Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Гариф  Поленберг (Симферополь)

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ
(рассказ)
«...Видишь, там, на горе
 возвышается крест?
Под ним десяток солдат...
 Повиси-ка на нём...
А когда надоест –
возвращался назад,
гулять по воде, гулять по воде,
гулять по воде, вдвоем...»
Вяч. Бутусов

Глава 1.
С ощущением праздника в душе и с самыми светлым надеждами в сердце Андрей Малиновский приехал в славный город Сурож. Андрея, в отличие от многих приезжих, не интересовали восхитительные пляжи, пятизвездочные или второразрядные отели, даже море. Его желания могли кому-то показаться прозаичными или несколько странными. Ведь на дворе август! 'Так сказать, конец лета… По мнению аборигенов, всякий пришлый поспешал на взморье лишь затем, чтобы поскорее разоблачиться и окунуться в сказочно-теплые волны Черного моря, чтобы вкусить аромат местных вин, чтобы отдохнуть «на всю катушку», легко и не жалеючи расставаясь с баксо-евро-гривнами.
Андрей слегка озадачил толпу бабулек, сдававших от курятников с чердаками до личных апартаментов каждому встречному, кто готов был оплатить ночлег, своей фразой, мол, у меня все с собой. Конечно же, к солидному баулу, ко-лыхавшемуся за его плечами, была пристегнута палатка. А где-то внизу, в недрах рюкзака, покоился спальник. Словно спохватившись в последний момент, Андрей стал по памяти перебирать заботливо уложенное содержимое. Причины для внезапной остановки не имелось. И потому он обратился к таксисту, назвав место финальной на сегодняшний день точки маршрута.
Водитель, покуривавший сигарету с невозмутимым видом, пристально посмотрел на клиента. Неизвестно, сколько лет этот мужичок подрабатывал частным извозом, но, мгновенно оценив станок Малиновского, он резво выпрыгнул из «Жигулей», чтобы открыть багажник
- На «Генуезский шлем» пожаловали, сэр? – деловито поинтересовался он.
Андрей усмехнулся, снимая поклажу. Вот, кажется, только водила скумекал, что за человек пожаловал и зачем.
- Точно так, ваша светлость!
- Тогда, прошу! Мой экипаж мигом вас домчит!
Еще когда Малиновский впервые услышал о проводимом в Судаке рыцарском фестивале, (это было два года назад), он загорелся желанием поучаствовать в нем. Узнал, естественно, от друзей, которые были там, видели, и теперь хвастались забавными фотками. Но, как это случается в жизни – то финансы к лету «запели романсы», то сам Андрей не сумел толком определиться с выбором «роли» и костюма, то внеплановая и затянувшаяся до середины сентября командировка – что-то вечно мешано осуществлению мечты.
Но теперь, сегодня... Впрочем, нет. Еще тогда, после поездки в Киев, в очередной раз выслушивая восторженные ахи знакомых, Андрей про себя решил, что ста-нет копить и подкупать «амуницию» в течение года. Оно и не накладно и на всяко-проче-разное останется вдоволь. Знакомые и друзья Малиновского поддержали его как могли. Кто-то сделан клинок, а кто-то сотворил ножны. Один «стибрил» из театра драмы и комедии сапоги и плащ. Другой приятель, от академического, при-нес шлем. Третий посоветовал обратиться в Театральный магазин по ул. Карла Маркса. Четвертая сварганила рубаху по колено с боярскими рукавами. Пятая, поч-ти задаром, продала шнурочки, пояски, цепочки, бляшки и амулеты на все случаи жизни. Шестой пообещал достать коня и седло, но в начале июня куда-то запропастился и по мобильнику не отвечал никому.
Словом, с миру по нитке - и наш «рыцарь» готов. То ли к подвигам во имя замы сердца, то ли к ...труду и обороне.
Приехавших на «фест» оказалось не более сотни. Кроме крымчан, здесь были киевляне, харьковчане, днепропетровцы, тверичи, краковцы. Львов, Гомель и Ростов-на-Дону выставили по единичному представителю. И, тем не менее, рыцарь, ру-кодельница и славянский витязь смотрелись не хуже иной разношерстной братии. Обустроив подобие лагеря, народец, видимо по сигналу одного из организаторов турнира, принялся облачаться в собственные наряды. Кто – в шелка и бархат, кто – в кольчуги и латы...
Андрей поставил палатку рядом с временными капищами друзей, добравшихся сюда ранее. Его приняли тепло знакомые и с явным интересом те, у кого за плечами был десяток другой подобных мероприятий, проводившихся, как теперь вы-яснил Малиновский, не только в Крыму, но и на Волыни, Херсонщине, в Прикарпатьи, под Новгородами. В больших и малых городах бывшего Союза в клубах по интере-сам мирно уживались толкиенисты с рыцарями-джедаями, денно-нощные дозоры и традиционалисты регионов.
Когда участники фестиваля нарядились кто во что горазд, оказалось, что дамы со своими шлейфами, колпаками, лентами и платьями весьма колоритно смотрятся рядом с двумя магами и полусотней вояк. Каждый из воинов был уникален! Можно, казалось бы, сразу выделить двухметрового рыжего верзилу в костюме викинга, опиравшегося на рукоять обоюдоострого топора. Но ведь и стоящий рядом, закованный с головы до ног в блестящее железо «баронет» явно не уступил бы в поединке варягу, если бы дело касалось чести. Витязь-русич охотно подсоблял крестоносцу, в то время как галантный шляхтич застегивал последние петельки наряда благородной пани...
-Вот это да! - услышал Андрей мужской голос слева от себя! – К какой же эпохе относится сие одеяние?
Малиновский отвлекся от созерцания одевавшихся справа, чтобы посмотреть на человека, оценившего его «прикид». Определить однозначно, кем себя считал «рыцарь», Андрей не сумел. Тем не менее, в его одеянии ощущалась, если не историчность, то хотя бы гармоничность и законченность. Восклицание «рыцаря» было услышано фестивальными «старичками», этакими доками по части вооружения, доспехов и прочего.
-На бугурд.. в этом выходить рискованно, - заметил крестоносец.
 - Странный костюм, - согласился оруженосец Людовика Святого.
И пошло, поехало. И меч - не меч. И убранство, словно тать... с убитых снимая, что в пору пришлось... Да и организатор турнира минут двадцать ломал голову, силясь определить век. В итоге из него, то есть из Андрея получился выходец из Ромеи... побывавший а плену у франков (то ли сражавшийся в Иностранном легионе), погостивший у западных славян и в итоге выигравший в дурака боярские сапоги...
Ни о каком состязании не могло быть и речи. После оплеухи (мечем плашмя по груди) остался здоровенный синяк. Да и сердце едва не выскочило… от дружеского приветствия норманна. Андреевский клинок, главная гордость Малиновского, викинг без натуги вначале завязал узлом, а затем также легко выпрямил. Правда, не до конца. И увечному «вояке» пришлось коротать свои часы... в обществе дам в качестве… то ли престарелого пажа, то ли видимости охранения.
Наверное, кого-то другого подобная неудача выбила бы из колеи и заставила  обидеться на весь белый свет. Сорвал бы с себя хлам, вырванный из разных времен по крохам, оделся бы в цивилизованные майку, шорты и кроссы «Адидас», напился бы от избытка чувств и отчалил бы тем же вечером домой... Малиновский же отнесся к краху светлых надежд философски. Мол, первый блин – всегда комом. Он попытался пофлиртовать с дамами, и те перестали пялиться попусту на его нелепое одеяние, обнаружив весьма эрудированного собеседника. Харьковчанка Еления (получившая в итоге приз второй степени за костюм ХVI века) не только посоветовала, но и предоставила список литературы касательно детализации костюмов. Симферополька Фейри пообещала познакомить с парнем-кузнецом Димой-Белым, который, из-за обилия основных заказов по работе, не сумел выбраться в августе на «Шлем», но уже трижды, на памяти Фейри, ковал клинки для сурожских бугурдов.
На исходе второго дня Андрей совершенно неожиданно повстречал парня, обещавшего достать седло и лошадь. Тот, оказывается подрабатывал в конноспортивном комплексе под Мраморным, перебравшимся на лето на горные тропы – катать туристов. Вот так-то и получилось, что, давши слово – слово сдержал. Пришлось, правда, Андрею немного раскошелиться за прогулку на лошадях по маршруту «Сурож – Алустон». Впрочем, вечером следующего дня фестиваль все едино завершался раздачей призов и фейерверком. И что делать, скажите, проигравшему среди мастеров, мэтров и чемпионов?! Лезть с поздравлениями и выслушивать ехидно-колкие насмешки в свой адрес? Увольте! «В следующем году все будет по-другому», - подумал Андрей, забираясь в седло. По пятнадцатое сентября он в отпуске и, следовательно, вольная птица.
Малиновский не стал снимать костюм, несмотря на недоумение группы и парня-гида. К тому же гид был его приятелем. Причуда Андрея только первые десять минут казалась Нику причудой. Потом парне пробудился профессионализм следящего за лошадьми и пассажирами. Две девушки и два юноши из Кривого Рога часа полтора (пока шла ровная дорога) зубоскалили по поводу умственного развития Малиновского. Затем начались подъемы-спуски - и пустопорожняя болтовня прекратилась сама по себе. Отвлекаясь, они не слышали советов инструктора… за что и получили словесный набор с полным перечнем достоинств их отцов и недостатков матерей. Оказывается, ежели следовать всем пожеланиям инструктора, можно сработать от него снисходительную улыбку.
К слову сказать, Малиновский достаточно сносно держался в седле. Ведь за минувший год – год накопления покупок, приобретений и подготовки к «походу» -  он успел еще и побывать на конноспортивной базе «Бурулъча», что в селе Ароматном Белогорского района аж на восемнадцати двухчасовых занятиях. Мнилось Малиновскому... прибыть в Сурож на коне... Пусть не на белом. Однако, как вскорости понял Ник – прикид прикидом, а наездник из Андрея лучший, нежели четверка криворожцев.
Ни под какой залог Андрею не могли предоставить лошадь в «Бурульче». Зато теперь какая-то часть его мечтаний осуществилась. Пусть он провалился в этом году, но ведь наступит следующий, и кто знает, как оно повернется. А Андрей будет готовиться. Серьезно и настойчиво. Кроме костюма и еженедельных поездок в «Бурульчу», следует обучиться фехтованию. И те, кто прежде смеялся...
Словно очнувшись от минувшего и пережитого, Андрей ощутил, что его кобыла ускорила темп. Ник то подгонял «караван» (о ночлеге и рассказать нечего), то специально притормаживал, чтобы проехаться рядом с туристами. Перекинуться словечком с парнями, поинтересоваться самочувствием девчонок, или просто для того, чтобы обратить внимание сопровождаемой группы то налево, в сторону моря, то направо – на горы, скалы и ущелья. Ник поочередно, чуть не ли каждые полчаса производил замену «лидера». Лошадей прекрасно выдрессировали, раз сорок (если не более) погоняв по этому маршруту (туда-сюда). Конечно, они слушались команд наездников, но голос гида они не перепутали бы ни с чьим.
Андрей, погрузившись в раздумья, не заметил как Ник назначил его «лидером» группы. К тому же и участок пути проходил по сравнительно ровной местности. К тропе, слева и справа, почти вплотную подступали то буки, то сосны. Внезапно, как это бывает после периода эйфории, на  него словно навалилась апатия ко всему. Нет, нет, не то. Словно какая-то пелена... с примесью вспыхивающего радужным сполохами тумана пробежала перед взором, мутя и искажая окружающее пространство... Разлапистая сосновая ветка низко нависла над тропой... Андрей не успел пригнуться - и ветка больно хлестнула по лицу...
Лошадь остановилась на краю поляны с ярко-салатной травой. Андрей смахнул с лица то ли паутину, то ли... и чуть не вскрикнул от удивления. Протерев глаза, он вновь посмотрел туда, где... происходило некое действо, и мгновенно осознал, что ему оно не привиделось. Шагах в пятидесяти от него... действительно рубились на мечах два конных воина. Нет, скорее два всадника, ибо язык не поворачивался даже сравнивать этих существ с лошадью Андрея. Одно, хоть и четырехлапое, угрожающе подняло кожистые крылья с черными когтями. Хозяин этой зверюги расположился на мускулистой шее животного. Его противник взнуздал не менее загадочную животину о двух мощных задних конечностях, на которых это совсем не ящероподобное существо, по видимому, и передвигалось. Кроме двигательных лап имелась и пара сравнительно небольших, отходящих от предплечий. Голова первого зверя походила на помесь льва с рогатым драконом. Зато «башка» второго, хоть и выглядела не менее устрашающе, похоже, обладала толикой интеллекта. Это заключение было достаточно обоснованно, потому как каждая из коротких дланей чудища сжимала дубину или меч. Когда драколев (или леводрак?) пытался подсобить своему наезднику, пустив в ход клыки, когти или рога, «прародитель кенгуру» хуком справа с помощью дубины или нокаутом-мечом (чаще – лишь для острастки) вынуждал леводрака отклонять морду в сторону. Каждый из вояк был одет по собственному наитию. Костюм первого отливал почти ангельской белизной. Второй предпочитал близкие к черному тона. Правда, спину и грудь обоих противников украшали огромные красные кресты. Первый был брюнет, второй - блондин...
Неизвестно когда начался этот поединок, только что или час назад, но черный, заметив появление на поляне третьего лица, внезапно сжал голенями шею дракольва. Зверь, попятившись назад, вдруг легко взмахнул крыльями и, словно самолет с вертикальным взлетом, за несколько секунд свечой взмыл в небеса. Брюнет прокричал что-то неразборчивое вслед удаляющемуся недругу, и только после этого соизволил обернуться, дабы выяснить причину, побудившую его противника так резво ретироваться. Оглядев Андрея с головы до ног и пробурчав нечто непереводимое по поводу бегства пришельца, брюнет наклонился к… ушной раковине своего чудища и что-то прошептал. Зверюга тут же засунула меч в ножны, приросшие к левой лапе, а дубину – в набрюшный мешок-сумку… И только после этого, поворотившись на правой лапе, словно избушка на курьих ножках, в один темпоральный прыжок очутилась нос к носу с лошадью Андрея. Кобыла Малиновского не шелохнулась, зато чудо-зверь отпрянул, как черт от ладана метров на пять назад.
- Странно, - довольно внятно проговорил брюнет.
И, наклонившись, опять что-то горячо зашептал «коню» на ухо. Однако прыгун отрицательно помотал головой и как бы отполз от кобылы Малиновского еще на пару метров назад.
- Что ж, коли так... - брюнет прокашлялся и, отсалютовав дивным зигзагообразным клинком, возвестил: - Двенадцатый под-Хранитель Гроба Господня Иохим Тейлор приветствует тебя, незнакомец, на Святой обетованной земле, подвластной Хранителям!
Андрей тут же осознал, что обязан ответить. Но пришедшие на ум воспоминания о «доспехах» и прочей экипировке, не говоря уже о гнутой железяке в ножнах из кожзаменителя, совсем не обрадовали неудачного соискателя первой премии «Генуэзского Шлема». По сравнению с доспехами Тейлора, наряд Андрея напоминал шутовское одеяние. И все же... Как это там по латыни? Короче, долг обязывает. ...Правая ладонь сама по себе потянулась к богато украшенным ножнам и… секунду спустя, отсалютовала под-Хранителю Иохиму Огненным клинком. Да и голос изменил ему. Вместо того чтобы произнести «Андрей Малиновский, компьютерщик фирмы…», неожиданно выдал такое:
- Пастырь Андрей, Посланник Господень!
Иохим перекрестился и заметно помрачнел. Затем он левой рукой отцепил от пояса серебряный рог и протрубил только ему одному ведомый сигнал.
И пары минут не минуло, как возле Тейлора, словно из ничего, материализовались еще шестеро воинов, как две капли воды похожих на под-Хранителя. Они разнились лишь лицами. Один был молод. Двое казались небритыми. Еще у двоих ухоженная борода либо курчавилась, либо была завита в косички. Последний из прибывших был стар и сед, но только внешне. Величавая осанка и гордо расправленные плечи выдавали в нем за версту Воителя, каких еще поискать.
-Что стряслось, брат Иохим? - пробасил старец.
-К нам пожаловал лжепастырь Андрей, отче, - ответствовал Тейлор. – И мой прыгун отказывается атаковать наглеца!
Старик буквально пронзил Андрея взглядом. (Малиновский благоразумно спрятал меч в ножны еще до появления подкрепления). Спокойный и невозмутимый ответный взгляд словно оскорбил старика. И он, выхватив меч, воскикнул:
- Восьмой Хранитель Гроба Господня Жан Лангедье имеет честь атаковать тебя, лжепосланник!
И в этот самый миг, когда последнее слово было произнесено, Андрея и его кобылу, словно пушинку, сорвало с места и… вознесло  верх. Озадаченные Хранители, попрыгав на траву, бухнулись на колени, соединили ладони, как для молитвы, и вперились в ускользавшего от них...
- Ну, что такое, Андрей? Даже на минуту тебя нельзя оставить одного! Попросил же ведь, как ангела, ну не вмешивайся ты ни во что два часа! Сам ведь знаешь, наш треугационный движок держался на честном слове и на одном крыле!  А попадись нам на пути Законники на своих дирижаблях или Второисходники на мистралях - и все! Наша Звездочка, словно метеор в земной атмосфере, сверкнет и рассыплется в пыль. Мне-то ничего, перетопчусь, а вот ты, Анжей, телепортироваться еще не научился... Анжей, очнись! Хватит глазеть на Хранителей! Бросай    своего Буце-фала… или, как там ее? Она сама отыщет стойло с кормушкой. А ты - поднимайся наверх... Мне, как ни как, траекторию по касательной рассчитывать... Кто будет по сторонам смотреть, когда я окунусь в Н-переход, а?

Глава 2.

- Ты... кто?
- Здрасте, приехали...
- Нет, ну все-таки…
- Гаврила, по-вашему. Можно просто Джеб.
- Ты… ангел?!
- Такой же, как и ты. Прошу не путать с архангелом. Он, хоть и мой тезка, но ран-гом повыше. Да и постарше будет. И нынешних шуток не понимает. Впрочем, он всегда довольно странно относился к юмору. Или юмор у него какой-то настолько особенный, что не ведаешь - смеяться ли?
- Подожди, подожди... Это все так…
- Необычно?
- Не только... Неожиданно... А почему... именно я?
- Так, отставить разговоры! Никаких объяснений до возвращения на Базу! 
- Что-то случилось?
- Взгляни на левый монитор!
- Какие-то искорки...
- Это не искорки, Анжей! Это дирижабли Законников! Не понимаю, кто надоумил их так назвать боевые истребители… Ведь эти дибы перемещаются в пространстве с двух, а то и с трехсветовой скоростью. А по сему...
- Они подобны прыгунам Хранителей?
- В самое яблочко!
- Но почему мы отступаем?
- Мы не выполнили прежнюю миссию. Завершим одно, займемся тамплиерами...
- Погоди, погоди! - взмолился Андрей.
- Некогда! Смотри на монитор и выполняй команды! Автоответчик на изготовку, орудия к бою, экран врублен… Так, так, еще полминутки... Ну, давай, родимая, выноси, раскудытъ твою деревню! Хорошо, хорошо пошла, милая, ну же!
- Они отстали?
- Нет, это мы провалились во Второе Измерение.
- А сколько их?
- До сей поры ты был знаком с тремя. Так уж устроен человек... То есть, так было предопределено изначально. Наш подвид способен ориентироваться в двенадцати… Кстати, хотелось бы кое-что уточнить: что ты знаешь, а что помнишь из прежней жизни? – Джеб, прищурив глаза, окинул Андрея изучаюшим взгдядом.
- Ну, смотря, что тебя интересует, - Андрей откинулся на спинку кресла.
-  Не густо, братец, - констатировал Джеб.
- То есть?
- Я бегло просканировал твое  сознание… Многое исчезло… Кое в чем ты заблуждаешься. Но самое главное - не все потеряно. Ты сам расставишь точки над «I» без вмешательства со стороны.
- Ты заикнулся о тамплиерах… Сейчас, когда нам удалось оторваться от преследователей, мне хотелось бы...
- Все дело в том, мой милый друг, что часть истинного Ордена не погибла в казематах и на кострах, а была ВЗЯТА и перенесена в Иное пространство-время. Господь  не позволил зачахнуть изначально  благому зерну. На первые двести лет им было разрешено иметь семьи и потомство. Единственное, на что никто не рассчитывал, что начавшиеся на Земле гонения на Орден так повлияют на его рядовых членов. Уже через десять лет произошел Первый раскол. Еще через двадцать - Второй. А потом они словно посходили с ума, дробясь чуть ли не на Кланы по родственному  или  этническому признаку. И называя  себя... кто во что горазд. Нынче на сотне обитаемых планетных систем уже не сыскать упоминания о тамплиерах, потому как каждое братство называется как-то по-своему. Хоть осталась суть, но единства среди них не наблюдается… Орден Жака де Моле, они же за глаза «молисты», враждует с Хранителями Гроба Господня, называя вторых предателями. Сыновья св. Бернара, пасынки вселенной, порицают развратных Рыцарей Второго Исхода, второисходников! Верховными магистрами каждого братства преданы анафеме все иные. Видите ли, Сенешали Первого Иерусалимского Храма, романтики ночи или Опекуны Грааля, - законники, являются настоящими потомками первых тамплиеров. Все же иные исповедуют ересь… На самом деле, каждый клан проповедует одни и те же постулаты. Да, немного отличаются ритуалы, одеяния, клятвы и обеты… Осваивая новые миры, рыцари приручали местных, полезных в их понимании животных и создавали новые технологии и культуры.
- И ты считаешь, что мне... под силу объединить... эти разрозненные звенья?! Да та шутишь! 
- Тем не менее - ты правильно уловил ЦЕЛЬ своей новой миссии.
- Да сможет ли простой человек совершить подобное? Я, наверное, могу примириться с некоторыми… довольно неожиданными переменами привычного бытия... Я могу согласиться с тем, что где-то и как-то внутренне… ощущал СВОЮ несвязуемость с теперешним Планом Земли… Когда-то я уже был здесь и что-то сделал… Пусть не до конца довел начатое, но сказанное Слово не обратилось во тлен. Разве не так? И еще. Я могу, вернее, я попытаюсь приспособиться к условиям, ниспосланным Свыше… Однако, хочется сразу узнать, как, почему и зачем?
- А если я немного перефразирую? Почему - ты? Для Чего - вместо Зачем… М-да, Анжей, ты слишком торопишься. Потому-то, что - как, это даже не мне решать. Судилище или же последнее слово в данной ситуации зависит не от Всевышнего, а от тебя!!! Ты - не просто одноразовая матрица! Ты - Сущность, сотворенная для испытаний! Ты утверждаешь, что первая твоя миссия провалилась? Здорово! Я ведь еще ни в чем тебе не помогал, НО твоя Сущность Воскресла вновь, оказавшись в неординарной ситуации. Тебя неспроста нарекли Андреем. По-гречески имя переводится, а точнее происходит от слова «эндрос», мужчина. Так принято считать. Господь же вкладывает в это понятие более глубокий смысл. Не мужчина, а Человек, человечный... У некоторых народов можно отыскать настоящее определение твоего имени - Глас Человеков! И ты, доколе существует Свет, Им и будешь! Припомни изречение Диогена… Его как-то спросили, после того, как философ сходил в порт за рыбой и вновь возвратился к своей бочке:
- Много ли человек ты встретил?
- Людей  видел множество, - ответствовал Диоген. - А вот Человеков - не встречал! И ты, Анжей, не просто человек! Ты – Андрей Первозванный! Скажем так - когда в Тебе появилась нужда, Тебя снова призвали. В нынешней ситуации требуется особый подход. Ни Георгий, ни Михаил с этой задачей не справились и были вовремя отозваны, иначе своим гневом лишь усугубили бы затянувшееся противостояние. А на данный момент Мы не имеем морального права уничтожать тех, кто преклоняется перед Именем Господа, однако сошел с верного пути. Сила тамплиеров - ох как необходима сейчас Господу! Пусть она – одна из песчинок в Воинстве Света! Перед лицом великих испытаний Мы не можем отвернуться от тех, кто близок к Нам.
- Подумать только - Архистратиг Михаил, Георгий Победоносец! И после их неудач... промахов и ошибок… я?!
- Каждый из Них подходил к этой проблеме со своей меркой. Михаил страшен Могуществом - и чуть не погубил всех. Георгий делал ставку на порабощение слабых, на его взгляд, течений силам четырех-пяти братств...
- Что-что?! Георгию удавалось сплотить четыре-пять Орденов?
- В том-то все и дело, что нет. Он использовал неприемлемое... Погрузив вождей Кланов в состояние комы, он принимал облик одного из них и направлял деятельность Ордена на постижение намеченной цели. Но Георгий не мог находиться одновременно в пяти местах. Оставленные им помощники из числа младших Ангелов, как и сам Георгий, видели сверхзадачу, но спотыкались на мелочах. И, соответственно, призывали своего Патрона. Как-то Жорж перепутал наряды Верховных - и обман раскрылся. А в двух братствах попутно либо командоры, либо генеральные досмотрщики отыскали почти бездыханные тела предводителей. Хорошо хоть - никто из Магистров не понял, откуда ветер подул. Каждый, не усомнившись в Господе, посчитал произошедшее кознями Дьявола. ...Кстати, нам стало доподлинно известно о появлении лазутчиков Искусителя на нашей территории. Выявление подобных не составляет труда, но требует времени. Час Битвы не за горами. К этому Часу Воинство Света должно быть собрано. И в Нем обязаны находиться тамплиеры.
- Ничего себе задачка! - Андрей присвистнул.
- Я тебя не тороплю, Анжей, но сам понимаешь...
- М-да, - Андрей вздохнул. - Тут и не знаешь... Стоп, стоп! Георгий являлся  к Магистрам…Что-то в этом есть… Да, вот еще что... Сколько сейчас течений?..
- Шестнадцать. Около двух миллиардов рыцарей.
- Ого, похоже, предки постарались на славу!
- Я говорю о тех, кто посвящен в рыцари. Сочувствующих, послушников и слуг-сержантов - около семи. А общее население Шестнадцати Планетных Систем – более тридцати. Ты считаешь, что это много? - Джеб усмехнулся. - Из скольких те песчинок может состоять Воинство Света, если под началом Михаила состоит одна тысячная... А это... Где-то триллионов восемь-десять разумных существ и в три раза больше астральных воплощений.
- Да ты пугаешь меня... Это – не битва! Это, должно быть КАТАСТРОФА Вселенских масштабов... По земным меркам даже представить... подобную бойню – НЕВОЗМОЖНО! И – ради чего?
- Остановись, Анжей! – взгляд Джеба стал жестким. - Не подходи с мерками калашного ряда к основам мироздания! И в прежние времена гибли лучшие... И миллионы лет назад хаос уже не единожды стремился перегнуть чашу весов в свою сторону, уничтожая гармонию мира. В конце концов, земляне сами виноваты, что физическая жизнь ограничена определенным сроком. Вместо того чтобы делить власть, погибать в междоусобицах, обрекать сотни тысяч соотечественников на голод и лишения, уже давно следовало бы переосмыслить ОПЫТ прошлого и заняться проблемами Насущного. Рожденный в конце XIX века мог спокойно дожить бы до начала XXII-го. Как и рожденный в середине двадцатого - до середины-конца двадцать четвертого! Но… Но, у нас, видите ли, нет желания учиться на ошибках старшего поколения. Мы хотим по-своему, значит – иначе! А лучше оно, хуже - покажет время. ...М-да, уж! Ничего себе философия! И еще потом удивляются - отчего это Всевышний не слышит нашей мольбы? Нет, Он не устал! Он по-прежнему ждет, пока человеки образумятся. И Он ожидает не единичных всхлипов, а ВСЕОБЩЕГО призыва!
 Джеб вздохнул, достал из кармана пачку сигарет с какой-то аляповато-глянцевой поверхностью, вытащил одну, закурил и продолжил:
 - Отринь сомнения, Андрей! - Металл в голосе Джеба исчез, уступив место прежним, приятельским интонациям.  – Забудь… Нет, не так. Не придавай, на время, значения ЦИФРАМ! Я понимаю, они тебя страшат. Если не можешь СРАЗУ постигнуть необъятное, просто согласись внутренне, что перед тобой находится Мир. Такой, каков он есть. Скажем так, как теорему, не требующую доказательства. Да и от тебя никто не требует оперировать подобными величинами. Ты хотел знать – я дал тебе ответ… пожалуй, это даже мой промах, извини меня за резкость! Ведь ты еще не успел оклиматизироваться, свыкнуться с мыслью, какая ноша на тебя возложена... Хотя, не скрою - мне хотелось поразить тебя. Ведь за время твоего отсутствия многое изменилось.
- На Земле – тоже.
- Да, не спорю. Наверное, человеки все же стали ближе к Богу… шагов на пять. Но этого мало! Если бы за эти девятнадцать веков они продвинулись бы на земную сухопутную милю – вот это было бы достижение! А так… продвижение человеков вперед часто напоминает присказку одного из ваших вождей: «Шаг вперед, два назад».
- Мне нужна карта!
- Звездных скоплений? А, понятно, - Джеб  наклонился к пульту, нажал несколько клавиш, каждая из которых отозвалась определенной нотой. И перед ними тут же засверкала голограмма участка Галактики.
- Можно сказать, - Джеб кашлянул и погасил окурок, - тамплиеры обитают здесь. Вокруг сотни мерцающих искорок образовался красный  круг.
- Около полутора сотен светил и около сорока обитаемых планет. Расстояния между системами, при использовании технологии братств – от нескольких часов до десяти – двенадцати земных суток.
- А имеется ли у этого «круга» центр?
- Поясни, пожалуйста, что ты имеешь в виду, - Джеб как-то настороженно посмотрел на Андрея. – Стоп! - внезапно его лицо озарила догадка. – Общий центр круга? А еще лучше – планета…
- Да-да, удаленная от каждой системы на одинаковое расстояние!
- Сразу… сказать не могу, но приказ о поиске уже отдан. Если не окажется – создадим… Вопрос - зачем?
- А вдруг мне удастся собрать на этой необитаемой планете... Хорошо бы, если она окажется необитаемой, ведь незачем принуждать коренное население, буде такое появится, к насильственному переселению.
- Понял… Так, ага, корректировка орбиты. Потом можно восстановить прежнюю… А кого собираешься созывать?
- Великих магистров!
- Сами они не рискнут… Обязательно прихватят с собою свиты...
- Пусть! Не это главное… Пускай даже транслируют в Свои Миры происходящее на планете… Кажется, я придумал способ их... объединения...
- Ну, хоть намекни! Что такое, Анжей? Ты мне не доверяешь?! Еще секунду назад твой разум был для меня, словно раскрытая книга... Почему ты экранировался?
- Боюсь... сглазить.
- Будь по-твоему, - Джеб усмехнулся. - Кстати, а как ты собираешься...
- Я заявлю каждому из Верховных открытым  текстом: «Я призываю тебя на такую-то планету…» И дам координаты.
- Предположим, они откликнулись... Знаешь ли ты, что начнется, когда Сыновья св. Бернара обнаружат по соседству молистов или законников?
- Я уповаю на Господа, Джеб! Надеюсь, ОН поможет мне нейтрализовать любое оружие, которое рыцари принесут с собой.
- Ну, а дальше?
- Теперь ты не торопись, Джеб... Мне надо продумать речь, с которой я обращусь к тамплиерам.

Глава 3.

- Планета, которая тебе необходима – имеется. Никем не заселена, потому как непригодна для жизни. Но процесс расконсервации начат. И к тому времени, как ты ступишь на нее, она приобретет необходимые параметры... Внешне мир любому прибывшему покажется настолько привлекательным, что всякий пожелает немедленно спуститься с орбиты, забыв об осторожности... Нет-нет, не так. У этого каждого не возникнет и тени сомнения. Любой будет уверен, что в этом месте не имеет право на существование Ловушка для Простаков… Вот только вопрос оружия... Что касается огнестрельного - нет проблем. Совершившие посадку корабли не смогут покинуть планету без ТВОЕГО разрешения, - Джеб испытывающе посмотрел на Андрея. - Но, вот уж ума не приложу, как быть с холодным?! Мечи, кинжалы, дротики, арбалеты-луки, сюрикены, бумеранги… Так, хорошо… снизим дальность броска до минимума… То есть, замахнулся - и уронил к собственным ногам. ...А как быть с мечами и копьями? То есть, с оружием ближнего боя? Каждого из таких отчаявшихся погружать в «стазис»… иное ощущение времени... Ну, допустим даже, хотя это невозможно само по себе, что тебя начнут слушать...
- Джеб! Я уповаю на Господа! Все, что мне нужно - чтобы меня выслушали. Не надо никому промывать мозги, очищать от налипшей глупости или пугать. Если Магистры уверуют, что я – Посланец Господа, первый шаг к примирению будет сделан. Труднее всего - возвратить их, теперь уже прапраправнуков первых рыцарей, к истокам Ордена. Это трудно, но осуществимо.
- Да пребудет с тобой благодать Божия!
- Аминь, - Андрей как-то загадочно улыбнулся и закрыл глаза.
- Хочешь вздремнуть? Может, вначале перекусим?
- Попозже… а вот поспать немного не помешает…
 Где-то через час Джеб разбудил Андрея.
- Мы над планетой! Твой призыв отослан Магистрам… Чай, кофе?
- Нет, просто воды... И пресную лепешку.
- Будь по-твоему, - Джеб несколько разочаровано отпихнул правой рукой стоящий между ними столик с трапезой куда-то внутрь помещения.
   Краем глаза Андрей успел заметить, что кроме яичницы с ветчиной и салом возле каждого прибора красовались чайник и кофейник. Секунду спустя на месте прежнего столика появился новый, со стаканом воды и двумя просвирками.
- Ну, тебе-то незачем подражать мне, - произнес Андрей, поднимая высокий стакан.
- Небольшое воздержание не повредит, - возразил Джеб, отправляя булочку в рот. Еще не дожевав до конца, он скосил глаза в сторону Андрея, который отламывал по кусочку и запивал крохотными глотками. - Значит, обед нас ждет внизу?
- Да. Вместе с Магистрами!
- Блажен, кто верует!
Андрей слизнул с ладони оставшиеся крошки, прожевал, допил прохладную и невероятно вкусную, словно из родника Джурлы, воду и произнес:
- Я уповаю на Господа!
Мгновение спустя он очутился на огромном зеленом лугу. Один-одинешенек. Но это обстоятельство не пугало, а наоборот, настраивало на нужный лад. На всякий случай, посмотрев по сторонам, а также на голубое безоблачное небо, он опустился на колени и погрузился в молитвенный транс. Хоть и были прикрыты у него веки, по легкому дуновенью ветерка он ощущал, что Магистры начали прибывать. Не минуло и получаса, а он уже очутился в центре шестнадцати гротескных каплевидных и сфероидных посадочных капсул. Каждый из Верховных Магистров явился со свитой, в блеске показного могущества. Некоторых поначалу удивляло, озадачивало или раздражало наличие по соседству непримиримых врагов. И все же, возмущение или негодование понемногу стихало, когда обнаруживалось, что, во-первых, ни один звездолет не может покинуть поверхность планеты, ну а во-вторых, что ни сыновья св. Бернара, ни Святители Креста и Розы (друиды) не способны воспользоваться своим оружием… И, в третьих, каждому Ордену как бы отделена некая территория. Те же Рыцари Второго Исхода, как и остальные, могут только видеть своих противников, слышать чужую ругань, но не в силах что-либо предпринять. Поначалу никто из прибывших вообще не замечал фигуру, стоявшую на коленях, к кому лицом, к кому – спиной. Но вот Верховный Магистр Приората Флер ди Лиз (бабники) поднял правую руку вверх, призывая сторонников к тишине, и первым начал продвигаться к неизвестному. В тот же миг Андрей оказался в бледноватом Столпе Света. Вторым, заметившим происходящее, был Верховный Сенешаль Первого Иерусалимского Храма. Стоило и ему двинуться в сторону Андрея, как Столп Света приобрел золотистость и засветился сильнее. Вот уже поутихли крики негодования в среде Поводырей пилигримов (блаженные) и Двора Суверенных Командоров  (привратники), и Первые в Клане для пробы сделали несколько шагов к центру! Снова Столп Света усилил сияние. Ведь, в конце концов, каждый из Магистров был Призван. И не кем-нибудь. И вот он - здесь! Пусть и ответит… А уже потом можно будет вволю помахать мечом, разбираясь с обидчиками и предателями.
Когда каждый из шестнадцати приблизился почти вплотную к Андрею – не доставало трех шагов (не то обжигающий, не то холодящий Столп не позволил продвинуться далее ни на сантиметр) Андрей открыл глаза, встал и... оказался лицом одновременно перед каждым Магистром.
- Славные сыны Господни! Я, Апостол Андрей, приветствую вас на этой земле! Благодарю за честь, которую вы мне оказали своим прибытием. Ибо велика скорбь Господа нашего, когда Он видит, что воины Его погрязли в междоусобице. Как было время разбрасывать камни, так пришло время их собирать. Настал Час, когда необходимо назвать прежние реликвии своими именами… Каждый из вас утратил веру, что он – рыцарь Храма, что он – тамплиер! Неужели Филиппу Капетингу, Клименту V (в миру Бертран де Гот) и мессиру Гийому Ногаре удалось даже через века отомстить вам за свою преждевременную кончину? Проклятие Жака де Моле сбылось… Всякий, кто приложил руку к вашему низложению, получил по заслугам! Вы же, исповедуя одно и то же, братья по духу, разнитесь лишь названиями братств! Но никто из вас, даже внутри Клана, больше не называет друг друга «брат-тамплиер»! Вы словно чураетесь этого легендарного слова. Вы точно так же, как земные христиане, нынче раздробились на десятки всевозможных сект… Православные, католики, иеговисты, мормоны, кальвинисты, греко-католики, лютеране, адвентисты, баптисты, старообрядцы... Может, хватит перечислять этот затянувшийся список? Суть-то – ОДНА! Так и вы, в угоду честолюбия единиц позабыли о Главном! Ныне, когда Обитель Света находится в осаде полчищ Сатаны, вправе ли братья-тамплиеры враждовать друг с другом? Я призываю вас, БРАТЬЯ, в Крестовый поход! Вы должны свершить предначертанное! – Андрей замолчал.
- Но кто поведет нас? – подал голос Магистр Нового халдейского братства Воскресения Храма (поджигатели).
- Вы должны избрать достойного!
- Из... нашей среды?! – поинтересовался Магистр Хранителей Гроба Господня. – Кто же из нас – достойнейший?
- Я готов сложить свои полномочия, я, Великий Магистр Опекунов Грааля, если ты, ТЫ, Андрей Первозванный, поведешь нас в этот поход!
- Я?! – опешивший Андрей даже отступил на полшага назад. «Боже мой! Что же мне делать? Я надеялся лишь пробудить в них истинные чувства. Я полагал, что они сами...»
- Отринъ сомнения, Андрей! – услышал он столь дивный и столь знакомый ему голос Иисуса…
- Да, учитель! Да, наставник! Уповаю на тебя…
На секундное замешательство Андрея, похоже никто из Магистров не обратил внимания.
- Что ж, - произнес Андрей. – Если такова воля всех Ма… всех братьев-тамлиеров - то я готов! – по лицу Андрея стекали слезы. – Вместе мы сумеем загнать супостата обратно в нору. Вместе мы одолеем Врага рода человеческого… Вместе! И да будет мир в нашем братстве во веки веков!

3.12.2006г.



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики