Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Евгений РУДНЕВ
г. Курск, Россия

КРУГИ НА ПОЛЯХ

       Поезд тронулся, и протяжный вой гудка огласил погружённый в сумеречную прохладу вокзал. Постукивая железным механизмом, он медленно двигался прочь от городской суеты и жарких летних дней солнечного города. Обоюдоострый серп луны проплывал за одиноким чёрным облаком, изредка показывая свои жёлтые бока и воровато поглядывая на меня сквозь толстое стекло вагона. Я сидел в двухместном купе один и, опираясь головой на кулак, угрюмо наблюдал, как сменяют друг друга близнецы – столбы электропередач, а натянутые между ними провода извиваются змеями, движутся морскими волнами, то подымаясь, то опадая, плывут по воздуху, озарённые светом фонарей.
        Ещё одна экспедиция и очередная неудача. Впрочем, меня не так просто сломить – рьяного поклонника внеземных цивилизаций и уважаемого всеми коллегами из международного клуба «Космопоиск» журналиста. Да, я уфолог и состою в этой эксцентричной организации, занимающейся неустанным сбором доказательств, что «Они существуют!». В свои тридцать шесть лет (не имея семьи, детей и всего прочего, что обычно присутствует у людей моего, не побоюсь этого слова, среднего возраста) мне доводилось видеть немало необъяснимых событий, связанных с неопознанными летающими объектами и их пилотами. Последний, но не по значимости, мы с коллегами зафиксировали в Индии, глубоко под землёй, в пещерах древнего города Мохенджо-Даро. Целый год мы, совместно с индийскими коллегами, рыли землю, спали в палатках, облитые тусклым светом луны, и разводили высокие костры. Иногда чтобы погреться, а иногда просто-напросто сварить себе еды, потому как поездка от развалин до ближайшего населённого пункта занимала не один день. Но в глубине души я знал: вся эта авантюра, весь этот пафос по случаю предъявления прессе «неоспоримых» фактов, всё это – всего лишь фарс, надуманные и красиво обыгранные пустышки. Мне же хотелось чего-то настоящего, чего-то стоящего, как тогда в девяносто седьмом…
       Телефон жалобно завибрировал. Я взглянул на сенсорный экран: «Натан-заика» – и поднял трубку:
       – Алло.
       – К-к-как дела, В-в-вить? Ты уже в п-поезде?
       – Да, в нём, родимом. А ты чего звонишь? Не дождался?
       – Да к-к-какой там. Мне же интересно, к-к-как прошёл с-с-симпозиум? – собеседник нервно задышал в трубку.
       – Чего это тебя распирает? Домой бы приехал, рассказал. Ты ж в другую страну звонишь, я только от Ташкента отъехал, – мне его действительно стало жалко: «Ведь все деньги проговорит, дурак, с его-то речью!»
       – Хоть в двух с-с-словах, узнать бы. Ну, так к-к-как, дали д-добро на исследования?
       – Дали, дали, – улыбнулся я, – не переживай.
       – В-вот и с-с-славно… К-к-когда в Москве п-появишься?
       – Трое суток ехать, сам подумай.
       – Ясно. Ну да, д-д-долго. Ты н-н-не пропадай и давай – д-д-до связи.
       – Куда я денусь-то с поезда? Ладно, позвоню, когда на Казанский причалю.
       Я, отключив связь, положил телефон в карман и уставился в темноту. Огни города остались далеко позади, и осенняя ночь поглотила незримый пейзаж за окном. Я задвинул шторы и быстро расстелил матрас. Постельное бельё, аккуратно запечатанное в белый пакет с логотипом компании, покоилось на верхней полке. Через пару минут, когда я уже лежал на узкой постели, мне почему-то захотелось продолжить ход прерванных телефонным звонком мыслей, точнее воспоминаний, и окунуться в прошлое. Тем более, что попутчиков на протяжении всего рейса не предвидится, по крайней мере, их не ожидалось до границы. Девяносто седьмой? Нет, раньше, намного раньше…
       Вся моя тяга к зелёным человечкам построена на воспоминаниях. Меня угораздило родиться в маленьком провинциальном городке, в котором есть свои секреты и, как говорится, скелеты в шкафу. Когда я учился в школе, казалось, что сверстники, да и ребята постарше, смотрят на меня с неподдельным интересом, который позже вылился в постоянные смешки и нелепые шутки. А виноват в этом один случай, когда на праздник Дня Победы вся моя дружная семья, включая восьмилетнего меня, переместилась на крышу жилого дома и с нетерпением ждала салюта. Я всматривался в тёмное небо, лишь на горизонте окрашенное в алый цвет, подсвеченное ночными огнями города, и терпеливо ждал. Наконец, моё упорство окупилось. Нет, не распустившимися огнями салюта, а одинокой маленькой точкой, плывущей между тусклых звёзд. Она контрастировала на их фоне, выделялась своим свечением.
       «Самолёт?» – заворожённо поинтересовался я.
       Отец опустился на корточки и тихо произнёс мне на ухо:
       «Нет, это не он. Спутник, хм, а может… НЛО».
       Это моя отправная точка. Именно эти слова запали мне во впечатлительный детский разум. Иногда мне хочется, чтобы папа их никогда не говорил. Может быть, сейчас всё было бы по-другому, но сказать честно – я ни о чём не жалею.
       Появилось новое хобби – вырезки из газет и журналов, посвящённые летающим тарелкам и внеземным контактам. Всё, что касалось призраков, вампиров и прочей нелепой нежити, я отвергал, наверное, на подсознательном уровне – зная, что их не существует. Чем больше я стремился вникнуть в тему встреч с пришельцами, тем меньше меня интересовала повседневность. К концу девятого класса я скатился с подающего большие надежды отличника до безнадёжно запущенного двоечника. Поэтому, оставшиеся два года, мне пришлось учиться в вечерней школе, догонять программу и сдавать экзамены. Потом армия, в которой всё так же, не переставая верить, надеялся на встречу с пришельцами. И мои ожидания оправдались.
       Дело было зимой. Снег крупными хлопьями падал на побелевшую, искрившуюся от мороза, землю и мерцал при свете фонарей, расставленных по периметру части. Я попал в наряд и медленно шагал вдоль каменного забора. Было холодно, мёрзли руки и лицо. Ночную тишину нарушал лишь хруст под подошвами моих сапог и завывание ветра, поселившегося в запорошённых белой крупой кронах деревьев. Мои глаза по привычке устремили взгляд на полное звёзд небо. Вот Большая и Малая Медведицы, вот созвездие Аргонавтов, Млечный путь. И яркая бешено движущаяся звезда?
       Мои глаза округлялись по мере того, как эта точка стремительно приближалась к земле. Она становилась больше, превращалась в солнечный диск. Сердце трепыхалось в груди, страх сковал мои конечности, а разум продолжал торжествовать! Все мои чувства спутались, собрались в липкий ком и мгновение спустя выплеснулись наружу восторженным:
       «Ох ты ж, мать твою за ногу!»
       Яркий свет, испускаемый огромным шаром, который уже нагло парил над моей головой, осветил белёсые кроны деревьев. Поднялся сильный ветер, срывая с земли притоптанный солдатами снег, и бесцеремонно ударил мне в лицо. Я защищал глаза, прикрывая их рукавом бушлата, и украдкой поглядывал на неожиданных, но столь желанных гостей.
       «Пальнуть из калаша, что ли, может, наши прибегут, увидят, перестанут называть Гуманоидом».
        Ещё секунда, и шар, ослепительно вспыхнув, исчез. Пустынная площадка, высокий забор и смотровая башня в тусклом свете фонарей. Я сплюнул и угрюмо произнёс:
       «Да ведь теперь никто и не поверит!»
       Пару минут я оставался на месте, до отказа наполненный впечатлениями, и курил, выпуская тугие струи дыма.
        Хруст снега.
        «Это мои шаги? Нет, я стою на месте. Откуда?»
       Я, наконец, определив источник шума, скользнул взглядом вдоль ровного строя деревьев. Кто-то приближался. Автомат мгновенно сорвался с плеча и уверенно устроился у меня в руках.
       «Стой, кто идёт?»
       Кто бы это ни был, он не остановился – продолжал двигаться в мою сторону. Мозг судорожно пытался найти решение. Сердце выбивало неистовые ритмы, гоняло по телу наполненную адреналином кровь, которая вздувала мышцы. Холодный ветер нагнал слёзы, уменьшая шанс увидеть нарушителя. Я всматривался в темноту до рези в глазах. Между деревьями, наконец, появился силуэт. Хотя лучи света падали на едва различимую фигуру, она, по какой-то неясной причине, оставалась поглощённая тьмой. Странный гость с огромной головой, низкого роста и тонкими конечностями остановился.
       «Стоять! Ещё шаг, и стреляю!» – запоздало закричал я, пытаясь унять дрожь в коленях.
       Но гость и не собирался продолжать свой путь. Напротив – он молча развернулся и попытался скрыться, медленно зашагав обратно.
       «Да стой, говорю! – я выстрелил в воздух. – Предупреждаю тебя последний раз: ещё шаг – завалю!»
       И в какой-то момент я догадался, кому направлял дуло автоматического оружия в спину, но было уже слишком поздно – пришелец обернулся. Внезапно боль вонзилась мне в голову, заскрипела, словно провели ногтями по стеклу. Кости затрещали в суставах, руки уронили автомат, а колени подогнулись. Я упал лицом в снег, но нет, сознание не потерял – продолжал страдать от режущей боли в мозгу. Шум ненастроенного телевизора заполнил мой разум, перед глазами вспыхивали образы, бессвязные картинки.
       «Хватит!» – заорал я, но ничего не изменилось – всё тело стонало, трещало и извивалось.
       «Умоляю… Хватит! Пожалуйста!»
       Наконец, боль отступила, так же внезапно, как и появилась. Помню, как, пошатываясь, поднялся, отыскивая глазами АК-47. Стряхнул снег с одежды, затем с лица, обнаружив при этом, что из носа и ушей текла кровь. Мучителя, конечно, уже не было видно, зато по дороге, ко мне навстречу, бежали вооружённые солдаты.
       Долго мне пришлось объяснять, куда я потратил патрон. Нарядов ворох получил – так и не смог доказать, впрочем, в который раз, что пришельцы существуют. Так что до конца службы и остался Гуманоидом. Зато я прекрасно понял, что зелёные человечки не такие мягкие и пушистые, как их описывали в журналах, и не всегда дарят уникальные способности, которые проявляются у людей после длительного контакта. Но картинки, что так часто мелькали у меня в голове, что-то значили – это факт! Разобрать их я не мог, как ни старался, а сложить эти хитросплетения у себя в голове и образовать подобие последовательной цепочки – уж тем более. До сих пор!..
       Отодвинув шторы, я выглянул в окно: ночь продолжала властвовать над миром. Размеренный стук стальных колёс по стыкам рельс и яркий серп луны вернули меня в настоящее. Нестерпимо захотелось курить, и я, без промедления, двинулся в тамбур. Зажжённая сигарета распространяла терпкий запах дыма.
       Помню, как учился в московском университете, поступив через год после возвращения из армии на факультет журналистики, как вступил в «Космопоиск», притянутый туда Натаном, обучающимся в моей же группе. Сказать честно: ничего не изменилось – я оставался всё тем же чудаком, охотившимся на НЛО, с одним только но: наконец-то у меня появились друзья, разделяющие мои взгляды. Четвёртый курс, а я уже жил на съёмной квартире и усиленно работал над статьями в одном из крупнейших журналов Москвы, который обозревал факты, а если точнее, слухи, о мистических событиях и паранормальных явлениях.
       Да, это был девяносто седьмой. Стояла тихая ночь, похожая на эту, только луна была полной, а звёзды потухли, потерявшиеся в зареве златоглавой столицы. В глубине погружённой во тьму квартиры гремел старенький «пентиум», а круглолицый монитор взирал на меня, озаряя моё лицо голубоватым светом. Статья, над которой я работал весь день, подошла к своему логическому завершению. Я отстранился от компьютера и, облокотившись о спинку стула, закурил. Ранняя осень, принявшая обличие лёгкого, ещё не растерявшего своего тепла ветра, струилась из открытой форточки и сонливо касалась моего лица. Я затушил бычок, уверенно закрыл глаза и погрузился в мир Морфея.
       Неожиданно почувствовал запах гари, резко встал с кресла и бросился к выключателю. Но не успел я сделать и пары шагов, как комнату озарил ослепительно белый свет. С улицы доносился шум, как мне казалось, работающих реактивных двигателей. По телу пробежал озноб:
       «Они вернулись».
       Меня бросало то в жар, то в холод, а нити натянутых нервов рвались, создавая в голове звуки лопающихся воздушных шаров. Я почувствовал, как кровь отлила от лица и всё моё наполненное страхом тело будто сковало цепью. Стоя спиной к окну, я отчаянно захотел броситься к письменному столу, открыть дверцу и вытащить оттуда фотоаппарат. Но всё, на что я был сейчас способен, – это медленно обернуться и молить Бога, чтобы оцепенение прошло.
       «Я без оружия, можно мне взять хотя бы…»
       Боль обожгла всё тело, не давая закончить начатое предложение. Кости пылали, а в горле возник липкий ком, который затруднял дыхание. Во рту появился солоноватый привкус, в желудке забурлило и неприятно заёрзало. Окно распахнулось, и в квартиру ворвался мощный ветер, срывая с полок стопки книг и разбрасывая по комнате предметы. Массивная кованая люстра рухнула на пол, пролетела в метре от меня, чуть не вонзив острое основание в голову. Среди этого хаоса я вдруг различил низкорослую фигуру с огромной головой, стоящую на подоконнике и показывающую на меня тонким пальцем. Ещё одна серия картинок, сопровождаемая острой болью во всём теле, возникла у меня в голове. Они были чётче, чем в прошлый раз, но всё так же хаотичны. В то же время, эта череда слайдов показалась донельзя знакомой.
       Мне не хватило силы воли, чтобы дотерпеть эту пытку до конца, возможно, я бы смог собрать все паззлы воедино, но, как и несколько лет тому назад, мне захотелось прокричать:
       «Хватит!» 
       И я, превозмогая боль, смог это сделать.
       Свет вокруг померк, и бушующий во всей квартире ветер сменился лёгким сквозняком, дующим из открытого нараспашку окна. Вещи, поднятые со своих мест, беззвучно и медленно падали на пол, как будто всё пространство моей комнаты было наполнено не воздухом, а глицерином. Звуки улицы доносились приглушённо и с запозданием, словно их пропустили сквозь толстый слой ваты. 
       «Трус и немощь!»
       Провал. Очередной упущенный шанс доказать людям, что пришельцы существуют. Я, в который раз, остался ни с чем.
       Затушив четвёртую по счёту сигарету, я вернулся в реальность и поспешил двинуться прочь из тамбура в маленькое, но уютное помещение купе. Дверь за мной закрылась, щёлкнув замком. Спать совершенно не хотелось, и я, вытащив мобильный телефон, принялся играть в какой-то космический слэшер. Это занятие быстро мне надоело и сменилось аудиокнигой Айзека Азимова «Я, робот». В таком ритме пролетели ещё пара часов, а за окном солнце никак не хотело подниматься из-за горизонта, будто бы ночь преследовала поезд по пятам. Через пару минут состав подошёл к границе Казахстана, и у меня появился попутчик – «скромный» молодой студент казах, который из-за своих огромных габаритов еле протиснулся в дверь купе и по возможности быстро расстелил спальное бельё на верхней полке.
       – Ложитесь на моё место, – обратился я к нему, жалея его самолюбие.
       – Спасибо, – быстро согласился он и продолжил: – Вы представляете, не было нижних полок, вот как назло, а я в Москву опаздываю. Учусь очно на филфаке, пришлось ненадолго задержаться дома.
       – И такое бывает, – согласился я.
       – Ага, бывает. А Вы откуда едете?
       – Из Индии, точнее с симпозиума в Хайдарабаде. Домой еду, год там прожил.
       – Меня Гариф зовут, а что, если не секрет, за симпозиум? – поинтересовался студент, протягивая ладонь.
       – Виктор Сергеевич, можно просто Витя, – пожал руку я.
       Спустя секунду продолжил:
       – Симпозиум? Ну, это собрание такое, учёных, парапсихологов и исследователей, которые рылись в подземельях древнего индийского города Мохенджо-Даро и искали доказательства присутствия инопланетного разума на Земле.
       – Так Вы учёный?
       – Журналист, но увлекаюсь НЛО, – скромно уточнил я, уступая место Гарифу.
       – Нет, нет – сидите. Я пока спать не собираюсь. Вы меня заинтриговали, ни разу не встречал журналиста-уфолога. А Вы думаете, они существуют, в смысле пришельцы?
       – Моё мнение – да, они имеют место быть, – чуть виновато улыбнулся я.
       – Ну, я тоже, в принципе, с Вами согласен, но честно сказать, не доверяю, простите за выражение, жёлтой прессе, которая печатает невероятные истории, не представив ни одного свидетельства. Фотографию, что ли б, показали или, там, видеозапись.
       – Мне это тоже не нравится, Гариф, но что поделать, не всегда есть возможность сделать фото или успеть включить видео.
       –  Ну, хорошо. А что Вы нашли в городе, как его…
       – Мохенджо-Даро, – напомнил я.
       – Да, да, в нём.
       – Ну, когда я приехал в Индию, я многого не ждал, да и устал уже гоняться по всему миру, исследовать круги на полях, записывать свидетельства очевидцев, короче, собирать доказательства. Для меня эта поездка являлась чем-то вроде затянувшегося экстремального отдыха…
       – Простите, перебью. А как насчёт призраков, домовых, что там ещё есть, вампиров? Вы в них верите?
       – Нет, в эти чудеса я не верю: не сталкивался.
       – Понятно, а мы всей семьёй верим, у нас традиции на этот счёт есть. Ну, да ладно, расскажу попозже, ехать ещё о-го-го как. Так что там дальше, с развалинами?
       Я положил ногу на ногу и продолжил рассказ:
       – Ну, как и говорил до этого – я многого не ждал от этой поездки. Мне хотелось посмотреть глазами своих коллег на древние развалины и выслушать предположения, относительно зелёного стекла, обнаруженного по всему периметру канувшего в Лету мегаполиса. Самое интересное, что это стекло появляется лишь в случае воздействия огромных температур на песок, словно в центре разрушенного города прогремел ядерный взрыв!
       Первое, что мы сделали, когда прибыли на место, – отправились на прогулку по узким улочкам мёртвого мегаполиса. Мохенджо-Даро встретил нас пустующими домами, заполненными до потолка песком и вкраплениями толстого необработанного стекла. Чем ближе мы приближались к центру города, тем больше доказательств находили. Огромные пласты оплавленного песка всё чаще сменяли своего сыпучего собрата, лежавшего у нас под ногами. Дорога соседствовала с глубоким рвом, выложенным глиняными кирпичами, и, как мне объяснили позже, он являлся древним подобием современной канализации. Среди всего прочего, мы наткнулись на огромный котлован – очень похожий на бассейн невиданных, по крайней мере мной, размеров. Пожалуй, это было всё, что мы смогли увидеть в тот день, потому как город был на удивление большим.
       Потом начались рабочие будни, которые отнимали у меня довольно много времени. Мы очищали от песка дома, рыли туннели, чтобы добраться до нижнего города. Туда, где жили нищие, где всегда можно отыскать какую-нибудь безделушку, способную пролить свет на загадки прошлого. Так проходили месяцы, но ничего нового найдено не было, и я, работая на поверхности, начал сомневаться в целесообразности своего путешествия. Пока однажды не отправился в глубины нижнего города вместе с группой индийских рудокопов. Помимо прочих, меня вызвались сопровождать переводчик, пара учёных из Британии и худощавый проводник.
       Мы спускались по верёвке, прячась от палящего солнца в сырую прохладу подземелья. Наш проводник, петляя по многочисленным туннелям, заводил нас глубже и глубже – в сердце подземного города, которое, тогда ещё, было погребено под толстым слоем песка. Появились звуки ударов многочисленных кирок о камни. Моё сердце билось чаще в предвкушении чего-то особенного. Я шёл замыкающим и мог видеть спины моих спутников. Мне захотелось поскорей попасть в центр подземелья, и я попросил проводника поспешить, но он отрицательно покачал головой. Переводчик объяснил, что этот участок пути очень опасен и следует крайне осторожно продвигаться, пытаясь не задеть поставленные для крепежа стен и потолка балки.
       И тут землю начало трясти. Кто-то что-то заорал на индийском языке, и все бросились в обратную сторону, сбив меня с ног. Я попытался подняться, но получил толчок в спину от полиглота-предателя, спешившего спасти свою жизнь. И представь себе, никто не удосужился обернуться и хотя бы помочь мне встать. Песок горстями сыпался на меня, попал в глаза, уши и нос. Собрав волю в кулак, я поднялся на ноги и попытался проследовать за скрывшимися в жёлтой пыли людьми. Справа хрустнуло стропило, затем ещё одно, и потолок рухнул, образовав в шаге от моих ног, как оказалось, глубокую дыру. Следом за стремящимся на дно отверстия песком проследовал и я, увлечённый безудержным шелестящим потоком. Свободное падение и удар – дальше не помню.
       Через какое-то время я, наконец, поднялся на ноги и, отыскав в карманах цифровой фотоаппарат, попытался включить на нём вспышку. Ничего не вышло – этого и следовало ожидать, особенно учитывая моё «бесконечное везение». А вот фонарик, как ни странно, оказался целым. Яркий луч света озарил пространство. Я находился в просторном помещении, напоминающем тронный зал в средневековых замках. Только вот никаких «табуретов» здесь не было, зато по углам стояли каменные статуи огромных людей. На стенах были вырезаны символы и потрескавшиеся изображения животных.
       Я ликовал, сердце колотилось в груди! Мне казалось, что найти в этом месте древние улики не составит труда, но я ошибся. Ничего связанного с инопланетной расой, правящей в этом мегаполисе, и никаких сведений о космических кораблях и ядерном оружии. Всё зря? Нет! Что это за сигары на фоне звёздного неба?
       Стены вспыхнули, озарили помещение ярким белым светом, ослепив мои, привыкшие к темноте, глаза. Боль пронзила мозг, тело скрутило, а кожа, казалось, сгорала в шипящей кислоте. Я почувствовал, как закипает моя кровь в сосудах. Перед глазами возникали неясные образы, быстро и бессвязно сменяли друг друга.
       И перед тем, как потерять сознание, я выкрикнул:
       «Хватит, хватит! Сколько можно? Я не понимаю вас!»
       Очнулся уже на поверхности, где-то в центре города, при свете полной луны. Голова ещё немного побаливала и кружилась, но мне без труда удалось отыскать наши палатки и завалиться спать.
       Наутро начался разбор полётов. Кто кого спас, кому повезло, а кому не очень. Кто подставил и кого забыли. В итоге, погибло двое рудокопов и ещё несколько людей получили травмы. Тогда решили уволить переводчика и проводника, учёным повезло больше: они остались чистить дома на поверхности. Полгода поиска пещеры, в которой я побывал, и всё безрезультатно, она словно сквозь землю провалилась. Потом симпозиум, несколько недель в Ташкенте, и вот я сижу рядом с Вами, в поезде, следующем в Москву.
       Я закончил свой фантастический рассказ и ожидал реакции Гарифа.
       – Ну и ну, – только и смог выдавить он, затем продолжил:
       – А в духов – не верите!?
       – Нет, Гариф, не верю, – сказал я и про себя добавил: «Да и ты мне тоже не веришь. Впрочем, я привык».
       Какое-то время мы ехали молча. Студент переваривал полученную информацию, решая, принимать мой рассказ за правду или нет, а я погрузился в дальнейшее прослушивание аудиокниги.
       – Надо бы на следующий год прокатиться до Мохенджо-Даро, может, я что найду, – наконец, произнёс Гариф и виновато улыбнулся.
       – Попробуй. А что за город сейчас будем проезжать?
       – Шымкент! Это ж вторая столица Казахстана! Самый лучший город. Ммм… Какие там места, а какой сочный иримшик! – сказал казах и, видя мои удивлённые глаза, добавил: – Это творог такой, коричневого цвета.
       – Понятно. Это, случайно, не здесь проходил старый добрый Шёлковый путь?
       – Ага, здесь, – гордо подтвердил студент.
       Я взглянул в окно. Восточная сторона неба слегка окрасилась в алый цвет – через пару часов над горизонтом появится круглый диск солнца, освещая поросшие сантонином бескрайние поля Казахстана. Чуть поодаль от железнодорожных путей тянулась трасса, по которой неспешно двигался одинокий легковой автомобиль. Звёзды теряли свой ночной блеск, а убывающая луна и вовсе поблекла на их фоне. Только маленькая яркая точка скакала по воздушным просторам «Счастливой» страны, не обременённая гравитацией.
       Я привстал на месте, облокотившись о стол, и пристально всмотрелся в приближающееся пятно белого света.
       – Смотри! – выпалил я студенту в лицо, тыкая пальцем в стекло.
       – Ну, да. Какая-то точка. НЛО? – спросил он немного погодя.
       – Оно самое! Так, телефон на месте. Проклятие, на фотике зарядки нет. Ну, ничего, на мобильник сниму, у него камера сильная, я его для такого случая и купил, – произнёс я и ринулся за дверь.
       – Вы куда? – послышалось уже в вагоне.
       Я бросился в тамбур и, сорвав пломбу, потянул стоп-кран. Поезд резко остановился. В проёме появился проводник с заспанными глазами:
       – Вы куда это?
       – Надо, – объяснил я и выпрыгнул из вагона на щебёнку.
       Из-за спины послышались крики и ругань, а я, отыскав глазами точку в небе, бежал навстречу неоспоримым фактам. Пот начал заливать глаза, мышцы на ногах сводило: давно не практиковался в беге. Вероятнее всего, я уже находился на достаточном расстоянии от поезда, поэтому, услышав пару-тройку протяжных гудков, служивших мне призывом вернуться обратно и сесть на своё место, я, наконец, остановился. Если мне не изменяет память и выработанное за долгие годы общения с пришельцами чутьё, то с минуты на минуту вспыхнет белый свет и моё тело начнёт корчиться в приступах боли. Я включил видеозапись и повесил шнурок с телефоном на шею.
       – Ну же! Где вы? Давайте, я здесь! Ну, давайте идите сюда, я же видел вас! Что испугались? Камеры боитесь? Извините, сеньоры или кто вы там, сеньориты, не могу ничего с этим поделать, придётся уж вам сняться в моём кино!
       Я кричал в почти чёрное небо, пытаясь достучаться до своих желанных мучителей. Свет, наконец, ослепил, и боль прожгла тело, так же неожиданно, как и во все прошлые встречи с этим созданием, окутанным тьмой. Стук сердца заглушил шум в ушах, и снова горсти картинок, непонятных, иногда пугающих, иногда дарующих радость, но неизменно связанных с болью.
       «Выдержать, выдержать!» – неустанно повторял я себе и, стиснув зубы, терпел. Терпел, пока паззлы не начали собираться в панораму. Моей жизни?
       Вот я маленький, стою на крыше, вот вырезаю из газеты у себя в комнате очередную чёрно-белую летающую тарелку. Следом смотрю на себя в зеркало…
       Вот свидетельства очевидцев – нелепые истории о похищении, полностью отличающиеся от моих контактов, вот запорошённая снегом часть и неистовый крик старшины: «По кому ты стрелял, мать твою…» Следом в зеркале рисунок простым карандашом…
       Вот комната с открытым окном и включённым монитором, на котором красным по белому написано: «Хватит!» Следом на рисунке человек…
        Вот пустые стены погружённого во тьму подземелья. Следом чёрный человек с огромной головой и тонкими конечностями.
       – Нет, нет! Хватит, – закричал я, но боль уже прошла, отступила сама, как только картина сложилась воедино.
       Медленно, словно погружённый в воду, ко мне навстречу шёл чёрный гуманоид, перебирая длинными тонкими пяльцами. Мои колени упирались в покрытую росой траву,  а рука устало потянулась к телефону. «Стоп, снято!». Плэй, и экран засветился белым светом, в центре появился чёрный силуэт пришельца. Создать ММS – готово, добавить видео – готово, отправить…
       Моё тело перестало двигаться, а чёрный пришелец стоял ко мне вплотную, сравнялся ростом со мной.
       «Всё ещё цепляешься за ложь? – возникло у меня в голове. – Правда в том, Витя, что я – это ты и ты всегда был мной! Ты создал меня!»
       Тьма сходила с гостя кусками грязи, очищая его огромное растянутое и ухмыляющееся лицо, которое принадлежало мне. Лишь ужасающие отличия стремились исказить правильную структуру моего тела. Большие, наполненные чёрной смолой глаза и голова, разбухшая, как человека, болеющего страшным недугом – гидроцефалией, вкупе с тонкими конечностями и впалой грудью, довершали созданный моей извращённой фантазией образ.
        «Я твой полтергейст, фантом – я твоё самое заветное желание! И поверь мне, – существо сделало многозначительную паузу, показывая костлявым пальцем в небо, – пришельцев не существует, а нам с тобой пора – ты особенный, знаешь? Нам такие как ты очень нужны».
       Ветер сорвал с меня капли пота, прибивая высокую траву к земле и рисуя на ней правильный  круг. Меня подбросило к звёздному небу, и я, растянутый потоками бешено вращающегося вихря, начал плакать. Я похитил сам себя, какая ирония.
       «Помоги мне! Только одно движение! Дай мне его, пожалуйста», – взмолился я, пытаясь двинуть рукой.
       «Бери», – прозвучало у меня в голове, и я, без промедления, нажал кнопку «отправить».
       …………………………………………………………………………………………..
       Натан-заика, сидя у себя дома, прихлёбывал из огромной кружки горячий чай. Телефон завибрировал, прося прочитать присланное MMS-сообщение.
        А спустя несколько дней, при поддержке клуба «Космопоиск», он отправился в пригород Шымкента, чтобы исследовать появившиеся там недавно круги на полях.


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики