Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Александр МИЛЮТИН
г. Севастополь, Крым, Украина

ТОНИРОВКА
      
       Полноприводный «Нисcан Террано», некогда чёрный, а ныне серый от грязи и дорожной пыли, скрипнул тормозами на парковке у придорожного минимаркета. От резкого торможения громко брякнул металл в задней части машины. Дремавший на пассажирском сиденье крупный мужчина средних лет дёрнулся и открыл глаза.
       – Вук! Можешь осторожнее?! Если тебе наплевать на меня, подумай хоть о нашем грузе.
       Водитель, тощий рыжий парень двадцати пяти лет от роду, заглушил мотор и задвигал плечами, разминаясь.
       – Да что с ним станется, Диего!? – скривился он. – Этот контейнер даже пули от АКМ не возьмут. А там просто пустая канистра…
       Названный именем Диего мужчина машинально оглянулся и посмотрел на светло-серый приплюснутый баллон с закрашенным логотипом аэрокосмических сил на боку, установленный на армированных распорках в задней части машины. Чтобы 250-литровая ёмкость поместилась туда, пришлось целиком демонтировать заднее сиденье, но в итоге всё получилось как надо. Собственно, насчёт пуленепробиваемости – это была сущая правда – контейнер, подобранный ими для хранения и перевозки жидкости «Stealth-Skin», собственно, и находившейся сейчас внутри, был выполнен по высшему классу безопасности. Не то чтобы вещество требовало этого по техническим условиям, но… так было спокойнее. Та же ситуация была и с кронштейнами крепления, на которых держался немалый груз – они выбирались с солидным запасом прочности. По мнению монтажников, гружёный баллон должен был удержаться на месте, даже если внедорожник «сделает уши», то есть перевернётся. До такого экстрима теоретически могло дойти вчера, когда специально нанятый проводник помогал им перебраться через границу в обход всех таможенных постов прямо через горный лес по каким-то одному ему известным оврагам, ручьям и козьим тропам. «Террано» с честью выдержал испытание бездорожьем, крепление контейнера тоже не подвело. После такой проверки свалившаяся канистра действительно была сущим пустяком, но Диего, уверенный в том, что расслабляться нельзя ни в коем случае, не поленился повторить проявившему легкомыслие младшему товарищу:
       – Вук, пожалуйста, постоянно держи в уме то, что мы доставляем очень дорогую посылку.
       – Хорошо-хорошо, – согласно закивал тот, чтобы поскорее закрыть тему. – Твоя очередь идти в магазин, напарник. И рулить потом тоже. Я свои четыреста километров сделал.
       – Да я не отказываюсь, не гунди, – Диего полез в куртку проверить бумажник. – Что тебе взять?
       – Пиццу, фанту, минералку без газа, пачку сухофруктов пожевать. А ещё они тут штрудель наверняка должны печь. Купи парочку. Только с яблоками. Если не с яблоками, я считаю, это не штрудель.
       Диего хмыкнул.
       – Может, сам сходишь тогда?
       – Не, я лучше канистру закреплю, – не поддался Вук, нагло шмыгнув носом. – И ещё. У нас «джипиэс» глюкнул, пока ты спал. А может, у него карты нет для этого участка. Ты спроси там у кого-нибудь из местных, поворот с трассы в сторону Сантымая до или после речки? А дальше мы уже сами.
       – Ладно.
      
       Диего вернулся через пятнадцать минут, вручил напарнику, уже занявшему пассажирское кресло, бумажный пакет. Сам уселся с таким же за руль.
       – Чего так долго? – проворчал Вук.
       – Пиццу твою разогревали.
       – Ой, да ладно! В сортире небось сидел.
       – А хоть бы и в сортире. Тебе, кстати, самому надо?
       – Да я уже, – Вук кивнул на растущие неподалеку густые кусты. – На природе, так сказать.
       Диего измерил расстояние до зарослей.
       – Вук, мы же договаривались не отходить от машины.
       – Диего, мля, ты – чёртов параноик! Я отошёл всего лишь на полста метров. Отлить. Ключи – в кармане. Какие проблемы?! Ночью мы же всё равно не можем спать внутри.
       – Мы вообще-то планировали ехать без остановок…
       – Ну, согласись, по таким дорогам ночью ехать – просто самоубийство. Была бы автострада – другое дело. Но мы шифруемся, едем чуть ли не просёлками, объезжаем все крупные города и дорожные посты. Ну, ехали бы ночью, сэкономили бы несколько часов. А смысл? Нам за опережение графика не заплатят… Вчерашний мотель… Что, плохо спать в нормальной кровати?
       Диего подумал и выдохнул:
       – Ладно. Замяли.
       – Нет, признайся, что ты зануда и долбаный параноик! – Вук не мог так сразу успокоиться.
       – Хорошо, я зануда и параноик, – сказал Диего спокойно и добавил тише: – Поэтому так долго в этом бизнесе.
       – Ладно, мужик, проехали. Штрудель с яблоками?
       – Да. Яблоко, корица.
       – Отлично. Себе взял?
       – Да, только с вишней.
       – Вишня – отврат. Хотя каждому своё. Про дорогу узнал?
       – Угу. Сказали, что мы едем в логово дьявола.
       – Это кто сказал? – Вук принялся за пиццу, запивая её фантой.
       – Да была там одна старуха. Как про Сантымая услышала, давай креститься. Слуги горных духов, говорит, там живут.
       – Во Рамир даёт!
       – Ты думаешь, его люди специально слухи-ужастики распространяют?
       – Уверен. А то в горы к ним всякое «турьё» потянется: альпинисты, спелеологи. А так… Легенды о страшных призраках охраняют криминальный бизнес.
       – Да как-то по-детски всё…
       – А Рамир по сути и есть малолетка, – сказал Вук с набитым ртом. – Ему сейчас сколько? Хорошо, если двадцать один. Если бы его папашку и старшего брата не замочили, ему места главаря не видать бы ещё много лет. Если вообще видать. Я не удивлюсь, если он к смерти своих родичей руку приложил.
       – Не думаю. Тут у них, насколько я знаю, всё по-другому… Семейные и братские узы чтят превыше всего.
       – С другой стороны, Рамир и его община… Кто они такие? Вчерашние конекрады и бутлегеры. Тёмный народ, далёкий от цивилизации.
       – Ну, ты из них прям дикарей не делай. У них в деревнях и мобильная связь, и Интернет, всё как полагается. Да и платить, ты думаешь, он наличными в большом чемодане будет?
       – А что!? Я не удивлюсь.
       Они переглянулись, ухмыльнулись и принялись за штрудели.
      
       – Диего, слушай, а как эта штука работает?
       Это был первый вопрос, который задал Вук компаньону вчера, когда они начали своё трёхдневное путешествие. Вук вёл машину, весёлый и полный энергии.
       – Да я ж тебе рассказывал…
       Диего, в отличие от него, не выспался и хотел подремать, но уже смирился с тем, что сейчас это вряд ли удастся.
       – Да я тогда занят был и не особо суть уловил.
       – А теперь, значит, всё поймёшь?
       – Ну, надо же о чём-то говорить… Не молчать же всю дорогу?
       Диего зевнул и устроился в кресле поудобнее.
       – Вопрос на засыпку: что у нас в бочке?
       – Экранирующая жидкость «Stealth-Skin», – тоном прилежного ученика ответил Вук. – По внутренним документам, «тонировка». Кстати, а почему?
       – Потому что сокращение «SS» в Европе вызывает неприятные ассоциации, а говорить «эта штука» несолидно.
       – И для чего эта шту… «тонировка» используется?
       – Для скрытия от радаров и сканеров разных объектов, начиная с маленьких беспилотников и заканчивая орбитальными спутниками.
       – А в чём фишка «тонировки»?
       – Высокий коэффициент отражения. Никаких тебе дополнительных источников энергии, наносится на любую поверхность и крепко на ней держится. Имеет достаточный коэффициент светопропускания – можно кабину пилота спокойно покрывать. Отсюда и название, кстати. Плюс ко всему умеет отводить тепло.
       – Это так важно, что ли?
       – А инфракрасные сканеры? Видел, как нелегалов на таможне тепловизором вычисляют в грузовиках или вагонах? Вот тебе ещё одна выгода.
       – Я понял. «Тонировка» – это очень круто!
       – Ага. Шедевр научно-технической мысли. Весьма недешёвый.
       – А Рамиру она для чего, как думаешь?
       – Контрабанда. Что тут думать? Любой контейнер сверху «тонировкой» покрываешь – и никакой детектор не просветит.
       – Контрабанда, говоришь… Наркотики?
       – Вот этого не знаю, – Диего пожал плечами. – Надеюсь, что нет. Не люблю я эту хрень.
       – Да, точно наркотики! Ну, какой ещё бизнес даёт доход, чтобы делать такие покупки? И для чего ещё такие покупки могут сгодиться?
       – Это не наше дело.
       – А если Рамир примкнул к террористам? Это уже больше, чем уголовщина.
       – Сомневаюсь, – скептически покачал головой Диего. – А что это ты моральной стороной озаботился?
       – Да мне не особо нравится, что Контора не оставляет нам права выбора.
       – А какое право выбора может быть, если мы по определению работаем на них, и они платят нам бабки, приличные бабки. Платят за доставку груза в срок и в целости. Остальное нас просто не должно интересовать.
       – Тебя устраивает такая схема?
       – Вполне.
       Вук кивнул и погрузился в какие-то свои мысли.
      
       – Диего, это… Тормозни около кустов. Мне облегчиться нужно.
       – Штрудель? – съехидничал Диего.
       – Если бы штрудель, ты бы сейчас со мной бежал, – парировал Вук. – Эй, ты остановишься, наконец?
       – Что так прижало? Кустов-то и нет. Трава и скалы.
       – Ничего, я прогуляюсь. Да тут и нет ни души.
       Диего пожал плечами, остановил машину и выключил двигатель. Вук, прихватив пакет салфеток, быстрым шагом удалился через полянку с редкими кустиками к ближайшему скальному выступу. Диего тоже вышел из машины, разминая мышцы и оглядываясь по сторонам.
       Пять минут назад зашло солнце и дневной мир уступил свой трон ночному. Закат над ломаной линией гор пылал алыми и багровыми красками. Вилась серой змеёй среди каменистых холмов пустынная лента дороги. Вокруг царила тягучая тишина, нарушаемая лишь шёпотом ветра, потрескиванием остывающего мотора да стрёкотом кузнечиков. Вот запела какая-то птица, звонкая трель разнеслась вдалеке над вечерним лугом, влажным от росы. Диего полной грудью вдохнул чистый ароматный воздух, поднял глаза в небо и нашёл первую звезду…
       Вук тайком выглянул из-за скалы, наблюдая за наслаждающимся временной передышкой напарником, и, снова спрятавшись, достал из кармана джинсов телефон. Набрал номер…
       – Всё по плану, – сказал он едва слышно в трубку. – Завтра после обеда перед Китве мы должны свернуть на объездную. Жди нас на подъёме, сразу за озером. Будь там в пять. Нет, лучше в четыре. Отбой.
       После этого Вук, как и намеревался, спустил штаны…
       В ожидании напарника Диего достал бутылку минеральной воды, сделал несколько глотков и замер. Слева из долины доносился какой-то звук. Он напоминал низкий гул вентилятора вперемешку с шелестом листьев и словно пульсировал, то затихая, то усиливаясь. Тот факт, что звук нельзя было идентифицировать, несколько нервировал. К тому же Диего заметил, что поблизости смолкли все птицы, остались только ветер, кузнечики и этот звук.
       Диего оглянулся в противоположную сторону, куда ушёл Вук, но напарник не спешил возвращаться. Звук тем временем стал громче, он слышался уже с дальнего края поляны, однако его источник по-прежнему оставался невидимым, и Диего занервничал сильнее. Он запрыгнул на порог машины и внимательно всмотрелся в том направлении. По-прежнему ничего не было видно, за исключением пары небольших птиц, с суматошным щебетанием выпорхнувших из травы. Пернатые метнулись в сторону, но их полет был дёрганым и конвульсивным. Пролетев полсотни метров, сначала одна, а затем другая сложили крылья и рухнули на землю. И тотчас звук пошёл в сторону, стал тише и через минуту исчез вовсе.
       – Что высматриваешь? – гаркнул за спиной напарника Вук так, что тот вздрогнул.
       – Ты ничего не слышал? – стараясь не выдать волнение, спросил Диего.
– Ты о чём? – не понял его Вук.
– Звук какой-то странный…
– Да, друг. Это – живая природа. Странные звуки, незнакомые запахи…
       – Ну да, рассказывай, засранец! – Диего последний раз бросил настороженный взгляд по сторонам, спрыгнул с подножки и сел за руль.
       Пока компаньон выруливал с обочины, Вук, спохватившись, достал телефон и стёр из списка последний набранный номер. Диего, занятый своими мыслями о произошедшем, ничего не заметил.
      
       Спустя три часа, поигрывая баранкой и вглядываясь в темноту, Вук ворчал о том, что не собирается ночевать в палатке и желает встретить хоть какую-нибудь завалящую гостишку.
       – Нет, я считаю, что душ и хотя бы пять часов нормального сна должны быть в нашей сегодняшней жизни.
       Он покосился на сидящего в пассажирском кресле Диего, ожидая его возражений, но тот, на удивление, кивнул:
       – Увидишь отель или что-то вроде – сворачивай. Но машина должна стоять под окнами, и это не обсуждается.
       – Да без проблем.
      
       Место для ночлега они нашли лишь к одиннадцати вечера. Вывеска имела затёртый вид, но Вук, измученный четырьмя часами езды по извилистым дорогам, всё равно свернул по указателю и через триста метров остановился перед железными воротами. На звук сигнала никто не вышел. Тогда Вук вылез из машины и забарабанил в гулкое железо.
       Наконец, где-то во дворе скрипнула дверь, и раздражённый голос крикнул во тьме на местном наречии:
       – Перестаньте стучать! Что хотите?
       – Нам бы номер переночевать. Платим наличными.
       Послышался звук отпираемого замка, и кучерявый горбоносый мужичонка лет пятидесяти, опасливо озираясь, появился в проёме.
       – Иностранцы? – он вгляделся в номера машины.
       – Да.
       – Ну и рисковые вы парни по ночам шляться! Давайте внутрь!
       – А что, тут у вас опасно?
       Хозяин пошевелил нижней челюстью, собираясь что-то сказать, но классически увильнул от ответа:
       – По-разному.
       Он торопливыми движениями распахнул ворота и указал место для машины. Затем тщательно запер за ними и шмыгнул на крыльцо. Все его действия сопровождались постоянным зырканьем, причём не по сторонам, а на небо, что не ушло от внимания Диего.
       А ещё Диего заметил в глазах мужчины огонёк страха.
      
       Двухместный номер был небольшим и скромным, как и вся гостиница в целом. Окна его смотрели во двор, так что машину было бы прекрасно видно, если бы не тяжёлые, обитые жестью, ставни, которые сейчас были заперты. Открыть их хозяин отказался наотрез. Диего попробовал протестовать, предлагал дополнительные деньги, но хозяин упёрся намертво. Вук уже начал было опасаться, что напарник может в качестве последнего аргумента достать пистолет, но Диего вдруг, снова заглянув в глаза хозяина, неожиданно отступил. Он молча достал брелок сигнализации и положил его на подоконник.
       – Если с машиной хоть что-то случится, – сказал он, – пеняй на себя.
       – А если с вами что-то случится, на кого мне пенять?
       С этими словами обиженный, злой и при этом поникший хозяин вышел из номера.
       Диего постоял, осмысливая его слова, затем тряхнул головой и отправился в душ.
       Вернувшись из душевой чистым и даже выбритым, он застал Вука за разглядыванием карт на электронном планшете.
       – Диего, нам придётся изменить маршрут, – сообщил напарник. – Смотри, здесь крупный пост дорожной полиции. Наши документы на удобрения рассчитаны на дурака. А у них сканеры. Докопаются, как пить дать! Устроят досмотр. Потом зацепятся за стёртое клеймо АКС – и понеслось.
       – Какая ирония – прятать антирадарное средство от радаров, – Диего хмыкнул и сел изучать карту.
       Через пару минут он убедился, что товарищ прав.
       – Что ж мы раньше это не заметили?
       Вук пожал плечами. Сказал:
       – Я предлагаю перед Китве свернуть на объездную, затем по этой ветке доехать до озера, здесь на перекрёстке налево, а потом… снова на наше шоссе. Потеряем не больше часа.
       Диего ещё раз посмотрел на карту и кивнул, соглашаясь.
      
       Утром они выехали в полвосьмого, после завтрака за счёт заведения. Яичницу с беконом и кофе с круассанами подала чернявая девочка лет четырнадцати, судя по кучерявости и форме носа, дочка хозяина. Сам владелец не появился, но с машиной был полный порядок, и претензий к нему не было. Тем не менее, Диего решил спросить у девочки, наблюдая, как ещё одни жильцы освобождают окна от прямо-таки неприступных деревянных створок:
       – А что это за мода такая у вас на ставни?
       – Тут у нас три месяца назад, – девчонка понизила голос до шёпота, – молодая пара… того… погибла. Нашли их мёртвыми прямо в номере, причём изнутри закрытом. До сих пор никто не знает толком, что случилось. Слухи разные ходят, но это слухи… Папа с тех пор и запирается…
       Больше она ничего не соизволила рассказать. Диего с Вуком расплатились за ночёвку и двинулись в путь.
       Через тридцать километров дорога преподнесла им сюрприз.
– Это что впереди, полиция? – Диего приподнялся в штурманском кресле.
– Да! Вот дерьмо!
Вук сбавил скорость и вгляделся вперёд.
– Погоди, это не пост, это авария у них тут случилась.
– Да, теперь вижу. Вон «скорая» стоит. Видно, что-то серьёзное…
       Они подъехали ближе, максимально замедлив ход. Лучи утреннего солнца, скользнув сквозь облака, высветили трагичную картину. С одной стороны дороги в кювете на боку лежал микроавтобус с иностранными номерами. Рядом с ним возились люди в белых халатах, но Диего не заметил в их движениях той чёткой поспешности, с какой доктора должны были спасать жизнь пострадавшим. Через секунду причина стала ясна: два тела на носилках и ещё два на траве были укрыты простынями с головой. Простыни усеивали небольшие по размеру тёмные пятна крови.
       – Ни хрена себе! Что здесь случилось?
       – Хочешь спросить?
       – Хочу, но обойдусь.
       Полицейский с усталым раздражённым лицом как раз помахал им, чтобы проезжали без остановок. «Ниссан» вильнул, объезжая чёрно-жёлтую ленту, ограждающую место ДТП. Диего посмотрел на след колёс на обочине с одной стороны дороги, потом разглядел такие же на противоположной, где чуть в отдалении располагался небольшой пятачок стоянки со столиками и телефоном. На одном из столиков лежала приметная упаковка от еды из Макдоналдса.
       – Они стояли на стоянке,– выдвинул Диего свою версию, играя в детектива. – Пикник. Закат в горах. Фото на память. А потом зачем-то рванули напрямик к дороге, перескочили её поперёк, даже не думая тормозить.
       – И вкатились в кювет, где перевернулись, – подхватил Вук. – Но даже на скорости разбиться насмерть в той канаве проблематично.
       – Правильно. Тебе это не кажется странным?
       – Кажется. Есть ещё одна странность.
       – Какая?
       – Они что, в этой глуши мешки для трупов не используют?
       Диего вздохнул и ничего не ответил. Вук нажал на газ, оставляя непонятное происшествие позади. До конца пути оставалось уже немного.
      
       На спуске у обочины стоял человек. Его было хорошо видно на фоне зелёного луга. Тёмные походные штаны и короткая кожаная куртка. Одна рука придерживала за лямку рюкзак, лежащий у ног, вторая была свободна. Ею он голосовал.
       Тревожное предчувствие шевельнулось в груди у Диего, но он ещё не понял, что оно означает и к чему готовиться.
       – Друг, давай его подберём, – сказал вдруг Вук, и его непривычно серьёзный тон ещё более напряг Диего.
       – Ты что, прикалываешься?
       – Нет. Совсем не прикалываюсь.
       Диего повернулся к компаньону, и сердце его ёкнуло. Он сразу понял, что влип. Вук держал в руках пистолет, обращённый дулом в его сторону.
       – Что за херь, напарник?!
       Вук скривился в фальшивой сочувственной улыбке.
       – Как говорят в кино, «ничего личного». Тормози! И руки на руль.
       Несмотря на улыбку, тон был жёсткий. Диего счёл за лучшее подчиниться и нажал на тормоз. Они только что проехали голосующего человека, и он мелькнул в зеркале заднего вида. Отражение категорически не понравилось Диего. В руках человек держал теперь автомат «узи». Окончательно машина остановилась, оставив «автостопщика» метрах в ста позади.
       – Сдавай назад!
       – Что ты делаешь, Вук!? Мы же с тобой уже лет пять как знакомы.
       – Именно поэтому я не буду в тебя сразу стрелять, – заверил Вук, продолжая улыбаться. – Если ты будешь правильно себя вести.
       Диего тоскливо вздохнул и включил заднюю передачу. Через полминуты машина поравнялась с «автостопщиком». Тот, сверля острым взглядом Диего, приблизился вплотную к водительской двери и взял автомат на изготовку.
       – Ты забрал у него оружие? – спросил незнакомец.
       – Кстати, Диего, ты позволишь забрать твою пушку?
       Не ожидая ответа, Вук залез компаньону под куртку и вытащил из подплечной кобуры «глок».
       – В общем, друг, тема такая, – сказал Вук. – Мы заберём «тонировку» вместе с машиной. Как дань уважения к нашему с тобой сотрудничеству, я тебя не трогаю. Если, конечно, ты не попытаешься нам помешать.
       – То есть на мне повиснут разборки с Конторой и предоплата Рамира?
       – Согласись, пустяки по сравнению с собственной жизнью.
       – И ты даже не пробуешь меня переманить?
       – Даже не пытаюсь. Во-первых, я уже изучил тебя и знаю, что ты предан Конторе, во-вторых, извини, не хочу делиться.
       – И куда же ты эту штуку? Или тому же самому Рамиру?
       – Нет, Рамир «тонировку» не получит. Есть человек, который платит больше и которому не нужна привязка к Конторе.
       – Тебе было мало комиссионных?
       – Разумеется. Зачем подбирать крохи со стола, когда можно схапать весь каравай?
       – Кто покупатель?
       – Ха, так я тебе и сказал!
       – Да я и сам могу догадаться. Шандор? Корвин? Ага! С Корвином ты снюхался! Совесть не мешает с наркобароном дела иметь?
       – Диего, не разочаровывай меня. Вон тот господин с автоматом уже устал ждать. Мы будем сотрудничать?
       Диего угрюмо кивнул.
       – Не слышу?
       – Да, – сцепив зубы, зло выдохнул Диего.
       – Вот и отлично! Едем, куда скажу, и без глупостей. Йозеф, залезай.
       Владелец «узи» открыл заднюю дверь и, скрючившись, пристроился на крепёжной консоли контейнера. Места для сидения там было маловато, но невысокий рост позволил ему разместиться более-менее сносно.
       – Давай. Поехали, – скомандовал новый пассажир. – Через пятьсот метров справа поворот на просёлочную. Нам туда.
      
       Через полчаса езды по ухабистой просёлочной дороге, которые прошли почти в полном молчании, они подъехали к воротам старинной угольной шахты. На территории за покосившимся забором угадывалось несколько полуразрушенных зданий, ангар с дырявой крышей и множество заброшенных технологических конструкций.
       Ворота были прикрыты.
       – Дважды мигни фарами, потом после паузы ещё дважды.
       Диего подчинился.
       Они прождали пять минут, но никто не появился.
       – Ну, где этот Пит?! Уснул, что ли?!
       Вук заставил повторить условный сигнал теперь уже клаксоном, после чего они ждали ещё несколько минут. Наконец, Вук сказал Йозефу:
       – Пойди, проверь.
       Йозеф вышел из машины, полминуты вглядывался в территорию за оградой, потом пожал плечами и распахнул ворота.
       – Я не знаю, куда он подевался.
       – Странно.
       Они подъехали к самому сохранившемуся строению, отразившему в уцелевших стёклах блики заходящего солнца. Под покосившимся навесом с ржавыми стойками здесь уже стоял минивэн «Фольксваген». «Ниссан» замер по соседству.
       – Йозеф, иди найди Пита, и мы сваливаем.
       – Лады.
       Йозеф забросил свой рюкзак в «Фолькс», перехватил удобнее автомат и нырнул в дверной проём.
       Диего остался с Вуком наедине.
       – Что дальше? – незаметно изучая местность, спросил Диего.
       – Ну, ты отдохнёшь здесь денёк-другой, пока мы не сделаем все свои дела. Потом я дам знать Конторе, где тебя искать. Воду и пожрать оставлю. Я не садист. Если ко мне с пониманием.
       Диего задумался. Напарник кидал его по-крупному. Он не только лишался заслуженного вознаграждения за доставку груза, но и попадал сам, так как Рамир внёс Конторе предоплату за «тонировку», по величине раз в пять превышающую их общие комиссионные. Кроме того, есть вещь, не поддающаяся численному измерению – репутация. После такого провала с курьерской работой придется завязать. Всё это лежало на одной чаше весов, жизнь и физическое здоровье – на другой. Что важнее? Если содержимое первой чаши – то в принципе можно было рискнуть и побороться. Вук, конечно, моложе и обладает достойной подготовкой, но Диего знал его слабые места. Если тот хоть на секунду отвлечётся, можно отбить его пистолет и попытаться вырубить резким ударом в висок или подбородок. Затем дождаться в засаде Йозефа и, не мудрствуя лукаво, нашпиговать свинцом. Но вот этот их третий… Пит… Это была тёмная лошадка, некий джокер в колоде, с которым обязательно нужно считаться. А тот факт, что он исчез, добавлял ещё больше сумятицы в имеющийся расклад сил.
       – Диего, не дури! Я по глазам вижу, ты что-то задумал.
       – Машину оставь, – попробовал поторговаться Диего, чтобы как-то снять напряжение и потянуть время.
       – Размечтался! Думаешь, мы всё бросим и начнём в автосервис играть – контейнер скручивать?
       – Я про минивэн.
       – А-а, – протянул Вук. – Это Пита машина. Я думаю, он не согласится.
       Пульсирующий гул, похожий на шум вентилятора, донёсся из темноты, и Диего вздрогнул. Вук тоже услышал звук, но лишь сморщил нос:
       – Что это за дерьмо?
       Вук прислушался к накатывающемуся гулу и на миг потерял бдительность. В это мгновенье Диего мог бы напасть на него, но отчего-то сдержался. Вместо этого пленник сказал:
       – Я слышал этот звук. Когда ты ходил гадить вчера.
       Внутри дома вдруг раздались быстрые шаги. На крыльцо выскочил возбуждённый Йозеф с глазами на пол-лица..
       – Вук! – запричитал он не своим голосом. – Я нашёл Пита на втором этаже. Он мёртв. Его… Его покусали какие-то животные. Он… он умер в страшных судорогах.
       После такого заявления Диего стало окончательно не по себе.
       – Слуги духа гор… – выдохнул он, неожиданно понимая, что в сказанном не отразилось ни капли иронии.
       – Лучше заткнись, умник! – рявкнул Вук. – Йозеф, давай его внутрь! К трубе! – У него в руках блеснули кольца наручников.
       – Эй, – запротестовал Диего, – вы меня что, бросите на съеденье каким-то тварям?
       Он подался вперёд, но Йозеф бесцеремонно двинул ему под дых и быстро защёлкнул один браслет на запястье. Пока Диего пытался отдышаться, Вук с подручным затащили его в ближайшую комнату и там, у окна, пристегнули наручники к стояку отопления.
       – Ву-ук, – захрипел еле слышно Диего. – Ты обещал воду и жратву.
       Йозеф припечатал ему кулаком в челюсть. Диего попытался увернуться, но вслед за кулаком в противоположный висок врезалась тяжёлая сталь израильского автомата. Диего «поплыл».
       – Вот тебе жрачка, умник!
       В этот момент шум за окном стал ещё громче.
       Йозеф отскочил от окна и вцепился в плечо Вука:
       – Здесь что-то не так. Нужно уходить.
       Вук согласно закивал головой.
       – Пошли!
      
       Когда Диего пришёл в себя, в помещении никого не было. Первым делом он прислушался и с облегчением обнаружил, что не слышит нервировавшего гула. Поморщившись от боли в челюсти, он привстал с пола и, кое-как сфокусировав взгляд, выглянул в окно. Солнце недавно скрылось за горизонтом, и теперь на горы наваливались всем своим весом липкие сумерки. Диего перевёл взгляд ниже и увидел, как по лесу, удаляясь, ползут друг за дружкой огни – Вук и Йозеф на двух машинах в спешке покидали стрёмное место.
       Диего огляделся и выругался. Ни воды, ни припасов, ни оружия ему не оставили. Но зато и не обыскали. Основной телефон остался в «Ниссане» в креплении на панели, но Вук, видимо, совсем забыл, что сам называл компаньона параноиком.
       – Я параноик, да, – шевеля ушибленной челюстью, вслух сказал Диего, повторяя вчерашнюю фразу, – но именно поэтому до сих пор в этом бизнесе.
       Он полез в тайный карман куртки и извлёк плоский прямоугольник телефона. Из другого неприметного внутреннего кармана выудил небольшой усилитель сигнала и по совместительству GPS-модуль. Соединив два устройства, он включил телефон и набрал выученный наизусть номер Рамира.
       – Рамир, здравствуй! Это Диего. В общем, вышла такая лажа…
       Он кратко обрисовал ситуацию, а когда дошло до передачи координат, Рамир на том конце разразился отборными ругательствами на родном языке.
       – Зачем вы полезли к ним в гнездо?! – это были первые осмысленные слова после нецензурной тирады. – Там же… Нет, далеко они не уйдут, но могут разбить машину с моим товаром, – он злобно взревел, ещё раз выругался и подытожил: – Ладно, мы выезжаем.
       Диего отключил телефон и задумался. Рамир мог кинуть его аналогично Вуку. Людей Рамира поблизости достаточно. Устроят облаву, перехватят машину с контейнером, и докажи потом, что товар действительно попал в руки покупателю. И его, собственно, могут просто не приехать спасать, а могут приехать и… замести следы, пока он тут прикован и вполне беззащитен. Второй вариант даже более вероятен, так как Рамир знает теперь о наличии телефона.
       Что тогда – звонить в Контору? Кричать «спасите-помогите!»? Даже если забыть о вопросе репутации и престижа… Передать информацию местной полиции – значит засветить сделку, на это руководство точно не пойдёт. Выслать за ним человека – так он доберётся к Диего только дня через два. Если бы проблема заключалась в еде и воде, то это, конечно, выход. Но загадочные местные звери и главарь банды – от этого Контора просто не успеет его защитить.
       Чёрт! Влип так влип!
       Вдалеке неожиданно прозвучал протяжный гудок клаксона и через пару секунд раздался звук удара. Диего вгляделся в темноту. Он думал, что кинувший его напарник с подельником уже далеко, но, на удивление, машины ещё находились в пределах видимости. Один огонёк сейчас замер без движения, второй ещё какое-то время перемещался, то пропадая за деревьями, то возникая вновь. Затем замер и он. Следом раздался истошный крик Йозефа, слышимый даже на таком расстоянии. Вук заорал мгновением позже, но паники в его голосе было меньше. Он кричал что-то подельнику, однако понять, что именно, было невозможно. Затем одна из машин тронулась с места. По звуку дизеля Диего распознал «Террано». Огоньки несколько раз мелькнули вдалеке за деревьями, а потом мотор взревел и через секунду послышался ещё один звук удара. Всё происходило очень далеко, собственно, фары машины едва выделяли среди мрака наступающей ночи маленькое светлое пятнышко. Сейчас пятнышко не двигалось и не раздавалось больше никаких звуков. Диего стоял у окна, совершенно не понимая, что происходит в этом лесу. В голове крутились десятки вопросов, на которые не было ответов. Откуда приходит опасность? Что она собой представляет? Что нужно сделать, чтобы выжить?
       Диего снова опустился на пол, звякнув наручником. Быть беззащитным арестантом в свете происходящих событий совершенно не улыбалось. Диего полез под штанину, на щиколотку, где у него имелся ещё один, собственно, последний, козырь – небольшой нож с узким лезвием. Ножом он вначале попытался открыть замок наручников, но лихо это получалось только у героев в кино. Диего провозился минут двадцать, несколько раз порезался, но чуда так и не произошло. Тогда он начал проверять на прочность трубу, к которой его приковали. В одном месте после ожесточённых попыток крепление вылезло из стены, но проблемы это не решало совершенно. Зато после устроенного им шума он вновь услышал в отдалении загадочный гул.
       Сердце подпрыгнуло в груди Диего. Он замер, прислушиваясь, но гул не становился громче, и пленник вновь вернулся к попыткам освободиться от наручников.
       Диего пробовал и так и эдак. Включил фонарик в телефоне и внимательно осмотрел пол. Ничего из разбросанного тут мусора в качестве отмычки или лома для трубы не годилось. Попытка пилить трубу только затупила нож, об ужастике в виде отпиленной руки думать совершенно не хотелось. Спустя полчаса безуспешных попыток освободиться пришлось сделать передышку. Диего выглянул за окно. Красная точка и белое пятнышко вдали никуда не делись. Зверь или какое-то иное нечто прятались в этом горном лесу, но за ним пока не приходили. Видимо, добравшись до Вука и Йозефа, оно насытилось. В душе у Диего затеплилась надежда. Он вновь стал думать о телефоне, о том, кому может позвонить. Звонить в Контору он окончательно передумал. Был соблазн дать сигнал местной полиции. Можно попытаться разыграть банальную жертву грабителей, которые под угрозой расправы отняли у него машину, привезли сюда… Но машина найдётся при подъезде сюда, и груз тоже. И итогом операции по спасению станет суд и тюрьма. А ещё хуже, если спешащий сюда отряд Рамира столкнётся с полицейским нарядом. Будет ли стрельба, или полицейские тут всюду куплены?
       Да, и, кстати, сколько Рамиру ехать сюда? Диего вывел на экран телефона карту и прикинул маршрут. 120 километров по горной дороге, со средней скоростью не выше 50 км/ч. Два с половиной часа. И это если Рамир выехал едва положив трубку, но ему же нужно ещё собрать людей… Пусть три. Уже прошёл почти час. В остатке два часа ожидания то ли смерти, то ли спасения. Даже если вспомнить, что репутация у Рамира среди криминальных авторитетов, в общем-то, не самая худшая, и поверить в честность и благородство этого наполовину цыгана, остаются ещё неведомые мистические слуги духа гор.
       Словно почувствовав мысли Диего, пульсирующий гул немного усилился и принялся курсировать по окрестностям. Он то затихал в отдалении, то появлялся буквально за окном, дробясь на несколько источников звука, то казался гулом взлетающего самолёта, то шуршанием неведомых крыл. Диего в напряжении ждал, готовый ко всему. Ждал, но минуты текли, а загадочное нечто так и не объявлялось. К концу второго часа звуки в окрестностях совершили с ним невероятное. Несмотря на волнение и страх, Диего начал засыпать…
       Что конкретно его разбудило, Диего так и не понял, но осознал с кристальной ясностью, что свершилось что-то страшное. На улице раздавались чьи-то голоса, хлопали дверцы машин, но самое ужасное происходило внутри. Что-то перемещалось в воздухе рядом с ним. Какие-то крупные жуки или ночные бабочки, а может быть, летучие мыши – в темноте не было видно, зато ощущалось движение воздуха от маленьких крыл. Со знакомым звуком, теперь напоминающим пчелиное жужжание, существа влетали в комнату через окно, хотя Диего помнил, что стекла в рамах были целёхоньки.
       Существа прибывали, некоторые касались его тела или головы, заставляя инстинктивно дёргаться. Диего завалился на спину и попытался вжаться в пространство под окном, одновременно нащупывая мобильный телефон, чтобы посветить им. Где-то слышались голоса и топот ног, но для Диего мир сузился до размеров его оков. Паника, хоть он её и старался отгонять до последнего, взяла верх вместе с первым вонзившимся в кожу жалом. Боль пронзила шею, затем ухо… Неведомые существа атаковали. Диего отмахивался, кричал от боли и страха, чувствовал касание лап и маленьких крыл. Жужжащий гул заползал, казалось, в самую голову, и от него невозможно было укрыться.
       А потом холодная густая пена, похожая на пену из огнетушителя, обрушилась на него, освобождая от боли, и чей-то голос сказал с заметным акцентом:
       – А ему здорово повезло, что мы успели.
       Это было последнее, что он запомнил с того вечера.
      
       Диего проснулся в совершенно непривычное для него время – пол-одиннадцатого утра. Открыв глаза, огляделся и почему-то сразу догадался, где находится – в доме Рамира. Гостевая комната или что-то вроде этого. Тут было чисто, уютно и тихо. Старинная мебель, картины и сабли на стенах, тяжёлые гардины, прикрывающие сужающееся кверху окно. Рядом с прикроватным столиком из тёмного дерева стояла его дорожная сумка, которую в последний раз он видел в багажнике «Террано». Кобура с «глоком» лежала сверху. Увидев своё оружие, Диего наконец смог расслабиться и прислушаться к своим внутренним ощущениям. Помимо опухшей челюсти, в нескольких местах на лице и шее ныли вздувшиеся волдыри, Диего насчитал пять таких ран. В теле чувствовалась общая слабость, возможно, от пониженного давления. Когда он попытался встать, в первый момент закружилась голова. Но в целом… Он был жив, и это было лучшим ощущением.
       Ванная комната была рядом. Для начала он посетил её, потратив на все процедуры около двадцати минут, потом облачился в чистый комплект одежды из сумки и только после этого решил выглянуть в окно. То, что он увидел там, однако, потрясло его до глубины души. Все, даже самые неуловимые, остатки сна мгновенно улетучились. С губ непроизвольно слетело сочное матерное словцо.
       Гостевая комната находилась на втором этаже большого дома с обширным двором. Сейчас всё пространство этого двора заполняли автомобили. Самые разные – и заурядные легковушки, и хозяйские пикапы, и с претензией на солидность внедорожники, и даже грузовики. В общей сложности машин было десятка два, и ещё какие-то авто стояли за распахнутыми воротами. Там же, но чуть в стороне, под раскидистым клёном, Диего узрел и свой «Ниссан». Но не автомобили привлекли его внимание. Шокировала его и мгновение спустя заставила сорваться с места другая картина.
       Справа, под заплетённой виноградом верандой, стоял на грубо сколоченных деревянных козлах знакомый светло-серый контейнер, несуразно выделяясь своей высокотехнологичной, почти космической внешностью посреди архаичных приспособлений. Опломбированный колпак был зверски сломан, кран отвёрнут, и сейчас эмульсию «Stealth-Skin» несколько одетых в грязную робу бородатых мужиков через помятую алюминиевую воронку переливали в обычные железные канистры.
       От такого обращения с бесценным добром у Диего глаза полезли на лоб, и он выскочил из комнаты в поисках выхода наружу. Полсекунды он решал, стоит ли прихватить с собой пистолет, но решил, что это не лучшая идея. Проскочив по тёмному коридору с бледными светильниками под старину, он куда-то свернул и наткнулся на дверь, ведущую на ту самую веранду, под которой происходило возмутительное действие. Вломившись за дверь, Диего увидел молодого скуластого парня, восседавшего в плетёном кресле в тени полотняного навеса. Перед ним на маленьком столике стояли ваза с фруктами, нарезанный ломтиками сыр и бутылка вина. В парне легко узнавался хозяин дома.
       – Рамир, останови своих людей, – закричал Диего с порога. – Так нельзя! Это же…
       Рамир спокойно поднял руку в предостерегающем жесте.
       – Они всё правильно делают.
       – Но каждый литр этого вещества стоит, как… как… гоночная машина.
       – Не волнуйся, Диего. Ты доставил груз. Контора получит причитающиеся деньги, ты – свой бонус. Остальное – это уже наши дела.
       – Но они… – Диего подошёл к краю веранды и взглянул вниз, пытаясь понять, что сейчас будет происходить. – Что они делают?
       – Они будут тонировать стёкла машин, – совершенно спокойно ответил Рамир.
       – Тонировать!? – удивлению Диего не было предела. – Веществом для экранирования крылатых ракет и спутников слежения?
       – Да, – подтвердил хозяин дома. – Именно. Ведь кодовое название вещества «тонировка», верно?
       Диего поперхнулся.
       – Но ведь это просто название… – больше он ничего не смог сказать.
       Внизу рабочие разбавляли серебристую эмульсию «Stealth-Skin» какой-то тёмной матовой жидкостью и загоняли в бачок устройства, напоминающего образца прошлого века краскопульт. Два человека обклеивали более дорогие автомобили малярной лентой вокруг окон. Грузовики и пикапы такой привилегии не удостоились. Три женщины средних лет занимались протиркой стёкол. В отличие от оклейщиков малярной лентой, делали они это с большой тщательностью.
       – Да ты садись, угощайся, – предложил Рамир, вытаскивая из угла второе плетёное кресло. – Отсюда и так всё видно.
       – Но вы же выбрасываете деньги на ветер, – не в силах смириться с увиденным, простонал Диего. – Зачем вам это нужно? Я думал…
       – Ты думал, что я наркобарон. И вещество нужно мне, чтобы прятать от детекторов контрабанду на таможне. Признайся, думал?
       – Ну… пожалуй, да.
       Поняв, что убеждать Рамира в чём-либо бесполезно, Диего наконец смирился и принял приглашение хозяина. Он подвинул к столику второе кресло, уселся в него и со смешанным чувством принялся смотреть, как первый автомобиль по велению длинноволосого парня в респираторе и защитных очках начал приобретать зеркально-свинцовый загар. Он никак не мог представить, что всё происходит в рамках плана.
       – Я не скажу, что чист перед законом, – сказал Рамир после небольшой паузы, наливая вино во второй бокал и пододвигая гостю тарелку с сырной нарезкой. – Наша община много лет торгует оружием, и мои накопления происходят от этого бизнеса. Но наркотой я никогда не занимался. И мой отец тоже.
       Рамир вздохнул, и на несколько минут на веранде воцарилось молчание. Внизу потрёпанный «Круизер-восьмидесятка» приобретал стильный, можно даже сказать, пижонский вид. Рамир тем временем достал тонкую сигару, долго её раскуривал и, наконец, едва сизые клубы ароматного дыма окутали веранду, продолжил:
       – У нас в этих краях есть враг. Враг, которого не убить никаким из тех стволов, что есть в нашем арсенале. Смертельный и очень опасный враг, – Рамир повернулся к Диего. – И ты с ним столкнулся.
       Диего напрягся, вспоминая вчерашний вечер и, чтобы развеять неприятные воспоминания, махнул в себя бокал вина, не ощутив, впрочем, его вкуса.
       – Предавший тебя напарник и его люди погибли, сунувшись, куда не надо. Тебе повезло.
       – Что это за твари? – спросил он, машинально касаясь волдырей на шее.
       – Тебе никто из местных ничего не говорил?
       – Говорили. Что-то о слугах горного духа.
       Рамир глубоко затянулся, выпустил дым.
       – Да, так говорят.
       – Что это на самом деле?
       – Смотри.
       Он отложил сигару, надел приготовленные кожаные перчатки, полез под столик, где лежала самая обычная дорожная сумка небольших размеров. Из неё Рамир вытащил сосуд, похожий на алюминиевый термос с широким горлом. Открутил крышку и посмотрел на гостя.
       – Вчера ты не разглядел главного. Поэтому – смотри. Выступления на бис не будет.
       Рамир свинтил колпак термоса и достал оттуда закрытую крышкой стеклянную колбу, в которой копошилось странное существо размером с большого шмеля. Существо было белёсым, местами даже прозрачным, и через его кожу, покрытую редкими седыми щетинками, виднелись какие-то внутренние органы. Оно имело похожие на пчелиные крылья, шесть лап, с помощью которых и держалось на стекле колбы, ещё две маленькие лапки находились под вытянутой подвижной головой. Никакого намёка на глаза Диего не обнаружил, зато усики у странного насекомого были большие, ветвистые и с какими-то розовыми перепонками. А ещё внизу головы у существа имелось то ли жало, то ли хоботок, размером примерно в половину тела.
       Рамир поставил колбу на стол и, не снимая перчаток, положил руки на колени.
       Существо в банке тем временем оторвалось от стенки и с хорошо знакомым уже жужжанием зависло в воздухе, активно вращая усиками. Крылья его мелькали с доступной только насекомым частотой, но вдруг вместе с крыльями так же мелькать, вернее… мерцать, начало и всё тельце насекомого. Банка немного бликовала в косых солнечных лучах, но видно всё было совершенно отчётливо. Диего, наклонившись вперёд, смотрел на происходящее во все глаза. Нет, зрение его не обманывало. Насекомое на долю секунды исчезало, затем появлялось вновь. Вместе с этой пульсацией менялась и тональность жужжания. Вот частота ещё более возросла, и в этот момент странный летун бросился на стекло. Диего приготовился услышать «бумс», с которым обычно в оконное стекло ударяются крупные мухи или пчёлы, но никакого удара не было. Вместо этого существо вдруг возникло снаружи от колбы, словно пролетело сквозь стекло. Диего инстинктивно отшатнулся. Он так и не понял, как это произошло и в чём суть фокуса, однако странное насекомое действительно выбралось из своего заточения. Теперь оно уже не мерцало, зато усиленно вращало усиками, словно обследуя окрестность. Процесс кончился тем, что оно взяло курс на Рамира. По счастью, траектория его полёта, в отличие от безумного зигзагообразного пути мух, была вполне предсказуема. Рамир, сделав резкий хлопок ладонями, без труда сшиб диковинное существо, от которого на перчатках осталось в прямом смысле мокрое место. Диего нервно сглотнул слюну, думая, что делал бы, нацелься насекомое на него.
       – Одиночная тварь не страшна, – успокоил Рамир. – А вот когда их целый рой… У них словно коллективное мышление включается. Они на такие вещи способны…
       Диего смотрел на останки насекомого, которые Рамир счищал с перчатки.
       – Что это за дрянь? – осипшим голосом наконец спросил он.
       – По-научному Нехитома Спелеонис. Пещерный крылобрюх. Модифицированный.
       Последнее слово он произнес со злым нажимом.
       – Модифицированный?
       – Мы полагаем, что да, – Диего снял перчатки. – Такими, как сейчас, их сделали люди.
       – И… чем они опасны?
       – Они кровь пьют. Как комары. Только больше. И ещё вместе с жалом в кровь человека попадает яд. Пара укусов – только слабость. Десять – серьёзная лихорадка. Больше пятнадцати – как правило, смерть.
       – У меня…
       – Тебя достали пять раз. Солидное боевое крещение. Кстати, рекомендую для восстановления сил красное вино.
       – И много их тут? – Диего последовал совету и налил себе вина.
       – В последнее время стало много. Они вообще раньше в пещерах жили, поверхность недавно осваивать начали. Стали… немного другими. И мы уверены, что естественная эволюция тут ни при чём.
       – Если они живут только здесь, почему вы не уедете?
       – Это наша земля. Она всегда была нашей. Потеряв её, мы лишимся корней, лишимся родины. Да и где будут рады банде цыган?
       – А обратиться к научникам, властям?
       – Так они это и натворили. Ты разве не понял?
       – Как это? Объясни.
       – Тогда с самого начала…
       Рамир наполнил бокал. Выпил вино, не закусывая, вытер губы тыльной стороной ладони и вздохнул.
       – Ещё моя бабка рассказывала легенды о белых подземных мухах, которые не имеют глаз, но всё чувствуют и могут попадать даже в закрытые пещеры. Рассказывала, мол, это слуги пещерного духа и ни в коем случае нельзя тревожить их покой. Долгое время я думал, что это просто удобные сказки, чтобы дети не лазили куда не следует – тут гор сколько глаз хватит; пещеры, штольни всякие встречаются. Однако потом я изменил своё мнение. Мой отец поднимал бизнес по торговле оружием, и ему понадобился надёжный тайник в горах. Мне тогда было лет десять, брату четырнадцать, и он уже помогал отцу. Нашли место, с южной стороны плато Сантымая, обследовали пещерный комплекс Ютуг. Там нашлись следы пребывания людей, очень старые. Были какие-то надписи на стенах и рисунки, древние, затёртые… Наверное, предки хотели предупредить о том, что там живет это зло. Но древние языки давно забыты, на еле видные царапины никто толком не обратил внимания. Начали строительство. Но не прошло и месяца, появились они, – Рамир кивнул в неопределённом направлении, – в наших сказках их ещё называют вильфории. Начали страдать люди. Моего отца и брата покусали в числе первых.
       Рамир достал новую сигару, подкурил и грустно посмотрел на струящийся с её кончика дым.
       – Твои родные погибли? – тихо спросил Диего.
       – Не тогда. Позже. Но и отца, и брата сгубили эти твари. И, занимая их место, я поклялся позаботиться о своём народе. Борьба – это у нас в крови.
       Худенькая женщина в тёмном длинном платье и сером платке появилась на площадке перед домом, когда тонировкой было покрыто уже полдюжины машин, и о чём-то заспорила с руководителем работ. Они эмоционально размахивали руками, о чём-то возбуждённо общаясь. Рамир отложил сигару в пепельницу и, не говоря ни слова, пошёл к ним. Внизу, во дворе, он сказал лишь несколько слов на своём языке, и бригадир, смиренно кивнув, вернулся к работе. Рамир ещё что-то сказал женщине, она поклонилась ему и удалилась. Молодой оружейный барон через минуту снова вернулся в своё кресло на веранде.
       – Матушка Зора просила покрасить нашей эмульсией окно в детской комнате в её доме. Я распорядился, что окна домов, где есть дети, будут обработаны в первую очередь.
       – Значит, эта штука помогает?
       – Да, это стопроцентный способ не дать им «просачиваться». Много людей погибло прямо в своих домах или машинах, когда вильфории выходили на охоту.
       Диего вспомнил ставни на гостинице и микроавтобус в канаве. Спросил:
       – А обычная зеркальная тонировка напылением?
       – Не помогает. Они используют какие-то внутренние радары вместо глаз и легко определяют воздушные полости, куда могут попасть. И добычу в них.
       – Но как?! Это же… – Диего выдохнул и решился сказать это слово: – Это телепортация.
       – Мне похрен, как это называется. Мне важно знать, как с этим бороться.
       Он опрокинул в рот ещё полбокала вина и снова подкурил погасшую в пепельнице сигару. Диего приподнялся в кресле и потрогал всё ещё стоящую на столе банку. Банка была совершенно обычной, без всякого мошенничества. Он перевёл взгляд на термос.
       – А металл?
       – Металл и монолитный камень их удерживает. Пластик – по-разному.
       – Обалдеть! Это же сенсация в научном мире! Насекомые с такими способностями.
       Рамир усмехнулся, но смех его был грустным.
       – И наши так подумали тогда, десять лет назад. И решили на этом денег заработать. Доисторические комарики с уникальными способностями, проведшие в спячке сотни лет…
       – В спячке?
       – А иначе чем эти вампиры питались там, под землёй? Кстати, они высосанную кровь сами не переваривают, они её, как пчёлы, тащат к себе в улей и там используют как субстрат для переработки.
       Диего поморщился.
       – Марко Юхас, друг отца, отстаивал эту идею, – продолжал Рамир, – и когда наш местный совет дал согласие, отправился в столицу с трупиками этих тварей в коробочке. Марко был человеком ловким, он до министра здравоохранения дошёл, а тот самому президенту доложил. Но президентом в ту пору Дэгор Россич был, повёрнутый на борьбе с сепаратизмом и возвращении Красногории в состав республики. Он никаких методов не чурался. Ну, короче… Вместо профессоров с сачками и пробирками к нам военные пожаловали и начали какие-то эксперименты в наших пещерах ставить. Целый лабораторный комплекс отгрохали, с…и! Секретный. Чего они там только не делали… Химия, облучение, коррекция генетического кода… И вывели, я так понимаю, вот эту новую дрянь, похлеще прежней. Для военного использования, да. Нам это, конечно, ни в какой бок не улыбалось, но нашей общине правительство перечисляло немалые деньги за аренду земли, за хорошее отношение и… за молчание. Мы терпели.
       Два года это длилось. Или чуть больше. А потом Россичу вкатили импичмент за устройство массовых зачисток и разжигание межнациональной розни. ООН влезла. Полетели головы. Всю его приближённую верхушку новый президент засадил в тюрьму. Все работы здесь срочненько свернули, данные засекретили, комплекс опечатали. Семь лет назад это случилось.
       Рамир замолчал, потупив взор, и Диего догадался, что конец истории будет мрачным и в чём-то даже постыдным.
       – Наверное, вы в силу национального менталитета решили подчистить место… – Диего бросил лёгкий камешек предположения и попал.
       Рамир скривил недовольную гримасу.
       – Да, у нашего народа есть такая черта – тащить, что плохо лежит. Это уже часть культуры вроде. Ну и к тому же, это у нас община имеет неплохой оружейный бизнес, а у других да в деревнях такого нет, и люди там живут откровенно паршиво. Но я уверен, что, уничтожь вояки правильно все следы своих экспериментов, ничего бы не случилось. Но они нехитом этих новых, которые света белого уже не боялись, думаю, просто бросили в пещерах. В спячку те уже не впали, зато адски проголодались. Случайная ошибка и… ты видел, как они могут из закрытого места выбираться.
       – Да уж, это – фантастика.
       – Или фильм ужасов, в котором мы живём каждый день.
       – А есть какие-нибудь слабые места у них?
       – Поначалу они боялись жары и холода, родовая память, видимо, ведь в пещерах постоянная температура, но сейчас их можно встретить и в зной, и в снегопад. На закате они роятся или что-то вроде этого. Возможно, даже обмениваются данными разведки.
       – Но всё-таки, как они это делают? Как телепортируют?
       – Ну… как-то светят внутренним радаром пространство и скачут через мелкие преграды.
       – А есть предположение, как это у них реализовано?
       – Военные нас не информировали, – скривился Рамир, но, увидев, как сосредоточенно переваривает услышанное гость, решил кое-чем поделиться. – Ты слышал, про кошек говорят, что они видят не только наш мир, но и невидимый мир духов, который соседствует с нашим? У нас немало таких легенд, где эти духи упоминаются. Так может, легенды не врут, изнанка мира существует и вильфории переходят туда на время, а потом возвращаются сюда.
       Звучало это более чем фантастически, но что-то в этом было.
       – Я мог бы озвучить ещё несколько версий, но они меня не очень-то волнуют. Меня волнует, как будет выживать моя община и мой народ, какими способами мы сможем бороться с этой напастью.
       – Понимаю, – кивнул Диего. – «Тонировка» – не панацея. Да и на сколько хватит смеси из контейнера?!
       – Мы закажем ещё. Это, кстати, возможно, Диего?
       – Ну… – курьер прикинул. – Через месяц станет возможно.
       – Отлично. А ещё я хочу купить американскую компьютерную систему слежения за периметром «RedNet-3» и русский электромагнитный излучатель «Камертон».
       – Но это же оборудование на миллионы… Это же как из пушки стрелять по воробьям.
       – Может, и так, но я не вижу другого выхода. Я люблю свою землю. И не пожалею никаких денег, чтобы мои люди могли свободно ходить по этой земле, без страха жить под этим небом и не проклинать эти горы.
       Диего посмотрел на серьёзное мужественное лицо Рамира и понял, что в его речи нет лжи, он не играет на публику, он прост и честен. Он действительно любит свою малую Родину и своих земляков. Ещё он понял, что этому парню пришлось очень рано повзрослеть. Наконец, он увидел по его глазам, что Рамир не отступится и пойдёт до конца. И пусть методы его нетрадиционны и кажутся со стороны абсолютной глупостью, он делает, что может. Он ведёт в одиночку целую войну. Пожалуй, этот народ обрёл своего лидера.
       – Я твой должник, Рамир, – сказал Диего. – Я постараюсь тебе помочь. А возможно, мы придумаем что-то вместе.
       Он протянул руку, и они обменялись рукопожатием.
       В полусотне шагов от них солнце сушило серо-зеркальную гладь эксклюзивной, безумно дорогой, тонировки.
      

Август 2012


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики