Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Юрий СИМОНОВ
г. Киев, Украина

 *Интродукция. Рынок современного фантастического чтива успешно насыщается альтернативно-историческими и «попаданческими» произведениями. В них авторы ненавязчиво демонстрируют не только собственные комплексы, но и чаяния своих социальных групп. Чаще всего действие переносится в средневековую Европу – здесь сюжеты позабористее: постоянные династические разборки, колоритные персонажи в доспехах и сутанах. Тексты частенько хромают на обе ноги в описании деталей, но кто станет обращать внимание на подобные мелочи, если присутствуют «крепкий экшн», настоящие «хироес», трогательная «лав» и «хеппи-энд». Хочется верить, что в нашей версии Костюмированного романа присутствуют все эти компоненты. Ну, почти все…

Два замка

 «Давно бы так, – сказал барон и выволок из ножен огромный двуручный меч».
А. и Б. Стругацкие, «Трудно быть богом»

     «…близился час решающего штурма. Это чувствовалось и по лихорадочной активности в лагере осаждающих, и по грозному молчанию в стане осаждённых. В симфонию боя среди хрипа коней, лязга амуниции и стонов раненых вплелись призывные звуки труб и отрывистые команды капитанов. Вестовые с приказами помчались ко всем отрядам, окружившим замок барона Норштейна. В колоннах пехоты замелькали длинные пики с крючьями, фашины и штурмовые лестницы. Отряды лёгкой конницы заняли позиции перед воротами. Лучники взяли на прицел защитников замка, скрывавшихся за зубцами башен. Мерно ухали катапульты, и скрипел требушет, посылая через стены каменные ядра и горшки с горящей нефтью. Деревянные постройки внутри замка уже были объяты пламенем, а из бойниц Северной башни валил густой чёрный дым. Он смешивался с чадом кипящей смолы на бастионах и спускался в низину, покрывая копотью черепицу посадских крыш.
     Только избранные знали, что вся эта суета была лишь отвлекающим манёвром. У осаждающих был тайный союзник в замке. Имя его доподлинно известно – «алчность». За двадцать золотых был подкуплен капитан стражи, охранявшей Южные ворота…
     Небольшой отряд конницы, скрывавшийся за догоравшей штурмовой башней, должен был первым ворваться в замок, обеспечивая успех осады. Это были люди Арнольда и его звёздный час. Он поднял забрало шлема, увенчанного плюмажем, и осмотрелся. Серая громада замка находилась на расстоянии одного отчаянного броска. Он мог видеть, как на зубец башни опустился старый ворон, предвкушая кровавую поживу... Справа от него сдерживал коня юный знаменщик – его племянник. Чувствуя, как от нетерпения дрожит рука, Арнольд до боли стиснул рукоять меча. Как долго он ждал этой минуты! Скоро сам Господь поведёт его на оплот нечестивца. Арнольд люто ненавидел барона, который благодаря своему богатству смог получить не только власть, но и красавицу-жену леди Анну. А ведь много лет назад именно он – Арнольд – должен был повести её к венцу…
     Раздался протяжный звук охотничьего рога. Это сигнал для их отряда! Со скрипом опустился подъёмный мост Южных ворот и тут же застонал под тяжестью всадников в боевом облачении. Высекая искры из мощёной камнем дороги, конники под градом стрел миновала арку. Нестройная шеренга копейщиков была смята. Размахивая мечом, Арнольд во главе своих рыцарей смело бросился на численно превосходивших противников. Пробившись через гарнизонный двор, они оказались у Главных ворот. В ожесточённой схватке он потерял едва ли не половину своего отряда. Упал с коня и юный знаменщик, смертельно раненный из арбалета… Они заплатили высокую цену, но задачу выполнили: ворота открылись. 
     Ощетинившись частоколом копий, в бой двинулась тяжёлая пехота осаждавших. Стальным потоком она хлынула в образовавшуюся брешь, оттесняя защитников замка к куртинам. Опасаясь поразить своих, стрелки ослабили огонь из бойниц. С гиканьем и свистом в замок влетела лёгкая кавалерия. Поднявшись по каменным ступеням, они атаковали лучников на стенах и бастионах. Положение сторон изменилось как по мановению волшебной палочки. С каждой минутой новые и новые бойцы проникали внутрь, увеличивая перевес атакующих. Замок, ещё недавно казавшийся неприступным, был обречён. И это, похоже, поняли осаждённые. Отдельные группы отчаянно сопротивлялись, но измена у Южных ворот поколебала веру людей барона в благоприятный исход битвы.
     Арнольд поправил тяжёлый шлем, изрядно помятый при атаке. Победа была близка, но его собственная цель ещё не достигнута. Благодарение Богу, найковские латы выдержали все удары, и Арнольд не был серьёзно ранен. Не дожидаясь подмоги, он поскакал туда, где за шпилями костёла серела громада цитадели. Над ней, на фоне грозового неба, всё ещё развевался стяг дома Норштейнов – «Белый ягуар на зелёном поле». Горожане-ополченцы, построившиеся для отпора, спешно побросали пики и алебарды. Не удостоив их вниманием, он спешился и через боковую дверь проник в цитадель. Сжимая в правой руке меч, а в левой кинжал, Арнольд медленно поднимался по узкой винтовой лестнице. Каменные своды тускло освещались факелами, закреплёнными в стенах. Из боковой ниши к нему метнулся мечник в накидке с гербом барона, но спустя мгновение покатился вниз с разрубленным плечом. Дверь в Большой зал была приоткрыта. Множество горящих свечей освещали крестообразные своды и стены, богато украшенные оружием и охотничьими трофеями. В зале суетились слуги и… но он сразу заметил сгорбленную фигуру барона, который, склонившись над камином, жёг бумаги.
     Появление Арнольда застало всех врасплох. Атака оказалась столь стремительной, что барон с ближайшим окружением не успел воспользоваться подземным ходом… Ободряя друг друга криками, челядь пыталась преградить Арнольду путь. Он отбил брошенный кем-то кинжал, а дротик, пролетев над головой, вонзился в гобелен на стене. Арнольда никто не мог остановить. Божье провидение отклоняло оружие врагов и направляло его собственное. Щедро раздавая удары направо и налево, он заставил слуг отступить, а затем спасаться бегством…
     Непримиримые враги наконец встретились лицом к лицу. Ужас застыл в глазах барона. Он выхватил оружие, опрокинув со стола ларцы с драгоценностями. Увы, рука Норштейна была более привычной к тяжести злата, а не боевого металла, а сарацинский клинок требует тренировок. Путаясь в складках дорогой мантии, барон сделал отчаянный, но неловкий выпад… Арнольду даже не пришлось занимать оборонительную позицию: отбив атаку кинжалом, он ударом рукояти меча отшвырнул противника прочь. Опрокинув стол, тучное тело барона ударилось о стену и осталось неподвижным.
     В глубине зала у зарешечённого окна он увидел её. Да, это была его Ани, теперь досточтимая леди Анна, законная супруга старого барона. Несмотря на прошедшие годы, она была так же хороша, какой он помнил её в юности. Её матовая кожа отсвечивала молочной белизной, а густые тёмные волосы рассыпались по плечам. В серо-зелёных глазах Анны Арнольд прочитал не только страх, но и желание. Гулко звякнул меч, выпавший из его руки… Оказавшись в его объятиях, она обхватила его шею, и трудно было понять, отталкивает она его или прижимает к себе. Наверное, от волнения ему стало трудно дышать. Всё завертелось вокруг: мрачные своды, оружие на стенах, мерцающие огоньки бесчисленных свечей... Последнее, что предстало перед его взором, – это сутулая фигура аббата в длинном одеянии. Странно, но его лицо показалось Арнольду знакомым… «Падре, соедините нас», – ещё успел прошептать он, проваливаясь в небытие…»
     * * *
     Арнольд уже ничего не чувствовал, когда сутулая фигура Доктора в фирменном халате с капюшоном склонилась над ним. Опытные руки сняли с его головы полусферический шлем, увенчанный плюмажем… из разноцветных проводов. Доктор нажал клавишу вызова.
     – Саймон, возьми телеметрию по шестому боксу.
     – Понял вас, док.
     – Ну что? Старина Арнольд уже на дороге в лучший мир?
     – Точнее: уже «на месте». Альфа-ритм на нуле…
     – Сообщи Полу, пусть оформляет документы…
     – Готов биться об заклад, его последние минуты прошли в объятиях красотки.
     – Что ж… это не самый худший финал…
     Здесь в хосписе персонал сталкивался со смертью постоянно (собственно, это было частью их ремесла), и подобный цинизм был не более чем защитной реакцией.
     Технологии «Счастливого ухода» начались с разработок фирмы «Такахара» по искусственному моделированию сновидений. Но уже спустя несколько десятилетий «параллельный мир» для многих превратился в болезненное пристрастие. Поэтому применение психонаркотиков было поставлено под контроль мировым сообществом.  Ограничения не коснулось хосписов: применение психотрансляции здесь являлось актом милосердия…
     Отключив аппаратуру, Программист ещё раз просмотрел личный файл пациента из 6-го бокса. «Контракт 16/23-09. Арнольд Шортли, 58 лет, неоперабельный рак, последняя стадия... Владелец небольшого кафе на дороге к отелю «Баронский Замок». Верующий, холост, детей нет. Близких родственников – тоже. Был племянник… погиб ещё юношей, упав с мотоцикла.
     По поводу «легенды» он оказался прав – сюжет трансляции получился банальным: любимая девушка пациента по имени Энни предпочла удачливого претендента – Гарри Норштейна, владельца «Баронского Замка». Программист представил, как из-за стойки своей закусочной Арни изо дня в день наблюдал за жизнью элитного отеля, возвышавшегося над городскими крышами. Видел охрану в униформе, «ягуар» хозяина на зелёной лужайке; видел, как суетится обслуга, когда появляются богатые гости... Как он, наверное, ненавидел всё это, мечтая о падении «замка» и возвращении Энни. За эти годы в бизнесе случалось всякое: то конкуренты перекупили шеф-повара, то в Северной башенке случился пожар, а то и «кавалерийский налёт» устраивала налоговая. Но «Баронский Замок» стоял непоколебимо, а «леди Анна» уже нянчила внука.
     Увы! В виртуальном мире – свои законы: здесь участь Норштейна была предрешена. Арнольд Шортли взял реванш: твердыня спустила флаг, и соперник был повержен…
     Программист скользнул взглядом по мерцающим мониторам. Практически везде транслировались, можно сказать, классические сюжеты. Вот «Актриса получает «Оскар», а в первом ряду сгорает от зависти её лучшая подруга»; вот «Брокер подсчитывает комиссионные, а разорившийся конкурент подходит к окну небоскрёба»; вот «Гонщик мчится к финишу, а болид соперника задымил у ограждения трассы». Львиная доля потаённых желаний клиентов укладывалась в привычную схему: власть, слава, богатство, любовь знаменитостей, неудачи конкурентов... По этой причине, им редко приходилось разрабатывать оригинальные сценарии, всё сводилось к личностной адаптации старого сенсорно-визуального пакета «12 заповедей». Хотя встречались и необычные заявки. Из недавних, ему запомнился сюжет, где «Важный Сахиб в пробковом шлеме, поигрывая стеком, наблюдает, как по наклонным сходням унылой чередой бредут меднокожие кули. Их тела обнажены по пояс, а тяжёлая ноша за спиной делает лица похожими на одинаковые маски… Тем не менее сквозь дым сигары он легко различает лица бывших сослуживцев по фирме…» Да! Ещё был случай: один 90-летний джентльмен пожелал ощущений Гарри Поттера. Вот когда им пришлось попотеть на пару с Режиссёром, имитируя «полёты на метле»! Что поделаешь, согласно Правилам, нельзя вносить существенные коррективы в заявки обитателей хосписа, а тем более что-то отвергать. Задача формулировалась чётко и однозначно: последние часы перед «уходом» пациент должен чувствовать себя счастливым. Таков основной принцип работы хосписов нового поколения.
     Но... какой бы причудливой ни казалась виртуальная смесь из воспоминаний, нереализованных желаний и придуманных историй, финал любого сценария был неотвратим как Судный день. Недаром четверых дежурных сотрудников хосписа (режиссёр-нейрокинетик, компьютерщик, врач-эвтанолог и нотариус) называли здесь «Всадниками Апокалипсиса».


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики