Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Владимир ВЕЧФИНСКИЙ
г. Рыбинск, Россия

ПРО ЗМЕЯ ГОРЫНЫЧА

   Эпитафия на могиле Змея Горыныча: «Он был рожден, чтобы летать, имел пламенное сердце, владел тремя языками и ценил женскую красоту».
   
    - Как же мне надоели эти герои рыцари, - Змей Горыныч сладко зевнул во все три свои глотки. Его разбудил визгливый трубный глас.
    Средняя голова высунулась в окно, а левая и правая опять задремали. Ну, так и есть! У подножия скалы виднелась фигура витязя в серебряных латах, сидящего на мощном белом коне. Правда, сейчас конь не казался таким уж и мощным. Тяжеловес был явно заморен многодневными переходами по бездорожью, чащобам и болотам.
    Витязь с красной от натуги физиономией дул в охотничий рог. Звук, издаваемый рогом, то напоминал паровозный рёв, то срывался на визг циркулярной пилы.
    Горыныч мимоходом отметил про себя, что доспехи витязя были серебряными только с виду. Небось бедняга целую ночь натирал их серебряной пастой, а так это были плохонькие доспехи из дешёвого железа. По краям лат и в многочисленных вмятинах виднелись ржавые подтёки. Оно и понятно? сонному, да при свете костра, трудновато разглядеть все дефекты.
    В общем, это был самый обычный бродяга из небогатого, захудалого рода, который решил поискать геройской славы и побороть чудище поганое, то есть его, Змея Горыныча.
    - Чего припёрся? - неласково спросила витязя средняя голова.
   - Я хочу сразиться с тобой, избавить землю родную от тебя, чудище поганое. Чтобы ты не летал над нашими нивами и полями, не губил души невинные, не разорял наши города и веси… - Змей молча дослушал гневную речь до конца.
    - А чем отличаются нивы от полей? - спросила, позёвывая, средняя голова, прищурив один глаз.
    Витязь, запыхавшись от своей обличительной речи, слегка обалдело уставился на Змея.
    - А? Чо?
    - Вот тебе и «чо». «Милка - чо? Я ничо. Рассуждаешь ты про чо…» - пропел Горыныч слова довольно известной в прошлом песни. - Иди-ка ты, братец, до дому, до хаты. Неохота мне с тобой сражаться, да и дела у меня.
    - Как это ты не хочешь сражаться? Ты должен! - витязь был удивлён.
    - Никому я ничего не должен. И вообще, кончай базар и шманай домой.
    - Отдавай Василису Прекрасную! - растерянно заорал витязь.
    - Нет у меня Василисы. И вообще никаких баб нет. А Вася у Кощея живёт.
    - У какого ещё Кощея? - всё ещё обалдело спросил витязь.
    - Не прикидывайся придурком. Неужели не слышал про Кощея Бессмертного?
    - Слышал, слышал, конечно, слышал… - закивал головой витязь.
    - У тебя что, проигрыватель заело? Что как попка повторяешься?
    Тут окончательно проснулись левая и правая головы.
    - Долго ещё болтать будешь? - спросила левая голова среднюю. - Завтракать пора.
    - Да тут витязь всё со своими вопросами пристаёт.
    - Да пошли ты его.
    - Уже посылал. Не идёт.
    - Придётся звать его в гости, а то не отвяжется, - сказала правая голова.
    - Эй ты! Как там тебя?
    - Андрей.
    - Что мы на всю округу орём? Заходи ко мне, гостем будешь. Жрать небось с дороги хочется?
    - Да, - смущённо ответил витязь.
    - Так заходи внутрь. После завтрака решим: драться или брататься.
    - А куда идти-то? Кроме твоего окна, кругом сплошная скала.
    - Посмотри внимательней.
    Витязь посмотрел на скалу: в её основании протаял прямоугольник небольшого прохода. Он неуклюже слез с коня и вошёл в проход. Едва шагнул внутрь, проход закрылся, стало темно, а за спиной на ощупь был монолитный камень.
    «Попался как дурак», - смятенно пронеслось в его голове.
    - Да не бойся, проходи. Не обманываю я.
    Тут с потолка заструился мягкий тёплый свет. Андрей огляделся. Он оказался в небольшом помещении, напоминавшем прихожую обычной городской квартиры. Стены были оклеены обоями с рисунком красной кирпичной кладки. На одной стене висело большое прямоугольное зеркало, под ним располагался туалетный столик, накрытый красивой скатертью с орнаментом под русскую старину. На столике стояло несколько статуэток. Одна из статуэток изображала самого Горыныча. Он сидел на разлапистом пне, в лапах держал гармонь с растянутыми мехами. Статуэтка была живая. Три головы явно нетрезвого Змея покачивались из стороны в сторону, а из разинутых зубастых глоток доносился чуть слышный рёв. Прислушавшись, Андрей услышал, что рёв слагался в песню: «Имел бы я златые горы…». Была статуэтка, изображавшая могучего чёрного рыцаря с огромным двуручным мечом. Рыцарь мрачно смотрел на пришельца. В его глазах Андрею почудилось мятущееся багровое пламя, от которого по спине побежали мурашки. Андрей хотел было их поймать, но вспомнил, что на нём железные доспехи. И тут его взгляд упёрся в фигурку девушки неописуемой красоты. Хоть он никогда не видел Василису Прекрасную (она же Премудрая), но сразу понял, что это она - сама Красота. Он не мог оторвать взгляд от неё.
    Но тут раздался голос Горыныча:
    - Хватит глазеть. Проходи.
    - А куда?
    - Разуй глаза. Дверь перед тобой. Только сначала разуй ноги.
    В одной из стен появился силуэт дубовой двери с ручкой в форме головы змеи.
    Андрей снял тяжёлые кожаные сапоги и поставил их на полку для обуви, стоящую рядом со столиком. Кроме его сапог, на полке стояли только большущие болотные сапоги и обычные растоптанные домашние тапочки серого цвета. Болотники нетерпеливо притоптывали.
    «Это что? Сапоги-скороходы?-» - подумал Андрей. 
    - Да, это сапоги-скороходы, - опять сказал Змей.
    - Ты что? Читаешь мои мысли?
    - Нет. Посмотри наверх. Там видеокамера. И нетрудно догадаться, о чём ты думаешь, когда смотришь на сапоги.
    Действительно, над дверью висела небольшая видеокамера.
    Андрей открыл дверь.
    - Стой, - опять сказал Змей, - тапки надень.
    Андрей послушно надел тапочки, вошёл в дверь и оказался в просторной пещере.
    Пещеру освещали многочисленные бра в виде змеиных голов, в пасти которых торчали лампочки, излучавшие мягкий свет солнечного оттенка. На стенах висели картины, изображавшие разные эпизоды жизни Змея Горыныча. На одной картине Змей сражался с тремя богатырями. В центре картины Илья Муромец размахивал булавой и прикрывался огромным щитом от огня, который изрыгала средняя голова. Из пастей левой и правой голов извергались клубы дыма, потоки воды и обрушивались на головы Алеши Поповича и Добрыни Никитича. Художник, написавший картину, был мастером: картина впечатляла. Но стоило Андрею сделать шаг в сторону, как изображение на картине резко изменилось. Сейчас на ней Змей и три богатыря дружески сидели на зелёной поляне у скатерти-самобранки, уставленной всевозможными яствами и напитками. Горыныч, похоже, рассказывал анекдоты, а богатыри покатывались со смеху. Картина, казалось, была живая. Другие картины в зале были подобны первой. Например, на одной Горыныч сражался с Соловьём-Разбойником. Но стоило посмотреть чуть сбоку – и Змей с Соловьём дубасили оглоблями тупого Годзиллу. Были здесь и шаржи на Ивана-дурака, царевичей, богатырей и самого Змея.
    - Нравится- - спросил Горыныч.
    - Да-а, - заторможенно ответил Андрей.
    - Это наш леший живописью балуется. Талантлив, чертяга, ему бы в академию живописи. Да кто ж его туда примет, лесного лапотника? Связей нет. А взятку чем дать? Шишками?
    - А это что в углу висит?
    - Ты что, третий сын у отца? То есть дурак? Плазменная панель, конечно, а под ней DVD-плеер. Люблю посмеяться над кретинами из Голливуда. Ладно, хватит лясы точить, - оборвал себя Змей. - Садись завтракать.
    Посреди пещеры стоял огромный стол, на котором расположились яичница с салом на гигантской сковороде, копчёная колбаса, сыр, дымящиеся клубни варёной картошки, ломти хлеба и прочее. Тут же стоял пузатый самовар.
    У Андрея заурчало в животе. Последние дни он питался только сухарями, запивая водой из фляги, которую он раньше наполнил в роднике. Смущаясь, он сел в высокое кресло, стоящее перед столом.
    - Да не стесняйся ты. Вижу, что оголодал, - сказал Змей, заметив смущение Андрея. - Домашних пирожков, наверное, ненадолго хватило. Мать, небось, домашней еды насовала тебе в котомку. А она, еда-то, ароматная, но тяжёлая, вот ты быстренько и облегчил котомку. Эх, надо было что полегче и питательнее взять - консервы, крупу пшённую, да тот же шоколад.
    Андрей, переборов стеснение, молча орудовал вилкой, да так, что за ушами трещало.
    Змей с умилением смотрел на него.
    - Вот теперь видно, что мужичок, а не красна девица. Можно даже сказать - богатырь. Ишь как лихо орудует столовым оружием.
    Сам Змей вообще лопал в три глотки. А впрочем, как ему ещё лопать? Три башки, значит, и три глотки. Наелись, попили чайку. Каждая голова Змея прихлёбывала по очереди из огромной фарфоровой кружки, размером с ведро. А как иначе? Передних лап-то только две. Ими он и держал кружку с горячим чаем, пахнущим листьями смородины.
    - Уф! Хорошо, - сказал Горыныч отдуваясь. - Ну, как? Наелся? - спросил он Андрея. - После сытного завтрака можно и перекурить. Ты куришь? Нет? Правильно. Курение яд. Минздрав предупреждает. А я вот никак не могу отказаться от вредной привычки. Мне тут намедни Соловей-Разбойник табачку прислал заморского. Хорош табачок.
    Змей достал из лежащей на столе узорчатой шкатулки большую трубку, набил её табаком из расшитого жемчугом огромного кисета и закурил. Средняя и правая головы с удовольствием поочерёдно затягивались и пускали колечки дыма. Левая посматривала на них с кривой улыбкой (хотя какая улыбка на зубастой пасти динозавра-).
    - Он бросает курить, - кивая на левую, пояснила средняя голова.
    Андрей думал, что же делать дальше?
    - О чём задумался, детина- - Горыныч весело спросил. - Какая на сердце кручина, скажи, не я ли огорчил?
    Андрей молчал.
    - Думаешь, что делать дальше, драться или брататься? А ведь ты у меня в гостях. Пил, ел с моего стола. То есть мы с тобой преломили хлеб. Так что драться нам негоже.
    - Так что же мне с тобой делать? Ты же…
    - Знаю, знаю, слышал: «Чтобы я не летал над нивами и полями и т.д. и т.п.». Не заводись, как шарманка Коли Баскова. Между прочим, ты заметил, что мы с тобой на завтрак ели- Никаких кровавых туш и вообще никакого сырого мяса. Я, конечно, не вегетарианец, но предпочитаю хорошо прожаренный бифштекс, и чтоб никакой крови. Да и варёную картошечку на постном масле с грибками и ломтем свежеиспечённого хлеба ох как люблю.
    - Да откуда это всё у тебя появляется?
    - А мне Баба-Яга лет пятьсот назад скатерть-самобранку подарила. Помог я ей сильно кое в чём. Так что скатерти прикажу, то она мне и доставляет.
    - А что до скатерти-самобранки ел?
    - А вот это не твоего ума дело.
    - Почему же тогда про тебя такая дурная молва идёт?
    - Я сам её распространяю. Через лесных жителей. Да и сельчане помогают. Я отгоняю от их скотных дворов волков да лисиц. Иногда помогаю сельчанам поближе к городу их товар перенести. Они сделали специальный контейнер и складывают туда продукты на продажу, а я переношу контейнер в определённое место недалеко от города. Взамен сельчане распространяют про меня всякие ужасы.
    - Да зачем тебе это?
    - Чтобы всякая шваль в мои леса не шастала. Особенно современная «золотая молодёжь» с их навороченными машинами. Ты же видел, какая красота вокруг моей скалы. А какое озеро великолепное! В нём до сих пор разная рыба водится. Ты же знаешь, что остаётся после пикника «крутых». Завалы мусора, вонь от бензина и водки, сломанные деревья. Рыбу глушат, бывает, что гранатами. Так что мне этот шум-гам ни к чему, да и местным жителям спокойнее. Не надо терпеть хамство от «крутых» парней. Опять же и для местных молодок спокойнее. Не полезет пьяная, раздобревшая на воровстве, городская морда под юбку, не изнасилует. Ну, для поддержания своего имиджа приходится иногда лично явиться на пикник. Правда, часто после моих визитов к вони машин и подгоревшего шашлыка примешивается запашок дерь...ца из крутых штанов. Со страху об… В общем, ты меня понял.
    Андрей представил, как в разгар веселья городской воровской шпаны или чиновников (что, в общем, одно и то же) из кустов появляется трёхголовый тираннозавр со зловещими ухмылками на зубастых рожах. Картинка получилась такая, что он не удержался и захохотал.
    - Ага, вижу, представил сюжетик, - довольно хмыкнул Горыныч.
    - Постой, а как же Василиса?
    - Да что ты пристал ко мне- Сказано тебе, Вася у Кощея Бессмертного живёт.
    - Так он что, в темнице её держит, замуж за себя, скелета тощего, понуждает идти? Да я его…
    - Опять завёлся. Заткнись и меня послушай. Вася по собственной воле у Коши живёт, и никто её замуж за него идти не заставляет. Ей хочется отдохнуть от внешнего мира: достали её женихи разные. Красивая она, ни в сказке сказать ни пером описать, да и умная шибко. К ней часто разные толстоз...е чиновники за советом приходят. Просят посоветовать, как побольше украсть и не попасться своим же. А как увидят её, так начинают предлагать жить с ними. Сулят царскую роскошь, яхты-самолёты, виллы на Канарах или ещё где. Один целый остров предложил где-то в тёплых морях-океанах. До того её достал, что Вася со злости сделала ухажёра честным человеком. Он покаялся и все свои богатства решил детям раздать. Так его чуть свои же не порешили. Но потом решили не трогать, а все его подарки детям разворовали через благотворительные фонды. А этот честный чиновник (ЧЧ - фантастическое словосочетание) бомжем стал. Вася расстроилась и по доброте душевной уговорила Кощея взять его в свой замок ключником. Благо, что честнее этого бывшего вора в законе (в смысле, на законном месте) трудно кого найти. И что ты заладил «тощий скелет»? Это про Кощея-то! Как в одном фильме-сказке Кощей говорил: «Я в подвалах не сижу, на цепях не вишу, вот и поправился за тысячу лет». Коша, конечно, не толстяк, но и не худой. Да ты видел в прихожей статуэтку Кощея. - Андрей припомнил фигурку мощного чёрного рыцаря с двуручным мечом. - Так он мужик что надо! Правда, в последнее время малость похудел, Василиса сдвинулась на модных гламурных журналах, в которых описываются разные диеты. Твердит о вреде жирной еды, пропагандирует раздельное питание. Прогнала в конюхи Кощеева повара. А какие шикарные блюда этот повар умеет готовить! В прямом смысле пальчики оближешь. Теперь этот повар оборудовал на конюшне маленькую кухоньку и тайком подкармливает Кощея. Вася хоть и мудрая, но всё же женщина. Кощей от её советов чуть на стенку не лезет. Меня молит, чтобы я её к себе забрал.
    - А ты?
    - А что я- На хрена мне баба в моём холостяцком жилище?- Путь она хоть раскрасавица и трижды умница. Нет, мне и Бабы-Яги с её советами по уши хватает.
    - У тебя и Баба-Яга бывает?
    - Да она неподалеку живёт. В гости захаживает. Хоть старушке не одна тысяча лет и житейской мудрости хоть отбавляй, но иногда такие советы выдаст, что не знаешь: может, старческий маразм у бабули начался. «Там, у леса на опушке, обнаружен труп старушки. В ступе бабушка каталась, пока в «Боинг» не вписалась», - пропел Змей.
    Вдруг змеиные головы светильников разом выплюнули свои лампочки, и из их пастей вырвались красные языки пламени. Одновременно в пещере раздался низкий рёв, идущий ниоткуда. Неведомый голос проревел:
    - Внимание! Опасность! Проникновение!
    На стене, напротив сидящего Горыныча, висело огромное блюдо с большим наливным яблоком в центре. Змей щёлкнул хвостом, и яблоко закрутилось, описывая всё увеличивающиеся витки спирали от центра блюда. На блюде появилось изображение какой-то поляны в лесу. В центре поляны клубились облака перламутрового дыма, из дыма вылетели три чёрных рыцаря верхом на омерзительного вида птицах. Но это были не птицы, это были  крылатые змеи-драконы. В их виде не было ничего от гордого вида истинных драконов. Они напоминали анаконду с перепончатыми крыльями, сочащуюся ядовито-зелёным гноем. Силуэты рыцарей были немного размыты и дрожали. У шлемов не было забрал, но лиц не было тоже. Вместо них в провалах шлемов клубилась чёрная мгла. «Назгулы», - откуда это название пришло в голову, Андрей не понял.
    Горыныч вскочил и заревел во все три глотки:
    - Тревога!!! Назгулы! Все ко мне!
    Кого звал Змей, Андрей понял через несколько секунд. Изображение на одной из картин, висящих на стенах пещеры, ожило, и из неё вышли Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алёша Попович. Вслед за ними с другой картины спрыгнул Соловей-Разбойник. Его азиатская физиономия с косящими глазами кривилась в жутковатой усмешке.
    - Пошто звал, Змеюшка? - спросил Муромец.
    - Опять переход взломали отродья Властелина Колец. Глянь сюда, - показал Горыныч на блюдо, по которому катилось наливное яблочко.
    - Опять явились ироды заморские! - рявкнул Илья. Добрыня нахмурился, а на лице Поповича появилась недобрая усмешка.
    - Покажем заморской нечисти кузькину мать! - это опять был Илья. - Вперёд, робята! Утроим им ледовое побоище!
    - Погоди, - степенно сказал Добрыня. - Смотри, сама Унголианта пожаловала.
    Из дымного портала на поляну выбралась отвратительного вида гигантская паучиха.
    Тут подал голос Соловей-Разбойник:
    - Это серьёзно. Надо Кощея позвать.
    - На кой нам этот скелет. Сами управимся, - ответил Муромец.
    Соловей вздохнул:
    - Больной ты на голову, Илья. Перебрал, что ли, вчера? Как депутат перед избирателями, выпендриваешься. Это им мозги вкручивай о своей вражде с Кощеем. Сам видишь, сила приличная прёт, а Кощей сильный маг.
    Тем временем из портала на поляну вывалилась орда здоровенных пауков - отпрысков Унголианты. За ними стали появляться какие-то отвратные рожи: зеленоватые здоровяки с кривыми мечами.
    - Орки, - спокойно констатировал Попович.
    - Ну, этих зелёных тараканов походя передавим, - опять Муромец.
    - Тараканы неистребимы, - назидательно сказал Соловей.
    - Ладно, зовите своего Кощея. Надеюсь, обойдёмся без Василисы. Баб только не хватало.
    - Напрасно надеешься, Ильюшенька, - раздался мелодичный женский голос.
    Дверь в пещеру была распахнута. В неё входила Василиса - краса писаная. Следом шёл хмурый Кощей в чёрных доспехах.
    С пришедшими поздоровались. Разбойник, демонстрируя хорошие манеры, поцеловал Василисе ручку. Илья спрятался за спины товарищей, потихоньку переместился к Кощею и что-то зашептал ему на ухо.
    - Слышу, слышу, - обернулась к ним Василиса. - Коша (при этом обращении лицо Кощея скривилось, как от горького лимона), – не вздумай ему наливать.
    - Но Вася, - взмолился Илья, - нам же воевать идти. А как же с больной головой булавой махать? Да и в глазах двоится.
    - Зато не промахнёшься, - насмешливо ответила Василиса. - Ладно уж. Дайте ему наркомовские сто грамм.
    Остальные богатыри оживились (видать, вместе вчера гуляли) и тоже потребовали себе наркомовских. Каждый получил по своему желанию. Илья - стакан самогона, Добрыня - кружку медовухи, а изысканный Попович - французского вина.
    Андрей стоял в сторонке и, с лёгким обалдением, смотрел на разношёрстную компанию.
    Василиса, наконец, обратила на него внимание.
    - А это что за добрый молодец?
    - А этот добрый молодец тебя освобождать пришёл. От моего уж-ж-жасного плена. Из темницы сырой и прочая и прочая, - усмехнулся Горыныч.
    - Ясно, - сказала Василиса и лукаво посмотрела на Андрея.
    Кощей, который до этого не замечал юного витязя, посмотрел на Андрея заинтересованным взглядом.
    - Вася, разъясни молодцу ситуацию. Видишь, он ничего не понимает. А мы пока обсудим план действий, - сказал Змей. Вся компания, кроме Василисы, сгрудилась у блюда-монитора. Но Кощей опять странно посмотрел на Андрея.
    Василиса объяснила Андрею, что рядом с их миром, миром, в котором обитают герои русских сказок и былин, есть ещё несколько сказочных миров. Обычно они не видны и не пересекаются. Но иногда соприкосновение всё же происходит. Тогда сильные маги какого-либо из миров могут создать порталы для перехода из мира в мир. Так вот и сейчас мир Средиземья, в котором идёт война людей и эльфов с Властелином Колец, соприкоснулся с их миром. Саурон воспользовался этим и послал своих подданных проверить, не ослабла ли сила нашего мира и можно ли подчинить его.
    - Не волнуйся, Андрюшенька, - сказала Василиса, - такие прорывы у нас происходят каждый год. Мы привычные, прогоним чужеземцев. Не впервой.
    - А вы что, не можете их совсем уничтожить?
    - Уничтожить сказочных злодеев не так-то просто, на то они и сказочные. И потом, мы не лезем в их мир. Только изгоняем пришедших к нам с мечом. Впрочем, орков и паучков, пожалуй, перебить можно. Всё равно их в мире Средиземья как собак нерезаных. Но назгулов и прародительницу-паучиху мы можем только изгнать.
    Тем временем Змей, Кощей и богатыри закончили совещаться.
    - Пора, - сказал Кощей и взмахнул рукой. Края волшебного блюдца исчезли, изображение резко увеличилось, и вся компания оказалась на поляне. Андрей уже ничему не удивлялся- сказка – она и есть сказка.
    На поляне уже никого не было.
    - Туда ломанулись, ироды заморские. Ишь, паразиты, берёзки поломали, - повеселевший после самогона, Муромец снова нахмурился.
    Берёзы, росшие вокруг поляны, с одной стороны были изломаны, и в стене деревьев и кустов образовалась широкая просека.
    -  Похоже, идут в сторону Комариного болота, - сказал  Алёша Попович.
    - Это хорошо, - ответила Василиса.
    - Чего же хорошего, там такие комары живут, что даже мою шкуру пробивают. Налетит туча этих паразитов, забьются кровопийцы под броневые пластины на брюхе (там кожа нежнее) и давай кровь пить. Потом только в джакузи можно от них избавиться, - возмутился Горыныч.
    Андрей обалдело посмотрел на Змея. У этого динозавра даже джакузи есть!
    - Точно, - сказал Соловей-Разбойник, - от их зуда у меня свистун-зуб сильно болит.
    - Ничего, вот увидите, что комары нам в помощь будут, - ответила Василиса.
    Кощей молча и быстро двинулся по следу незваных гостей. За ним поспешили остальные.
    По дороге им встретились двое встревоженных леших. Кощей на минуту задержался, давая им указания. Лешие бесшумно исчезли в зарослях.
    Толпу пришельцев нагнали на берегу огромного болота. Они плохо ориентировались в русских лесах и топтались на месте, не зная, куда двигаться.
    Кощей знаками показал, что делать каждому. Богатыри двинулись вдоль правого края болота, обходя тройку назгулов, Горыныч направился в сторону паучьего отряда. Все двигались неожиданно тихо. Даже Змей шёл почти бесшумно, не сломав своими огромными лапами ни одного сучка. Кощей тоже было двинулся в сторону Унголианты, но Андрей ухватил его за локоть и шёпотом спросил:
    - А мне что делать?
    - В резерве будешь, - жёстко ответил Кощей и посмотрел на Андрея таким взглядом, что тот застыл как каменное изваяние. При этом он мог всё видеть, слышать и понимать, что происходит вокруг. Заклятье неподвижности Кощей наложил на него, чтобы не путался под ногами. Это было обидно, но Кощею было глубоко наплевать на его обиду.
    Василиса тоже не двинулась с места, но её голубые глаза вдруг налились зелёным светом. Она что-то прошептала, поднесла раскрытые ладони ко рту и дунула на них. В воздух поднялось облачко золотистых искр и с огромной скоростью рванулось к болоту. Через несколько секунд из глубины болота послышался зудящий гул, и показалась огромная чёрная туча. Туча понеслась на пришельцев. Это были комары, миллионы комаров, причём каждый комар был размером с указательный палец. Передовые эскадрильи кровососов спикировали на отряд орков.
    В это время богатыри напали на чёрных рыцарей. Средняя голова Горыныча поливала пауков струями пламени, работая гигантским огнемётом. Кощей прямо из воздуха достал огромный двуручный меч с волнистым лезвием (меч-кладенец, понял Андрей) и кинулся на Унголианту. 
    Богатыри мгновенно срубили головы летучим змеям, на спинах которых сидели назгулы, и началась богатырская потеха. Отбив выпад чёрного меча, Муромец мощным ударом смял шлем предводителя рыцарей. Теперь некогда гордое рыцарское украшение больше походило на тазик цирюльника, который носил на голове Дон Кихот. Но в отличие от Рыцаря Печального Образа, сие изделие никак не шло гордому назгулу. Чёрный провал в шлеме превратился в узкую щель, из которой раздался совсем не рыцарский писк. Алёша Попович и Добрыня Никитич, не мудрствуя лукаво, срубили со своих противников головы. Останки назгулов превратились в дымные смерчи, поднялись в воздух и исчезли в сторону поляны, на которой появились.
    Кощей, ловко увернувшись от паучьей сети, которую метнула в него Унголианта, перерубил неимоверно удлинившимся мечом-кладенцом несколько её ног. После этого паучиха свернулась в шар, который сжался в точку и исчез из этого мира.
    Средняя голова Горыныча дожаривала последних отпрысков Унголианты. Правая выполняла роль пожарной команды, поливая кусты и деревья водой, чтобы не случился лесной пожар. Левая тоже не «сидела» без дела - она выдыхала дым, который стеной заслонял остальных бойцов сборной от нападения комариного войска.
    Тем временем летучие бестии вовсю пили кровь из орков, облепив их с ног до головы. Орки истошно вопили, отмахиваясь от кровососов и лупя себя по различным частям тела. А поскольку были они в железных латах, то грохот стоял, как в кузнечном цехе в разгар работы.
    А что же Соловей-Разбойник? Этот прохиндей всё время простоял, прислонившись спиной к берёзе. При этом левой рукой держался за щёку, баюкая свой, якобы больной, свистун-зуб, а правой таскал из кармана жареные семечки и кидал их в рот на тот же зуб.
    Комары загнали орков в лесную чащу. Тут Соловей выплюнул шелуху и оглушительно свистнул. Конечно, он свистел в полсвиста, но и от этого окаменевший Андрей едва не рассыпался на мелкие кусочки. Берёзы и ели ожили (за ними прятались лешие) и сдвинулись, давя ошалевших от комаров орков. Через считанные минуты от их отряда остались только зеленоватые клочки, которые исчезали между древесными корнями.
    Бойцы собрались вместе. Муромец хлопнул окаменевшего Андрея по плечу с такой силой, что тот пошёл трещинами, но Кощей щёлкнул пальцами, и Андрей вновь ожил.
    - Всего-то и делов, а ты боялся, - сказал Змей Горыныч. - А теперь, братва, айда ко мне. Отметим очередную победу над нечистью.
    - Ну, это уж без меня. Опять напьётесь. Песни свои «клёвые» богатырские орать будете, - сказала Василиса. - Коша, ты со мной?
    Кощей от имени «Коша» аж передёрнулся. Он ничего не ответил, а только мрачно глянул на Премудрую.
    - Хорошо, оставайся. Только не напивайся и домой приходи не поздно.
    С этими словами Василиса три раза повернулась вокруг себя и исчезла…
    Веселье было в самом разгаре. Богатыри прилично выпили и выясняли у Андрея, кто кого уважает. Горыныч пил и ел в три глотки: в среднюю голову вливал содержимое бочонков с водкой, в правую потоком лилось пиво, а левая пережёвывала целого поросёнка. Один Кощей был мрачен. Он сказал Андрею:
    - Ты же за Василисой явился. Забирай, я её отпускаю.
    - Да я женат.
    - А чего припёрся?
    - Так ведь говорили, что она у тебя в заточении страдает. Ну, я и решил, что нельзя красу и мудрость в темнице держать. Я ж не знал, что вы живёте в любви и согласии.
    Кощей насмешливо хмыкнул:
    - Кто тебе сказал, что в любви и согласии. Да, она премудрая. Слишком премудрая. «Коша, не делай то, не делай сё. Туда не лезь, этого не казни. Горлышко шарфиком оборачивай, чтоб не простудиться. Куда сапоги поставил? Моей любимой кошечке хвостик придавил. Мой руки перед едой…» - передразнил Кощей. - В общем, я грубый солдафон и неотёсанное мурло, говоря по-простому. А вообще, жена в малых дозах - лекарство, в больших - яд. Так не заберешь её?
    - Я ж говорил, что женат. А если откровенно, - Андрей пьяно усмехнулся, - у меня те же проблемы.
    - Эх, горе наше тяжкое, мужицкое, - пригорюнился Кощей. - Давай, что ли, хряпнем по этому поводу.
    Кощей налил себе и Андрею по стакану водки.
    - Пей, пей. За это надо обязательно выпить.
    После этого стакана в глазах Андрея всё поплыло. Последнее, что он увидел перед тем, как отключиться, было лицо Кощея со странной ухмылкой, а за ним вдруг выплыла кривая рожа Соловья-разбойника, которая превратилась в физиономию Сергея Борисовича, системного администратора их фирмы. Физиономия сказала:
    - Так, так, Андрей Валентинович! Опять не работаем…
    ***
    Перед глазами мерцал видеостолб суперсовременного голографического монитора. В столбе плавала объёмная фигура Змея Горыныча. Над её головами светилась красочная надпись: «Покупайте ролевые игры «Окно в ваш любимый мир» и живите с вашими героями! Влюбляйтесь и сражайтесь! Будьте героями и путешественниками! Спасайте миры от злых колдунов и злобных инопланетян! И не будет вам преград ни на море, ни на суше! Скидки для постоянных клиентов…»
    - Так, так, Андрей Валентинович! Опять не работаем, - голос Борисыча не исчез.
    Андрей обернулся. Сзади стоял шеф.
    - Андрей, это последнее предупреждение. Дома надо играть. В следующий раз обязательно сообщу руководству.
    Андрей со страхом представил, как его увольняют. Жена совсем со свету сживёт. И так постоянно ноет, что он никчемный человек, денег мало приносит. Новый компьютер не может купить сыну, её гениальному дарованию.
    - Сергей Борисович! Вы не поняли. Я проверяю программу нашей игры. Нашёл ошибку. Кроме того, проигравшему можно выводить не стандартную надпись “Game Over”. Можно давать антиприз, - Андрей вспомнил унылое лицо Кощея. - Например, высвечивать фигуру изящной девушки. А внизу надпись «Вам в подарок любимая жена».
    - А в чём прикол?
    - А в том, что эта девушка в считанные секунды превращается в толстую даму кошмарного вида. При этом из её рта вылетают слова: «Где шлялся, мерзавец? Где деньги7 И этому неудачнику я отдала лучшие годы своей жизни!»
    - Так, так, - в глазах Борисыча появились вдохновенные искорки (он тоже был женат), - это интересно. Нужно продумать детали, надписи и…
    Андрей облегчённо вздохнул. Не уволят! Может, премию дадут, может, хоть сегодня жена не вспомнит, какие кандидаты в женихи за ней ухлёстывали…
    Блажен, кто верует.
   


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики