Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Сергей МОГИЛЕВЦЕВ
г. Алушта, Крым, Украина

ВЗГЛЯД ТРЕТЬЕГО НАБЛЮДАТЕЛЯ
Рассказ из сборника «Колодец Красоты» (Москва, 1991 год).
Пьер Сорокин – космический журналист, от имени которого ведётся повествование.

     Экологические страхи в прошлом порою сильно преувеличивались, порою же явно преуменьшались. Доходило до анекдотов. Писали, к примеру, о загрязнении космоса, о целых туманностях, состоящих сплошь из ржавых консервных банок, шлангов, гаек, отвёрток, тупых бритвенных лезвий и прочей экзотической дряни, вплоть до дедушкиных граммофонов и бабушкиных старых галош, мирно кружащих по орбитам многих планет. Какая наивность! Ну откуда, скажите, возьмутся в пространстве галоши? Нет, разумеется, там ни дедушкиных граммофонов, ни ржавых консервных банок, ни использованных бритвенных лезвий – все металлические предметы великолепно собираются с помощью магнитного поля и вслед за этим утилизируются, расщепляются на молекулы в специальных корабельных дезинтеграторах. Впрочем, то же относится к предметам неметаллическим, для чего предварительно их посыпают железной крошкой. Так что, если бы ваша бабушка случайно забыла в пространстве галоши (чего, разумеется, случиться никак не могло: в галошах перестали ходить полтысячи лет назад, а бабушки, как известно, пешком в пространстве не ходят), их бы немедленно отправили в дезинтегратор. Да вам и самим хорошо известно, что никаких туманностей, состоящих из мусора, в космосе нет, что он чист, свободен для передвижения и блестит, как игрушка. Отсюда, конечно, совсем не следует, будто экологических проблем в галактике не существует. Нет, они существуют, но – на уровне конкретных планет. Бывают планеты, замусоренные настолько, что жизнь в тамошних странах тлеет на грани полного одичания и вырождения. Это-то и дало повод нашим самодовольным предкам экстраполировать свои собственные экологические проблемы на целый космос. Листал я тут как-то в перерыве между двумя грабежами (в то время, кажется, мы охотились за беспилотными звездолётами, доставляющими с Периферии золото, платину и иридий) забавную старую книгу. С описанием разных экологических ужасов. О том, дескать, что и звёзды скоро не на месте висеть будут, и космос весь разболтается, и по широким галактическим дорогам ни проехать ни пройти от мусора будет нельзя. Какой вздор! Космос как раз остался в совершенном порядке, и звёзды висят на своих местах, нисколько при этом не разбалтываясь. А вот на отдельных запущенных в экологическом отношении планетах творятся такие ужасы, что хоть приезжай туда среди бела дня и грабь их в открытую. И никто помешать вам не сможет, ибо жители вышеупомянутых миров довели природу свою до такой крайности, что вопрос перед ними стоит один: любым способом выжить. И нет уже у них сил заботиться о тысячелетних, накопленных цивилизацией ценностях: ни о прекрасных белого камня статуях, ни о миллионах книг и картин, ни даже о денежных знаках тяжёлого ценного металла, что хранятся обычно в глубоких, надёжных подвалах. Сейчас же двери подвалов открыты настежь; и люди готовы отдать последнее за глоток чистого воздуха, за стакан неотравленной прозрачной воды, за тонкую зелёную веточку, запечатанную, на манер заморской диковинки, в прозрачной стеклянной капсуле. Ибо не осталось на таких планетах ни зелёных ветвей, ни чистого воздуха, ни прозрачной речной и озёрной воды. Ибо вся вода в озёрах и океанах отравлена, та же, что льётся в виде дождя с небес, похожа скорее на серную или соляную кислоту. И выстраивались у нашего чёрного нейтринного звездолёта длинные очереди гибнущих от удушья людей, и мы отпускали каждому жаждущему по глотку чистого воздуха, а взамен, признаюсь, брали всякое: и белые бесценные статуи, и жёлтый металл из глубоких надёжных подвалов, и картины, и книги, и даже, случалось, заложников. И пусть злые языки утверждают, будто заложники эти часто имели облик смазливых девиц, пусть завистники упрекают нас в непомерной жадности, в том, что, дескать, взлетали мы с полной нагрузкой, а иногда, дескать, и вообще взлететь не могли, так сильно нагрузили отсеки своего корабля. Пусть невежды бранятся! Я же отвечу: а не спасали ли мы при этом ценности гибнущей цивилизации, от которой в скором времени вообще ничего не останется? А не были ли спасённые женщины носителями генофонда исчезнувшего народа? А не является ли наша якобы преступная деятельность гуманной и благородной миссией? И не следует ли нас, корсаров пространства, на законном основании легализовать, выделив в отдельный отряд космофлота? Однако предвижу, предвижу я саркастические усмешки на ваших суровых лицах. Пусть исчезают сгубившие природу цивилизации, пусть не останется в космосе от них никакой памяти, пусть лучшие музеи Содружества независимых планет откажутся от бесценных творений, которые покупают они у пиратов (это не отрицаю) за очень немалые деньги. Пусть будет всё чинно и благопристойно, пусть торжествует закон, а пираты... Что же, пиратам воздастся должное... *
    
    
     * Глава из книги «Корсары пространства» известного в галактике пирата Ду-Бума. Осуждён Независимым галактическим трибуналом на пожизненный досветовой полёт в открытом космосе. Книга печатается на Ниобеи в изд. «Аргус». По данным галактической службы Харриса, ещё до выхода в свет вошла в десятку наиболее модных бестселлеров. – П. С.
    
    
     А между тем корсары пространства в массе своей люди честные, больше того – благородные. Авантюристы по крови и духу, они не смогли усидеть на тёпленьких, комфортабельных, тотально благоустроенных планетах, их тянуло за грань неизведанного, они ощущали в своей груди непонятное волнение при звуках слов «Периферия», «пространство», «свободный поиск». Быть может, чего-то недостаёт в нашей с вами цивилизации, какого-то небольшого штриха, избавляющего её от пресности и всепроникающей повседневной скуки. Вот многие и восполняют этот пробел, выдумывая для себя что-то необычайное, подражая корсарам и авантюристам ушедших эпох. И неужели вы думаете всерьёз, что нынешние пираты такие же кровожадные, такие жестокие и необузданные, как было это когда-то? Великое заблуждение! Мы такие же люди, как все, нам одинаково больно смотреть на неразумную деятельность некоторых горе-планет, уничтоживших собственную природу и доживающих последние дни среди свалок мусора, радиоактивных отходов и уродливых железобетонных конструкций. Я знаю массу примеров, когда корсары пространства бросали своё ремесло, оставаясь на экологически обречённых планетах, отдавая гибнущей цивилизации свои знания, средства и время. Становясь, по существу, настоящими братьями и сёстрами (среди нас есть немало женщин!) милосердия. Однако помощь эта приносила немного пользы, ибо осуществлялась трудом одиночек, и только помощь всего Содружества, только комплексная программа спасения терпящих экологическую катастрофу, только пропаганда природоохранных взглядов в масштабе целой галактики могла бы дать существенные результаты. Но где там! Содружество опьянено мощью собственного технологического гения, в недрах его рождается один грандиозный проект за другим: зажигаются новые звёзды, строятся космические лифты, роются глубинные шахты, изменяются берега океанов, выводятся в лабораториях новые виды флоры и фауны, способные размножиться в невероятных пределах и уничтожить жизнь на целой планете. А к чему всё это ведёт? Да к тому, что всё большее количество молодых цивилизаций выбирают технократический путь развития, во главе их правительств становятся маньяки-инженеры, жаждущие воплотить в жизнь грандиозный технический проект, который, якобы, облагодетельствует их человечество, подарит ему океаны дешёвой электроэнергии, накормит голодных, даст кров обездоленным. Но в противовес этому всё чаще и чаще видим мы, что технократическое мышление приводит обычно к экологическим катастрофам, что во главе планетарных органов управления могут стоять писатели, философы или даже актёры, но ни в коем случае не инженеры. Что технократическое развитие – ошибочный путь для любого народа, и что пропаганда технократических взглядов должна быть приравнена в нашем Содружестве к пропаганде идей войны и насилия, которые, как известно, объявлены вне закона. Ведь что случилось, к примеру, с далёкой планетой Ферридой, на которой неожиданно дли всех произошла инженерная революция? Ферриендяне уничтожили всю природу и развили свою индустрию настолько, что жить на планете стало практически невозможно. Безумцы погибли, задохнувшись среди чудес своего инженерного гения: новеньких автоматических заводов, тысячеэтажных небоскрёбов, глубинных шахт, прорытых к центру планеты, мириадов тонн металла, выплавленного в гигантских домнах, синтезированных удобрений, извлечённых из земли минералов. Ибо для человека важнее не горы синтезированных удобрений, а зелёная, мокрая от росы трава, по которой можно пройтись босиком, свежий морозный воздух, величественные пейзажи гор, покрытых белыми снежными шапками, синь бездонного неба, зелёная глубина океанов. И пора, пора прекратить нам штамповать на наших чудо-заводах всё новые и новые звездолёты, которые используются для колонизации всё новых и новых планет, на которых будем строить мы всё новые и новые заводы, предназначенные для выпуска всё новых и новых сверхмощных и сверхскоростных звездолётов. Пора подумать о будущем наших детей, которым предстоит жить или в гармонии с нетронутой природой, на добро отвечающей добром, или в искусственных бетонных коробках, дыша искусственным воздухом и питаясь искусственно синтезированной пищей. Не правда ли, странно слышать такое из уст осуждённого перерожденца, и многие усомнятся в искренности моих слов, но, знаете, мне от этого ни холодно и ни жарко. На глазах у меня происходят процессы, уничтожающие благородный смысл древнейшего пиратского ремесла. Всё чаще приходят к нам люди, рождённые в зачумлённой атмосфере многочисленных индустриальных планет, люди, которым плевать на романтику, которые превращают нашу профессию из искусства в обыкновенный грабёж. Я не могу молчать и поэтому обращаюсь к общественности со своим манифестом.
    
     КУДА ИДЁШЬ ТЫ, СОДРУЖЕСТВО?
    
     Монолог раскаявшегося преступника
    
     Вот сижу я здесь в преддверии пожизненного досветового полета* и думаю горькую думу. Черно моё прошлое от многих преступных мерзостей, и не возвращался бы я в него, не вспоминал подробностей своей пиратской карьеры. Но не вспоминать и не анализировать я не могу, ибо многие молодые и неоперившиеся
    
     
* Пожизненный досветовой полет – высшая мера наказания в границах Содружества. По существу, ничем не отличается от пожизненного тюремного заключения. Преступник остаётся один на один с устаревшей досветовой ракетой, которая летит в пустоту. Многими авторами осуждается как мера антигуманная и излишне жестокая. Добавлю от себя, что раскаяние уже само по себе является жестокой платой за преступление, и не следовало бы усугублять эту плату тяжестью досветовой ссылки. Впрочем, свою точку зрения я никому не навязываю. – П. С. 


рискуют пройти той же дорогой. И не ведомо им, что волна практицизма и инженерного взгляда на жизнь, захлестнувшая многих в галактике, влияет на их будущее. Разумные вправе спросить: какое отношение инженерный взгляд на природу имеет к воспитанию юношества? Я отвечаю: прямое! Достаточно вспомнить события, потрясшие планету Зельфиру, жители которой объявили практицизм и точный инженерный расчёт главными добродетелями вселенной, а красоту и всякую иную заумь вроде музыки, литературы и прочее – главными своими врагами. Нечего и говорить, что природа, как главный вдохновитель искусств, была безжалостно на Зельфире истреблена, ибо пробуждала у её жителей чувства прекрасного и возвышенного. А за компанию с природой живой уничтожалась и неживая природа: множество красивых пейзажей, которые, хотя и были неодушевлёнными, но внушали крамольные мысли и по этой причине старательно бетонировались, великолепные закаты и восходы, которые усердно замазывались серыми красками, величественные горы, которые, не мудрствуя лукаво, срывали до самого основания, оригинальные здания, книги, живопись, скульптура, которые сжигались, взрывались, поливались сильнодействующей кислотой и пускались по ветру на четыре стороны света. В итоге через некоторое время поверхность Зельфиры превратилась в гладкий бетонный шар, искусно, впрочем, расчерченный чёрными и белыми линиями. Красота, таким образом, была сведена под корень, а жители планеты, одетые в одинаковые синие комбинезоны (отличались они лишь номерами, прикреплёнными у каждого чуть пониже спины) обитали отныне в одинаковых бетонных домах-казармах и чертили одинаковыми циркулями и линейками одинаковый проект гигантского суперзавода, который должен был покрыть собой всю поверхность планеты. Надо ли говорить, что завод этот никогда не был построен, ибо инженерное однообразие и технологическая однобокость привели жителей планеты к полному одичанию и вырождению. Старшее поколение вымерло почти полностью, оставшиеся же в живых молодые люди поголовно ушли в пираты, причём отличались непомерной жестокостью и поведением своим наводили ужас на незащищённые окраины Периферии. Больше всего ненавидели они планеты с великолепной могучей природой, с синими морями, чистыми реками и высокими снежными горами – жителей таких планет грабили они беспощадно, иногда по нескольку раз в год, природу же их миров портили с особенной изощрённостью: ионными двигателями своих кораблей оставляли в горах гигантские, ничем не смываемые надписи (о содержании их умолчу), некоторые же горы вообще взрывали, моря и реки поливали нефтью, а зелёный лесной покров посыпали сильнодействующими химическими веществами. И даже окружённые патрульными кораблями Содружества, бывшие жители Зельфиры отказывались сдаваться в плен, но, разогнавшись изо всей силы, врезались на своих пиратских чёрных машинах в самое сердце наиболее цветущих планет, предпочитая погибнуть самим, но и нанести природе этих миров максимально возможный ущерб. Так замыкалась логическая цепочка, когда варварское отношение к природе своей планеты порождало невежество и злобу, а они, в свою очередь, приносили вред природе других миров. И причина всего этого лежала в утилитарном, инженерно-практическом отношении к мирозданию, оборачивающемуся в итоге гибелью как самой планеты, так и её обитателей. А вспомните случай на Энтропии, небольшой планетке красного солнца в созвездии Гончих Псов. Идея покорения природы достигла здесь небывалого, какого-то даже священного, мистического размера. Любой младенец, только-только научившийся ползать, считал своим долгом сорвать с ветки зелёный листочек, ученики младших классов играли отнюдь не в войну со своими соседями в космосе (как делают это дети на всех нормальных планетах), а в войну против зелёных лесов, голубых озёр, чистых рек и стремительных водопадов. Школьники на уроках писали диктанты о покорении злой и враждебной энтропийцам природы, студенты в вузах чертили схемы осушения заболоченных (кормящих ягодами и грибами всё население страны) низменностей и поворота вспять наиболее полноводных рек.
     Не было на Энтропии инженера, который не придумал какого-нибудь грандиозного технического проекта, в коем природа или какая-то одна часть её – леса, моря, реки – выступала в качестве подопытного кролика. Вполне возможно, что такое агрессивное отношение к природе объяснялось причинами историческими: долгое время энтропийцы вели настоящую борьбу за существование с дремучими непроходимыми лесами, стремительными горными реками и штормящими холодными океанами. Но такая борьба давным-давно кончилась, энтропийцы построили современные города, вышли в космос, имели искусство, философию, литературу. Но что-то, однако, в цивилизации их оказалось надломленным, ибо, став в инженерном плане всесильными, они считали естественным обижать слабого. И природа в итоге не выдержала такой обиды. Вся гигантская биомасса растений, насекомых, зверей и птиц в одну прекрасную ночь соединилась в нечто ужасное по размерам своим и облику (то ли это был дракон, то ли исполинский, высотой до небес циклоп – этого мы никогда не узнаем, ибо свидетелей, увы, не осталось). Издав громоподобный звук «О-ОХ!» (некоторые утверждают, что звук был «О-АХ!»), гигантский монстр в одно мгновение слизал своим языком всю цивилизацию Энтропии. Всю целиком: с жителями, городами и маленькими деревушками. Совершив этот, так сказать, законный акт самообороны, природа вернулась к своему обычному виду: распалась на насекомых, животных, парящих в высоте птиц, живущих в морях рыб. Энтропийцы же как разумный вид исчезли с карты галактики, успев, впрочем, породить немало пиратов, по своей жестокости ничуть не уступающих корсарам с Зельфиры.
     Трагедию цивилизации Энтропии нельзя считать единичной. Нечто схожее произошло в системе ОХ-15-24/Н-8, созвездие Волос Вероники. С той лишь разницей, что природа никого не сгубила, а тихо и незаметно отбыла в глубокий космос, успев, впрочем, оставить людям записку: «Безумцы! Себя ведь вы губите!» Жители вышеуказанной системы озабочены теперь одним – вернуть ушедшую в космос природу. Они рыскают в галактике по всем направлениям, ничего, естественно, не находят и в отчаянии целыми  коллективами записываются в пираты. Замечу здесь, что массовый приток в нашу профессию людей малокультурных и даже жесткосердных девальвирует её изначальный, благородный смысл и поиски приключений подменяет поиском наслаждений. К тому же это усиливает озлобление многих цивилизаций Содружества и кончится в итоге плачевно: нас всех попросту передушат.
     Вообще же стремление к тотальному переиначиванию мироздания, исходя из каких угодно соображений, кроме одного – гуманного отношения к природе, – распространено в галактике повсеместно. Жители Эуропы, к примеру, не довольствуясь тем, что обладают двумя парами глаз, вывели себе с помощью методов генной инженерии ещё одну пару. Но что-то в механизме наследственности не сработало, и глаза у новаторов стали появляться не только на лбу (где они находились до этого), но и пониже лба, на носу, и даже ниже спины. Так и ходят с тех пор эуропяне (к счастью, эпидемия эта затронула всего лишь один процент населения), пугая разумных своим необычным видом. Те же из них, кто не выдержал бремени перемен и подался в корсары пространства, стали зваться у нас очкариками (мутировавшие глаза напоминали очки) и использоваться в качестве наблюдателей во время рискованных космических операций. Хвала галактике, что эуропяне экспериментировали над собой, что ближайшие их соседи – жители планеты Проксима – решили избавиться от лишних волос на теле, но в результате не только не избавились от таковых, а, наоборот, покрылись весьма длинным и прочным зелёным мехом. Что обитатели системы ОХ-18-14/Н-43 до того доэкспериментировались с регулировкой  рождаемости, что вместо привычных двух (мужского и женского) полов стали четырёхполыми, а живущие на другой стороне галактики разумные осьминоги (известные среди нас как «восьмёрки») из восьмиполых, чем гордились они на весь космос, превратились в существа однополые и размножаются теперь почкованием. Хвала галактике, повторяю, что экспериментировали они всего-навсего на себе, что хоть и поставляли в корсары отменных моральных уродов, в природу своих планет в целом не вмешивались. Но было так, к сожалению, не везде, Я слышал невероятную историю об изобретателе Ы (из шарового скопления в созвездии Волос Вероники), задумавшем перекроить карту звёздного неба. Расположение звёзд не устраивало Ы по причине их хаотичности и бессистемной расстановки в пространстве. Он не видел в этом гармонии, а хаос душе гениального Ы был глубоко противен. Самое же ужасное заключалось в том, что Ы действительно располагал средством разгонять и передвигать звёзды, и лишь случайность помешала осуществлению его гениального замысла. Изобретателя отправили в пожизненный досветовой полёт, и единственное, что от него осталось, – это картинка будущего устройства галактики: весёленький пёстрый узор из звёзд с разбросанными тут и там по его полю цветочками – шаровыми скоплениями. Что поделаешь – именно так понимал безумец гармонию.
     Расскажу ещё о двух-трёх известных мне случаях. К примеру, эстетствующие жители Трианона пытались изменить голубой цвет своего неба на бледно-зелёный (он им казался приятней). Нетрудно предвидеть, что из этого вышло – замазанное зелёными красками небо жестоко отомстило обидчикам. Половина биосферы погибла, другая же половина мутировала невероятным образом. Случай этот получил в галактике довольно большую огласку и, казалось, должен был раз и навсегда положить конец преступным экспериментам с природой. Но куда там, некоторым настолько неймётся, что остановить их нельзя ничем. В одном из миров (в целях всё того же эстетического самосовершенствования) оранжевый (естественный на этой планете) цвет листьев всевозможных культурных и диких растений решили исправить на красный. Результат не заставил себя ждать: флора (а вслед за ней, конечно, и фауна) планеты погибла, а многочисленная и без того армия корсаров пространства пополнилась новыми бедолагами. В другом месте решили перекрасить местное солнце, и оно в итоге взорвалось. В третьем экспериментировали над своей атмосферой – тамошним жителям очень хотелось, чтобы в долгие зимние вечера ветер пел арии из оперы известного композитора Чу-Болтая, а в знойные летние дни слышались бы аккорды из мессы «Природа, сдавайся!» прославленного мэтра Ду-Аарака. Нетрудно предвидеть, чем кончилось исполнение вышеназванной мессы: во время одного из мощных аккордов в атмосфере планеты образовалась дыра, воздух через неё улетучился, а жители, естественно, задохнулись. А ведь эксперимент в данном случае оправдывался высокими эстетическими соображениями. Как видите, эстетика и охрана природы не всегда уживаются друг с другом.
     Я обращаюсь к разумным галактики: люди вы или летающие осьминоги, гуманоиды или разумная плесень с шаров Проксимы, верите ли вы в искусство, посвящаете развитие своё экспансии в космос или мирному философскому созерцанию – знайте, для природы это не имеет значения. Она одинаково гибнет и от вмешательства невежественных инженеров, и от экспериментов утончённых эстетов. Вслед же за гибелью природы гибнете и вы, разумные. Остановите преступную цепь самоубийств, прекратите вербовать банды космических террористов, верните пиратской профессии её изначальный и благородный смысл. Который, как следует из всего вышесказанного, отнюдь не противоречит благородной задаче защиты природы!*
    
    
* Замечу кстати, что парадоксальный этот призыв – пират озабочен экологическими проблемами – на самом деле не так уж прост. Видимо, природа многих планет больна настолько серьёзно, что даже космические преступники начинают взывать о помощи. Что же касается мысли о взаимозависимости инженерного отношения к мирозданию и снижения нравственности в человеке (земном, эурапейском и т. д.), то с ней я согласен полностью. В качестве идеала укажу на планеты системы Огненный Хвост (созвездие Стрельца), длительное время развивающие искусство и философию, а технологическую революцию всемерно сдерживающие. И что же, стали ли разумные огнисты в чём-то беднее нас, обделили они себя хотя бы в малом? – Ни в коем случае! На планете создан уникальный симбиоз природы и разумных существ. Химия, вакуумная металлургия, производство лекарств и даже строительство жилых зданий осуществляется там методами биотехническими в рекордно короткие сроки. Есть чему поучиться у разумных огнистов! Но, к сожалению, цивилизаций этого типа в галактике до обидного мало, и призыв раскаявшегося пирата Ду-Бума полностью сохраняет свою актуальность. – Пьер Сорокин.



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики