Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Юрий СИМОНОВ
г. Киев, Украина
 
 «АПОГЕДДОН» [«АРМАКАЛИПСИС»]

 Интродукция
 Продвинутые представители старшего поколения, возможно, помнят ироничное «Руководство по сочинению фантастики» известного композитора и не менее известного насмешника (слово «приколист» тогда было не в ходу) Никиты Богословского. Автор рискнул пройтись по тропе, проторенной мэтром, и предложить вашему вниманию Универсальный сценарий фантастического боевика. Что, набор штампов? А кто станет утверждать, что готовые и опробованные клише – это однозначно плохо?..
Голливуд чётко отрабатывает социальный заказ: гибнут негодяи, слабаки и кое-кто из персонажей «второго ряда». Главные герои должны остаться в живых. Хорошие парни должны побеждать, потому что… поступают правильно. (Это важно не только для хеппи-энда, но и для съёмок продолжений.)

 «Апогеддон» [«Армакалипсис»]
 (Прокатная версия для Чукотки – «Песец, однако»)

Американские (а то!) учёные обнаруживают, что Земле угрожает комета [«чудище морское», стая летучих клопов]. Естественно, это грозит гибелью всему человечеству [штату Калифорния, пляжу на Флориде]. Простоватые деятели Пентагона вкупе с ФБР [ФСБ, СБУ и прочими зловещими аббревиатурами] засекречивают сообщение и  решают обойтись собственными силами, используя ядерные фугасы [лазерные пушки, патентованное средство «Красный рейд»]. Однако, по расчётам чудаковатого профессора с арийской фамилией Айнштейн [Цвайштейн, Драйштейн] их план приведёт к гибели всего живого значительно раньше…
Тогда американский Президент (а то!) принимает решение: для защиты от напасти сформировать непрофессиональный экипаж из профессионалов…
В его составе, по устоявшейся традиции, оказываются:
   1. Главный герой – Джон Старр [реже – Джованни Старичелли, ещё реже – Айвен Звездински] – «кондовый» американец (квадратный подбородок, крепкие зубы, ирландское происхождение – приветствуются). Лучший в своём деле истребитель комет [бурильщик, покерист]. К началу событий пребывает на Аляске [в тюрьме, в разводе с женой – иногда всё одновременно], куда за ним и присылают президентский вертолёт. Дает согласие  на участие в акции, выдвигая два условия: 1) стакан виски на опохмелку; 2) право поступать на свой страх и риск. Говорит просто, действует эффективно. По ходу сюжета оказывается в рваной майке, где на широкой, покрытой растительностью груди покоится медальон с фотографией сына. Остаётся  в живых с вероятностью 95%.
   2. Майор Томсон [Джексон, реже – Абрамсон] – афроамериканец со стальными мускулами. Друг главного героя, с которым они вместе служили в морской пехоте [в стройбате, играли в покер]. Суров и задумчив («пять слов подряд – уже болтовня»). По ходу появляется с голым торсом (чтобы можно было оценить рельеф) с ручным огнемётом устрашающего вида наперевес. Искрошив кучу врагов, погибает с полным презрением к смерти на лице.
   3. Карен [Трейси, реже – Сара] – изящная блондинка [реже – шатенка] средних лет. Капитан ВВС [специалист по компьютерам, бывшая подруга Джона – иногда всё это одновременно]. За служебным рвением тщательно скрывает симпатию к Главному герою. По сценарию не обнажается, зато постоянно падает в воду [технологический раствор], что позволяет достаточно точно оценить форму груди и прочие достоинства фигуры. Чудом спасается в последний момент.
   4. Представитель Пентагона [НАСА, НЕНАСА]. Такой себе «Человек-в-чёрном» без имени и особых примет. Настаивает на  выполнении инструкций, что мешает экипажу совершать подвиги. Даже критические обстоятельства не могут заставить его расстаться с галстуком и белой сорочкой. Нехороший  человек. Для достижения каких-то тайных целей часто «играет» на стороне «плохих». Например, пришлых монстров жаждет использовать «по военному ведомству» [передать террористам, продать коллекционерам]. Вероятность выжить – мизерна (сам виноват!).
   5. Ветеран «Шторма в пустыне» [«Бури в стакане»] штаб-сержант в отставке. Все называют его по первым буквам имени: Би Джей [Си Джей, Ди Джей]. Загорелый южанин с добрым взглядом много повидавшего человека. Когда закатывает рукав, на мускулистом предплечье легко заметить татуировку «Морских котиков» [«Речных бобров», «Шоколадных зайчиков»]. Источник искромётного народного юмора на уровне техасского ранчо (такой себе американизированный Дед Щукарь). Демонстративно отказывается от шанса на спасение – у него с кометами [пришельцами, клопами] какие-то свои счёты: то ли утащили его жену, то ли вернули тёщу…
   6. Бренда [Синди, реже Амира] – рослая брюнетка (собственно, имя, «масть» и фигура могут быть любыми – главное, контрастными по отношению к Героине №3). Специалист астронавигатор [-биолог, -энтомолог]. В экипаж попадает… с оглядкой на зрительниц-феминисток, скрупулёзно подсчитывающих гендерный баланс. Прим.  Для обеспечения «полного фарша» может (по совместительству) представлять сексуальные меньшинства, на что намекает комбинезон розового цвета. Из-за ревности к персонажу № 3 [реже – № 1], оказывается союзницей тёмных сил. Прозрение наступает быстро: одумавшись, она возвращается на сторону «наших». В критический момент делится с Карен последней таблеткой «от радиации» [целлюлита]. Героически погибает (опять же, для удовлетворения амбиций феминисток: «А что – имеет полное право!»).
   7. Лейтенант только с офицерских курсов по фамилии Мартинес [Моралес, реже - Кастро]. Горячий латиноамериканский парень. В редкие минуты передышки играет на гитаре и тоскует по маме, оставшейся в Майами. Тайно влюблён в персонажа № 3 [реже – № 2]. Если и раздевается, то для того, чтобы заткнуть одеждой пробоину в борту [трещину в реакторе]. Когда не хватает скафандра [парашюта, презерватива], он – первый претендент, чтобы отдать свой. Не удивительно, что при такой жажде славы и подвигов вероятность его спасения близка к нулю…
   8. Русский [Француз, Японец и пр.], словом, лицо иностранной национальности. Обладатель странного имени, вроде – Сэмюел Чехов [Алекс Пушкин, реже – Эндрю Счевченко]. Сценаристы предпочитают не напрягаться, а просто пошарить взглядом по пыльным корешкам на книжных полках. Функции в экипаже недостаточно ясны (по-видимому, отвечает за «американо-…» дружбу). Профессиональные навыки сомнительны: постоянно давит не те батоны [кнопки], а вместо инструментов пользуется кувалдой. В редкие минуты «затишья» ведёт себя в соответствии с «национальным характером»: Русский открывает припрятанную водку; Француз ухаживает за женщинами; Японец… нет, пока не делает харакири, а составляет икебану. В критический момент сбрасывает телогрейку [костюм, кимоно] под которым оказывается футболка с надписью: «Я люблю Америку!» [реже – «Спартак – чемпион!»], и… ведёт себя мужественно. Вероятность выживания относительно высока – от 60%.
   9. Робот [андроид, реже – киборг], по прозвищу «Малыш» [или по номеру АЖ-2],  – чудо биотехнологий на жидких кристаллах. «Шелезяка», но по-человечески неуклюжий и наивный. Активно участвует в спасении экипажа. Под всхлипывания зрителей погибает, честно отработав программу «защита человека».
10. Профессор Айнштейн (тот самый… из начала фильма) – попадает в экипаж, несмотря на близорукость [плоскостопие, боязнь высоты – иногда всё одновременно]. В его предсказания никто не верил, потому и сняли с работы, тут – сбылось! Характерная социальная фигура: такой себе Жак Паганель (американская версия). Используется для контраста реальной жизни и мира чистых знаний. «Шибко грамотный»: ни на мгновение не расстаётся с карманным суперкомпьютером, откуда, нажимая всего пару клавиш, получает любую информацию. В деле небесполезен: догадывается запустить во вражескую компьютерную [экономическую, мочеполовую] систему зловредный вирус. Остаётся в живых. Поскольку, во-первых, до конца так и не осознаёт степень опасности; во-вторых – эта роль в фильме обычно достаётся кому-то из родственников продюсера (см. ниже).
Прим. Некоторые «неявно погибшие» герои могут материализоваться как раз к запуску продолжения блокбастера.
Второстепенные персонажи: генералы (в кризисном штабе), учёные (в ангарах и лабораториях), близкие наших героев (в их воспоминаниях), полицейские (в автомобилях), репортёры, адвокаты, дантисты (повсюду).
Сюжетная интрига раскручивается стремительно. Как говорится, экшен густеет с каждым кадром. Комета, которая «и микробов убивает», неудержимо приближается [чудище вползает на пляж; «клопы» вылупливаются из коконов]. Прим. Согласно правилу политкорректности: комета должна иметь женское имя, одна из голов чудища -- негроидные черты, а часть популяции клопов – мексиканские корни.
Медлить более нельзя. Капиталистическое отечество – в опасности! К этому моменту сборная Команда Спасателей человечества как раз завершает 2-х годичный курс подготовки астронавта [подводника, молодого бойца]  за 2 месяца [2 дня].
После трогательной сцены прощания, экипаж загружается в люк космического корабля [подводной лодки, канализационной системы]. При этом главного героя провожает сын; афроамериканца – красавица мулатка, «представителя» – начальство (в одинаковых костюмах и галстуках); чудака профессора – ещё более странный папаша; Русского не провожает никто…
Далее, согласно сюжету, должны следовать апокалипсические кадры всеобщей паники. Растёт число жертв в Токио от осколков кометы [в Неаполе – от морского чудища; в Бердичеве (штат Иллинойс) – от укусов неуловимых клопов]. Падают небоскрёбы и индекс Доу-Джонса; лихорадит Сити и музыкальную тусовку Бродвея. Отменяются конкурсы красоты и гонки «Формулы-1». На тысячи осколков разлетаются витрины, в лепёшку разбиваются лимузины и полицейские авто с мигалками. Толпы мародёров тащат драгоценности из бутиков и гамбургеры из Макдональдсов...
Зато перед лицом вселенской опасности пытаются консолидироваться вчерашние непримиримые враги: Корея с Кореей [Китай с Тайванем, реже – Моссад с Хамасом]. Все чаяния людей Земли обращены к нашему экипажу, который вступает в бой с супостатами и обстоятельствами… порождёнными больным воображением сценаристов. Перипетии сражений описывать нет смысла, ибо всё в руках специалистов по спецэффектам. Причём  масштаб «разборок» зависит не от сюжета, а от бюджета фильма. Когда деньги на компьютерную анимацию на исходе, можно переодеть невысоких статистов в шкуры [шубы из сэконд-хэнда] и устроить показательное «мочилово» на заброшенном заводе...
Прим. Поединки в боевике имеют самостоятельное значение, как музыкальные номера в оперетте: вне зависимости от уровня заявленных технологий дело обязательно доходит до пожарного топорика, кунг-фу и ненормативной лексики.
Обязательными являются перебивки для… «тёрок» внутри экипажа, а также моменты, когда под закадровую классическую музыку герои обмениваются воспоминаниями: «Боб, это на фото мой младшенький [мой «Харлей-Дэвидсон»; мой волнистый попугайчик]». В этом же ряду лирических отступлений: «Когда всё это кончится, попытаюсь снова поговорить с женой»; «У моего старика в Оклахоме прохудилась крыша»; «Если бы вы знали, какую паэлью  [окрошку, фаршированную рыбу] готовит моя мама». Но… никаких продолжительных диалогов. Слова в такого рода фильмах – немного значат: в ходу короткие призывы, чтобы зритель не сбился с ритма: «Пусть знают, с кем связались!», а то и «Надерём им задницу!». Прим. Всем известное слово на букву f произносится в фильме всего 12 раз, но в переводе каждый раз звучит по-разному.
Традиционно в боевиках не остаётся места для эротики, но не возбраняются несколько кадров, когда главной героине тщательно массируют [перевязывают, реже – отрезают] подвернувшуюся стройную ногу…
И снова обратимся к сюжету… После всех лишений и потерь, судьба человечества буквально повисает на волоске, точнее на проводке. На бомбе обязателен таймер, с  крупными цифрами и «каунт-дауном» (обратным отсчётом), чтобы каждому дауну из числа зрителей было видно время, оставшееся до полного… пи-и-и.
А счёт уже идёт на секунды! Но старине Джону и здесь не изменяет удача – недаром друзья и враги в предыдущих фильмах прозвали его Крепким жёлудем [Твёрдым арахисом]. За 2 секунды до этого пи-и… он успевает проползти по узкому воздухозаборнику и перекусить именно «красный» [«голубой», реже – «жёлто-голубой»] проводок. Земля спасена! Теперь можно спокойно выкурить сигару [станцевать джигу].
А в это время в Штабе седовласые генералы с «фруктовым салатом» на груди радуются, как команда мальчишек после победы в бейсболе.
Поскольку коробка с попкорном уже опустела, действо должно продвигаться к финалу. Фильм венчает сцена встречи уцелевших героев. Они гордо следуют сквозь толпу ликующего народа, где заметен Президент в своём безупречном костюме:
– Парни, я горжусь вами!
– Мы были счастливы служить с Вами, сэр!
Первым, естественно, шагает старина Джон. На закопчённом до неузнаваемости лице сияет белозубая («Орбит», «Дирол») улыбка. Ему под стать – героиня,  обгоревшая в лазерном пламени, но при полном макияже. Теперь она может не скрывать слёз радости и своих чувств к Джону. За ними, прихрамывая, бредёт Русский с уже пустой бутылкой [Француз со спасённой инопланетянкой, Японец с  гитарой Риверы]. Последним невозмутимо ковыляет Профессор. Он – единственный, кто не разделяет всеобщего восторга. Поскольку врагов разнесли слишком быстро и на слишком мелкие части, он так и не смог подробно изучить состав кометы [скелет чудища, геоморфологию клопов].
Под звуки американского гимна [марша из «Аиды», композиции «Квин»] наплывают титры «Нарру end». В правильном кино, как и в сводках новостей, всегда побеждают «хорошие парни»…




   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики