Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

     Когда номер готовился к выходу, редакции стало известно об уходе из жизни керченской писательницы Натальи Сергеевны Трушковой. Литературное сообщество понесло печальную утрату. От Клуба фантастов Крыма приносим соболезнования близким Натальи Сергеевны и публикуем её последний рассказ.
    
Наталья ТРУШКОВА
г. Керчь, Крым, Украина
    
ХАНША
    
     Ночное небо озарилось вспышкой огня. Сильный взрыв потряс землю. В месте взрыва разлилось серебристое сияние, и всё стихло. Над степью светили звёзды. Огромная воронка правильной округлой формы поглотила в себя остатки разбитого космического корабля. Рядом с воронкой на земле лежала прозрачная яйцеобразная сфера, а в ней – женщина в серебристом облегающем костюме. Глаза её были закрыты…
     Очнувшись, она посмотрела сквозь прозрачную сферу на место взрыва и хмуро сдвинула брови. Снова закрыла глаза, словно собираясь с силами, чтобы принять случившееся. Где-то внутри неё звучал голос Наставника: «При катастрофе самое главное – не допустить негативного влияния на планету. Включайте озонатор, он нейтрализует радиацию». Она нащупала пульт на камере, набрала комбинацию цифр, и над степью поплыл тихий звук, словно комар запел, и запахло озоном. Пульсирующие лучи из прозрачной сферы, в которой находилась женщина, начали штопать землю в месте взрыва. Воронка затягивалась, сначала на ней появилась нарисованная растительность, потом всё утонуло в потоке разноцветных лучей, и уже настоящая зелень плотно покрыла место катастрофы. Оставалось немного подождать, чтобы стало безопасно. «Где же я?» – думала пленница сферы. Она включила хронометр. Он показал 17-й век. «Ну и занесло же меня», – горько подумала космолётчица.
     Человечество её 28-го века ещё не научилось перемещаться по времени, однако расчёты кораблестроителей давали вероятность временны?х сдвигов при аварии транспорта на световой скорости. Теперь звёздная пришелица убедилась в верности гипотезы – однако поделиться опытом ей уже будет не с кем, прошлое Земли поймало её в ловушку.
     Однако пора было выходить. Она нажала на кнопку, сфера плавно раскрылась, и женщина выбралась на землю. Она сделала несколько движений вокруг сферы небольшой пластиной, и сфера превратилась в зелёный холмик. Женщина огляделась. Степь, степь, степь и ночной покой. Подняла голову к небу, звёзды располагались немного по-другому. Где бы она ни находилась, надо было искать людей. Чужеземка дёрнула за шнурок, висящий на поясе, и широкая блестящая юбка опустилась до щиколоток, несколько манипуляций – и просторная светлая блуза заменила обтягивающую грудь форму космонавта. Шлем, мягкий, гибкий, превратился в пояс, стянутые в узел волосы странница распустила и перевязала их светлой и лёгкой лентой.
      Где-то вдалеке мигали огоньки. Космолётчица пошла к ним. Ещё до рассвета она разглядела необычное строение. Вокруг него виднелись стражники, охраняющие вход. Скрывшись за валуном, пришелица вытащила плоский прибор, включила его и направила в сторону стражи. Охранники мирно заснули, ворота раскрылись, и женщина легко вошла во дворец. Свет был только в одном окне, и она вошла в это помещение.
      В большой комнате, устланной коврами, сидел молодой мужчина, перед ним на низком столике лежала старинная карта. Он пытливо её рассматривал и о чём-то размышлял. Женщина так же внимательно рассматривала хозяина. Перед ней сидел крупный, сильный человек, черноволосый, с немного раскосыми глазами, скуластый и красивый. В его глазах светился ум и напряжённое желание раскрыть некую тайну. Наконец он заметил незнакомку, и удивлению его не было предела. Он грозно сдвинул брови и собрался хлопнуть в ладоши – знак явиться страже. Но замер под насмешливым взглядом незваной гостьи. Собрался возмутиться, но залюбовался ею. Не красавица, но её смелое поведение заинтересовало хозяина... И эти густые светлые волосы, серые продолговатые глаза, ямочка на подбородке... Он шагнул к женщине и властно спросил:
      – Кто ты?
      Она ласково улыбнулась и ответила:
      – В моей стране сначала мужчина называет себя, а женщина – если только захочет.
      – Я – хан, властелин многих стран, людей. Ну, ты довольна? – небрежно спросил он.
      – Наверное, я для тебя – Шехерезада, – вежливо ответила гостья и поклонилась.
      – У меня наложница, которую я не знаю? Приятная новость...
      Он небрежно-повелительным жестом показал, что она может к нему подойти очень близко. Но гостья не сдвинулась с места, только слегка склонила перед ним голову. Удивление замерло на лице хана, а потом он усмехнулся.
      – Так ты дикарка?
      Она рассмеялась так искренне и так заливисто, что хан не заметил, как стал смеяться вместе с ней. Он любовался её порозовевшим лицом, белоснежными зубами и вдруг понял, что ему нравится, как она держится. Но это было неповиновением, и хан задумчиво произнёс:
      – У тебя открытое лицо, ты смеёшься в присутствии хана, ты не выполнила мой приказ подойти... Сколько раз я уже должен был наказать тебя, но мне не хочется.
      Он помолчал, внимательно наблюдая за женщиной. Лицо её было бесстрастным, и он ничего не смог прочесть на нём. А ведь он был мастер угадывать чувства людей.
      – Из какой ты страны и почему так хорошо говоришь на моём языке?
      Она не ответила, подошла к карте и объяснила:
      – Здесь много ошибок, я их исправлю. Дай мне бумагу и то, чем вы пишете.
      Он взглядом указал ей, где лежало гусиное перо и плотная бумага, похожая на ткань.
      Шехерезада быстро нарисовала карту своего времени и показала хану. Он недоверчиво взглянул на её рисунок.
      – Это неправда!
      – Смотри сюда, – Шехерезада взяла в руки плоскую пластину, нажала на голубой кружок, и на тёмном небе показался земной шар. Космолётчица наблюдала за ханом, он впился взглядом в экран. Земля медленно повернулась вокруг своей оси и уплыла.
      – Дай мне это, я хочу! – властно приказал хан и протянул руку к пластине. Но она тут же исчезла.
      – Я заставлю тебя отдать мне это! – ледяным тоном пообещал хозяин дворца и сделал шаг в сторону незнакомки. Но не смог даже дотронуться до неё, словно невидимая стена встала между ними. Его гнев перешёл в изумление. Он стоял, не шелохнувшись, и под её напряжённым взглядом становился всё спокойнее и спокойнее. Он смотрел в глаза Шехерезаде и читал в них сочувствие. Незнакомое прежде чувство стыда и унижения охватило его, и хан не знал, что с этим делать. Хозяин дворца сел в кресло и закрыл глаза, чтобы собраться с мыслями. Незваная гостья присела на ковёр недалеко от него. Он открыл глаза, и столько в них было растерянности, что женщине стало его жалко.
      – Не всё подчиняется силе, – мягко сказала она. Хозяин слушал, не отрывая взгляда от её лица.
      – Ты не человек, ты не женщина, ты злой дух в женском обличье, – враждебно ответил хан.
      – А почему злой? – терпеливо спросила гостья. – Разве я причинила тебе вред? Я просто не позволила тебе быть злым. Ты же не привык, чтобы тебе перечили, особенно женщины.
      – Да, ты права, – уже спокойнее отреагировал хан.
      – А то, что ты хотел забрать у меня, подчиняется только мне. – Она помолчала, дружелюбно улыбнулась, стараясь смягчить напряжение. – Хочешь знать, что будет с землёй, людьми через много-много лет?
      – Да! – властное лицо хана приобрело мальчишеское нетерпеливое выражение, и он с надеждой на чудо посмотрел на Шехерезаду.
      Она держала пластину, нажимая на кнопки, и на экране шли войны, разрушались и создавались государства, менялась растительность и животный мир. Наконец она выключила пластину и начала говорить:
      – Ты сегодня немного узнал об истории Земли и её жителях. Ты узнал о будущем. Моя страна находится очень далеко. Там живут смелые и добрые люди. У нас женщины не закрывают лицо, и мужчины не смеют даже коснуться женщины, если она этого не хочет. Мы многое умеем. Но тебе трудно будет сразу всё понять.
      Хан внимательно слушал, а потом резко спросил:
      – Если женщина открывает лицо и оно красивое, у мужчины начинает кружиться голова. А если она ещё и недоступна, то это очень плохо, это к добру не приводит: мужчины начинают драться или бить непокорную женщину.
      Незнакомка смотрела на него с сожалением.
      – Так ты не знаешь обычаев? – раздражённо крикнул хан и снова грозно сдвинул брови.
      – Наши мужчины ценят красоту. Они не дерутся из-за женщины. Они добиваются её любви, а если не получается, уходят с миром, благословляя женщину, пробудившую в их сердце любовь. Потому что любовь – это дар не для всех и не всегда приходящий к человеку.
      – Как ваши мужчины добиваются любви? Дарят драгоценности? – хан пытливо смотрел на незнакомку.
      – Иногда пишут стихи, рисуют портреты любимых, поют им песни или увлекают интересной беседой. Мужчины становятся талантливыми и часто делают научные открытия под влиянием любви.
      – И это действует на женщин?
      – Иногда – да, но порой ничего не помогает.
      – Почему?
      – Женщина любит другого, и все старания бесполезны.
      – Но её можно купить у отца, если дать много денег.
      – Нет, нельзя. У нас деньги не имеют силы. У нас есть всё без денег. Мы так живём.
      – И как долго у вас длится любовь?
      – По-разному. Никто не знает сроков её царствования.
      – А бывает на всю жизнь?
      – Да.
      – Я тебе не обещаю на всю жизнь. Но сейчас мне хочется твоей любви, – хан протянул к ней руку. Гостья положила на неё свою ладонь.
      – Не торопи меня, – сказала она, потом встала с ковра и провела рукой по густым волосам мужчины. Он закрыл глаза и погрузился в полузабытье. Эта нежная ладонь скользила по лбу, глазам, щекам, она уводила его в блаженный сон.
      Утром, проснувшись, хан призвал главного евнуха гарема.
      – Мне купили новую наложницу? – спросил хан.
      – И не одну, мой повелитель, – евнух изогнулся и упал перед ханом на колени.
      – Хорошо, пойдём, я посмотрю.
      В узкой длинной комнате он увидел вчерашнюю незнакомку. Она прикрывала лицо чадрой, дымчатые полупрозрачные шаровары не прятали от взгляда стройные ноги. Туфли с загнутыми носами стояли в стороне. Легко поднявшись с ковра, незнакомка склонилась перед ним в поклоне. Хан жестом отправил евнуха прочь и подошёл к женщине.
      – Ты дала мне вчера сонное зелье? – насмешливо спросил хан и убрал чадру с лица Шехерезады. – Хочешь так стать ещё более желанной? Так куда уж больше? Я приду к тебе сегодня вечером. Ты меня не прогонишь? – голос хана звучал нежно и умоляюще.
      Играя в наложницу, она ответила ему покорным взглядом. Но хан усмехнулся, и она поняла, что разгадана. Женщина выпрямилась и прямо посмотрела в глаза хана. Он увидел перед собой сильную, независимую личность. Хан чувствовал, что перед ним стоит равная. Он ласково взял её за руку и повёл в большой зал, где журчал фонтан, сложенный из драгоценных камней. Вода стекала в глубокий бассейн, звучала тихая музыка, пахло цветами. Они присели рядом с бассейном.
      – Ты позволишь, я положу тебе голову на колени и, если хочешь, почитаю стихи великого Омара Хайяма?
      Хан не жал ответа, он начал читать стихи, не отрывая взгляда от незнакомки, и в его раскосых чёрных глазах могучим огнём вспыхивала страсть, её смягчала нежность. Сквозь панцирь эмоционального равновесия странницы из будущего пробивался луч любви, и она не стала противиться ей…
      Река любви унесла её в бирюзовую даль, где бродили призраки блаженства и счастья…
     Утром Шехерезада услышала сигнал вызова с пластины.
     Но это невозможно, совершенно невероятно, в 17-м веке, пленницей которого она стала, не было никого, кто мог бы послать ей вызов!
     Она соскользнула с роскошного ложа и подбежала к пластине. Голографическая надпись гласила:
     «Мы – межгалактическая служба спасения из 30-го века временно?й ветви, альтернативной вашей. Мы вернём вас в ваше время, чтобы там вы могли открыть принцип создания хронопорталов. Именно с помощью этой технологии мы придём за вами. Наша цель – корректировка истории. Для вас портал откроется ровно через год».
     – Разве допустимо корректировать историю?! – она собиралась говорить шёпотом, но это ей не удалось.
     «В нашем времени пришли к выводу, что корректировки не просто допустимы, а необходимы», – засветились иллюзорные буквы.
     – Я буду ждать вас.
     Она почувствовала взгляд хана.
      – Ты меня покинешь? – полувопросительно, полуутвердительно сказал он.
      – Не надо об этом говорить, – прошептала она.
      – Роди мне сына, любимая, – шептал ей хан. Она не отвечала.
      – Ты не можешь родить? – с досадой спрашивал он.
      – Могу, но не буду.
      – Почему?
      – Моим детям здесь будет тесно.
      Каждый вечер он приходил к ней, и каждый вечер она рассказывала ему разные истории, учила астрономии, с помощью пластины он изучал земледелие и обучал ему своих подданных. Хан начал осваивать языки и скоро с послами стал говорить без толмачей. После занятий он попадал в плен любви Шехерезады. Все другие жёны были забыты, глухой скрытый ропот перекатывался по женской половине. В гарем привозили всё новых и новых красавиц, но он всем предпочитал Шехерезаду. Ему самому было странно это постоянство, и как-то он спросил её:
      – А знают ли ваши женщины ревность?
      И пытливо посмотрел в её в глаза, словно ждал, что её душа дрогнет.
      – Любовь свободна. Когда она уходит – больно. Но у нас никто не убьёт и не отравит соперницу и даже причёску не испортит.
      Хан обеими ладонями держал её лицо и словно вонзал ей в сердце жестокие вопросы.
      – А завидуют ли счастливой сопернице?
      – Любовь ушла от тебя, а к кому – уже не имеет значения. Так ты готовишь меня к этому? В твоём положении это не сложно. Только не пожалей потом об этом.
      Женщина далёкого будущего, как и женщина далёкого прошлого, испытывает боль от измены любимого. И однажды хан не выдержал, белокурая девушка, пышнотелая и томная, вскружила ему голову. Он даже занятие пропустил, не пришёл. И как будто в помощь Шехерезаде в пластине раздался сигнал:
      – Сегодня ночью будь готова.
      Она вздохнула с облегчением и страхом:
      – Он помогает мне уйти.
      Времени ещё было достаточно. Ханша каждый вечер проверяла, как обстоят дела на границах страны. Включила пластину и замерла. Неисчислимая рать всадников двигалась полукольцом, приближаясь. Она успела включить защитную стену, ограждающую город, но это не могло продолжаться долго... Прибор просчитывал шансы спасения – выход был один: немедленно уходить в горы. Тропы достаточно широкие, чтобы прошли гружёные лошади. Наверху огромное плато, есть деревья, цветущие луга, много животных, родники. Прибор советовал после перехода дорогу взорвать, чтобы прекратить погоню. Медлить было нельзя. Посредством всё той же пластины Шехерезада послала телепатический сигнал хану, а когда он пришёл, взбешённый вмешательством в его времяпрепровождение, объявила:
      – Я сегодня улетаю. Я могла бы предоставить тебя твоей судьбе, тем более что ты проводишь ночь с другой женщиной. Время для мести подходящее, но я живу по иным законам, не боюсь тебя и независима от тебя. Смотри! – она показала пластину с картинкой приближающихся врагов. – Уходим немедленно, сопротивление бесполезно.
      Хан понял мгновенно. Через полчаса караваны, гружённые продуктами и вещами, стали покидать родину. Был отдан приказ действовать бесшумно. Матери с грудными детьми сидели на лошадях. Мужчины-всадники на лучших скакунах хана замыкали шествие. Тёмной ночью степной народ двигался к горам. Подъём был труден, но люди медленно поднимались всё выше и выше. Когда поднялись все и в полусвете стала видна тёмная лавина преследующих врагов, ханша взорвала тропу, нажав кнопку пластины. И здесь же запел сигнал приближения...
      Подойдя к обрыву, Шехерезада ответила: «Готова!»
      Тихий звон раздался в воздухе. В небе появилась звезда и понеслась прямо к плато. От ужаса некоторые упали на землю и закрыли голову руками. Дети же, напротив, с любопытством смотрели на небо. Хан отыскал глазами Шехерезаду. Она, не отрываясь, смотрела вверх, на звезду. Блестящее «яйцо» отделилось от звезды и устремилось к краю обрыва, где стояла странница из будущего. Её наряд превратился в блестящий облегающий мужской костюм, в руках появился шлем. Она повернулась к хану.
      – Прощай! Я оставляю тебе пластину. Ты немного научился ею пользоваться. Она поможет вам освоиться. Может быть, мы встретимся через много лет. Я должна найти способ вернуться. Но если не уйдёт твоя и моя любовь. Нажимай на эту кнопку в этот день каждый год. В своём времени я получу твои сигналы: они проживут в небе много столетий. Мне пора. Прощай!
      Она стояла перед ним – незнакомая, строгая. Потом он решительно обнял её. Космолётчица мягко отстранилась от него, шагнула в капсулу, легла, задвинула боковую створку, и капсула улетела к звезде.
     Над Землёй далёкого будущего витало десять сигналов, состоящих из трёх слов: «Я тебя люблю».
     Их приняла известный учёный, исследующий древние цивилизации, со странной фамилией Ханша.
     Она сильно изменилась после того полёта, закончившегося крушением. Её эксцентричность проявлялась в любви к старинным восточным нарядам и в устройстве время от времени необычного праздника. Каждый из сотрудников её лаборатории исследовал различные древние цивилизации и должен был прийти на праздник в соответствующем костюме, для развлечения приготовив пару интересных историй из «своей» эпохи. Кого только не было на этом празднике: и древние греки, и египтяне...
      Лаборатория могла гордиться своей работой. Они трудились и нашли временной канал, соединяющий их с любым временем, которое прошло на Земле. Но он открывался только один раз в десять лет. Завтра все сотрудники улетали в разные века в поисках новых открытий. У каждого из них была своя тема. Кого-то интересовал животный мир, кого-то – атмосфера Земли. Некоторые увлечённо исследовали предметы быта. Кто-то занимался древней живописью, скульптурой.... Сегодня все ощущали радость в предвкушении новых открытий.
      Хан получил сигнал прибытия. Он стоял у края обрыва и ждал Шехерезаду. И она прилетела. Хан встретил её в простой домотканой рубахе и таких же штанах. Руки его загрубели от тяжёлой работы. Но на груди висела золотая цепь – единственное отличие избранности. Небесная гостья окинула взглядом толпу людей, стоящих за ханом, и поняла: хан спас свой народ. Законы жизни общества изменились. Трудились все, царила взаимная забота, людей берегли: их было мало. Пластина помогла развивать людей умственно и духовно. Из жестокого деспота хан преобразился в мудрого правителя.
      Времени у хана и ханши было мало. Они успели только обняться, прошептать друг другу слова любви, как Шехерезада властно сказала:
      – За работу!
      Рядом причалил грузовой контейнер. Он открылся, и маленький робот стал его разгружать. Выгрузили маленькую обсерваторию, семена лечебных растений, волшебные пластины и много других полезных вещей. Последним выгрузили маленький двухместный автомобильчик. Шехерезада сказала:
      – А это для полётов. Разведаешь, куда можно спуститься, если захотите жить в другом месте.
      – Я подумаю, – хан благодарно поклонился. – Посланница неба, когда мы теперь увидимся снова?
      – Через десять лет, если не уйдёт любовь.
      Они долго смотрели в глаза друг другу, и хан ответил:
      – Кажется, это на всю жизнь.
      – Хочешь, мы можем уйти в мир иной в один и тот же миг, когда придёт срок одному из нас?
      – Да! – ответил хан.
      В её руке появились две маленькие булавочки. Одну из них она прижала к своему сердцу, другую к сердцу хана. Боли не было. Только слегка поцарапало кожу.
      – Мы оба услышим, когда пробьёт час, – прощально сказала Шехерезада. Она обняла хана, они замерли на какое-то мгновение, потому что расставание было горьким.
      Она прилетела ещё раз. И в этот раз привезла то, над чем мучительно думала все десять лет: как разрушить изоляцию попавших в ловушку людей. В каждый из своих приездов она видела, как меняются люди. Все трудились, чтобы выжить, на огородах росли овощи, на полях колосились пшеница и овёс. Разводили скот и пряли пряжу, вязали одежду, но почти круглый год ходили босиком. Изредка носили что-то вроде лаптей, которые мастерили из кожи животных.
      Хан сразу издал приказ: за малейшее воровство жестоко наказывать, за убийство – казнить. Эти меры были необходимы только в начале их поселения в горах. С годами в них отпала необходимость. Люди ценили простые радости жизни, а необычайная красота гор, которые возвышались рядом, и зелёные долины, простиравшиеся далеко внизу, радовали и успокаивали людей. Лечебные травы спасали их от болезней, а пластины развивали умственно. В маленьком государстве все были грамотны. Благодаря ханше отобрали и учили самых способных, которые стали учителями. Авторитет хана был непререкаем, а им руководила небесная птица. Её прибытия ждали все. Это было грандиозным событием в жизни горцев. Они ждали чуда и помощи от посланницы небес. Сейчас на поляне стояло много людей. Они наблюдали за небом. Вот высоко вдали блеснула звезда крупнее обычных звёзд. Наблюдающие замерли. Звезда приближалась, усиливался гул. Но уже никто из ожидающих не упал на землю и не закрыл голову руками. Они видели, как что-то отделилось от звезды и, блеснув на солнце, двинулось к горе. Капсула с гостьей и большой овальный грузовой контейнер прибыли одновременно. Выйдя из капсулы, исследовательница увидела хана. Лицо его светилось счастьем. Она всматривалась в любимого: в длинных чёрных волосах – седина, всё еще могучие плечи обтягивала белая рубаха. Он поднял её на руки, прижав к себе, как ребёнка. На минуту она забыла обо всём. О том, что на них смотрят люди, что нужно разгружать контейнер и сделать ещё много необходимых дел. Она прижалась к его груди, ощущая себя маленькой девочкой, которую охраняют ото всех бед. Но это было только мгновение. Они смотрели в глаза друг друга и читали в них взаимную боль разлуки. Он не уйдёт с ней, потому что не может бросить свой народ, она не останется, потому что должна продолжать работать над временем.
      Когда разгрузили контейнер и были подарены многие нужные предметы, робот-грузчик принёс большую, но лёгкую коробку. Женщина подняла руку, требуя тишины. Толпа умолкла
      «Встаньте полукругом», – властно сказала ханша. Люди повиновались, а пришелица указала хану, чтобы он встал в середину образовавшегося свободного пространства. Он стоял спокойный, сосредоточенный и ждал чего-то необычайного. И это состоялось. Пришелица вынула из коробки пакет, достала из него два маленьких кружка и показала людям. Потом подошла к хану, попросила его встать спиной к толпе, подняла его рубашку и прикрепила кружки на спину возле лопаток. Они безболезненно вошли в кожу.
      – Слушайте! Я привезла вам крылья. Сейчас мы с ханом взлетим. Вы не должны этого бояться. У вас у всех будет теперь такая возможность.
      Она стала рядом с ханом. Высокая женщина, но в сравнении с могучим ханом кажущаяся подростком. Она взяла его за руку и приказала сжать кулак другой руки. Хан выполнил приказ, и в ту же минуту за спиной его и его любимой развернулись огромные лёгкие крылья, которые начали медленно поднимать их вверх. Он повернулся к ней и восхищённо сказал:
      – Как я счастлив, Шехерезада!
      Они полетели к лесу, темнеющему вдали, покружились над городом, который скрывался за горами, и снова вернулись на плато.
      – Теперь снова сожми кулак, – сказала ханша, – и крылья исчезнут.
      Горцы смотрели, как они опускаются, и плакали от счастья. Они будут летать!
      А когда пришёл срок ухода из жизни, души хана и ханши покинули тела и полетели друг другу навстречу, преодолевая время и расстояние. Они одновременно влетели в туннель, в конце которого свет. Ведь именно свету они прослужили всю жизнь и выполнили свою жизненную задачу, помогая и любя друг друга.
      С той поры прошли годы. Часто люди, живущие на Земле, стали видеть, как то здесь то там появляются посланцы в белых одеждах. Они приходили в города и селения и пели удивительные песни, от которых становилось радостно. Иногда разговаривали и ласково убеждали людей, что нужно любить друг друга и делать добрые дела. Простые люди слушали их, покорённые сиянием чистоты, которую излучали белоснежные гости. Кое-кто из властителей и их стражи пытались причинить вред крылатым. Но только какая-то неведомая сила, словно прозрачный шатёр, окружала прилетевших. Стрела, пущенная из лука, поражала пославшего, и больше никто не пытался приблизиться к ним или обидеть. Они шли в толпу всегда в белых одеждах, босиком, с детскими чистыми глазами и с выражением бесконечной любви, и люди назвали их ангелами.



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики