Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Сергей ВАГАНОВ
г. Симферополь, Крым, Украина

Начало (Фанданго №19)
Продолжение (Фанданго №20)

АРТИСТКА (продолжение)
    
     Был конец августа. Осталось совсем немного до любимого мною бархатного сезона. С ранней юности это – желанное время, когда уезжают семьи – школа, а приезжают студенты после сексуального обучения в стройотрядах на, можно сказать, полевую практику.
     Господи, как мы блаженствовали в райских кущах Верхнего и Нижнего симеизских парков. Сколько выпивалось сухого болгарского вина, какие песни пелись под гитару! И весёлый, не напрягающий обе стороны, секс.
     Помню, как однажды, когда у культуриста Славы внезапно по телеграмме на день уехала жена, мы искали ему по Симеизу одну проверенную нами безотказную подругу. Знали приблизительно (в пределах нескольких домов), где она живёт. Знали имя – Елена. Знали, что у неё сын лет пяти. Всё. Короче – прочёсывали местность в 2 часа ночи, будя обывателей и отдыхающих настойчивыми вопросами: «У вас Елена с мальчиком не проживает?» Дважды нам хотели набить морду. Трижды плескали водой. Четырежды грозили милицией, но Елену мы Славику нашли. Компания у нас была дружная и разнообразная – Симеиз, Москва, Львов, Питер – основные ингредиенты ночных посиделок. Девчонки, конечно, менялись. Постоянными были только Татьяна и Мила, сестра одного из основных – Витьки Шуллера. Она классно пела на английском, ну точно Донна Самер.
     Скамейки гудели до рассвета. И после такой бессонной, плотной событиями ночи я к 8-ми шёл на спасалку, на дежурство. И хоть бы что!
     Итак, был конец августа. Каждый вечер мы с женой и друзьями ходили либо в алупкинский Воронцовский парк, либо в Симеиз. Иногда брали винцо на скамейку, иногда заходили в кафешки, в огромном количестве произраставшие в сезон во всевозможных и невозможных местах. В Симеизе, например, два столика стояли на крыше общественного туалета! В этот вечер мы поехали в Симеиз. Идём по набережной мимо ресторана «Карамба». Справа у перил набережной выставлены столики на двоих. И оп-па-на! Татьяна и друг Юрий – голова к голове говорят что-то полушёпотом настолько захватывающе, что ничего не замечают. Даже нас – в двух-трёх метрах остолбеневших. Двинулись дальше. Я решил не мешать напряжённому разговору. Обрадовался, что Танька жива. Но кто тогда сгорел на АЗС? А сейчас что, выясняют отношения? Но каким местом Юрий?
     Он позвонил утром. Договорились о встрече. Вот что он рассказал, когда мы сидели на большом камне Чайка в 10 метрах от берега. Добраться можно вплавь или посуху по натянутым – ноги-руки – тросам для зимней рыбалки. Всё контролируется, если кто нежелательный сунется, можно раскачать тросы и сбросить в воду.
     Главное: со слов Юры получалось, что Татьяна дважды умерла и дважды воскресла. Первый раз её облил кислотой и сбросил с обрыва ревнивый сумасшедший. Второй раз в роли двойника режиссёра она сгорела на АЗС. Гибла по-настоящему, мучительно. Юрий уверял меня, что рассказанные ею подробности шокируют. Однако каждый раз после смерти Татьяна просыпалась в карстовой пещере на горе Кошка. Голая. Ждала ночи. С трудом выползала через очень узкую «детскую» щель на западном склоне горы. Делала себе что-то типа купальника из тряпочек и носовых платков, навязанных туристами на двух можжевельниках, и спускалась в Симеиз. Если её кто-нибудь и встречал по дороге, то не особенно удивлялся. Дело в том, что под Кошкой у скалы Лебединое Крыло было стойбище неформальной молодежи – хиппи, нудисты и т.д. Это они подходили в кафе к вашему столику и вежливо спрашивали, не будете ли вы доедать гарнир на отставленной тарелке, сгружали его на газету и потом, сидя на асфальте, поедали его «чистыми» руками. Это они ходили с привязанными к заднице дощечками, чтобы сесть где угодно. Это они ходили с нарисованными на теле лифчиками, правда, всегда в компании. Я много могу о них рассказать, зная сам и со слов друга лесника Пети Нургальдиева, но сейчас не об этом.
     Итак, Татьяна шла в стойбище, где ей давали кое-какую одежду и кормили чем Бог послал.
     Вот, что рассказал Юрий, причём как-то неуверенно. С какими-то внутренними колебаниями. Я был удивлён. Я сказал:
– Неужели ты хоть на капельку веришь в эту чушь?
– Ты знаешь, она так и сказала, что скажешь «чушь».
– А что же ещё? Тоже мне дважды Иисус Христос. Лепит горбатого наша Таня, а ты уши развесил.
– Я бы ни грамма не сомневался, если бы не пещера.
– Да, пещеру она грамотно задействовала. А почему она сама не пришла, тебя посредником сделала?
– А она скрывается.
– Скрывается? На симеизской набережной! Ну-ну.
– Ей тогда зачем-то надо было. Я так думаю, чтобы кто-то её увидел. Потому что мы сидели где-то полчаса, она всё время зыркала туда-сюда, туда-сюда. Потом внезапно схватила мою руку и: «Всё, пошли».
– Понятно. Очередной спектакль. Я вот думаю, зачем ей это надо такие слухи распускать. И, главное, пещеру раскручивать?
– Я тоже только о пещере и думаю.
– А воскрешение?
– Да брось ты, что я, дурак?
     На том наш разговор и закончился. Мы пошли купаться.
– Что вы так долго? – спросила на берегу жена.
– Да Танька что-то с нашей пещерой мутит.
     О пещере. О её существовании знало всего несколько человек, точнее восемь посвящённых: наша дворовая дружная пятерка – я, Вася, брат, Михеля и Татьяна, – кроме нас – Валерка Боцман, через Михелю, Юра и жена, через  меня.
     Нашли мы её во время очередного похода на Кошку в середине шестидесятых. Нашёл Михеля – полез за стрелой, улетевшей на западный склон горы, да и провалился по пояс. Заорал. Мы прибежали. Вытащили. Ну и, конечно, обследовали «объект». Карстовая, т. е. вымытая, разъеденная углекислой водой, полость имела очень узкий, почти вертикальный вход. Мы, дети, еле могли протиснуться. Дальше следовал коридор метров десять, по которому можно было двигаться на карачках. И в конце – довольно большой, метров двадцать квадратных, зал овальной формы с куполообразным потолком, заканчивающимся карстовой воронкой, закрытой, как неподогнанной пробкой, большим валуном. Вокруг которого через щели в зал проникал свет. Мы потом сверху пытались этот валун раскачать. Тщетно. Вбит в воронку намертво.
     На полу зала стояла вода – небольшая ванна. В южном углу щель – продолжение карстовой полости, недостижимая для исследователей: слишком узкая.
     Но главное – в зале исписанные процарапанными значками стены. И ещё чувство. Какое-то глубокое чувство каких-то знаний. Ощущение, что стоит немного напрячься – и эти знания будут твоими. Кажется, что они набухли в тебе, как почки, вот-вот и распустятся, но чуть-чуть не хватает чего-то. Мы, конечно, наломали всяких сталактитов, сталагмитов и решили тайну пещеры держать в секрете.
     Странности начались довольно быстро. На второй день у всех нас, кроме Татьяны (она пещеру не ломала), и у приятелей, которым с детства коммерсант Михеля обменял на разные вещи искрящиеся на разломе камни, появились одинаковые болезненные симптомы: температура, головная боль, слабость и бессонница. «Обманутые вкладчики» поприбегали – вернуть осколки, забрали свои ножички и мячики и выздоровели. А мы болели до тех пор, пока не отнесли камни назад в пещеру. Вот тогда-то и узнал о пещере Валерка Боцман, он за нами проследил. Ещё когда Михеля предлагал ему камни за новую рогатку, хитрый Валерка подумал: «На фига покупать вторичный продукт, если можно заиметь источник». 
     Было ещё одно последствие: посетившие пещеру стали обладать великолепной памятью, однако краткосрочной. Но для школы с её экзаменами – то, что надо. За день-два просто читаешь учебник и знаешь его наизусть. Михеля и Боцман могли бы отличниками стать, если бы читали эти самые учебники.  Но главное, за что мы эту пещеру боготворили, – это то, что мы перестали болеть. Я, например, с тех пор ни одной таблетки не выпил. Вася избавился от хронического насморка, а Валерка с детства пьёт столько, что давно должен был откинуть копыта. Однако не только не помер от тормозных и прочих жидкостей, хвастает, что даже похмелья не бывает. Похмелья точно нет, это мы все подтвердить можем.
     А из значков со стен Вася сделал как бы алфавит. Почему как бы? А потому, что значков оказалось 246, столько букв, звуков не бывает.
     (Продолжение следует).

Начало (Фанданго №19)
Продолжение (Фанданго №20)

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики