Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Надежда Зога (Щелкино)

Память сердца

1
Аппараты, поддерживающие мой организм, отключены. Чужое сердце бьется в груди торопливыми, неровными толчками. Я осторожно поднимаюсь, и, преодолевая слабость, подхожу к окну. За прозрачным стеклом угасает день, переливаясь всеми цветами радуги. Любуюсь открывшейся картиной, наблюдая, как медленно опускаются к горизонту два солнца: зеленое и голубое. Зеленое движется быстрее.
Я нахожусь на планете  Си, на которую упал наш звездочет. А что случилось с моими друзьями и кораблем, не говорят, оберегают после сложной операции по пересадке сердца.
«Ли-и» - мягко завибрировало в голове и, сквозь качнувшуюся стену, в комнату вплыла Зе-а. Это она отпочковала для меня сердце.
«Ко-у чи.» - На одной из шести напоминающих солнечные лучи рук лежало яблоко.
Я с аппетитом ела плод, вкусом напоминающий хурму, и наблюдала, как Зе-а чистит комнату. Одна из рук протирала окно, вторая обмахивала стены, третья увлажняла воздух…  Было немножко смешно видеть, как работает живой пылесос.
«О-ий», - посмеялось моим мыслям Зе-а.
Мягкие, почти без согласных, сочетания звуков вибрируют над волнообразной верхней частью  головы. На лице, если можно так назвать сгусток радуги, проступают огромные, как у Чебурашки, глаза.
В их глубине дрожат золотистые искорки, словно звезды. Общаются они телепатически. Я тоже легко понимаю их.
«Ли-ис». – Одна из рук протянулась к остаткам яблока - и они исчезли.
А потом появился Ки-ин, Высший из Высших. Он бесшумно вышел из стены, вспыхнув напоминающим хитон из радуги телом. Особи женского пола были такими же радужными, но с легкой оборкой вокруг предполагаемых ног.
«А-ня, сейчас ты выйдешь из комнаты. Не пугайся, твой организм мы приспособили к нашей среде».
«Что вы с ним сделали?» - Заныло в груди уже ставшее моим сердце.
«Всего лишь откорректировали водный баланс,  потому что на Си воздух суше, чем на твоей планете. Кроме того, ты окружена световой оболочкой, отталкивающей опасные для тебя излучения».
«Ки-ин суховат, как все ученые мира», - с этой мыслью я шагнула за порог, и … ничего не случилось. За спиной бесшумно растаяли стены, а передо мной раскинулся  ландшафт, напоминающий земной, только раскрашенный во все цвета радуги. По небу проплывали разноцветные облака, сгущаясь в прозрачности небольшого озера. Пышная растительность напоминала детский рисунок.
«Это мираж?» - спросила я Ки-ин.
«Нет, но из-за световой оболочки ты видишь измененные тона».
«О-о-о…» - Исследователь космоса внутри меня ахнул и вздохнул.
«На Си есть вода и биологическая жизнь, - продолжал Ки-ин, - но только на полюсах, где воздух прохладнее и влажнее. Там живет новая раса. Они немного похожи на тебя, поэтому до восстановления корабля, ты будешь жить среди них».
«Способ изложения мысли Ки-ин явно позаимствовал у наших ученых мужей», - снова с легкой иронией подумала я.
Ки-ин, очевидно, понял мою иронию, потому что венчик на его голове задрожал, словно от смеха, а из темных глаз хлынули голубые искры, расплываясь и падая на  землю… На землю?!
Слезы  хлынули из моих глаз: я не успела вовремя остановить свою мысль!..
«А-ня!» - Зе-а облапила меня всеми своими шестью разноцветными лучами, поглаживая ими по плечам, совсем как мама. Стало тепло и уютно, почти как дома.
Я вытерла глаза мокрой ладошкой и повернулась к окружившим нас сиитянам. В их прекрасных огромных глазах угадывалось понимание и доброжелательность. А потом мне показали то, что осталось от ракеты. Я смотрела не её обгоревший остов и снова слезы потоком текли из моих глаз, заслоняя изображение погибших друзей, вызванных для меня Ки-ином. Я плакала и просила у них прощения за то, что осталась жива.
2

Два солнца освещали маленький оазис с разноцветной растительностью, куда меня при… Привезли? Принесли? – Мы просто переместились с одного места на другое. Не лишенные эмоциональности и юмора сиитяне встретили меня радужно и поселили в небольшом домике, сотканном из света. На этот раз здесь были реальные стены. Или мне это так казалось. Были здесь и необходимые для меня вещи, скорее всего, сконструированные Высшими с учетом моей биологической структуры.
Сиитяне легко струились вокруг меня. Шестирукие аборигены восстанавливали мой корабль, готовя его к длительному путешествию. Они заново «облачали» корпус звездолета в метал, похожий на расплавленную сталь.
Вместе с молчаливым О-ло, я внимательно просматривала звездные карты, невидимой в космическом пространстве Галактики с маленькой планетой Си. О-ло изучал наши, земные, уцелевшие в огне, унесем жизни моих друзей. Меня нашли в отсеке, куда огонь еще не пробился. Сердце мое молчало.
Все это мне рассказали потом. А пока я училась говорить на си, чтобы увезти домой как можно больше информации об этом удивительном уголочке Вселенной. Здесь не было религий, не было каст, не было войн… И не было смерти.
«Почему?» - спросила я мудрого О-ло.
«Высшие дали нам свои сердца», - ответил он.
«Расскажи!» - воскликнула я, вздрогнув от догадки.
«У тебя верные мысли, но что будет с тобой, никто не знает. Ты – дитя другой звездной системы. А у нас один генетический код, и мы согласились на пересадку сердец, чтобы родить светоносных детей. Но опыт не удался. Через три поколения свет в нас начинает гаснуть. Скоро Высшие уйдут на небо, пришел их срок. Они станут светом, и будут творить миры. А мы останемся, чтобы продолжать свой медленный путь».
«А бессмертие вы сохраните?»
«Никто этого не знает. Высшие молчат».
Два солнца вставали и опускались еще много - много раз, прежде чем был готов мой корабль. Мне трудно было привыкнуть к тому, что здесь нет разграничения суток. Одно солнце отставало от другого. Но я привыкла. Привыкла и к световой оболочке вокруг тела. Привязалась душой к миролюбивым сиитянам и Высшим Си, похожими на наших богов на Олимпе. Эта планета была мечтой – утопией для землян. Рай. Но я хотела домой. Там меня ждал сын Антон, муж… Мама все глаза проглядела, глядя на небо, куда улетела её непокорная дочь!
Когда звездочет был восстановлен, появились Ки-и и Зе-а. Их свечение обожгло глаза даже через защитную оболочку. Я зажмурилась.
«Прости А-ня, - сказал Ки-ин, гася интенсивность излучения. – Скоро ты улетишь».
И мне показалось, что в его чистых глазах мелькнула легкая тень.
«Ты не можешь увезти образцы нашей планеты, потому что они могут оказаться смертоносными для тебя и твоих друзей без световой защиты, но ты увезешь в себе частицу нашего мира – сердце, которое бьется в твоей груди».
Он еще что-то говорил, а Зе-а гладила меня совсем по земному…
О-ло улыбался краешком губ. Он был мудр и умел прощать женщинам их слабости.
Ки-ин пристально смотрел на меня своими огромными темными глазами. Венчик на его голове шевелился, словно он читал молитву.
И это было последнее, что я видела. В иллюминаторы корабля на меня смотрели только далекие чужие звезды. Си исчезла, как будто её никогда и не было. Только яркое её свечение медленно таяло в
глазах, превращаясь в зеленое пятно. Потом исчезло и оно.


3
День выплывал из тумана, устало сбрасывая его пелену на рыжие холмы. Сквозь рваные облака просвечивает бледно-голубое небо.  Вдали рокочет море, прорываясь сквозь шум, снующих по дороге автомобилей. Сверху доносится топот ножек. Это Тема носится по комнате наперегонки с вислоухим Копом. Тема родился через три года после моего возвращения с невидимой планеты Си. Копа мы подобрали год назад на Казантипе. Щенок вывалился нам под ноги из-под перевернутой лодки, повизгивая от голода и мелко дрожа худеньким тельцем. Теперь Тема и Коп неразлучны. Вместе играют, вместе едят, вместе спят…
Я поднялась наверх по узкой деревянной лесенке, с причудливо изогнутыми перилами. Кирилл, глава семьи, но досуге любит постолярничать. Эту лестницу, ведущую на второй этаж, он сделал во время моего последнего путешествия в космос. Сейчас он работал на сенсовизоре, изредка поглядывая на притихшего возле окна Тему. Подросший Коп лежал у его ног.
Солнечные лучи, брызнув из-за туч, осветили маленькую фигурку сына, заиграв на его обнаженных ручках всеми цветами радуги. Сердце мое глухо заколотилось в груди, и я невольно  взглянула туда, куда смотрел Тема, и где невидимо сияла Си.
После возвращения, меня долго обследовали в Институте Астрофизических Аномалий. Но причину свечения тела, появившегося у меня, так и не установили. Святящееся пятно вместо сердца, на голограммах, тоже не нашло объяснения. И только оболочка звездочета, играющая всеми цветами радуги, является единственным доказательством того, что я побывала на неизвестной, неисследованной планете.
А мой сын Тема все чаще смотрит на небо в ту сторону, куда тянется мое невидимое сияющее сердце.





   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики