Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Владимир ГРАЧЕВ
(Симферополь)


ЭНИГМА



ОТ РЕДАКЦИИ АЛЬМАНАХА

      Предположительно Йор Додо был известен, как минимум, с начала раннего средневековья. Он – космический Маугли, появившейся на Земле на гребне одной из миграционных волн цивилизации, чье существование уходит корнями в древнейшее прошлое нашей галактики. Разумеется, ни имени, ни происхождения этой цивилизации на Земле никто не знал, да и вряд ли узнает, но если уже для своей культуры Йор Додо считался настоящим Маугли, то что тогда говорить о нашей!
      В средние века Йор Додо появляется при дворах некоторых европейских королевств, в основном в роли шута. Чуть позднее под разными именами мелькает в деяниях Ренессанса и Реформации. Джунгли нашей земной истории напоминают ему его собственные, только в меньших масштабах. На протяжении примерно десяти веков неизвестная болезнь медленно прогрессирует в Йоре. К началу ХХ века Додо уже нередко, хотя и недолго, пациент психиатрических лечебниц тех же самых европейских государств: он частично утрачивает живительные нити энергетической поддержки своих космических сородичей, на некоторое время теряет память и навыки спонтанного прогрессора. В конце 70-х годов никому не известный, но гениальный психиатр Кондрат Карташов привозит в Россию необычного пациента (одно из сохраняющихся умений Йора – чтение мыслей на расстоянии). Наблюдения и опыты Карташова приводят его к потрясающему и фундаментальному открытию: он находит способ полного излечения шизофрении. Свое открытие Карташов хранит в тайне, так как он по складу характера воплощенный «инженер Гарин» в своей области, тогда как Йор Додо становится в изощренных руках и фантазии профессора – своеобразным «гиперболоидом». Однако в скором времени Йор выходит из-под контроля Карташова и, по диагностической версии излечения, обретает все свойства  н о н с е н с о р а  – ноуменального человека с необычными возможностями. Некоторые из спонтанных следствий этих возможностей – появление у Йора Додо  с и н х р о м о б и л я – многофункционального аппарата, способного перемещаться вне времени и пространства, а также сверхматериальной метафизической подруги Опапанаксы, ставшей верной спутницей нонсенсора. Рассказы о жизни Йора Додо – творческое «ноу-хау» крымского поэта Владимира Грачева. Предлагаемая публикация ярко проливает (а лучше сказать «затуманивает») свет на некоторые удивительные стороны личности великого нонсенсора в период его крымских «каникул».
      Другой крымский писатель, Валерий Гаевский, еще в начале 90-х годов, с дружеского согласия Владимира Грачева, подхватил и творчески развил идею нонсенсорства, написав трилогию о созданной в конце 49 столетия космической Школе Шутов, оказавшей неоценимое влияние на ход развития истории человечества того времени, что дало выход на подмостки социальной арены целой плеяды выдающихся нонсенсоров, среди которых особенно известным стал выпускник Школы Колдо Аквинский. О жизни и творениях этого героя читайте в следующем номере нашего альманаха.




      Йор Додо подошел к палатке и свистнул.
– Это что еще за свистуны у нас в горах нарисовались? – из палатки, идя спиной вперед, показался седой как лунь человек, но по спине судя, не старик. Когда повернулся бородой и выпрямился – совсем не старик. А когда улыбнулся…
– Привет от Альфы Центавра, – сказал Йор Додо.
– От кого? У меня знакомые есть только в туманности Андромеды. Ефремовым зовут. Может, знаешь такого?
– Я серьезно, – сказал Йор Додо.
– Свистун…
– У нас свист как у вас рукопожатие. Не придирайся. Я к тебе с визитом вежливости.
– Палатку где поставил?
      Йор Додо показал пальцем вверх.
      Седой задрал бороду.
      Над палаткой, метрах в десяти, висела…
– Это что, твоя «тарелка», что ли?
 – Ага. Видишь, написано «Общепит».
– Ты кто такой? – спросил бородач.
– Йор Додо… А это – Опапанакса.
      Йор Додо сделал шаг в сторону, но седой бородач ничего и никого не увидел.
– Мужик, ты с виду вроде приличный, но может, хватит дуру мочить?
– Ну, во-первых, она не дура. А во-вторых – зачем же так сразу и мочить?
      Если бы не увесистый предмет, что висел над палаткой, можно было бы подумать, что это обыкновенный стёб… Но то, что висело, начало вдруг медленно снижаться. И по мере снижения, для седого бородача, прямо из воздуха, начала появляться как бы всплывая из глубины девочка… в комбинезоне серебристого цвета и без волос. Совершенно обритая, как тифозная.
– Это и есть Опапанакса?
– Да. Можешь подойти и обнюхать. Она действительно пахнет, как опапанакс…
– Это тот, который в Индии растет?
– Он самый. Нюхать будем.
– Я что, собака?
– А какая разница? Ты же живая тварь.
– Оскорбляешь?
– Нет, упрощаю контакт. По-вашему – заземляю.
– По-нашему, «ниже плинтуса» называется.
– Да, был такой философ.
– Какой еще философ?
– Плинтус Младший…
– Не слыхал.
– Опапанакса, слышишь, он не слыхал?
– Отстань от куклы… – по звучанию голоса бородач понял, что девчонка была роботом.
– Не совсем… – Опапанакса, сказав это, присела на корточки и сорвала цветок.
– Оставь лютик в покое. Все равно выбросишь, как Пушкин…
      Йор Додо подошел ближе к хозяину палатки.
– Пора знакомиться. О себе я уже все рассказал, теперь твоя очередь.
– Она что, мысли читает?
– Да, но плохо, по складам.
– А по складам тебе и будет, – огрызнулась Опапанакса.
– Вы что, шапито? Цирк на прогулке? Вы толком можете хоть что-то объяснить?
– Его зовут Олег, – сказала Опапанакса.
– Без тебя знаю.
– Отстать от куклы.
– У тебя какого цвета палатка была?
      Олег оглянулся. Палатка поменяла цвет. Была салатного цвета и вот, серебристая, как комбинезон у Опапанаксы. И если бы только цвет изменился. Была квадратной, а теперь овал.
– Ну как, нравится?.. Только не говори, что ты с детства не любил овал…
      И только тут Олег почувствовал что-то отдаленно похожее на тошноту. Такое ощущение возникает при страхе, когда ты еще не испугался, но понимаешь, что опасность приближается.
– Расслабься, – совершенно нормальным звонким девчоночьим голосом сказала Опапанакса. – Мы к тебе в гости пришли, а ты нас на пороге держишь, в дом не пускаешь. Тоже мне хозяин гор и лесов… Если мы тебе не нравимся, так и скажи. Нечего дуру ваять.
– Валять, – поправил ее Йор Додо.
– Что это? – Олег глазами показал наверх.
– Синхромобиль.
– Ну…
– Что «ну»? Ты в телевизорах разбираешься? Нет. Смотришь и все. Вот так и я: пользуюсь и никаких проблем.
– Откуда вы?
– Да успокойся, местные мы.
– Аборигены, – добавила Опапанакса.
– Вот именно, что оба… а не обе…
– Я оба, а ты об…
– Ладно, чтоб только замять… Мы обеобы…
      Опапанакса залилась неудержимым смехом и стала постепенно таять в воздухе, ибо синхромобиль начал набирать высоту, потом сделал круг и исчез.
– Полетел к орланам белохвостым приставать. Они где-то здесь рядом. Пусть пошалит.
– ?
– Ну так что,  герр Комендант, что делать будем?
– Я уж не знаю… Вы, наверное, проголодались или как?
– О нас не беспокойся. Мы с пустыми руками в гости не ходим. Подожди немного, я синхромобиль пригоню обратно.
      Йор Додо сделал совершенно незначительное движение, как бы застегнул молнию у нагрудного кармана, и приподнялся над землей. Потом застегнул что-то похожее на пряжку у шеи и полетел.
      Олег стоял, и состояние у него было, как будто он только что проснулся. Хоть глаза протирай.
– А я не улетела, – раздался голос Опапанаксы.
      Олег почувствовал как к его руке прикоснулась ее рука.
– Мы добрые, – сказала она. – А Йор, тот даже добрый себе во вред. Ты за палатку не обижаешься?
– А что, можно?
– Если бы сейчас пошел дождь и мы пошли бы вовнутрь, то ты понял бы, что обижаться практически не на что.
– Не промокает?
– Никогда. Как подводная лодка. Она и перемещаться может. И по земле. И по воде. И по воздуху. Настанет ночь, и ты увидишь, что палатка начнет светиться, как вода в море. Кстати, у ткани, из которой сделана эта палатка, как и у ночи…    ?   есть светящиеся капли, поэтому она имеет живой свет… ?
– А как вы ее установили?   
– Это сложный процесс. Просто ты его не видел, ты же спиной стоял. Пока вы с Йором чирикали про всякие глупости, там бац-бац и готово. У нас таких много. Если ее свернуть, то она может поместиться в спичечную коробку. А коробка у нас одна, но она как Фортунатов кошелек или как шляпа у фокусника: достал, и еще раз достал, и еще…
– Врешь.
– Конечно, – Опапанакса.
      По тому, как стала возникать из воздуха Опапанакса, Олег догадался, что приближается Йор Додо. И точно. Синохромобиль завис над самой палаткой, почти касаясь ее…
– Я смотрю, вы даже костер не разожгли, тунеядцы, – Йор Додо мягко спрыгнул на землю. Люк, из которого он выпрыгнул, тут же закрылся.
– Он не закрывается, он зарастает – это гораздо надежней, – Опапанакса показала руками, как именно он зарастает.
– Все, вы как хотите, а я пошел собирать хворост. Приглядел я одно местечко, там его столько, что на всю ночь можно набрать.
– Вы что, у меня пробудите до утра?
– Опапанакса, ты давно спала на земле?
– Ой как давно.
– Значит, до утра.
– На земле будет холодно.
– Да. Тогда мы ее положим на том месте, где у нас будет костер. Костер догорит. Мы золу уберем и постелим что-нибудь… Олег, у тебя найдется, что постелить?
– Конечно найдется.
– Ну вот, пока я тут с вами болтал, синхромобиль уже хворост собрал. Ну никак не даст проявить инициативу.                             
      Хворост действительно лежал у палатки, ровно уложенный, и веточки одна в одну. Эти дрова были больше похожи на трубы маленького диаметра.
– Они что, металлические? – спросил Олег.
      Йор Додо отмахнулся рукой, мол, о чем говорить, – темнота.

– Любую кривую можно выровнять, нужно только постучать молоточком. А что касается длины, так эту проблему еще Прокруст решил.
– Про куст? – переспросила Опапанакса.
– А ты бы лучше мордашку в озере ополоснула. Стоишь тут, излучаешь флюиды… Привыкай, привыкай к жизни полной невзгод и лишений.
– Зачем же в озере, – вмешался Олег. – Рядом родник есть.
      Неожиданно и Йор Додо и Опапанакса захохотали.
– Я что-то не то сказал?
– В том-то и дело, что то… Мы же сначала, с Альфы Центавра, родник надыбали, а уж потом на тебя вышли…
      Синхромобиль, до этого времени висевший незаметно, вдруг фыркнул и резко подался влево. Он завис над полянкой и каким-то образом обозначил круг, метра два в диаметре.
– Это он определил место для костра и намекает, что пора его разводить.
– Так вас что, трое? – робко спросил Олег.
      И опять эти два пришельца расхохотались. Смеялся и третий – молча покачиваясь в воздухе.
– Олег, ты бы зашел в палатку, посмотрел бы, не пропало ли чего.
      Олег откинул полог. Первое, что увидел, – было окно. У окна стол, а на столе стояла его прежняя палатка, но уменьшенная до размеров чернильницы. Рядом лежала… Палатку сильно качнуло… Еще раз… Олег вышел… Было уже темно.
– Эй, где вы? – голос Олег потонул во мраке. – Эй…
      Олег оглянулся… Его парик… Только с третьего раза, и то после встряски, очень слабый свет садящихся батареек, осветил то, что и так уже было освещено взошедшей луной. Вокруг было, как всегда, тихо и… Не понимая, что делает, Олег пошел к поляне, к тому месту, где синхромобиль вынул как пробку грунт и… Поляна была нетронутой.
      Из-под ног у Олега, стремительно улетая вперед, появилась тень. Его осветили сзади… Светился овал, переливаясь блуждающими огоньками.
– Где ты был? – спросила Опапанакса.
– Там, на столе, у окна…
– А… Извини… Одну минуточку.
      Йор Додо исчез в темноте.
– Я догадываюсь, что произошло, но пусть Йор уточнит.
      Раздался звук, как будто кто-то кому-то дал пощечину.
– Ого! – воскликнула Опапанакса. – Кто ж так дверь закрывает?
      Из темноты возник Йор Додо.
– У меня нет слов, – сказал он.
– У меня то же, – сказала Опапанакса.
      Луны не было. Была непроглядная темнота.

– Привет, Олег.
      Олег поднял голову и увидел Йора Додо. Тот сидел обхватив ногами ствол сосны. Сосна росла вдоль скалы, так сказать параллельно.
      Олег, когда его окликнул Йор Додо, имел под собой метров девяносто вертикали. Шел он без страховки. Шел как раз по направлению к этой сосне, но траверсом, его отклоняло влево.
– А где Опапанакса? – спросил Олег, взглядом нащупывая выступ, чтобы поставить ногу.
– Она рядом с тобой. Я ей говорил, что не надо, но она разве когда-нибудь кого-нибудь слушалась.
      Олег посмотрел направо. Опапанакса шла по стене, и делала это так ловко и быстро, что Олег опешил.
– Ничего себе…
– Она же в легком теле. У нее сейчас нулевая плавучесть.
– А где же синхромобиль? – спросил Олег, понимая, что этот разговор ему ни к чему. Ему нужно идти дальше, иначе…
– Не валяй дурака, – Йор Додо отломил камешек от скалы и бросил его в Олега. – Не валяй дурака и посмотри вниз, а лучше сделай шаг назад, ну…
      Олег посмотрел… Там, где сгибаются колени, на этом уровне, в нескольких миллиметрах, находилась плоская, круглая, покрытая солнечными зайчиками и оттого вся лоснящаяся спина синхромобиля.
– Карета подана.
      Олег откинулся назад и сел на раскаленную крышу этого странного агрегата.
      Синхромобиль отдалился от стены.
– Держись за поручни, а то можешь соскользнуть.
– Да нет здесь никаких поручней. Все гладко.
– Надави в любом месте пальцем, – Опапанакса появилась снизу, как бы всплыла, и, как пловцы хватаются за борт шлюпки, так и она взялась за край синхромобиля.
– Развлекаетесь? – с досадой в голосе, спросил Олег.
– Упрощаем контакт. Как у вас говорится, заземляем… Вира, – скомандовал Йор Додо.
      Опапанакса с деланным усилием вскарабкалась на спину синхромобиля и села рядом с Олегом, почти прижавшись к нему.
      Они медленно, как на лифте, поднимались вверх. Проплыл Йор Додо, помахавший им рукой. Проплыла сосна.
– Ты можешь вот здесь опять перейти на стенку и продолжить восхождение. Дальше есть хорошие зацепы, – Опапанакса болтала ножками.
      Олег молчал.
– Ты что, обиделся?
– Когда вы тогда исчезли ночью…
      Опапанакса приложила свою ладонь к его губам.
– На то были веские причины.
      Стена закончилась. Сидя на камне, что навис над пропастью, их уже поджидал Йор Додо.
– Чего там медленно? – спросил он.
– Уж больно ноша тяжела, – ответила Опапанакса.
– Тяжела еще моя старушка, – запел Йор Додо и закончил, перейдя на другой мотив: – Много в ней лесов, полей и рек…
– У него отличное настроение. А знаешь почему? Он опять встретился с тобой. Все уши прожужжал. Олег такой, Олег сякой… Я даже где-то ревновать начала…
– Отстань от куклы, – Йор Додо погрозил Опапанаксе пальцем.
– А почему это я кукла?
– А потому что кукла – это самое точно определение из всех, что я знаю.
– Определение чего? – Олег спрыгнул с синхромобиля и сел рядом с Йором Додо.
– Чего надо, понял?
– Понял.
– Вот и поговорили по душам, – заключила Опапанакса.

– А хочешь посмотреть на Землю? С орбиты Луны, например.
– Я не думал об этом.
– А что тут думать.
      Синхромобиль опустился сверху, и открытый нижний люк поглотил их.
– Опапанакса, уступи гостю место.
– Это мое место…
– Не капризничай… Как ты переносишь перегрузки? – обратился с вопросом к Олегу Йор Додо.
– Может, не надо?
– Кресло удобное? – Йор Додо смотрел серьезно и пристально в глаза Олегу.
– Удобное, – Олег откинулся. – Пристегиваться надо?
– А взлетную карамельку тебе не дать?
– Мне дай, – подала голос Опапанакса.
– Дай уехал в Китай…
– И сказал никому не давай, – Олег подключился к этой странной игре…
      «Игра ли это?..» – подумал он, но Тихий океан, от Панамского канала и до Геркулесовых столбов, открылся перед ним во всей своей красе.
– Мы что, уже в полете?
– Нет, мы карту рассматриваем.
      Земля уходила из-под ног как мячик, если его ударить со всей силы.
– Ну вот и приехали. Любуйся. А впрочем, пусто, холодно и скучно… Красиво, но…
      Совершенно обалдевший Олег припал к иллюминатору.
– Сколько же времени мы были с вами в полете?
– Сейчас посмотрим.
      Земля стремительно приближалась.
– Стоп, – сказал Йор Додо. – А теперь смотри. Внимательно смотри.    
      Олег увидел знакомые места. Скалу. Стенку и… себя на ней, в нескольких метрах от сосны. Обхватив сосну ногами сидел Йор Додо…
– Привет, Олег…




   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики