Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Анатолий КАМЕНОБРОДСКИЙ
г. Симферополь, Крым
  
КУДА?
  
   Ночь – всем известная и неведомая волшебница – окрашивает мир. Прекрасные и жуткие краски – тёмно-серые заурядные дома делаются таинственными, а деревья и столбы превращаются в великанов, карликов, монстров...
   Этот старый одноэтажный домик находился на углу Севастопольсжой и Козлова – примыкал к забору моего двора. Моего – я имею в виду давнее время – сейчас я живу далеко от него. Во дворе тоже было немало странных мест: в сараях – прибежище домового, в колодце – обитель Водяного... или эха?.. Но соседний дом вызывал особенный интерес, смешанный со страхом: подслеповатые окна всегда были зашторены, а две двери – деревянные, старые, с трещинами – заколочены большими гвоздями. Где вход? С другой стороны? Но по Козлова тянулась стена... И ворот я не находил... Давно не приходилось здесь бывать, только проезжал мимо на троллейбусе, направляясь на работу...
   Однажды троллейбус сломался, мы – пассажиры – вышли и пошли к ближайшей остановке. Да, тут время вроде остановилось: те же окна и двери... На нет – я тронул створку левой двери – и она открылась!
   Темно... Только вдали виднелись светлые щели закрытых дверей, и... голоса – то песня, то ругань нескольких человек... И крик: о помощи или...
   – Наконец! – меня потянули руки женщины, лица которой я во тьме не разглядел. – Заходи! Не ври, что не...
   – Я вас не знаю, извините... – попятился я.
   Стало светлее: яркая, соблазнительная, но печальная… Нет, не знаю!
   – Не пойдёшь? Ответственности боишься или... Ладно, уходи, потом будешь всю жизнь раскаиваться!
   Я оказался на улице. Вдруг вторая дверь. Мужик средних лет с пропитой физиономией схватил меня за рукав:
   – Где ты шляешься? – захрипел он. – Идём скорее – замочим его и бабки захапаем!
   – Ты не помнишь меня, – продолжал он уже совсем другим тоном. – Я пошутил... Мы же с тобой в одном классе!.. Ты всегда уходил – так уходи, и пусть тебе мерещится преступление, которое из-за твоего равнодушия...
   Я пошёл прочь, но вернулся. Двери были закрыты... Тронул створки – заколочены – гвозди здоровенные... Что такое? Я не пьян, не... Может – входы? Куда? В иномир? В дебри совести?..
   Сел в троллейбус, слышу разговор двух дам:
   – Вот видите этот дом? Там его убили!
   – Так пойдём в милицию!
   – Я говорила участковому. Так он посмотрел на меня как на сумасшедшую и засмеялся: «Там пусто и всё заколочено!»
   Тут же я обратил внимание на некоего типа – не похожего на того, что в домике, – который покосился на меня и погрозил пальцем.
   Я направился к выходу. У двери дама – пухленькая кокетка – тронула меня за руку:
   – Что же ты?..
   Точно, я никогда её не видел!.. Шепнул:
   – Это не я!
   Вчера я снова проезжал на троллейбусе мимо загадочного места и видел, как Дева в светлой одежде отчаянно колотила в левую дверь:
   – Всё равно я тебя достану!
   Правая дверь распахнулась, и здоровяк в майке и трусах вылетел, видимо, пинаемый сзади, и упал под дерево, ну и дела!
   А сегодня я встретил Риту – подругу моего друга – давно не видел... после приветствия и обмена новостями рассказал ей о странном домике (мы находились недалеко от него).
   – Да?! – удивилась она. – Пойдём – посмотрим!
   – Днём нет смысла, – ответил я. – А ночью...
   – А сейчас ни день, ни ночь, сумерки, – усмехнулась она. – Самое время!
   Мы подошли к... Дома не стало! Экскаватор, груда камней, несколько рабочих с лопатами!.. Тайны – тю-тю! Их не будет, или будет новый дом с новыми тайнами. Неопределённостями, за которыми разное «было»... А было ли?
  
   ФAHTACМАГОРЕСТИ И ФАНТАСМАРАДОСТИ
  
   Йаг Арелав бешено листал тихо шепчущие листы альманаха фантастики. Мелкотемье... Быт или детективы... Социум с повторами... Где полёт мысли? Эти Гравитманы, Чернодыровы... Куда им до Уэллса, Конан Дойля, даже Жюля Верна? Хотя и они...
   В воображении закручивались вихри метафор... Вроде не стихи, а мысли о фантастике... Одно от другого заразилось? Метафора в фантазии, а фантазии – и в метафорах, и далее – за пределами текста! Ветер мысли и время... что общего? Нет, есть! Ветер врывается в мысль, и мысли летят – бог знает куда, а время – далее будет ясно... или не будет...
   Сейчас ветер или мысли привели в кафе, где сидели бородатые, вещие и пьяные Гак или Гуськов или оба...
   Увы, не было возможности... У Йага – приём в редакции –авторов потенциальных и спонсоров актуальных! Вошёл. В приёмной – толпа – толпа обычных, странных и более чем странных людей, людишек и людищ. Первым – высокий, но маленький в согбенности, старый, но юный в душе, бородатый и лысый – тут ухе без всяких «но»...
   – Вы знаете, – тихо и как-то таинственно проговорил вошедший. – Я – находка для вашего альманаха. Надо просветить читателей... Сколько ошибок в нашем знании через образование?! Вот Александры... Македонский, Невский, далее – Александр I,II... Меледу прочим, это имя переводится как защитник, а все ли Александры были защитниками? Они не чужды нападению! Как-то странно многие погибали, и кое-кто якобы воскресал в новом обличье! Надо отказаться от догм, навязанных историками, и признать, что существовала – не машина времени, а способ, что-то вроде туннеля... это один и тот же человек, но в разное время!
   Йаг почти поверил, более того, почувствовал, что старец-молодец готов увлечь его в иное время, в инобытие. Сейчас пояснит, что Арелав, ежели прочитать справа налево, будет –Валера! Он уже почти шагнул, но как же дела редакционные?
   - Хорошо, оставьте рукопись, мы решим, обсудив, – сказал он, протянув посетителю руку для прощания. Но тот исчез! Не вышел, а именно исчез, растворившись в воздухе!
   Следующий посетитель был юнцом-вундеркиндом, по мнению его самого и его мамы, предложивший описание и реально существующую мысле-вещь (за некоторое вознаграждение): любая мысль о вещи или деле реализуется, при этом исчезает известная сумма в кошельке заказчика, а если не реализуется, не исчезает...
   Йаг заказал исчезновение вундеркинда, но тот излагал очередные фантазмы: передаточник удара, поцелуя, ребёнка непорочной деве, волшебный палец-указалец, указующий, где клад, нужная идея или...
   Йаг более не выдержал и указал вундеру на дверь, и тот, не ожидая заслуженного толчка, выскочил в приёмную.
   Ещё одно явление: вошёл вечный писатель-непечататель-тощий, прихрамывающий, умоляющий взгляд которого просил: «Напечатайте – или умру!» За ним – очковая коза, как её прозвали подруги, –с огромной сумкой с рукописями. Ах, то ещё не самое опасное: в дверь величественно вплыла – в ультракороткой мини-юбочке, с роскошными формами, кою не только окружающие, она сама называла Экстра-пипа, поющая: «Ладно, не печатай, но уж в постели... Покажи, что такое фантастика!»
   Йаг тяжело вздохнул... Воздуха!.. Он выглянул в прихожую и испугался: там сидели-стояли – овце-волк, жабо-курица, человеко-змее-птиц, а в углу гнездилось совсем несуразное диво: он-она в одном-двух лицах, любящее себя и не могущее себе отдаться. Йаг протёр глаза – вроде не пил почти... Видения исчезли.
   У него – может быть, из-за общения со всякими чудами –появились вещи, явления, дела – совершенно невозможные ранее: однажды в руке оказалась книга, далеко находящаяся – на верхней полке, – не могла же рука удлиниться, а потом стать обычной! А вчера цветок с балкона соседки как попал на стол? Эта соседка обрела чудо-глаз, видящий сквозь стены... иначе откуда она знала о деталях жизни соседей?
   Что такое? Пред ним стоял – хотя ноги сего существа не касались пола – некто туманный, который молчал, но то, что явившийся соизволил изречь, попадало в мозг Йага: «Что бы ты хотел? Я не имею в виду дела альманаха, а то, сокровенное...» Йаг представил другую соседку – балкон слева, Такую-такую… Некто поднял руку, и Йаг оказался в комнате той-такой-такой...
   Она положила ручку, разумеется, такую-такую, на его плечо и проговорила:
   - Ты – мой самый фантастический фантаст... Сейчас будут люди с теле: хотят интервью с контактёром...
   Дверь распахнулась, и в комнату ввалились бородач с аппаратурой и дама с большим носом и диктофоном. Она удивлённо остановилась, взмахнула руками и вскрикнула:
   - Ах, извините, тут интим... Нас не предупредили... Интервью – в следующем месяце, если, конечно, контакт повторится...

   ДОМОВОЙ И ДОМОВОЙСТВО
  
   Вещи в квартире завели моду пропадать: то тарелка, стоявшая на столе, то чашка, то зонтик, который висел на виду в кухне, то рукопись.. Мне это надоело, и я – полувшутку-полувсерьёз сказал кошке Пушке:
   – А ты не видишь ли его? Скажи, чтобы перестал... И зачем-почему все эти штучки-шуточки?..
   А вчера ночью я услышал тихий шорох, не похожий на другие ночные шумики, и быстро вскочил с кровати, сразу включив свет. Маленький лохматый человечек, в шляпе, с бородкой, стоял в углу, заслонив ладошками глаза от ярких лучей. Несмотря на всю необычность, человечек был похож на меня. (Карикатура? «А мне сказали, что ты – карикатура на меня!» – сказал он потом.)
   – Ладно уж, добился своего? – прошептал он. – Только не сходи с ума! Я ведь не сошёл... а у нас тоже говаривали о людях – «бред, признаки болезни…» и того хуже...
   – Допустим – ты не сон, не призрак, не признак, а домовой Пульсик? -- спросил я. – Но как понять твои акты?
   – Всё не так просто, – ответил он. – Вы, люди, считаете, что знаете, что творите... А сколько аварий и конфликтов!..
   – Так их было бы ещё больше, если бы не вы, – понял я. – А пропажи?
   – Ох, для нас тоже наступили тяжкие времена, – вздохнул он. – Нам приходится опекать несколько квартир... Рождаемость, увы...
   -- И  можете перепутать хозяев и, например, повесить чужоё бюстгальтер в шкафчик строгой жены, – продолжил я. – А в кастрюлю мусульманина бросить кусок свинины!..
   – Бывает, – усмехнулся он. – Но главное – мы разбираемся в механизме и судьбах вещей... Так, не суждено ли зонтику ткнуть ручкой в глаз гостя...
   -- Так не суждено? -- спросил я.
   – Нет, – ответил он. – Но об этом после... А что я сделал с твоей соседкой Харитоновной, – начал он свой рассказ. – Выжила она свою мать в дом престарелых... Так вот начал я поднимать вой в её кладовке, и хозяйка стала сходить с ума, а соседи вызвали скорую помощь и милицию!
   – Сурово, но справедливо, – согласился я. – А в квартире № 6 тоже происходит нечто несуразное...
   – Это мой братец Гримзик вселил своего сынка Ляпсика, – поднял он палац вверх. – И эти подлые Сучковы (я их называю Сучкиными) стали маяться: то иголка окажется в кресле и колет в спину, попу и бока, то жаба в супе вместо курицы... Не буду говорить о мироустройстве: вы и мы – только слои мира, главное – чтобы ты познакомился с нашей Библией – книгой «Ах, вот!».
   – Познакомь! – заинтересовался я. – Хотя бы несколько Цитат...
   – Пожалуйста, если сможешь понять: «Будь реалистом: живёшь в печке – не считай, что нет комнаты», «Не мешай делу, мешай кашу!», «Где пирует Уже, Голодает ещё»...
   – Наверное, вам мешают люди, которые всё время сидят дома? – посочувствовал я. – Мужики пьют.
   – Просто – они – следствие контакта с домовыми – полового контакта!
   – Хорошо, – напомнил я. – Как всё же с зонтиком?
   – Поищи хорошенько – и найдёшь, – рассмеялся он. – Ну а рассказ – плохая компенсация за это?!
   Он как-то странно сгорбился, повернулся и исчез... Навсегда ли?


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики