Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Сергей САВИНОВ
г. Симферополь, Крым, Украина

ПРЕВРАЩЕНИЕ «ВЕНОЗА»

«Птичка Божия не знает
ни заботы, ни труда…»

     Однажды августовским вечером, в симферлевском кафе «Мозаика», что на улице Екатерининской, как раз напротив «Стены плача» (фасада, который остался от знаменитого ресторана «Астория»), собралась тёплая компания: наркоман Гиви Хесунчава, Лёха «Паук», неудавшийся актёр, но ловко «щиплющий» «лопатники» и «шмели»* по троллейбусам, спившийся художник Варикозов и краевед-любитель с незаконченным высшим Костя Оглоблин (в кафе он уже сидел с полудня, и поэтому один глаз его был «во всю», а второй, косящий, – «во всех» или даже «во всё»). Попивали кофе с водочкой «Немирофф», пока не нарисовался Венька Матроскин по прозвищу «Веноз». Его манера носить в кармане не больше трояка и «падать на хвост» действовала удручающе.
    
      * Ворующий бумажники и кошельки.
    
     Оболтус «Веноз» (лицо его было устойчивого колера «отваренной свёклы») периодически лежал в «дурке», и хотя за плечами у него было два высших образования (сельхозинститут и экономический), Венькина жизненная позиция была «хитровыструганной»: прикидываться дурачком.
     Обычно новых собеседников (собутыльников) «Веноз» подкупал самоуничижительным лебезеньем (ну что тот Пятница, ставящий стопу Робинзона себе на лоб) и, совершенно заморочив визави голову, выклянчивал стопочку-другую горячительного.
     – Найдите мне работу, где научат меня уму-разуму… – начал канючить Матроскин свою излюбленную «разводиловку».
     – Послушай, «Веноз», – сказал «Паук» угрожающе. – Ты воровать умеешь?
     – А я с законом дружу…
     – А бетон таскать?
     – Тут много ума не надо…
     – Ну так иди и работай.
     – Ты, значит, хочешь убить меня непосильным трудом?
     – Значит, нагибаться перед нами – твоя работа?! Что бы ты сделал за 100 грамм?
     – Я пидором никогда не был… Я – больной.
     – Ты – хитрый, как женщина. Пора тебе пол менять, – сказал художник Варикозов.
     – Дурачком он прикидывается и другим советует, – подытожил «Паук». – Ты попробуй умным прикинься…
     – Лучше бы ему трупом прикинуться, – осклабился Гиви Хесунчава. – Меня уже воротит от рожи цвета гнилого помидора.
     – А я, ребят-та (ик!), на стоянке древнего человека в Чок-ик!-курче обнаружил фрагмент черепа… – ни к селу ни к городу произнёс краевед Костя Оглоблин.
     – При чём тут череп?! – вспылил «Паук». – Мы о другой дурной башке речь ведём, а он: «череп»!
     – …истолок кость-ик! в ступе, – как ни в чём ни бывало продолжил краевед. – Сделал настойку… на спир-ик!-ту… Хочу вам оффиц-ци-ально заявить-ик! об эксрепименте…
     – Нарисовать разве этим… попробовать? – сказал Варикозов.
     – Отнюдь… Хочется-ик! предложить настойку кому-нибудь, кто смелый…
     – Веньке «Венозу».
     – Матроскин, бухнёшь пойло с давно умершим предком?
     – Да ну вас, разыгрываете вы меня… – сказал Венька. – Нет, правда-правда… если есть – я бы не прочь… Я пил китайскую водку со змеёй, пил даже со скорпионом…
     – Ну ежели так – вот!.. – Оглоблин, порывшись в своём стареньком рюкзачке, с которым не расставался, извлёк чекушку с коричневой жидкостью. – Это-ик! чистый спирт.
     – Наливай! – решился Матроскин. Пока спирт перемещался в стакан, на его глуповатом багровом лице забрезжила мысль: «Может, я наберусь уму-разуму».
    
     ……………………..
     Ровно через три дня у «Веноза» начали выпадать волосы и по всему телу пошла опушь. Стали интенсивно отрастать перья.
     В больнице, куда его определили, врачи ничего внятного (в смысле формулировки диагноза) не озвучили, и в итоге Венька Матроскин был привезён домой.
     Его руки и ноги слабели. Через месяц верхние и нижние конечности усохли до таких размеров, что напоминали детский рисунок: «палка, палка, огуречик – вот и вышел человечек». Позвоночник из области копчика продолжился, и распушился длинный веерообразный хвост.
     Лицо Веньки утончилось, челюсти складывались в клюв. Впрочем, зубы внутри клюва также появились, маленькие и острые, как бритва.
     Доктора и народные целители, которых привозил на своей старенькой «Шкоде» отец «Веноза», только руками разводили.
     Посмотреть на превращение человека в птицу зачастили репортёры местных газет, но Венькины родители вмиг наложили на визиты посторонних «табу».
     Однажды бывший «Веноз», повинуясь какому-то зову, разбил крыльями и клювом окно и ринулся с пятого этажа.
     Когда у подъезда «хрущёвки» собирали то, что осталось от птицечеловека, некто из толпы проявил слишком специфический интерес к диковинным останкам. Гражданином этим был Костя Оглоблин. Краевед-любитель «под шумок» похитил часть мозга из разбитой птичьей головы и фрагмент крыла с маленькой лапкой – рудиментом исчезнувшей руки бездельника. Отойдя на безопасное расстояние, Костя остановился и уложил добычу в свой старенький рюкзачок, в особое отделение…
     – Кажется, я ошибся, – бормотал краевед. – Моя чокурчинская находка – гораздо древнее… Отнюдь не неолит.
     «ЭТО – ПТИЦА АРХЕОПТЕРИКС!» – возликовало всё его нутро.
     И уже вслух:
     – Эксперимент удался!
     Исключительно довольный своей догадкой, Костя Оглоблин дико захохотал.  


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики