружу кости металлического каркаса, оплавленные плексигласовые стёкла покрылись паутинами царапин и трещин, бетонные дороги покрылись громадными оспинами выбоин. Запустение и безнадёжность ходили по этому месту за руку. Пыль и песок хозяйничали на улицах запустевшего города. Редкая трава и кустарники пробивались сквозь надломы в дорогах. Вечным напоминанием о невечной жизни из клумб громоздились засохшие деревья.
    Светило поднималось к зениту. Если верить расчётам Зара, которые он произвёл ссылаясь на кристаллы Кувэ, миг нынешней ступени на Земле должен входить в промежуток времени, называемый людьми «апрель». Но Зар не чувствовал характерный этому промежутку прохладный ветер и ёжился от жары.
    Да, затея не облачаться в защитную кожу оказалась не самой удачной…
    Мгновениями ранее холодные струи эктоплазмы высушили сорную траву, где ни попадя торчащую из разломов асфальта. Транспортер сел на заброшенной площадке, чьё предназначение представлялось Зару весьма туманно. По ней могли тренировать коллективную ходьбу военные, радостно бегать дети, парковать наземные транспортеры, на этой площадке могли ставить возвышения для общения с массами, здесь могли устраивать состязания по уличным танцам или просто складировать брёвна и металлические контейнеры. Желание докопаться до истины, узнать былое предназначение площадки иному кану подбросило бы работёнки надолго. Поэтому-то далеко не каждый кан склонен быть первооткрывателем. Да что там – первооткрывателем? Даже банальным путешественником! По статистике, на тысячу канов рождается один, не питающий особой слабости к длительным размышлениям и скрупулёзной, болезненной любви к деталям. Такой генетический дефект, если угодно.
    И пусть на Алакарансе к «дефектным» относятся весьма толерантно, но мало кто из нормальных горит желанием с ними лишний раз общаться. Вот Зар, к примеру, был с детства обречён на одиночество. Друзей у него не было, хотя само по себе понимание «дружба» среди канов имеет значительно другой оттенок, нежели у людей, которым этого, конечно же, не понять. В любом случае, быть одиночкой для кана – скорее благо, нежели беда. Но всё же, но всё же… Когда после долгих созерцаний шатких истин ты приходишь к единственно правильному для тебя ответу, но не с кем этим по-настоящему поделиться… Что ж, это может причинить некоторую боль обоим сердцам…
    Может быть, поэтому Зар чувствовал острую неудовлетворённость своими открытиями? Они просто не были настолько хороши, чтобы собратья по-настоящему прониклись дружескими чувствами к нему? Из-за этого Зар попёрся на Землю?
    И да, и нет…
    Зар стоял невдалеке от транспортера и испытывал неудобства от ярких и горячих лучей звезды Даманоси. Но дискомфорт был незначительным, и поэтому Зар отбросил идею вернуться, чтобы натянуть защитную кожу. В левой верхней конечности он держал волнострел – безделушку против военной техники, но вполне грозное оружие для живых, незащищённых организмов. Удачно выпущенный поток волн без проблем может вскипятить внутренности, начиная с крови человека или ихора кана и заканчивая твёрдыми тканями. К шейным дыхательным путям плотными пиявками присосались зубарны – специально выращенные для этих целей полуживотные-полурастения, всасывающие ядовитый для канов земной воздух и впрыскивающие в лёгкое своего хозяина смесь азота и аргона. Правую нижнюю конечность опоясывала лента управления – незаменимая вещь любого путешественника, благодаря которой можно управлять транспортером, анализировать состав атмосферы и грунта, мерять температурные показатели как окружающей среды, так и самого владельца устройства.
    Страх – понятие весьма размытое для канов. В языке выходцев Алакаранса даже нет чёткой аналогии этому слову. Самое близкое по значению можно перевести на человеческий язык как «неприятное сопереживание». Но в тот момент, когда Зар направился к ближайшим развалинам, он мог поклясться всеми корнями Древа Памяти, что испытал именно страх, а не какое-нибудь неприятное сопереживание. Земля довлела над ним.
    «Пустота и разруха пришли на Землю намного позже войны» – такое умозаключение смогут считать потомки Зара с его кристаллов памяти. Целый земной день он бродил по развалинам когда-то крупного и могущественного города. Не было и тени сомнений в том, что убогое запустение наступило не в результате разрушительных действий плазменных бомб или атомных стрел. Здесь приложили руку силы значительно могущественнее и неумолимее. Само время собрало свою дань.
    С каждым днём блужданий по опустевшим, покрывшимся пылью и язвами мегаполисам, городам и посёлкам – Зар всё больше укреплялся в этой мысли.
    Словно люди ушли с Земли. Бросили её. Превратив в догнивающий памятник их былого величия. Зар облетел на транспортере всю планету вдоль и поперёк. Побывал на каждом из материков, прошёлся по умершим дорогам большинства столиц и крупных мегаполисов. И везде одно и то же.
    Пустота…
    Мелкие грызуны, насекомые и дикие растения – вот, пожалуй, и все обитатели Земли.
    Грусть? Да, пожалуй. Заром овладело ещё одно земное чувство. Он прилетел сюда открыть своим собратьям людей заново. А открыл, что некого больше открывать. Это тоже открытие, по большому счёту, но не для этого Зар сюда прилетел.
    Нет, нет, нет!
    И да, где-то глубоко в обоих сердцах, особенно в верхнем, Зар таил крошечную надежду – отыскать себе друга. Настоящего, понимающего и верного. Такого, который не покидал Кувэ все три с небольшим земных года, проведённых в исследованиях на Земле. Друга Кувэ звали Дунь Вонг – об этом первооткрыватель не утаил в своих кристаллах памяти. Человеческая женщина была исследователем, как и Кувэ. Он изучал её, она изучала его. Она не испугалась, когда Кувэ сбросил с себя кожу человека и предстал пред ней в истинном лике. Она была первым человеком, который, увидев живого кана, не попытался его убить. С их дружбы началась долгая дружба людей и канов. Кто знает, наверняка, если бы Землю населяли только такие люди, как мисс Вонг, то вряд ли случилась бы война. Жаль, о ней не так много сказано в кристаллах памяти. Лишь небольшой портрет и несколько общих фраз. Зар всегда гадал, как эта женщина поправляет свои смолянистые волосы, какая у неё походка, какой голос…
    Зар хотел найти на Земле свою Дунь Вонг!
    Не всем мечтам суждено сбыться – это открытие путешественнику не в новинку.
    Вот только одно не давало Зару покоя: откуда всё-таки доносились следы техногенной активности, уловленные на орбите? Заброшенные заводы продолжали содрогаться в конвульсиях своих механизированных органов? Вряд ли. Зар не нашёл на поверхности ни одного не то что работающего завода, даже автономного генератора. А люди славились своим воистину уникальным умением укрощать стихии ветра, воды, солнца и атома. Некоторые из их электростанций могли существовать тысячелетия без единого вмешательства. Словно бережливые хозяева, люди ушли куда-то, обесточив за собой все очаги энергетического питания.
    «Люди просто ушли с Земли. Куда – неизвестно. Я облетел каждый краешек Системы Даманоси, просканировал не только планеты и спутники, но и пригодные для колонизации астероиды. Ни единой зацепки». – Вот чем заканчиваются записи на кристаллах памяти Зара.
   
    Зар вернулся в родную Систему Акананоки великим исследователем. Второоткрыватель Земли, повторитель – так окрестили его собратья – тот, кто прошёл путём великого Кувэ, чтобы успокоить наши сердца.
    Наивно полагать, что каны забыли о военной мощи людей. До открытия Зара, выходцы с Алакаранса то и дело косились на расположение Великой звёздной червоточины на космической карте. Смутная угроза читалась в том месте: кто знает, что у людей на уме? Возьмут и вынырнут их чудовищные флотилии, сея хаос и смерть, руша всё, что так долго возводили трудолюбивые каны. То, что детей каны пугали именно людьми, – разве есть в этом что-то удивительное?
    И вот спаситель Зар возвращается из длительного похода с такими прекрасными новостями! Людей больше нет! Исчезли. Куда – не важно. Главное, что нет причин больше их побаиваться. Теперь-то можно расправить крылья на полную! Каны – самая технологически развитая цивилизация во всех известных уголках Космоса!
    Но кто-кто, а сам Зар не был доволен своим открытием. Он достаточно скоро ушёл из прожектора славы и богатства, со скандалом порвав все связи с высшим светом в целом и монархом Восточных Низин в частности. Сделался изгоем, кем и был всё это время в обоих сердцах. И если бы уязвлённый монарх силой не заставил Зара записать наблюдения на кристаллы памяти высшего порядка – не помнить потомкам имени «Зар Повторитель».
    С принятием кристаллов Древом Памяти проблем не возникло – Зар хоть и не богат, но происхождением мог похвастаться благородным. Его праотец верой и правдой служил во дворе отца всё того же монарха Восточных Низин. Прапраотец был известным генералом космического флота Алакаранса и погиб во время легендарной битвы под кольцом астероидов Системы Даманоси. Слава о его военных подвигах будет вечно хранить Древо Памяти.
    Но, разумеется, самым известным из своего рода стал сам Зар. На нём его род и пресёкся – Зар так и не захотел принять альфа и бэта самок для взращивания своего семени. Таков был его выбор.
   
    Эпилог
   
    Отшельником Зар прожил остаток своей жизни на тихом островке посреди нефтяных болот Юга Алакаранса. Редких гостей он гнал прочь – в основном подрастающее поколение исследователей, решивших поглазеть на живую легенду. Скупо общался лишь с редкими продавцами через экран робота, доставляющего еду и товары первой необходимости. Да и то редко выходил за рамки простого заказа.
    Подавляющую часть своего времени Зар проводил на задворках своего лепного слизевого домика, предаваясь воспоминаниям о самом главном в его жизни путешествии. Страх и грусть – чувства, которые путешественник принёс оттуда, словно чумную заразу, – стали его вечными спутниками…
    И вот пришло время… Зар ощутил, что священное забвение ждёт его. Космическому Богу нужны его сублимации. Но встретить переход в никуда Зар ни при каких обстоятельствах не хотел на родной планете. Он отправился в свой последний путь. На планету-загадку, которая заполонила все его мысли, стала его вечным бременем, сладкой, непрекращающейся болью, гложущей верхнее сердце.
    На Землю…
    Зар проделал тот же самый путь, как когда-то в молодости. И даже посадил транспортер на всё ту же асфальтовую площадку. Ничего не изменилось, разве что высушенной эктоплазмой траве пришла на смену новая растительность, чтобы вновь быть высушенной.
    Время на этой планете застыло. И всё то, что так давно видел Зар, – осталось незыблемым.
    Но так ли всё на самом деле?
    Зар брёл по пустым улицам. Молча смотрел, как перебирает нижними конечностями. Раньше он был слишком молодой и шустрый, чтобы глядеть себе под ноги. Он смотрел вперёд, вверх – осматривал разрушение, запустение и упадок.
    А ведь достаточно было на секунду остановиться и посмотреть вниз…
    Ребристый металлический блин посреди выщербленного асфальта. Зар раньше видел их тысячи, но не придавал им значения. Сейчас же путешественник склонился и потянул за ручку. С сосущим звуком люк отъехал в сторону, открывая путь в подземную неизвестность.
    Зар спустился вниз.
    То, что он там обнаружил, – не узнает больше ни один кан. Но им это и не надо знать…
    Да, люди ушли. Но ушли они не с Земли, а только с поверхности. Они построили подземные мегаполисы, где отдались в бережные руки контролируемого священного предзабвения. Кибернетические сети, миры, в которых существует только твоя сущность, в то время как физическое тело становится только обузой.
    Люди поменяли тлен физического существования на бессмертие в виртуальной реальности, сделав её реальнее самой реальности.
    Зар быстро обнаружил капсулу перехода в этот мир. Без колебаний, он сбросил с себя тяжесть физического тела. И проник сущностью в неизведанный мир нового этапа развития людей.
    Существует два вида людей: жертвы и жертвенники. Так ли это и в этом мире? Идеальном. Лишённом бренности и страданий.
    Повторитель, говорите? Такое открытие легко перекрывает заслуги великого Кувэ.
    Но Зару было наплевать на это. Он спустился в этот мир не за новой порцией славы. И совсем не жажда первооткрывателя захлестнула его.
    Зар просто отправился на поиски своей Дунь Вонг…
   
   
    Март, 2012 год
    Николаев
   
   

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики