Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Людмила МИЗЕРНАЯ
пгт. Лугины, Житомирская область, Украина
    
ТОЧКА МИНУС ЧЕТЫРЕ
(фрагмент романа «Путешествие во времени»)
    
     Бескрайняя пустынная, чуть холмистая равнина расстилалась вокруг. Низко над горизонтом висело большое красное солнце. Дул пронизывающий холодный ветер. Артур огляделся по сторонам.
     – А это что? – спросил он.
     Метрах в двухстах от них возвышалась длинная стена, состоящая из какого-то странного материала, отсвечивающего в лучах заходящего солнца кровавым светом. Несмотря на её нелепую форму, Артур сразу признал в стене произведение человеческих рук.
     – Не знаю, – как обычно ответил Вауло.
     – Разве это не искусственное сооружение?
     – Я не знаю. В прошлые разы его здесь не было.
     – Пошли, посмотрим, – сказал Артур и, не обращая больше внимания на Вауло, зашагал к стене.
     Идти было трудно. Нога по щиколотку погружалась во что-то лёгкое и мелкое. Артур наклонился и набрал в ладонь горсть непонятного материала. Это были мелкие кусочки разнообразного мусора: резины, металла, пластика разного цвета, плотности и консистенции, того самого пластика, из которого в двадцатом веке делали всё – от бутылок до строительного материала. Теперь это был мусор, перемолотый в мелкую крошку ветром и временем.
     Стена тоже состояла из пластика. Огромные, похожие на каменные, пластиковые глыбы лежали друг на друге, образуя кладку, подобную крепостным стенам времён Древней Руси; только если в тех стенах камни были подогнаны так плотно, что между ними не проходило и лезвие ножа, то эти глыбы были накиданы в полном беспорядке. Найдя более или менее ровный участок на поверхности стены, Артур изо всей силы постучал по нему кулаком и крикнул:
     – Эй, люди! Откройте! Мы прибыли к вам в гости из другого времени!
     Никакого ответа. Только ветер пронзительно шумит в неровностях пластиковой кладки.
     – Ну, ничего, – сказал Артур, обращаясь скорее не к Вауло, который неохотно трусил за ним, а к самому себе. – Не всё так страшно. Тут сейчас какой год? Трёхтысячный? Это всего лишь тысяча лет от нашего времени. Тысяча лет – это не десять тысяч. Несколько лет тому назад у нас отмечали тысячелетие крещения Руси. А это почти то же самое, что шестидесятилетие Советской власти. Пойдём, посмотрим. Должен же здесь быть какой-нибудь вход.
     – Артур, прекрати!
     – Да ладно тебе! Ты что, намерен все три часа стенку подпирать? Ничего с нами не случится за три часа! Ты время засёк? – И Артур посмотрел на свои часы. Он уже понял, что Вауло слишком доверять нельзя.
     Солнце скрылось за горизонтом. В небе показались первые звёзды. Ветер усилился. Стена потемнела и теперь казалась действительно нагромождением камней. Некоторые глыбы состояли не из пластика, а из металла, из других торчали обрывки проводов и каких-то сложных деталей; видимо, в своей прошлой жизни эти глыбы были машинами. Когда совсем стемнело, стена начала светиться тусклым дрожащим светом.
     Артур завернул за очередной выступ стены и прямо нос в нос  столкнулся с человеком. Здоровенный детина, выше Артура почти на голову, по глаза заросший чёрной бородой, стоял и молча таращился на путешественников по времени. От неожиданности Артур попятился. Первым его побуждением было – броситься наутёк, очень уж дико и угрожающе выглядел абориген. Но тут детина издал невнятное восклицание, схватил Артура за шиворот одной рукой, Вауло – другой и куда-то потащил.
     – Вот! – хрипло крикнул он, бросая обоих путешественников на землю. – Шлялись здесь, следили за нами, наверное.
     – Посвети-ка на них, Серко, – сказал другой голос.
     Артур выразил своё отношение к происходящему при помощи ненормативной лексики, но внезапно она застыла у него на губах. Артур вдруг осознал, что понимает речь аборигенов. Говорили они, правда, не по-русски, а, скорее, по-английски, вернее, слова были английскими, а построение фразы – как в русском языке; но понять их было можно, потому что английский язык Артур немного знал. Один из аборигенов поднял над головой фонарь – это был прозрачный кусок пластика, светивший слабым желтоватым светом, чуть более ярким, чем стена. Артур увидел, что аборигенов двое. Оба были здоровенные, бородатые, одеты в какие-то ободранные засаленные длинные халаты. Артур кое-как поднялся на ноги, попытался изобразить на лице приветливую улыбку и сказал:
     – Здрасьте.
     Один из аборигенов сделал молниеносный выпад рукой. Артур скорчился от боли, не устоял на ногах и опять упал на землю.
     – Сидеть! – заорал детина. – Вставать не велено!
     – Да я что! Я ничего! Невежливо ведь сидеть, когда знакомишься с человеком!
     Оба аборигена уставились на Артура с открытыми ртами, а потом вдруг начали хохотать. Смеялись они так просто и бесхитростно, что Артур тоже невольно заулыбался. Потом они уселись на землю, поставив фонарь перед собой.
     – Откуда они взялись такие? – спросил один абориген другого. – Вроде у Кавасина таких не было.
     – Конечно, не было, – ответил второй, тот, которого его товарищ назвал Серком. – И у Большого Бена тоже таких нет. Может, они из города? К Джоу вечно всякие странные личности приезжают.
     – А давай спросим у них. Эй, парень, ты кто? Что ты здесь делаешь? Отвечай, а то шкуру спустим и скормим собакам!
     – Ну что вы, – самым любезным тоном отвечал Артур, – зачем сразу угрозы! Зовут меня Артур, а здесь я оказался случайно. Никакого Кавасина я в жизни не видел.
     – Ты по делу отвечай. Откуда ты? Кому служишь? Зачем сюда пришёл?
     Артур изобразил на лице самую ослепительную улыбку, какую только видел по телевизору в рекламе зубной пасты.
     – Я же сказал – я попал сюда случайно. Я никому не служу, я вольный путешественник. А пришёл я сюда из города Киева – слышали о таком?
     – Нет. А это далеко отсюда?
     – Не особенно.
     – А это большой город?
     – Большой. Очень большой.
     – Такой, как Питер?
     – Вы имеете в виду Санкт-Петербург? Да, приблизительно такой по размерам.
     – Не слыхал. Я в разных городах бывал вместе с Кавасиным, а про Киев ничего не слышал. А он ближе, чем Питер?
     – Да, конечно, ближе.
     – Я сам в Питере не бывал, но слышал, что там есть настоящие дома, улицы широкие, а по ним ездят большие автомобили. А в твоём Киеве есть автомобили?
     – Конечно. Полно автомобилей.
     – Сколько?
     – Что – сколько?
     – Автомобилей, спрашиваю, сколько?
     – Да я что, считал их, что ли? Много. Сотни, может быть, тысячи.
     Последние слова вызвали у аборигена странную реакцию. Он подскочил к Артуру и схватил его за грудки. Дешёвая футболка, вторично подвергаемая насилию, угрожающе затрещала.
     – И что, все они работают на бензине?
     – Конечно, на бензине. А на чём же ещё?
     – У вас там что, нефтяная скважина есть? Бензиновый завод? Ну, отвечай!
     – Э, да ты что? Отпусти! Откуда я знаю, где берётся бензин? Знаю, что он есть на заправках, а откуда его привозят – это не моё дело.
     – Так, – сказал абориген. Артур давно понял, что он в этой компании главный. Его товарищ, которого лидер называл Серко, за всё время разговора не проронил ни слова. – Ты сейчас же расскажешь мне, как добраться до этого твоего Киева. Если только соврёшь, я сам буду резать тебя на куски и скармливать твоё мясо собакам.
     – Не надо меня резать на куски! Я вам всё расскажу! Только… Может быть, лучше завтра? Ведь ночь на дворе.
     – Завтра не пойдёт. До завтра мы должны быть далеко отсюда. В какой стороне твой Киев?
     – Там, – махнул Артур рукой наугад.
     – На севере, значит. Пошли.
     – Мы не можем никуда отсюда уходить. Вауло! Ну чего ты молчишь? Скажи им, что мы не можем!
     Вауло лежал на земле, не подавая никаких признаков жизни. Серко подошёл к нему, приподнял, взяв за комбинезон, встряхнул, как кота, а потом пару раз ударил по щекам. Голова Вауло безвольно моталась под его ударами.
     – Что это с ним?  – спросил предводитель.
     – Видать, притворяется. А может быть, помер.
     Артур похолодел. До сих пор он воспринимал всё происходящее как забавное приключение. Чего бояться, если через три часа они с Вауло исчезнут отсюда навсегда? Но если Вауло умер, то как же он теперь? Останется жить в этом ужасном времени, где вместо земли – пластиковый мусор, а собак кормят людьми?
     – Вауло! – закричал Артур. – Не умирай! Ты же не можешь бросить меня просто так!
     – Да не умер он, – сказал Серко, – что я, мертвяков не видел?! Придуривается твой приятель, – и презрительно бросил неподвижное тело на землю.
     – Не морочь мне голову, – заявил предводитель. – Мы сейчас же отправляемся в Киев. А до него, – кивнул абориген на Вауло, – мне дела нет.
     – Без Вауло я не пойду, – сказал Артур,  – вот что хотите со мной делайте, а не пойду.
     – Ладно. Тащи его, Серко.
     – Джек, – сказал Серко, обращаясь к предводителю, – мы же не так хотели. Мы же собирались подождать, когда Кавасин захватит город, чтобы запастись там продуктами. У меня уже пятеро суток ни крошки во рту не было.
     – Потерпишь. Пятеро суток терпел – ещё пять потерпишь. Тут видишь, какое дело наклёвывается. Оказывается, недалеко есть такой богатый город. Уж там можно награбить чего угодно, не только бензина. Есть у вас там жратва, парень? – спросил предводитель, обращаясь к Артуру.
     – Есть, но, может быть, действительно подождём? А то как же мы без продуктов? Я вот тоже есть хочу.
      – Эх, парень, – печально посмотрел на Артура предводитель Джек, – сдается мне, что ты слишком много разговариваешь. Имей в виду, шею тебе сломать совсем не трудно.
     Джек взял в руки камень-фонарь и поднял его над головой. Свет фонаря выхватил из темноты стоящее у крепостной стены странное сооружение. Больше всего оно напоминало телегу. Обычную телегу, в которую запрягают лошадь и на которой в глухих сёлах возят с поля урожай. Телега имела высокие борта и огромные колёса. Артур подошёл к ней поближе. Верхняя часть телеги была сколочена из плоских кусков пластика, подобно тому, как телеги двадцатого века сколачивали из деревянных досок; а нижняя – из кое-как припаянных друг к другу пластин лёгкого металла вроде алюминия или какого-то авиационного сплава. Огромные колёса состояли из плотной резины, но это были не шины. Давно, в детстве, Артур видел телеги с подобными колёсами, когда однажды на каникулах жил в деревне, – вытесанный из цельного куска дерева обод со спицами был насажен на деревянную же ось, только здесь ось колёс состояла из металла.
     – Что это? – спросил он.
     – Это мой автомобиль, – гордо заявил Джек.
     – Что?!
     – Настоящий автомобиль, – хвастливо продолжал предводитель. – И бензин у меня есть, вот, – и Джек показал Артуру пластиковую канистру, – мы не совсем дикие, не думай. У нас тоже автомобили есть.
     Серко забросил Вауло в кузов, потом залез сам, забравшись на колесо и перешагнув через борт длинными ногами. Артур последовал его примеру. Последним забрался Джек.
     Изнутри телега напоминала автомобиль ещё меньше, чем снаружи. В ней не было ничего похожего ни на пульт управления, ни на приборы, ни даже на руль. Только из пола торчала пластиковая кочерга. Не было даже сидений, и Джек, Серко, а вслед за ними и Артур уселись прямо на пол.
     – Держи, – сказал Джек Артуру и протянул ему канистру. – Серко, следи за ним, чтобы не сбежал.
     Артур чувствовал себя крайне неуютно. Единственное, что его утешало, так это смутная уверенность в том, что такой механизм не может сдвинуться с места.
     Джек отвинтил пробку в канистре, оттуда сильно запахло бензином. Потом достал откуда-то снизу гибкий шланг, один конец которого был впаян в дно кузова, а второй бросил прямо в отверстие канистры и дёрнул за кочергу, выполняющую, как понял Артур, роль стартёра.
     Следует отдать должное местным механикам – машина завелась сразу. Мотор взревел, как раненый бык, телега резво подпрыгнула на месте, более или менее удачно приземлилась, обдав сидящих в ней людей тучей выхлопных газов, и, наконец, рванула с места.
     Артур обеими руками вцепился в борта транспортного средства. Ему приходилось ездить на разных автомобилях и в разных условиях, но такой бешеной тряски он ещё не переживал никогда. Джек, напротив, чувствовал себя прекрасно, хотя его трясло не меньше. Артур попытался понять, как же он управляет этим так называемым автомобилем, если здесь нет даже руля, но ему это так и не удалось. Всё управление сводилось к тому, что Джек время от времени дёргал торчащую из днища кочергу, мотор взрёвывал, машина набирала скорость, некоторое время катилась по инерции, а потом, когда скорость начинала затухать, водитель опять дёргал кочергу.
     Стояла уже глубокая ночь, ни луны, ни звёзд видно не было. Фонарь, который Джек прикрепил к наружной стенке кузова, едва освещал землю в радиусе нескольких метров. Внезапно справа по ходу движения Артур заметил группку тусклых огоньков. Несколько огоньков отделилось от остальных и бросилось наперерез их машине.
     – Джек, они нас услышали! – закричал Серко. – Они гонятся за нами!
     Было бы странно, если бы нас не услышали, подумал Артур.
     – Ничего, – ответил Джек, – уйдём! Машина у нас, а у них нет ни машины, ни бензина!
     И тут мотор заглох. Джек принялся истерически дёргать стартёр, но машина не издавала ни звука. Между тем бегущие огни приближались.
     – Линяем! – крикнул Джек и первым прыгнул в темноту. Серко последовал его примеру.
     К машине подбежало несколько человек, по виду мало отличающихся от Джека и Серка. У некоторых на шеях висели куски светящегося пластика. При виде Артура их бородатые рожи вытянулись.
     – Кто такой? – спросил один из них.
     – Джек и Серко взяли меня в плен, – объяснил Артур, – и заставили ехать с ними. Меня и моего товарища, вот он здесь лежит. А сами сбежали.
     – А где бензин?
     – Вот, – Артур протянул им канистру. Один из бородатых людей взял её и приказал Артуру:
     – А ну-ка слазь!
     – Но я…
     – Слазь, тебе говорят!
     Артур решил не вступать без дела в конфликт и повиновался. Аборигены привязали к машине верёвки из связанных кусков резины, накинули эти верёвки себе на плечи и потащили её, как баржу на картине Репина «Бурлаки на Волге». Артуру ничего не оставалось, как идти следом.
     Через несколько минут их окружила толпа таких же бородатых, дурно пахнущих личностей. Люди были возбуждены и переговаривались какими-то малопонятными восклицаниями. Артур попытался спрятаться под машиной, но его вытащили и поставили перед высоким худым человеком. Человек рассматривал Артура пристально, подозрительно, и Артур понял, что перед ним атаман этой дикой шайки. Именно так, по его мнению, должен был выглядеть разбойничий атаман из народного фольклора.
     – Сидел в машине, – сказал один из аборигенов, – один.
     – А Джек и Серко где? – спросил атаман.
     – Говорит, сбежали, – объяснил абориген. Артур энергично закивал, мол, да, сбежали.
     – А ты кто? – обратился атаман к Артуру.
     – Так, никто. Учёный, этнограф.
     – Их двое, – доложил кто-то из бандитов, – ещё один в машине лежит.
     – Мёртвый?
     – Вроде нет.
     – А ну-ка живо отвечай, – продолжил допрос атаман, – кто вы такие и кому служите?
     – Никому. Мы сами по себе.
     Атаман презрительно фыркнул. Несколько стоящих рядом с ним бандитов угодливо захихикали.
     – Сами по себе они. Это же надо. Ты, парень, ври, да не завирайся. Немедленно отвечай: откуда ты?
     – Э-э… Издалека.
     – Я вижу, что ты издалека. Из Сезарии?
     – Из какой ещё Сезарии?
     – Не смей мне врать. Я по разговору слышу, что ты из Сезарии. Зачем ты сюда пришёл?
     – Я же сказал: я учёный, этнограф. Изучаю народности этого края.
     – Чего?
     – Ну вот ты, например, к какой народности относишься?
     – Я?! Да ты знаешь, кто я такой? Я – атаман Кавасин, хозяин этой земли! Понял?
     – Конечно. Очень приятно. А я – Артур.
     Атаман Кавасин пристально смотрел Артуру в глаза. Тот счёл слишком утомительным мериться с ним взглядами и отвернулся.
     – Я – Кавасин, настоящий хозяин этой земли, – с нажимом повторил атаман, – и если ты заключил договор о покупке земли с кем-нибудь другим, то знай – я вас, сезарцев, в промзону всё равно не пущу. Понял?
     – Понял. Только я не заключал никаких договоров. Я же говорю: я учёный, этнограф… – Тут Артур получил такой удар в бок, что скорчился от боли.
     – Да что ты с ним разговариваешь? – закричал один из бандитов. – Не видишь, он врёт всё время? Давай его зажарим и съедим! Давно я мяса не ел!
     – Замолкни, Сэм-эн! – рявкнул атаман. – Тебе бы только пожрать! Где второй?
     Бандиты достали из кузова машины бесчувственного Вауло.
     – Что это с ним? – спросил Кавасин Артура.
     – Не знаю. Наверное, сознание потерял. От страха.
     Атаман увесистым кулаком стукнул Вауло в живот, а потом отвесил ему пару оплеух. Вауло никак не отреагировал: то ли действительно потерял сознание, то ли имел большую, чем Артур, выдержку. Кавасин бросил Вауло на руки стоящих рядом людей, кивнул в сторону машины, и того забросили обратно в кузов.
     – А что вы делали в нашей машине? – опять обратился к Артуру атаман.
     – Да нужна мне ваша машина! – начал выходить из себя Артур. – Ваши Джек и Серко схватили нас, посадили в эту колымагу и заставили ехать с ними насильно.
     – Зачем?
     Артур слегка растерялся. Рассказывать о сказочном городе Киеве, где много бензина и жратвы, показалось ему опасным. Атаман Кавасин был явно не так прост, как Джек.
     – Не знаю. Может, хотели использовать как заложников.
     – Заложников?! Выходит, вы такие важные персоны, что вас можно использовать как заложников?
     – Да, – воспрянул духом Артур, – мы важные персоны.
     Атаман немного помолчал, продолжая буравить своего визави пристальным взглядом, очевидно, полагая, что видит его насквозь.
     – Ладно, – сказал он наконец, – сейчас посмотрим, какие вы важные персоны. Лезь в машину!
     Сэм-эн и ещё несколько стоящих рядом с ним бандитов разочарованно заревели.
     – Молчать! – заорал на них Кавасин. – Кто знает, что это за личности? Может, они из самого Питера? Я вот сейчас ему устрою очную ставку с Джоу. Посмотрим, как Джоу теперь выкручиваться будет!
     Артур залез в машину, и вся орава двинулась в путь. Впереди, в полной темноте, феерическим светом сиял пластиковый город. Некоторые глыбы светились сами по себе разными цветами и с разной интенсивностью. Зрелище было очень красивым.
      Машину аборигены тащили вручную: одни тянули её за верёвки, другие подталкивали сзади руками. Добравшись до города, шайка остановилась. Кавасин запрыгнул в кузов и крикнул:
     – Пушку мне дайте!
     Ему протянули что-то длинное, завёрнутое в грязный полиэтилен.
     – Вот оно, моё право на землю, – сказал Кавасин, потрясая перед Артуром тем, что он назвал пушкой. – А тебе что Джоу говорил? Бумаги небось показывал? Так они в наших краях не действительны. – И Кавасин начал бережно разворачивать оружие. Артур наблюдал за ним с любопытством. Насмотревшись здесь на чудеса техники будущего, он ожидал увидеть нечто похожее на настоящую пушку, которую заряжают с дула чугунными ядрами, а стреляют, зажигая порох при помощи фитиля. Но то, что развернул атаман, оказалось вполне приличным огнестрельным оружием. Вообще-то, в оружии Артур разбирался слабо. Он даже в армии не служил, мама его в своё время отмазала. Пушка тридцатого века была похожа на автомат, только больше по размерам и немного другой формы. Длинное дуло было сделано из какого-то блестящего металла, а приклад, конечно же, из пластика.
     – Смотри! – сказал Кавасин, пристроил оружие на бортик кузова и, не целясь, выстрелил. Выстрел прозвучал негромким глухим хлопком, эхом отразившимся от стены. Эффект от выстрела оказался впечатляющим. Медленно, как в замедленной съёмке, стена начала разрушаться. Куски пластика и металла с грохотом падали на землю и разбивались на части. Некоторые светящиеся глыбы при этом гасли, выбросив сноп искр, другие продолжали светиться. На одном из разломов блеснул какой-то жёлтый металл, может быть, даже золото; на него никто не обратил внимания. Бандиты с громкими торжествующими криками бросились в образовавшийся пролом.
     – Стоять! – заорал Кавасин. Он открыл канистру с бензином и зашарил по днищу кузова в поисках шланга.
     – Джека мотор заглох, – счёл своим долгом предупредить Артур.
     – Заглох! – презрительно бросил Кавасин. – Уметь надо с техникой обращаться. А то машину украли, а что с ней делать, не знают.
     Он бросил шланг в канистру, дёрнул кочергу; машина с диким рёвом рванула к пролому, проскочила по обломкам рухнувшей стены (Артура при этом тряхнуло так, что он чуть не вылетел из кузова, едва успев в последний момент ухватиться за бортик) и остановилась. Кавасин вытащил шланг, закрутил отверстие канистры и выпрыгнул из кузова. Артур понял, что этот автомобиль используется не для передвижения, а исключительно для психической атаки на противника; а мотор у Джека заглох потому, что, заставив это чудо техники ехать несколько минут кряду, он подверг его непосильному напряжению.
     Изнутри город почти не отличался от того, что Артур видел снаружи: тот же мусор под ногами, те же стены из перемешанных без всякой системы светящихся и несветящихся глыб; только здесь расположенные одна против другой стены образовывали нечто вроде кривой улицы.
     Вдруг Артуру в спину ударило что-то твёрдое. Ещё один твёрдый предмет ударился о борт машины и упал внутрь. Артур поднял его и увидел, что это кусочек металла размером со спичечный коробок. Бандиты начали кричать и закрываться руками.
     – В нас стреляют! – кричали они. Очередной кусочек металла попал Артуру в плечо, потом в руку и в голову. Попадания эти не причиняли ему особого вреда, но были довольно болезненными. Пора прятаться, решил Артур, спрыгнул с кузова и полез под машину. Но там место уже было занято сопящей и ругающейся человеческой массой. Кусок металла стукнул Артура по затылку – этот оказался тяжелее остальных. Перед глазами поплыли красные круги, затылок начал сильно болеть. Артур закрыл голову руками, упал на землю и пополз к стене.
     – Трусы! – кричал Кавасин – Чего вы испугались? Разве это обстрел? А ну-ка, давайте ломать склады!
     Послышались глухие удары. Артур боялся поднять голову, чтобы посмотреть, что там происходит. Он подполз к стене вплотную и приподнялся на колени. Вблизи оказалось, что эта стена отличается от наружной. В ней зияли довольно большие щели. Несколько летающих кусков металла опять ударили Артура по голове и шее. Он лихорадочно зашарил по стене руками, пытаясь найти какое-нибудь укрытие, и вдруг увидел, что из одной щели на него кто-то смотрит. Рядом открылась дверца, и Артур, не раздумывая, шмыгнул внутрь.
     – Ты кто такой? – спросила его оказавшаяся за дверью девушка. – Ты совсем не похож на этих.
     Артур улыбнулся ей. Девушка была совсем молоденькой и, несмотря на обилие тяжёлой, пахнущей резиной одежды, симпатичной. Большие глаза так и сверкали из-под грубого, низко повязанного на глаза платка. Девушка тоже улыбнулась Артуру просто и бесхитростно.
     – Ты прямо как из телевизора, – сказала она. Видимо, в её устах это был наивысший комплимент.
     – Из чего? – поразился Артур.
     – Из тиви. Только в тиви бывают такие красивые мужчины.
     Артур растаял.
     – А ты кто? – спросил он.
     – Я Мальва, хозяйская дочка.
     – Чья дочка? Кавасина?
     – Да ты что? – возмутилась девушка. – Мой отец – Джоу, он предприниматель. А Кавасин – бандит.
     – Кавасин говорил, что он хозяин этой земли.
     – Да Кавсин батраком у моего отца раньше служил! А теперь прямо как с цепи сорвался. Думает, если у него пушка есть, то ему всё можно. Третий погром за последние несколько дней устраивает. Только стенку починим, а он её опять простреливает. Козёл!
     – А чего ему здесь надо-то?
     – Бензин ищет. Думает, мы от него бензин прячем. А мы бензин уже давно не давим, потому что не из чего.
     – А у вас тут что, нефтяная скважина есть?
     – Какая ещё скважина? У нас тут промзона.
     – Тогда как же вы бензин производите?
     – Из сырья выдавливаем.
     – Из какого сырья?
     – Ну, специальное такое сырьё есть в промзоне; мы его по запаху определяем, размалываем и под прессом выдавливаем бензин.
     – Потрясающе!
     – Ну да, – девушка засмеялась, наблюдая удивление Артура, – а ты что, не знал, как делается бензин?
     – Не-а.
     – А ты вообще кто такой?
     – Учёный. Этнограф.
     – Из Сезарии?
     – Да что это за Сезария такая?
     – Ну, СЗР, Северо-Западная Россия. У неё столица – Питер. Кавасин раньше туда часто ездил бензин продавать. Привёз мне оттуда телевизор и видеокассеты. Там все показывают и рассказывают про Питер и другие города, какие там дома большие и красивые и машины. А ещё оранжерею показывали, как там всё растёт – яблоки, морковь и ещё какие-то овощи. Они прямо из земли растут, представляешь?
     – Подожди, ты что, хочешь сказать, что у вас тут в земле ничего не растёт?
     – Нет, конечно. Для этого же искусственная земля нужна, её на заводах делают. А у нас такой земли нет.
     – Чем же вы питаетесь?
     – В промзоне пищу добываем. Вернее, добываем сырьё, а из сырья выдавливаем пищу.
     – Из какого сырья? Из пластика, что ли?
     – Какого пластика?
     – Ну, вот такого? – Артур постучал по стенке.
     – Нет. Это не сырьё, а шлаки, они ни для чего, кроме строительства, не пригодны. А то есть такое сырьё, из которого можно делать пищу. Его уже тоже мало осталось, и оно плохое, – девушка вздохнула. – Мне Кавасин когда-то из Питера яблоки привозил, они такие вкусные были. А теперь он уже давно в Питере не был. Как вернулся в последний раз, как узнал, что мы бензин больше не делаем, так прямо озверел. Думает, что мы бензин сами сезарцам продаём. Или Большому Бену. Ну вот при чём здесь Большой Бен? Он вообще здесь чужой. А Кавасин всегда с нами жил. Отец обещал меня отдать за него замуж и сделать Кавасина своим наследником. Ну вот чего ему ещё надо? – грустно вздохнула девушка. – Зачем ему этот бензин?
     – И зачем же?
     – Чтобы бабки зашибать. Всё кричит: что это за жизнь! Вот в Питере люди живут, не то что мы! Скажи, неужели мы действительно здесь так плохо живём, что обязательно нужно уезжать в Питер? – обратилась вдруг девушка к Артуру.
     – Не знаю. Я никогда не был в Питере.
     – Так ты не из Сезарии?
     – Нет.
     – А откуда?
     – Издалека.
     – А говоришь, как в Сезарии. О! Я знаю, откуда ты. Из ДВР, да?
     – Как?
     – Ну, ДВР, Дальневосточная Россия, у неё столица называется Владивосток. У меня есть одна видеокассета, и там питерский профессор про эту страну рассказывает. Мол, далеко-далеко, на краю нашего континента, возле самого Тихого океана есть страна, где тоже говорят по-русски.  Спрашивает, как такое может быть, чтобы на расстоянии многих тысяч километров друг от друга существовали две страны с таким похожим языком и культурой; ведь кругом живут совершенно другие народы: китайцы, буряты, туркестанцы.
     – Так ведь это раньше одна страна была.
     – У вас так считают? А тот профессор говорил, что это полная чепуха, такой большой страны быть не может. Вот здорово! Значит, ты из ДВР? А что ты здесь делаешь?
     – Я учёный-этнограф. Изучаю народности этого края.
     – Как это?
     – Ну вот здесь у вас какой народ живёт?
     – Да всякий. Тут вообще мало народу живёт. До ближайшего поселения два дня добираться надо. Они к нам приходили как-то. Хозяин той базы просил отца отдать меня ему в жёны. Только отец не захотел. И я тоже не хочу. Он, хозяин этот, старый, и жена у него тоже старая, а детей у них нет, вот он и хочет взять меня в жёны, думает, у него от меня дети будут. А зачем им дети? Они бедные ужасно. Я бы лучше за Кавасина вышла. Он сильный и смелый, хотя и бандит, конечно.
     – И что, вы все тут живёте на таких вот базах за пластиковыми стенами, а пищу и всё остальное получаете из сырья, которое добываете в промзоне?
     – Не все. Это тяжёлая работа – сырьё добывать. Некоторые предпочитают грабить. Налетят, разграбят всё, что мы добыли честным трудом, и исчезают. Кавасин ведь и собрал свою шайку, чтобы от грабителей защищаться. Кто мог подумать, что он сам таким станет?
     – Мальва! – загремел вдруг откуда-то сверху грубый голос. – Ты где? Тебя отец зовёт!
     Артур вздрогнул и завертел головой. Большое помещение, в котором они находились, тонуло во тьме, слабо освещаемой редкими светящимися глыбами.
     – У нас снаряды закончились, – продолжал орать голос.
     Артур, наконец, догадался поднять голову и увидел бородатого мужика, по виду ничем не отличающегося от кавасинских бандитов, высунувшегося по пояс из находящейся довольно высоко, приблизительно на уровне третьего этажа, щели в стене. В руках он держал огромную рогатку, состоящую из широкой резиновой ленты, прикреплённой к двум пластиковым палкам.
     – Где снаряды? – кричал мужик, потрясая рогаткой.
     – Да я же десять ящиков снарядов вам насобирала! – в ответ ему начала кричать Мальва. – И куда вы их только деваете?
     – Как куда? Кавасинцы уже третий склад грабят, а нам стрелять больше нечем!
     – А вы что, не можете выйти и морды им набить?
     Артур не стал дослушивать во всех отношениях интересный диалог. Время поджимало, и пора было возвращаться к Вауло. Больше всего на свете Артур боялся, что в результате какого-то недоразумения может остаться в этой ужасной точке минус четыре. Он нашёл дверцу в стене и поспешно выскочил наружу.
     Грабёж складов, кажется, близился к успешному завершению. Бандиты тащили откуда-то ящики и складывали их в кузов автомобиля. Один из ящиков упал и разбился. Из него высыпались тёмные брусочки размером с ладонь. Люди начали их хватать и запихивать себе в рот. Артур вспомнил, что очень хочет есть. Он поднял брусочек и надкусил его. Вкусом и консистенцией брусочек напоминал резину, а запахом – советский общепит. Артур поспешил выплюнуть его. Потом он подошёл к машине, заглянул в кузов и… похолодел от ужаса. В кузове стояло несколько ящиков с награбленным добром, но Вауло не было. Слинял – пронеслось в голове у Артура. Вообще-то, двух с половиной часов ещё не прошло, но может быть, Вауло врал? Может быть, он передумал брать Артура с собой и сейчас просто где-то прячется, дожидаясь транспортации? Артур потерянно огляделся.
     – Эй, – окликнул он одного из бандитов, грузившего очередной ящик в кузов машины, – ты моего приятеля не видел? Он здесь, в кузове, лежал.
     – Кавасин его забрал, – ответил тот и махнул головой в сторону темнеющего в стене прохода.
     Ну, слава Богу! Значит, ещё не всё пропало. Артур побежал в указанном направлении и, свернув за выступ стены, увидел довольно интересную картину. Посреди улицы стоял Кавасин, широко расставив ноги. Лоб его украшали симметрично расположенные шишки, напоминающие рожки, видимо, полученные во время недавнего обстрела металлическими «снарядами». В одной руке он держал за шкирку Вауло, по-прежнему не подающего признаков жизни, и, периодически встряхивая его, кричал куда-то вверх:
     – А твоих приятелей, Джоу, мы зажарим и съедим! И с остальными сезарцами, которые здесь объявятся, поступим так же!
     – Успокойся, Кавасин. – (Артур поднял голову и увидел выглядывающего из щели в стене аборигена со светлой, очевидно седой, бородой). – Прекрати погром! Нету у нас бензина! Клянусь тебе, нету!
     – Вы его сезарцам продали? Или Большому Бену?
     – Я же тебе говорил: мы его больше не делаем! Бензиновое сырьё у нас закончилось!
     – Зачем же сюда приехали эти два странных сезарца?
     – Да откуда я знаю? Ко мне никакие сезарцы не приезжали.
     – Не ври, Джоу! Я всё равно докопаюсь до сути, и тогда тебе несдобровать.
     – Если ты будешь устраивать погромы и при этом каждый раз разрушать стенку, то рано или поздно сюда явится банда Большого Бена и тогда нам обоим несдобровать.
     – Мне нужен бензин!
     – Да зачем он тебе нужен?
     – Ты знаешь, какие бабки люди на нём сколачивают? Я, как был в последний раз в Питере, такой выгодный контракт заключил! Мог бы дом себе купить, забрать туда Мальву. И тебя тоже. И вдруг приезжаю, а здесь такой облом. Ну как это – сырья нет? Всегда было, а теперь нет?
     – Ох, Кавасин, – вздохнул Джоу, – молод ты ещё. Лезь-ка сюда, поговорим. У меня бутылка спирта есть, специально для тебя держал.
     Кавасин немного помедлил, растерянно потоптался на месте, потом бросил Вауло на землю и полез к Джоу прямо по стенке, цепляясь за торчащие выступы, как в наше время любители экстремального туризма  взбираются на скалы.
     Артур на всякий случай подождал, пока Джоу и Кавасин скроются в стене, и бросился к Вауло.
     – Вауло, очнись! – закричал он. – Мы скоро начнём транспортироваться!
     – Не ори, – сказал Вауло, как ни в чём не бывало поднимаясь с земли.
     – Слушай, ты что, придуривался всё это время?
     – Это была защитная реакция. Такое состояние не вызывает агрессии у существ с низким уровнем развития.
     – А если бы меня убили?
     – Я бы всё равно ничем не смог бы тебе помочь. Если хочешь, я научу тебя, как впадать в транс.
     – Ну знаешь ли! – так и задохнулся от возмущения Артур.
     – Хватит. Пошли в точку транспортации.
     – Куда?
     – В точку транспортации.
     – Ах да. Я и забыл, что транспортироваться нужно с одного и того же места. Пошли.
     Они пошли к зияющему в стене пролому. Их никто не остановил. Все бандиты куда-то пропали, только из одного помещения у самой стены раздавались громкие возбуждённые голоса. Артур и Вауло проскользнули через нагромождение пластиковых обломков и выбрались наружу. Но не успели они пройти и нескольких шагов, как вдруг их кто-то крепко схватил сзади за руки. От неожиданности Артур заорал как резаный.
     – Попались, голубчики, – сказал держащий Артура Серко, – от нас так просто не отделаешься.
     – Мы вас тут давно дожидаемся, – это говорил Джек, держащий за руки Вауло. – Ну! Ведите нас в Киев!
     – О господи! – воскликнул Артур. – Да нету здесь никакого Киева! Это я просто так сказал.
     – Врёшь! Если бы не было, ты бы не говорил.
     – Это далеко очень! В ДВР! Знаешь, где находится ДВР?
     – А мне без разницы. В ДВР так в ДВР. Пошли в ДВР. – Бандит был явно менее образован, чем девушка Мальва.
     – Вауло, – обратился Артур к своему спутнику, – ну что же ты молчишь? Объясни им!
     – Что?
     – Ну как мы этих бандитов с собой потащим?
     Вдруг Джек и Серко отпустили путешественников по времени и бросились наутёк. Артур оглянулся. Из пролома к ним бежала целая толпа кавасинцев – видимо, они услышали, как Артур вопил во всё горло, а потом препирался с Джеком.
     – Попались, предатели! – закричал один из них (Артур узнал Сэм-эна). – Ну уж теперь мы вас точно зажарим и съедим. И Кавасина спрашивать не будем. Он теперь всё равно будет пить с Джоу до утра.
     Артур вначале не понял, почему их с Вауло называют предателями, но оказалось, что слова Сэм-эна адресованы Джеку и Серку. Бандиты догнали их и, окружив плотной толпой, повели обратно внутрь города. Артур, держа под руку Вауло, попытался было ускользнуть, но ему это не удалось – толпа увлекла за собой и их. Пройдя довольно далеко вглубь города, они сквозь развороченную и здесь стенку вошли в большое, слабо освещённое помещение. Всех четверых пленников посадили на какие-то пластиковые ящики, омерзительно воняющие резиной, мазутом и ещё бог знает какой химией. Послышались голоса:
     – Пускай ответят, зачем они украли машину и бензин!
     – А ты не знаешь? Они хотели сбежать к Большому Бену, а чтобы он взял их к себе, украли машину.
     Джек сцепился с Сэм-эном:
     – Мне на твою рожу смотреть надоело! – кричал он – Как ты Кавасину стучишь то на меня, то на Серка, то на всех! А сам только и думаешь, как от Кавасина избавиться и самому занять его место!
     – А ты думал, что сам можешь стать атаманом? Тебе это слабо!
     – Вауло, – зашептал Артур на ухо своему спутнику, – нельзя ли как-нибудь ускорить транспортацию? Они же сейчас начнут драться и ненароком могут нас убить!
     Вауло пробормотал в ответ что-то неразборчиво-отрицательное.
     Внезапно снаружи послышался грохот. Артур было подумал, что это привели в действие автомобиль образца трёхтысячного года, но тут в помещение ворвалась группа личностей верхом на чадящих двухколёсных экипажах, надо полагать, местных мотоциклах. Личности быстро спешились, достали резиновые дубинки и начали избивать всех подряд.
     – Большой Бен! – закричали кавасинцы.
     Бригада мотоциклистов быстро утихомирила дерущуюся толпу. Эти парни выглядели несколько иначе, чем виденные Артуром до сих пор аборигены. Их бороды были короче, видимо, они их время от времени стригли; а из одежды, кроме халатов, на них были ещё и брюки. Вперёд вышел невысокий щуплый человечек, чувствовалось, что он здесь главный.
     – Это что, и есть Большой Бен? – спросил Артур стоящего рядом Джека. – А почему он такой низенький?
     Джек не ответил.
     – Так, ребята, – сказал низенький человечек, – жить хотите? Тогда отвечайте внятно – где Кавасин?
     – Он у Джоу где-то, во внутренних помещениях, – ответили ему.
     – А где он прячет бензин?
     – Так нету бензина, – сказал, выходя вперёд, Сэм-эн, – Джоу его уже давно не давит.
     – Как это не давит, – глянул бешеным взглядом Большой Бен на Сэм-эна. – Вся промзона только и говорит, что Джоу и Кавасин воюют между собой из-за того, что Джоу не даёт Кавасину бензина.
     – Джоу не давит бензин, потому что бензиновое сырьё в промзоне закончилось, – продолжал Сэм-эн, – и вообще, Бен, это наш участок, и, если здесь опять найдут подходящее сырьё, то это будет наш бензин. Мы контролируем эту территорию, а ты…
     Большой Бен сделал молниеносное движение рукой, что-то блеснуло у него в ладони, и Сэм-эн упал. Вокруг его головы начала расплываться лужа крови.
     – Вот кого мы зажарим и съедим, – сказал Большой Бен, мрачно улыбаясь и вытирая нож об одежду. – Ну? Так где Джоу прячет бензин?
     – Он его сезарцам продал, – заявил вдруг Джек, – вот этим, – и показал на Артура и Вауло.
     Бен повернулся к путешественникам по времени и уставился на них жутким взглядом. Артур вдруг понял, почему этого маленького щупленького Бена называют Большим – он так подавляет человека своей волей, что кажется, будто он смотрит на тебя сверху вниз.
     – Кто такие? – спросил Большой Бен.
     – Э–э… Мы тут вообще ни при чём, – сказал Артур и вдруг понял, что совершил фатальную ошибку. Бензин был для Бена навязчивой идеей, и ответ Артура привёл его в бешенство. Глаза Бена вдруг стали совершенно белыми. Артур испугался.
     – Мы из города Киева, – забормотал он, – там много бензина и жратвы. Хотите, мы отведём вас туда?
     Но Бен не слушал слова Артура. Он, как животное, привыкшее к постоянной борьбе за пищу и территорию, воспринимал только настроение, внутреннее состояние человека, а не слова, которые могут оказаться лживыми.
     – А чего это ты вцепился в него, словно он – самое дорогое, что у тебя есть? – спросил вдруг Бен.
     Артур вдруг сообразил, что крепко сжимает Вауло в объятиях, опасаясь, что в момент транспортации толпа может ненароком разъединить их.
     – А ну-ка, разделите их, – приказал Бен своим бандитам.
     Артур застыл от ужаса. Большой Бен довольно усмехнулся. К счастью, транспортация началась раньше, чем большебенцы успели подскочить к путешественникам по времени. Артур ещё успел уловить испуганный рёв толпы и разглядеть между языками окружившего их белого огня, как аборигены бросились бежать в разные стороны; но буквально через пару секунд пламя погасло и наступила темнота, лишь чуть подсвеченная костюмом Вауло. Артур вздохнул с облегчением, отпустил своего спутника, присел на корточки, обхватил руками колени и посмотрел на часы. Время их нахождения в точке минус четыре составило три часа и пятнадцать минут. Подумать только, сколько событий может поместиться в такой, в общем-то, небольшой промежуток времени!
    

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики