Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Анатолий КАМЕНОБРОДСКИЙ
г. Симферополь, Крым, Россия

МИРЫ И ВОЙНЫ...

Профессор университета Иван Иванович Иванов (как его называли студенты, Ваня в кубе) возмущённо хлестал прутиком воображаемых оппонентов, в частности, доцента Поцмана, верящего в потустороннюю чушь – общение с душами и т.п.
– В психушку! – сердито хмыкнул он. – Пусть их отпаивают гематогенами-пургенами!
– Здр! – автоматически, не рассматривая встречного, поздоровался он, услышал знакомое: «Привет-привет» – профессора Хренова, биолога.
– Стоп! – Иванов хлопнул себя по лбу. – Старик Хренов помер ещё неделю тому и торжественно погребён на городском кладбище!
Иван Иванович обернулся и заметил, что знакомая сутулая фигура с лихой африканской палочкой повернула на боковую аллею, на прощание махнув рукой.
Иванов бросился следом, добежал до поворота аллеи. Оказалось, что там, где должен был ступать Хренов, никого нет!.. Что за чушь?.. Нет, пора в отпуск... Или в психушку?..
Аллочка Малова растерянно тёрла глазки, стоя у беседки парка: странно ведёт себя Серёжа в последнее время: то перепутал место встречи, то за¬был о разговоре по поводу нашумевшей книги, то нагрубил... А ведь клялся, что любит... Тут ещё эта Люська – тощая рыжая кокетка – сказала, что у меня попа толстовата... Врёт, зубочистка!.. Ладно, это ещё можно стерпеть, но сегодня он взлетел!.. Правда, до него было далеко и свидетелей никого, кроме неё... Неужто шиза подкатила?.. Случайно или нет, оказалась она на высоком склоне над рекой. – Нет, что там? Страшно...
Она бросилась прочь и налетела на Ивана Ивановича, шедшего навстречу, и, поскольку тот тоже был в не совсем адекватном состоянии, они, после охов и извинений, без лишних слов утешили друг друга, попрощались и пошли – каждый своей дорогой.
Иван Иванович стряхнув впечатление от встречи с усопшим и, вдохновлённый встречей с прелестной девой, шёл по аллее.
– О, она стала ещё очаровательнее, – думал он. – Роскошнее, но сие придаёт ей ещё большее очарование… Да и ко мне, кажется, относится с симпатией... Ладно, не будем обольщаться, старый чёрт...
– А он ещё ничего, – думала она. – Не старый, как пищала Люська – тощая дурочка, а зрелый мужчина, не то что юные сопляки...
Повернув на главную аллею, Иванов увидел бородатого человека в странном одеянии, сидящего на пеньке.
– Да, я тоже думал об этом, – проговорил бородач. – Там, у нас... Впрочем, есть много миров – и далеко, и тут, рядом, а мы, встречая некоторых, которые прошли сквозь туннель или сквозь дебри сна, воображения...
– И их считают сумасшедшими, – кивнул Иванов, который удивлялся происходящему, но не очень. Удивлялся тому, что человек читал его мысли, но не очень, так как почти поверил в реальность чуд.
Человек-кудесник, как мысленно называл его Иванов, посочувствовал ему и рассказал, что и у них полно несуразностей: действовали удобные и естественные законы: несохранения, чудесных встреч и находок, а теперь, увы – из вашего мира просочилось: помехи, потери, измены...
– Что это? – удивился Иванов. Кусты вдруг стали гнуться и ломаться...
– Это существа из разных миров, – пояснил Кудесник. – Топ-топ-почти из ног, Хап-хап-некто из рук, есть ещё Дум-из мозга и существа синтеза, соединяющие многое в одном – Вселюб, Всегрыз, а недавно появились Ох-ахи и Ха-хаки-кусочки, аспекты человека!
В воздухе реяли тарелки с едой, сосуды, биты, и каждая норовила отвлечь человека от бытия, наконец, явились панели с кнопками, как бы зовущие: «Нажми нас – и желание твоё исполнится», но на деле норовящие лишить самобытия...
– Нет, это возмутительно!.. – прошептал горбатый человечек в огромных очках, с огромной сумкой. –  Я – Нифигайло, генеральный запретитель и опровергатель мнений о наличии чудес, и вам ли, гражданин Иванов, уподобляться Поцману?
Иван Иванович хотел возразить, что, мол, дело в опыте – ограниченном, что многим нравится, в конце концов, не говоря уже о новых фактах...
– Это и плохо, – возразил Нифигайло, – прислушиваться, привыкать, находить минусы в плюсах, плюсы – в минусах, устраивать конференции о чудах... Но у нас есть Универсальный уничтожитель чудес!
Он достал из сумки прибор с множеством амперметров, вольтметров и – как он пояснил – абсурдометров и сунул в отверстие прибора игрушку – куколку, которая появилась неведомо откуда!.. Прибор крякнул, вздрогнул, и из его щелей повалил дым.
– Вот теперь всё понятно, – довольно хмыкнул Нифигайло.
– А теперь – ещё лучше! – пропела Аллочка, появившаяся тоже неведомо откуда.
Нифигайло отшатнулся, уменьшился – неведомо как – и шагнул в отверстие Уничтожителя. Прибор вздрогнул, звякнул и запел:
– А ты твердишь, что на свете не бывает чудес!..

ИНОПЛАНЕТЯНИН

Застолье продолжалось… Ребята, Иринка, музыка… Как он робел, приглашая её, и вдруг она согласилась! Помедлив, сказала:
– Но ты потом проводи меня.
Заговорили об инопланетянах… Куча мнений, сумбур…
– Да? Ая думаю, что не обязательно пришельцы прилетят летним вечером на летающей тарелке. Не исключено, что они уже давно живут среди нас обычными инженерами, бомжами или домохозяйками, а не зелёными человечками-осьминожками! – воскликнул Владимир Петрович – молодой преподаватель, – и эта раза засела в сознании Алекса… Далее он мало что помнил, помнил только, что на прощание Иринка, увернувшиcь от его объятий, спросила:
– А ты не инопланетянин?
На следующий день Алекс невольно стал присматриваться к окружающим – а вдруг и в самом деле?.. Так, в повседневности, едва ли, а если не зная, что за ними наблюдают, поведут себя необычно?
Вот Палыч… Бомж, что живёт в третьем подъезде, в подвале… Всё – как у всех, но часто говорит об Америке и об артистах… Сейчас Алекс шёл за подозреваемым, а тот вёл себя странно: оглядывался, останавливался, снова ускорял шаг. Подойдя к дереву с дуплом, ещё раз оглянулся и сунул свёрток в отверстие. Не успел отойти двух шагов, к тому же дереву подошёл некто в плаще, взял свёрток. «Ясно, шпионы!» – подумал Алекс, и вдруг ниоткуда появились люди в одинаковых куртках и скрутили Палыча и того, в плаще. В довершение акта из-за кустов вынырнули двое с аппаратурой и солидный – в очках.
– Слишком круто… – проговорил солидный. – Ещё дубль!
Алекс разочарованно подумал: «Увы, кино!..»
Вот ещё странная личность – дева из первого подъезда, Золотая Рыбка – называли её. Так вот – все соседки говорили о диетах, стараясь похудеть, а она нередко появлялась в кафе и ресторанах, поедая всё мясное и сдобное, и гордилась своей роскошной фигурой, и имела глазки, чарующие юнцов и мужчин, но ни разу красавицу не видели с кем-либо из них… Вот она вошла в кафе, села за столик, на коем появилось – у-у-у!.. Какой-то тип в жутком одеянии подошёл, сел, что-то передал… пакет? – ушёл. Через пять минут пришёл некто в солидном костюме, взял пакет, оставил деньги. Ясно, криминал – Алекс пошёл прочь.
Ещё одно чудо – Лев Абрамович, доцент универа.. Развёлся четыре раза, посматривает на симпатичных студенток, порой идёт за одной из них – руки в карманах – но не заговаривает… Самое странное – берёт в библиотеке толстые книги – собрания сочинений Жюля Верна, Льва Толстого, Диккенса, энциклопедии. Ничего общего, вроде, и Алекс не видел, чтобы он их сдавал! Алекс последовал за Львом – до развалин на углу улицы… поворот, ещё – и комнатка за закрытой дверью, входит… Алекс заглянул в щёлку: строит из книг домик, забрался… Смеётся! Псих! Алекс ещё раз вздохнул…
Четвёртый – из пятого подъезда Борисович, отец семейства… но что-то зачастил в подвал соседнего дома… Алекс тихонько за ним… Темно… Стена. Дверка… Что за? Двор: что у детского сада. Борисыч – туда… объятия! Кто? Рыбка? Ясно, любовники скрываются от семьи… Алекс разочарованно шёл, повесив голову. Ко-то взял его под руку:
– Молодой человек, вы, кажется, меня искали? – спросил Палыч. – Я – оттуда, но могу показать лучшего инопланетянина!
– Да? – растерянно спросил Алекс. – Кто же это?
– Вы… или ты?.. – пояснил Палыч. – Главное – надо было внедрить нашего индивида так глубоко, что он (ты) забыл об инопланетности, чувствовал себя коренным землянином и только в необходимые моменты вспоминал об этом…
Алекс почувствовал, что сей момент наступил: Палыч (или посланец оттуда) пробудил необходимое. Он продолжал:
– Ты непросто внедрён для изучения природы планеты и землян, а чтобы влиять на моменты, определяющие изменение хода развития, в пределе – для поиска пути истинного…
– Да, я знаю: система путей исчислена вами (нами), и в ней есть критические точки-узлы, и в одно из них предстоит быть и действовать!
Посланец (Палыч) поднял руку, и в воздухе возник экран, в котором Алекс действовал в будущем: вот он подошёл к человеку, садящемуся в авто, с вопросом: «Не знаете ли, как попасть на улицу Раздолбаева?» – (которой, понятно, не было нигде). Это чтобы задержать водителя-киллера, и тому, растерянному от глупого вопроса, пришлось объехать ставший только что пред ним автомобиль. Неожиданно под левым передним колесом проваливается асфальт, швах! – и уверенный в удаче агент с разбитой о стекло физиономией падает на снайперскую винтовку, лежащую на сиденье!.. В это время по поперечной улице медленно следует кортеж авто, в одной из машин – очень важное лицо, от которого зависит очень многое в жизни человечества…
– Это недавнее прошлое, – пояснил посланец. Человек в чёрном выступал перед толпой возбуждённых речами и наркотиками:
Ещё одна сценка – проект на экране…
– Лучшие места в госаппарате и экономике заняли Арьяне! Хватит терпеть! Точите ножи – и как сто лет тому… – Далее над толпой вспыхнуло пламя рёва и замелькали лезвия ножей.
Ещё сценка – важный господин в красном перед столом, за которым сидят человек десять – в таких же одеяниях. Выступающий тихо говорит:
– Резня! Если ничего не делать, торки нас перережут! Я иду к депутату Брисману, и он проведёт проект переселения торков… – Шум в зале…
– Что же ты? – спросил посланец. На экране – Алекс в переулке, по которому навстречу друг другу идут главы враждебных толп – один – в красном, другой – в чёрном… А дома – ветхие, и один камень торчит из стены («Если толкнуть, то…» – пояснил посланец). Вот Алекс толкает, и дома сыплются, как карточные! Главы, однако, целы, нехотя, здороваются и обсуждают – как выбраться… Оба – перед дверью – подвал с огромным количеством бутылок с вином. Приходится выпить. После изрядного количества выпитого враги находят общий язык и выбираются из завала. Конфликт исчерпан.
Экран погас. Алекс сказал посланцу:
– Я так и сделаю, а ещё – внушение идеи двигателя Х изобретателю Ляпману, который совершит революцию в цивилизации. Ну, это потом, – успокоил Алекс посланца. – А сейчас ещё одно дело…
– Это, как говорится, вне плана. И за свой (твой) счёт, – согласился посланец. – И если результат не повлияет на судьбы мира.
Алекс и посланец шли по улице, навстречу – местами курчавый, местами – седой, местами – лысый сутулый человек, который то витал взглядами в небесах, то пронзал жгучим взором землю – травы, камешки, рытвины – в общем, парил меж адом и раем – искал рифмы, интуитивно ловил метафоры…
– Поэт Беня Кругер, – пояснил Алекс. – Опять раздваивается – не может выбрать место обитания: тут или далеко на Юге – и рифму никак не подберёт… Сейчас поможем, – заверил посланца Алекс и тут же наклонил ветку, мешавшую пройти красавице. – Пожалуйста, дорогая Рыбка!
Красавица милостиво поблагодарила Алекса жестом и оказалась перед взором поэта, который продолжал то раздваиваться, то сливаться воедино.
– Вроде мы не пили, – не понял посланец, – или это объективно?
– Да, сейчас… – пояснил Алекс, – думаю, он уедет на Юг, но сначала допишет свою гениальную поэму здесь, где подвергается притеснениям. Там он едва ли получил бы Нобелевскую премию.
Бениэл Кругер всё не мог подобрать рифму:
– Приказ – баркас – Карабас…
И тут его взгляд упал на роскошную грудь Рыбки:
– Украшения! Прикрасы… приказ – прикрас! – Поэт перестал двоиться и поспешил за билетом на Юг.
– Думаешь – пригласит тебя обмыть Нобелевскую? – смеясь, спросил посланец Алекса. – Что же, пора тебе становиться землянином… Забудь то, что было там и произошло сейчас. Тебя ожидает Ирочка…
– А то, что она назвала меня инопланетянином, – шутка или… – проговорил Алекс.
– Или она – с неведомой планеты, но более высокого уровня, чем мы, – закончил посланец, коснувшись рукой лба Алекса. – Тогда – понять сие – дело будущего…

ТАЙНА КАРТИН

В последнее время в городе произошёл ряд странных событий. Смерть вдовы графа Винтурио. Затем маркиза де-ля-Фэ. Наконец, гибель нескольких менее знакомых богатых особ… Странности во всех случаях заключались в том, что ни хорошая охрана, ни стены-запоры не послужили преградой злодеяниям, в местах обитания жертв не нашли ни следов посторонних, ни орудий убийств, а что наиболее странно – были изуродованы картины старых мастеров и современных художников: отдельные фигуры были вырезаны и валялись тут же… Совершенно непонятно, почему холсты не были взяты – ведь в некоторых случаях они стоили не менее, чем похищенные деньги и драгоценности…
Ни полиция, ни сыщики не смогли не только обнаружить злодеев, но даже объяснить характера преступлений и целей совершавших их, пока за дело не взялся знаменитый Колреш Смлох. Он почему-то начал не со слежки за бывшими зэками и неблагонадёжными, а за посетителями художественных салонов и выставок.
Прежде всего его заинтересовал некто по уличной кличке Благодар – богатый благотворитель, который часто делал подарки в виде картин известных и начинающих художников бедным и состоятельным людям. Обычно после подарка Благодар проводил лекции о творчестве художников в местах демонстрации подаренного. После этого он частенько «навещал» эти картины – разумеется, с разрешения нынешних хозяев.
Смлох ещё раз обошёл квартиру графини и остановился у знаменитой картины Репина «Иван Грозный и сын его Иван». Что такое? Царь стоит, отвернувшись от сына, и поднял руку, как бы прогоняя постороннего свидетеля!.. И на той картине, что в особняке маркиза, как его? Грандиози… «Гладиаторы»… Он хорошо знал, что фракиец поднимал меч, а тут меч валяется, и второй гладиатор, самнит, успевает поднять щит, заслонившись от удара! И на той картине с обитателями моря не стало осьминога, а хозяин был задушен верёвкой, что ли… А где верёвка?
Следователь обратил внимание на то, что подозреваемый, выйдя из одной из квартир с картиной, направился в узкий переулок.
«Не здесь ли живёт многими, но не мной признанный чародей
Гангур?» – подумал он.
Переулок привёл его в совершенно невообразимый дворик, в конце которого ютилась квартирка, почти пещерка, в коей восседал старец с длинной бородой и доброй улыбкой.
– Я знал, что вы зайдёте ко мне, – сказал старец, – я подозревал, что хитрец врёт… мол, хочет оживить героев картин и поменять сюжет: тёмный на светлый… Да, посмотрите сами. Мне не нужна скрытая камера, экраны, кнопки… Смотрите…
Старец поднял руки, и  меж ладонями его возникла картина: Благодар стоял у края картины, помогая Ивану Грозному выйти из рамы…
– Осторожно, Иван Васильевич… Своего отпрыска добьёте потом… Надо только покарать вашим царственным посохом злодейку и передать награбленные сокровища сиротам… сюда…
Царь нехотя оторвался от трупа сына, отряхнул слёзы и кровь и как зомби выпучил глаза и поднял посох…
– А вот еще… – старец махнул руками, и картина сменилась другой. – Тут палач с картины местного гения Обарзони…
Перед ним возник Благодар, стоящий перед картиной, изображающей палача, плаху и предстоящую жертву.
– Стой! – обратился Благодар к палачу. – Приказ: оставить жертву и подчиняться господину Благодару!
Палач выпучил глаза, отвернулся от плахи и шагнул на зов.
– Надо его остановить! – воскликнул сыщик.
– Они, герои картин, не будут терпеть безобразия и сами с ним разберутся… Кажется… нет, точно: уже разобрались. Поедем ко дворцу китайца Дай Нам То!
Они выбрались из домика, дворика, переулка и направились к роскошному сооружению в восточном стиле, перед которым толпились полицейские.
– Увы, ваши услуги не понадобятся! – обратился старший чин в погонах к сыщику. – Ещё одна непонятность, но, надеюсь, последняя…
Они вошли в двери вместе, миновали один, другой зал и в третьем увидели Благодара, лежащего у стены, раздавленного тяжеленной рамой картины, изображающей дракона. Дракон зловеще улыбался… Все, кто видел картину ранее, утверждали, что дракон улыбался добродушно!..


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики