Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Альмагий ГОЛУБОВ
г. Щелкино

В ОЖИДАНИИ ХРИСТА
(продолжение)


В ожидании Христа

Фанданго № 3
Введение
Повесть о Казантипе. Часть 1
Повесть о Казантипе. Часть 2
Повесть о Казантипе. Часть 3
Фанданго № 4
Повесть о Казантипе. Часть 4
Голем. Часть 5
Голем. Части 6 и 7
Голем. Часть 8

Фанданго №5
Курорт. Часть 9
Легенды Казантипа. Часть 10
Аэрогологофа. Часть 11
Вызовы времени и христианский ответ. Часть 12
Вторая Голгофа. Часть 13
Послесловие. Мир изменился




ЧАСТЬ IV. ОПАСНЫЕ ГОСТИ
Если вы будете любить
любящих вас, какая вам награда?
Не то же ли делают и мытари?
И если вы приветствуете
только братьев ваших,
что особенного делаете?
Не так же ли поступают и язычники?
Мф 5(46,47)

Главной идеей Христа  была Любовь.
Любовь Учителя и последователей Его
к людям, к каждому человеку в отдельности,
к каждому встреченному на дороге жизни,
даже к палачу и мучителю своему.
Картериус Великий.
Глава 1. Евангелие от Мельхиора
(через 20 лет после ухода Его, или весть из узилища)

1. Стоявшие у колыбели Его
Братие! Пишет строки сии скромный последователь Иисуса Христа. Пишу я их в узилище. Братья мои во Христе Каспар и Бальтазар уже приняли смерть во славу Спасителя, во имя дела Его, дабы распространялась по миру Любовь, которую Он проповедовал, во имя которой принял Он муку смертную. И мне, как возлюбленным братьям моим, скоро предстоит принять смерть во славу Его.
Это мы с братьями моими Каспаром и Бальтазаром, служившие тогда жрецами Храма Звезды, Святым Граалем издревле именуемым Его, предсказали рождение Его, и принесли дары к колыбели Его. Это мы во младенчестве Иисуса спасли Его от рук слуг царя Ирода. В юности Его мы помогли Иисусу познать великую мудрость Востока. Однако к славе Его мы совершенно непричастны. Более того, мы поначалу не поняли величие и мудрость учения Его, и Он покинул нас.

2. После Голгофы
Только прослышав о духовных подвигах Иисуса, мы, оставив служение свое, отправились в Иудею, дабы приобщиться к мудрости Его. Однако услышать проповеди Иисуса нам не довелось. В Иерусалим мы прибыли только в день казни Его.
Не стану описывать Голгофу. Для того чтобы рассказать о величии подвига Его нужно вдохновение, нужен талант, коего у меня, простого кузнеца в чертогах земных, никогда не было. Талантливые, даром слова владевшие братья мои Каспар и Бальтазар достаточно подробно все описали. На мою долю остается лишь описать земные последствия подвига Его.
Брат Каспар создал сочинение свое сразу после казни Его. Поэтому в творении его отсутствует описание последствий подвига Спасителя. Однако его способность провидеть будущее помогли брату моему предсказать многое из того, что произошло в нашем мире в годы после казни Его.
Благая весть от другого брата моего Бальтазара написана была через девять лет после Голгофы. И все, что увидели очи его, он добросовестно описал.
Нынче же после ухода Его прошло семнадцать лет. И то, как изменился мир после Христа, описать надлежит мне. Но мысли, которые я доверю пергаменту, принадлежат не только мне. И в узилище, перед казнью братьев моих, и до того в многочисленных беседах мы обменивались суждениями о мире, о христианстве, о его будущем в этом мире.

3. Христианская арифметика
Мы  с братьями моими много думали о мире, о том, как изменился мир поле ухода Его. О том, куда наш мир движется, о том, не напрасна ли была жертва Его. Не скажу, что наши мысли были благостны, глубокие сомнения овладевали нами. Мы с сомнениями нашими были на грани уныния. А это большой грех.
Мы ясно понимали: если нами овладеет уныние, то жертва Его, для нашего спасения принесенная, будет напрасна. Ибо жертва, Им принесенная, направлена не на спасение всех, а на спасение каждого. Это весьма тонкое богословское различие доступно не всем.
Грубый негибкий ум не только не поймет, но даже попытается опровергнуть тезис Каспара, гласящий: – «Если большинство христиан на земле преодолеют  уныние, и они спасутся, а  меньшинство, хотя бы в целом мире только одним христианином оно овладеет, то Его жертва все равно окажется напрасной, по крайней мере, для этого несчастного».
Вывод о тщете жертвы Его, если хотя бы один из последователей Его не выдержит и предаст дело Его, или хотя бы просто ослабеет духом и предастся унынию, следует из последнего философского труда брата моего Каспара.
К сожалению, «христианская арифметика», таблицы исчислений которой брат мой Каспар представил на  суд христианскому сообществу несколько лет назад, не была принята братьями нашими во Христе.

4. Для христиан любая человеческая жизнь бесценна
Это крайне удивительно, ведь любому здравомыслящему человеку совершенно ясно, что христианские ценности не исчисляются по языческим правилам эллинской арифметики. Римско-эллинская логика утверждает, что много больше, чем мало, а один – еще меньше. Римские полководцы, планируя будущее сражение, ищут такой вариант стратегии, чтобы людских потерь было как можно меньше. Чем меньше потерь, тем искусней полководец, его выигравший.
Для греко-римского мира такая логика абсолютно верна. Кто спорит, в рамках своей логики они правы. Но в делах морали, при исчислении «стоимости» жизни человеческой у последователей Христа иная логика. Для христиан любая человеческая жизнь бесценна. Поэтому нельзя утверждать, что много спасенных жизней, за счет относительно малого числа жертв, – это благо.
Иное дело, самопожертвование. Когда один жертвует своей жизнью ради спасения других (безразлично, одного или многих) – это достойно, это  христианское деяние. Однако совершенно ясно, что множество людей (хоть это будет всего несколько человек) не  должны совместно жертвовать своими жизнями ради других. Самопожертвование чисто индивидуальный акт, поэтому говорить о том, что много людей жертвуют собой ради других – значит произносить заведомую бессмыслицу.

5. Смысл жертв христианских
Уже один тот факт, что христианский  мир не принял христианскую логику Каспара, говорит о том, учение Христа принято Его последователями не в полном объеме. По крайней мере, налицо искажение истин, которые проповедовал  Христос, отступления от смысла учения Его, отклонения от духа учения Его.
Прошло всего семнадцать лет со дня гибели Его. Еще по всему миру на крестах, на кострах, в кипящем масле, в вольерах с дикими зверями принимают муку смертную Его последователи. Но уже сегодня, то тут, то там искажается смысл жертв христианских.

6. В чем истина Христа
Удивительно, но сегодня проповедник христианства гибнет на костре с любовью к мучителям своим, а завтра молва утверждает, что умер проповедник сей не с любовью, а с гордым утверждением, что истина христианства выше истин языческих, которые не истины вовсе, а заблуждения.
А это не соответствует ни смыслу, ни духу учения Его. Конечно, любой человек, увлеченный идеями, безотносительно к их действительной ценности, искренне считает их истинными. Относится это и к нам, христианам. Мы искренне верим в Иисуса, в истинность учения Его. Однако христианин, если он действительно последователь учения Его, никогда не станет утверждать, что Его истины выше других истин, не станет утверждать, что иные, нехристианские истины ложны.
Ибо такая гордыня не пристала истинному христианину. Нет ничего более чуждого христианству, чем такое отношение к иноверцам. Ибо в том то и истина Христа, что он не считал свое учение более истинным, чем другие. И свет этой сияющей Истины озаряет путь подлинного христианина. 

7. Проблемы христологии
Брат  мой Каспар ушел из жизни, не успев познакомить христианский мир со своими мыслями по принципиальным вопросам учения Иисусова. Уже здесь в узилище он, зная, что я приступил к написанию труда сего, взял с меня слово, что я изложу его видение проблем христологии.
Каспар до последнего своего часа думал о проблемах этих. В беседах со мной и Бальтазаром, и до заключения под стражу и уже здесь в темнице, он выражал глубочайшую обеспокоенность тем, что происходит сегодня в умах последователей Его.
Он с горечью говорил о том, что все шире стали распространяться идеи совершенно чуждые Христу, а иногда и просто враждебные учению Его.  Мысли моего дорогого друга занимали так называемые Евангелия, в которых утверждается то, что на самом деле никакого отношения к христианству не имеет.

8. Почетно ли быть царем Иудейским?
В этих лжеевангелиях утверждается, что Иисус происходит из рода Давидова, благодаря чему Он объявляется царем Иудейским. А так ли это важно? В глазах подданных Римской Империи быть наследником царей крошечной Иудеи, на окраине империи расположенной, велика ли честь? Есть ли чем тут гордиться, а особенно христианам, гордыня для которых один из самых страшных грехов?

9. Достойны ли Иисуса чудеса Им некогда сотворенные?
Много рассказывается в писаниях о чудесах, которые Иисус творил во время своих странствий по Иудее. Может быть, Он действительно творил их. Но так ли это важно, и какое  это имеет отношение к учению Его? И вообще, что это были за такие невиданные чудеса?
Для трезвого Рима, для бездуховных,  ограниченных римлян, – это, может быть, и чудеса. Но на Востоке каждый жрец, служитель самого захудалого храма просто обязан творить такие чудеса, причем регулярно в каждый праздник. 

10. Мессия ли Христос?
Доказывается, что Иисус – Сын Божий, и указывают при этом на Его якобы непорочное зача-тие. Существует древняя языческая традиция, объявлять каждого властителя сы-ном божьим, и убеждать верующих в непорочном зачатии этого новоявленного божества.
Но в нашем случае наследуется традиция отнюдь не языческая. Используется иудейская месси-анская идея. Не секрет, что иные воспринимают Иисуса, как традиционного иудейского мессию. А мессию естественно считать Сыном Божьим, могущество которого от Отца-вседержителя  исходит.
Но в том то и дело, что Иисус не  мессия в традиционном иудейском понимании. Его величие не в силе и могуществе, а в Любви.

11. Спаситель или лицедей?
Если утверждение о царском происхождении Иисуса и рассказы о чудесах, им творимых, только чужды учению Его, то идея о Божественном происхождении Иисуса опасна, даже губительна для веры христиан-ской. Ведь ежели Он сын Божий, то и сам наделен божественной сущностью, а, следовательно, физической боли, ка-кую испытывает простой смертный при истязании тела его, чувствовать не может. Если Христос сын Божий, тогда Его крестные муки – это только искусная актер-ская игра, а Голгофа была всего лишь театральными подмостками. Может ли христианин со-гласиться с такой ко-щунственной трактовкой фигуры Спасителя? Конечно, нет.

12. Богочеловек ли Христос?
Появились богословы, которые настаивают на Его двойственной, Богочеловеческой природе. Каспару, в молодые годы обучавшему математике юных отпрысков знатных семейств Боспор-ского царства, изыски этих богословов напоминают поведение нерадивого ученика, который, уз-нав ответ задачи, подгоняет под него свое решение. Каспар всегда отличал и даже поощрял на-ходчивых лентяев-школяров. Но к богословам, использующим те же методы, он отнесся резко отрицательно.
«С чем еще можно сравнить такой подход? – спрашивал Каспар – для того, чтобы утвердить Его могущество, необходимо Божественное происхождение, а чтобы испытывать боль – Он дол-жен быть человеком. Какой ответ удовлетворит оба требования? Он должен быть Богоче-лове-ком, в котором человеческое – способность испыты-вать боль, а Божественное – всемогуще-ство. Уж больно ловко подгоняется решение под нуж-ный ответ».
 Каспар говорил, что Христос, дело Его не зависит от Божественного всемогущества, ибо по-беждает Он не силой, а любовью. Иисус называл себя Сыном Человеческим. Он считал себя че-ловеком!

13.Он избавил нас от злобы дьявольской
Бог, как мы, христиане его понимаем, любит всех людей на земле. Любит не только праведни-ков, но и грешников, в том числе и палачей. Но эта любовь, как свет солнца, равномерно посы-лаемая всем людям со времен адамовых до наших дней, никого не спасла от смертного греха злобы дьявольской. Не спасла ни Каина, сына Адамова, ни всех других, отягощенных злобою, на-селявших землю до Голгофы. Если быХристос был сыном Божьим, то не был бы Спасителем человечества.
А Он наш Спаситель, Он избавил нас от злобы. Человек, в Него уверовавший, не копит злобу ни на кого на целом свете. А злобствующий даже на врага своего – не христианин вовсе. На том мы истинные христиане стоим крепко и стоять будем.

14. Он принес Любовь
«Самая большая беда наша, – говорил Каспар –  что постепенно утрачивается представление об Истине, которую Он принес в мир. Постоянно слышишь  вымыслы. И о том, что Он сын Божий, и о его умении творить чудеса, и что он – царь иудейский. Неужели наши беспамятливые современники думают, что он пришел  в мир, чтобы принести нам эти наивные детские истории?
Иногда, стыдливо, как бы вскользь, упоминают любовь, имея при этом в виду всего лишь любовь к ближним своим. Но ближних своих любит даже зверь дикий. Чем мы тогда от него отличаемся, если любовь наша всего лишь со звериным инстинктом сравнима?
Почему забыли, что Христос учил любить и жалеть всех людей на земле, ибо все мы дети Божьи. Более всего заповедал Он любить и жалеть тех несчастных, коим отказано в даре любви, отчего они делаются злы и особенно убоги в злобе своей. А посему, заповедал Он, пуще всего любить мучителей своих, в чье сердце не проникла Любовь и посему достойны они особой жалости. Почему нынче редко вспоминают, что именно Любовь и безмерную жалость свою  проявил Он на Голгофе к палачам своим?»

ГЛАВА 2. ПРИЧИНЫ ДЛЯ БЕСПОКОЙСТВА
1. Небо грозит
Причины для беспокойства имеются. Сегодня Марлен это ощущает особенно остро. Сюда, в Мысовое, съехались волки, которые хотят отнять у него самое дорогое в его жизни, его Казантип. Да и в своей усадьбе не во всех он уверен. Опасность надвигается со всех сторон. Сама природа, кажется, это чувствует.
Марлен считает себя достаточно трезвым человеком, он понимает, что все это мутная мистика, что в действительности не природа предвещает беду, а просто его нервы напряжены, его восприятие обострилось из-за надвигающейся грозы. Он понимает, что природе нет дела до наших тревог и волнений.
Однако он всегда остро чувствовал окружающий его мир. Он воспринимает природу, как Мир Божий, а небо, как купол Храма Его. Ему всегда казалось, что он способен слышать музыку сфер, в этом храме звучащую.
Сегодня эта музыка тревожна. А небо, кажется, грозит живущим на земле страшными карами, грозит покарать гордыню человека, о небесном могуществе забывающем.
Тяжелые тучи без конца маневрируют над притихшим берегом. Они то грозно выплывают из-за близкого горизонта, демонстрируя берегу свою мощь и несокрушимую силу, то снова скрываются за горизонт для переформирования грозного воинства своего. С каждым возвращением грозная сила туч, их чудовищно тяжелых, черных утроб, кажется все более страшной. Далекий гром, кажется, угрюмо грозит людям за непослушание. В его грозном ворчании слышится: – «Ужо, вам! неслухи, воздастся вам!».

2. Гости, внушающие страх
Опасность исходит от гостей Мысового, не от всех, но от некоторых, определенно. Вновь выстроенный здесь пятизвездочный отель неожиданно стал популярным у богатых людей. Конечно, лечебный центр, укомплектованный высококвалифицированными врачами, обеспечивает лечение грязью, с целебными свойствами на порядок лучшими, чем в других подобных центрах.
Но не всех из гостей, которые оказались здесь нынче, привлекли грязи. Некоторых привлек Казантип, и они этого не скрывают. Формально они прибыли сюда на две конференции, которые будут проходить в усадьбе одна в конце этого месяца, а другая в самом начале следующего.
Марлен с самого начала был против того, чтобы две предстоящие конференции были до такой степени сближены между собой во времени, но Тарас Иванович настоял, ибо их темы, при всем их различии, должны, по его мнению, привлечь одних и тех же участников. Что же, его архивариус, библиотекарь и незаменимый организатор всех научных форумов, проходивших в его усадьбе, оказался совершенно прав. Большинство из подавших заявки выразили желание участвовать в обеих конференциях.
Но от этого Марлену ничуть не легче. Среди участников предстоящих форумов есть фигуры более чем странные. Такие персонажи можно встретить где угодно, только не на научных конференциях. Приехали и другие, постоянные участники подобных сборищ. Но некоторые из вроде бы обычных гостей тоже внушают Марлену серьезные опасения.
Поскольку у него сохранились разнообразные и достаточно надежные источники информации, ему удалось разобраться в подноготной многих из участников предстоящих конференций. Но отказать от участия Марлен не смог никому, ибо у всех приехавших были безупречные рекомендации, выданные уважаемыми, очень достойными участниками предыдущих форумов.

3. Иван, Сергей и Петр Пащенки
Более чем странно, что на научную конференцию приехала семья Пащенко в полном составе. Сергей, ведущая фигура в тайной организации ветеранов ГБ «Белая стрела», его отец Иван Си-дорович, руководитель хозуправления Калининградской обладминистрации и одновременно олигарх регионального масштаба, и их сын, и внук Петр.
Последний, молодой перспективный майор ФСБ, но не только функционер ГБ, а и доктор психологических наук, более или менее, здесь уместен. Он уже успел зарекомендовать себя как вдумчивый аналитик и пытливый исследователь, чьи работы в области коллективной психологии получили некоторый резонанс в мировой науке.
Но его старшие сородичи смотрятся здесь более чем странно. Кстати сказать, они оба (и отец-олигарх, и сын-гэбист) несказанно удивились, встретившись на такой сугубо научной тусовке.
И правда, что ищет здесь Иван Пащенко? Он что – приехал, чтобы прикупить (наверное, для перепродажи) психотропное оружие? Странно, что этот осторожный, даже по своему мудрый последователь бывшего  кремлевского завхоза Бородина, решил встрять в совершенно незнакомый ему бизнес. Чем, собственно, он надеется здесь разжиться?
Что же касается его народно-патриотически ориентированного гэбиста-сына, его интерес тут однозначен – «патриоты» издавна нацеливались на технологии, которые обеспечили бы им манипуляции с человеческим сознанием. Следует признать, что в этом деле они немало преуспели. Сегодня их идеология господствует в сознании не только граждан России, но и почти на всем постсоветском пространстве  (по крайней мере, в тех республиках бывшего СССР, где большинство населения – русскоязычные). Но до сих пор они не применяли для своих целей психотропную технику. Что, они решили начать?
Ну а Петр Пащенко? Есть ли у него здесь интересы, помимо чисто научных?   

4. Омар бен Савадж и Махмуд Тарази
Не менее удивительно выглядит приезд молодого араба с аристократичными замашками и не очень, на европейский вкус, вяжущегося с этим аристократизмом, горящим, словно адским пламенем, взглядом.
Удалось выяснить, что юный мусульманин принадлежит к одному из самых знатных и богатых семейств Омана. Юноша получил блестящее образование в Англии, но не гуманитарное, а техническое. Более того, некоторые эксперты считают, что за последние тридцать лет Кембридж не выпускал более талантливого и перспективного физика-атомщика. Сколь ни будь серьезного интереса к гуманитарным дисциплинам, а тем более к философии, он никогда прежде не проявлял.
Род Савадж уже сотни лет успешно сотрудничает с английскими деловыми кругами, да и сам юный Омар не замечен в каких либо связях с террористами. Однако молодой арабский аристократ прилетел на своем личном вертолете вместе с известным и даже по-своему выдающимся мусульманским философом, суфием Махмудом Тарази. Вот этот человек биографии весьма и весьма темной и убеждений явно экстремистских.
Еще более настораживает, что знатные арабские гости прибыли в сопровождении доброго десятка слуг, хотя и одетых в традиционные арабские костюмы, но, если судить по их выправке, явно получивших в свое время неплохое европейское образование. Вся группа с самого первого дня занята осмотром, можно сказать даже детальным изучением окрестностей. Чего эти люди рыщут вокруг Казантипа, чего им здесь надобно?

5. Сын и внук его старинного друга
Но есть и гости, присутствие которых не столько интересно в плане научном, как по-человечески приятно. На конференцию прибыли Антон и Арсений, сын и внук его покойного друга Андрея Лучникова.
То, что сын Марленова друга, некогда популярный в Европе и Америке саксофонист Ант Луч, стал священником, было известно и раньше. Но то, что сегодня священник Антонио Люччи уже кардинал, причем стоящий в открытой оппозиции к официальной идеологии католицизма, Марлен Михайлович ранее не ведал.
Ученик и последователь его сотоварища по излечению на полуострове Казантип ныне покойного Мустафы Ахмет-Гирея молодой Арсен Луч прибыл со своей юной подругой Энн Фомин, красавицей-журналисткой и наследницей громадного состояния. Юный Арсен Луч – основной докладчик на второй из предстоящих конференций. Впрочем, Арсений несколько ранее уже успел побывать в усадьбе и обрел в добрейшем Тарасе Ивановиче горячего сторонника своих идей.
Приятной неожиданностью стало для Марлена известие, что кардинал Антонио Люччи тоже выразил желание выступить и даже стать содокладчиком своего сына Арсена.

6. Бывшие жена и сноха его покойного друга
Неожиданным, хотя вовсе не бессмысленным в плане научных дискуссий, было появление на конференции двух очень известных нынче женщин. Одна из них, итальянская аристократка Мария Джерми, ныне известная журналистка, пишущая под псевдонимом Ориана Палачи. Она бывшая жена его покойного друга и мать и бабка Антона и Арсения. Другая, Памела Джонсон, бывшая жена и мать Анта и Арсена Лучниковых, ныне ставшая русской детской писательницей Аленой Чудовой.
Обе дамы являются сегодня, одна в Италии, другая в России, фигурами знаковыми. Они идейные вожди движения, под  знаменами которого собираются нынче антиисламские силы, готовые противодействовать его продвижению в традиционно христианские регионы.
 
7. Странные гости из Израиля
Казалось бы ничего странного. Молодые, но уже знаменитые ученые из Израиля прибыли на конференцию. Ее тематика вроде бы далека от их профессиональных интересов. Но кто знает, как может преломиться новая информация в нетрадиционных мозгах молодых гениев?
Но…, но изобретение, которым прославились молодые евреи, очень уж необычно. Да и внешний вид ученых, может быть обычный для Палестины (очень длинные пейсы, длинные черные сюртуки с развивающимися фалдами, ломкая, раскачивающаяся, но очень уж энергичная походка), в наших широтах более чем странен. Они похожи друг на друга, как близнецы. Оба высокие, рыжеволосые, с виду неловкие, даже несколько нелепые, но если присмотреться, гибкие, верткие, быстрые и выносливые.
Авраам бен Исхак, биолог, и Эфраим бар Шимон, программист, совместными усилиями создали самое удивительное изобретение нового века. Бен Исхак, биолог, профессор Иельского университета, сформировал и вырастил новый вид микробов, способных преобразовывать световые лучи в радиоволны, а доктор философии из Сорбонны Эфраим бар Шимон создал программу, организующую беспорядочный набор радиоволн, испускаемых телефорами (название микробов, данных им изобретателями), в стройную картинку на экране монитора. 
Нынче оба изобретателя живут и работают на исторической родине, где их буквально носят на руках  восторженные почитатели.

ГЛАВА 3. ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МЕЛЬХИОРА
(продолжение)
 1. Ответственность
После Голгофы мы, Каспар, Бальтазар и я, Мельхиор, приняли формальное крещение от рук апостола Фомы (фактически, в душе своей мы стали христианами в час казни Его)  и вступили в число распространителей учения Христа по миру.
Однако на нас лежала большая ответственность, ибо мы первые начали эксперименты с Чашей Иисусовой. Это мы выпустили в мир ту силу, которая вполне  может стать основой деятельности Антихриста.

2. Служение Чаше
Узнав о судьбе Чаши, из которой апостолы приняли Святое Причастие на Тайной Вечере, и в которую Иосиф Аримафейский собирал кровь Распятого, мы отправились вслед за ней в Эфес, куда ее привез сей, в былые времена тайный, а ныне явный последователь Христа. Незримо охранять Чашу от возможных посягательств Антихриста стало главной задачей нашей жизни.
Мы, как и Иосиф, влились в христианскую общину Эфеса, весьма успешную и не вызывавшую особо сильного неприятия властей. Не проходило и года, чтобы двое из нас троих (третий всегда оставался в Эфесе для охраны Чаши) отправлялись в путешествие по миру проповедовать учение Христа язычникам.
Нужно признать, что семнадцать лет Господь спасал нас. И хотя на протяжении всех этих лет не было места на земле, где пришлый проповедник не был бы арестован и судим, не было случая, чтобы нам не удалось убедить судей в том, что проповедь наша не несет никому вреда, ибо мы ничего кроме Любви не проповедуем.

3. Заговор
Долгих семнадцать лет  мы успешно охраняли Чашу от рук нечестивцев. Нечасто, но похитители появлялись. То были воры и разбойники, отнять у которых Чашу и вернуть ее Иосифу не составляло для нас большого труда. Но в конце этого срока  нашелся претендент на роль Антихриста. Сведения, полученные нами из надежных источников, свидетельствовали, что новый главный жрец Эфеского храма Артемиды Алкей задался целью овладеть Чашей. Нам удалось выяснить, что его целью было бросить свой известный всему миру храм Артемиды для того, чтобы с помощью Чаши Распятого тайно править  миром из нашего скромного храма Грааля.
Мы с  Каспаром и Бальтазаром изо всех сил пытались этому воспрепятствовать. Но усилия наши не привели ни к чему. По навету Алкея хранитель Чаши Иосиф Аримафейский был арестован. Чаша перешла в руки правителя, и был велик риск, что тот передаст Ее в злокозненные руки жреца Алкея.
Исправить положение было нетрудно, ситуация в городе была критическая, против правителя зрел заговор. К тому же у заговорщиков не было вождя. Любой из нас троих (даже брат Каспар, самый старший из нас, был еще достаточно крепок) мог стать во главе заговора. У каждого из нас был неплохой военный опыт. До посвящения в жрецы мы служили в армии и, если бы не тяга к духовной жизни, каждый из нас мог бы сделать неплохую военную карьеру.
У нас была полная возможность расправиться с правителем, и вернуть Чашу Иосифу Аримафейскому. И тем самым добиться своей цели – не допустить, чтобы Чаша попала в руки нового Антихриста. Но мы считали такой способ борьбы неприемлемым для христианина.
Очень скоро благоприятная для нас ситуация изменилась на противоположную, в отсутствии вождя заговорщицкие настроения в городе  постепенно выветрились, крикуны поутихли, и положение правителя упрочилось. А наше положение, наоборот, стало резко ухудшаться, ибо правитель подозревал в нас скрытых врагов его власти.

4. Неучастие в политике
Перед нами стояла  одна задача: уберечь Чашу от рук жреца. Мы пытались отговорить правителя передавать Чашу кому бы то ни было, но тот  откровенно посмеялся над нами. Правитель хорошо понимал, что, возглавив заговор, мы легко достигли бы своей цели. Наша нерешительность вызвала у него глубокое к нам  презрение, ибо, посчитав нас людьми слабыми и вялыми, он перестал нас бояться. Вскоре мы были арестованы.

 5. Христиане не боятся смерти
Правитель обещал нам скорую казнь. Когда он понял, что мы не боимся смерти, то готов был отнестись к нам с уважением. Но когда  услышал он нас, что, даже в руках палача мы не станем копить на него злобу, а, напротив, отнесемся с любовью и состраданием и к нему, отдавшему приказ о нашей казни, и к палачу, который казнит нас, он исполнился к нам, даже не презрением, а  бешеной злобой. Наши убеждения, наша христианская любовь и всепрощение показались ему несусветной, и достойной самого строгого наказания глупостью.

6. Принять смерть с любовью к врагам
Две недели назад был обезглавлен Каспар. Правитель обещал его помиловать, ежели тот откажется относиться с любовью к своим убийцам и, как и все люди в его положении, преисполнится к ним законной ненавистью.
Однако правителю не удалось добиться своего, Каспар умер с улыбкой любви и горечью сострадания к палачам. Неделю назад был распят Бальтазар. Его тоже обещали помиловать. Но и он стоял на своем, и был казнен.

ГЛАВА 4. ПРИЧИНЫ ДЛЯ БЕСПОКОЙСТВА
(продолжение)
1. Не менее странные соотечественники
Нет, конечно, в приезде вождей и видных теоретиков народно-патриотического лагеря ничего удивительного нет. Более того, их присутствие придаст дискуссиям необходимую остроту. И все же, странно будет видеть среди людей увлеченных поисками истины (первая конференция) и подлинной нелицемерной любовью к человеку  (вторая конференция), этих бессовестных популистов и скользких демагогов.
Наблюдать людей, Истина и Любовь для которых не более чем громкая фраза, возможно, небезынтересно, но не очень-то приятно. Ведь для них то, что для обычного человека свято, только фразы, необходимые для возбуждения у слушателей злого и завистливого комплекса неполноценности, удовлетворить который способна только месть всем, на кого направит ее длань оратора.
Конечно, то, что на конференциях появятся «писатель-патриот» Алексей Просящев и тоже «патриот», но уже «философ» Юрий Подпругин, обещает сделать их полемически заостренными, а потому интересными. Но для тех, кто болезненно переживает даже малейшее соприкосновение с грязью человеческой, участие в наших форумах станет весьма неприятным эпизодом их жизни.

2. Семен Претлегин
И, наконец, прибыли главные докладчики первой из конференций, без которых весь форум вообще не имел бы смысла. Вести первую конференцию был приглашен человек, широко известный в узких кругах и одновременно малоизвестный, или  почти неизвестный, в кругах широких.
Широкие круги, которым сегодня почти неизвестна фамилия Претлегин – это читатели фантастики. Хотя в прежние времена она была бы у всех на устах. Что же, такое нынче время, слишком много разнообразной информации захлестывает нынче человека.  Сегодня мало кто знает фамилию автора предисловий и послесловий к одному из самых популярных собраний сочинений наших прославленных фантастов братьев Стругацких.
Эти книги имеют спрос, но предисловия почти никто не читает. Тем более авторы (Стругацкие) настолько хорошо известны, что у читателя не возникает потребность предварительно просматривать предисловие.
Что же касается узкого круга абонентов Сети, интересующихся творчеством группы «Созидание будущего», то здесь авторитет г-на Претлегина незыблем. Ибо он является лидером группы и единственным (или почти единственным) ее членом.
То, что Тарас Иванович пригласил не только прочесть одну из лекций, но и вести всю конференцию именно этого человека, делает честь прозорливости и нетривиальному образу мыслей господина архивариуса. Ибо научные интересы и сам подход к проблемам, характерный для Семена Васильевича Претлегина, не просто далеки от банальности. Они представляют собой удивительное сочетание новизны мысли со строгим анализом многочисленных и разнообразных феноменов и парадоксов, которые в изобилии поставляют нам современные научные исследования (особенно в области социологии и психологии). Тема, на которую согласился прочесть свою лекцию молодой исследователь феноменов, тоже из ряда вон оригинальна и необычайно увлекательна.
Но Претлегин, хотя и важное, но далеко не решающее звено в цепи докладов, которые должны нарисовать стройную картину современного видения удивительного мира вокруг нас и самих нас в этом  странном, но таком увлекательно интересном мире.

3. Степан Рахманинов
Зачин конференции задаст известный ученый, академик Степан Рахманинов. Человек, носящий фамилию великого композитора, знаменит как биолог, и, в отличие от известного русского композитора-химика, к музыке не имеет никакого отношения.
Зато, как ученый биолог, он не просто выдающаяся фигура. Он определенно прирожденный революционер в науке. А точнее его можно характеризовать, как ученого-провокатора, человека, родившегося на свет Божий только с одной целью, чтобы опрокидывать устоявшиеся догмы.
Причем, делает он это в точном соответствии с принципами Сократа, не сам, а ловко и незаметно подводя к нужным выводам своих оппонентов. Если на предстоящей конференции ожидается нечто подобное, если научное сообщество ожидает его очередная интеллектуальная провокация, то предстоящий форум обещает быть очень интересным.

4. Мафусаил Воздушный
Изюминка конференции в том, что на ней выступит отнюдь не ученый (хотя в прошлом и кандидат технических наук), а мистик, известный в своем деле экстрасенс, Михаил Добронравов, называющий себя Мафусаилом Воздушным.
Почему г-н Письменный его пригласил – мне доподлинно неизвестно, однако эта кандидатура и тема его доклада предложены академиком Рахманиновым. А это означает: во-первых, что нас ожидает научная провокация (иначе, зачем академику нужен экстрасенс-мистик), во-вторых, изюминка провокации будет в каком-то еще неясном соединении биологии и оккультизма.

5. Иван Философов
Завершит конференцию философским докладом молодой сотрудник академика Рахманинова, скрывающийся под псевдонимом Иван Философов. О нем информаторам Марлена решительно ничего не известно, даже его подлинной фамилии. Но поскольку это креатура г-на Рахманинова, его роль в ожидаемой провокации очевидна.

ГЛАВА 5. ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МЕЛЬХИОРА
(окончание)
1. Завтра меня ждет страшная  казнь
Завтра меня ждет страшная  казнь, я буду сварен в кипящем масле. Я готов принять смерть, и вовсе не собираюсь отказываться от любви ко всем людям на земле и сострадания к своим мучителям. Сегодня на рассвете меня опять привели к правителю, который пожелал узнать, не изменил ли я своему решению принять смерть со словами любви и сострадания к своим мучителям на устах.
Я вновь подтвердил, что мое решение неизменно. Но далось мне это на этот раз не легко. Ибо вчера мой старый друг философ Аристобул посетил меня в заточении и предложил свой план побега, на который я, по его мнению, обязан согласиться, ибо конечной целью его плана является спасение Чаши из рук правителя.

2. Наш оппонент Аристобул
Аристобул – язычник, но сочувствует нам, христианам, хотя не во всем с нами согласен. Он уже много лет полемизирует со мной, близким другом своим. Особенно непримирим он к идеям «Христианской арифметики» покойного брата моего Каспара.
Он уверен, что нельзя ради нежизненных и нелепых, по его мнению, принципов губить дело, за которое ты принял на себя ответственность. Когда  мы отказались встать во главе восстания, он просто кипел от негодования.
«Что же это получается? – грубо кричал он в лицо Каспару, человеку, возрастом вдвое старше его самого, – Не желая брать на себя ответственность за  местное и, скорее всего,  почти бескровное восстание в Эфесе, и, тем самым, отдавая власть над Чашей в руки Антихриста, врага Христа, Вы сознательно обрекаете  мир на муки адские, а людей земли на  бесконечные и бессмысленные страдания. И вы считаете себя правыми? А Вашу, уважаемый Каспар, «Христианскую арифметику» по-прежнему считаете непререкаемой истиной?»
Но Каспар был тверд в своих убеждениях, и мы с Бальтазаром были согласны с ним.

3. Еще не все потеряно
И вот после гибели моих товарищей и за день до моей казни Аристобул снова вернулся к своим прежним аргументам. «Понимаю ли я – спросил он меня – что, без сопротивления соглашаясь на собственную смерть, совершаю тяжкое преступление именно против христианства?»
 Далее он заявил, что еще не все потеряно, что он уже подкупил стражу, и я могу беспрепятственно бежать. «Поднять восстание – продолжал он – еще возможно. Цех кузнецов, обложенный на днях дополнительным налогом и почитающий знаменитого золотых дел мастера Мельхиора чуть ли не небесным покровителем их цеха, готов выступить в полном составе. И не только выступить сам, но и вооружить Аристобула, его родственников и друзей,  рабов и вольноотпущенников их. Люди эти, как свободные граждане, так и рабы и вольноотпущенники, в основном  христиане и сражаться за Чашу Христову будут до последней капли крови...
Но –  заверял меня Аристобул – крови прольется, скорее всего, совсем немного. Если я встану во главе этого маленького, но очень хорошо вооруженного и воодушевленного светлыми идеалами отряда, то нам будет  обеспечена скорая и почти бескровная победа».

4. Я отказался возглавить восстание
Я отказался не только возглавить восстание, но даже участвовать в нем. Разочарование моего друга Аристобула было безмерно. Он еще раз обвинил меня в предательстве дела, которому я и ныне покойные братья мои Каспар и Бальтазар служили последние 17 лет.
«Неужели ты, друг мой Мельхиор, бывший высокоученый маг и  умудренный годами последователь Дела Иисусова, не понимаешь – в который раз втолковывал мне накаленный негодованием и гневом, как добрый булат в наковальне, а обычно тишайший в обращении Аристобул,  – что дело ваше со смертью твоей будет окончательно загублено. Ибо сразу же после твоей казни Алкей овладеет Чашей и отправится в ваш подземный храм управлять миром.
А это означает – задыхаясь от волнения, продолжал он, – что начнутся в мире бесконечные жестокие войны, в которых каждая сторона будет чувствовать себя  не только абсолютно правой, но и, в силу этой своей правоты, просто обязанной жестоко наказывать своего неправого противника.
Неужели – в порыве невиданного возбуждения срываясь на крик, бросал он мне в лицо – у тебя полностью отсутствует элементарная человеческая совесть, неужели тебе не жаль тысяч и тысяч невинных, которые погибнут в кровавых схватках или будут замучены непререкаемо суровыми ревнителями «справедливости», в истинности которой они не будут сомневаться.
И происходить это будет благодаря твоему ослиному упрямству и равнодушию к людям».

5. Решение далось мне нелегко
Нужно сказать, что, не имея поддержки в лице щедрого на аргументы Каспара, я не был, как прежде, тверд в своих убеждениях. Сомнения овладели мной. Однако я их преодолел. Мои братья Каспар и Бальтазар уже в чертогах Господних, поспешу и я за ними, ни на йоту не отступив от принципов истинного христианства, разъясненных мне грешному высокоученным братом моим Каспаром. Отступать от принципов, им заповеданных, я не могу и не желаю. Ибо, в силу своего от природы слабого разумения, не способен (да и времени мне на это уже не осталось) выработать новых.

6. Смертью своей убедить врагов и казнителей своих
Моя единственная забота – смертью своей убедить врагов и казнителей своих не использовать Чашу во зло. Я присутствовал при казни друзей своих, и не могу сказать, что смерть их не оказала никакого влияния на врагов их и моих. Даже на закосневшего в себялюбии и душевной подлости Алкея смерть братьев моих, во имя любви христианской произошедшая, произвела сильное впечатление. И это было ясно видно всем присутствовавшим при казни.
Еще сильней подействовало это зрелище на правителя города. Уже смерть Каспара заставила его крепко задуматься. А во время казни Бальтазара он вообще пребывал в полуобморочном состоянии. Видать любовь христова сильно действует на его еще не окончательно загубленную душу.
Поэтому питаю надежду, что моя смерть спасет многие души, в том числе и душу правителя города, что поможет ему по совести распорядиться Чашей. С тем иду на смерть. Слава Иисусу Христу! Слава Любви! Аминь! 

ГЛАВА 6. ПРИЧИНЫ ДЛЯ БЕСПОКОЙСТВА
(окончание)
1. Как природа реагирует на гостей усадьбы
Совершенно не считая себя мистиком, Марлен, тем не менее, со смешанным чувством страха и удивления отмечал, как резкими изменениями погоды сама природа отзывалась на приезд участников конференции. Может это были чисто случайные, но уж больно назойливо повторяющиеся совпадения. Так или иначе, но реакции погоды в точности совпадали с его, Марлена, восприятием тех или иных гостей.

2. Молодость и красота
Ранним погожим утром на вертолетную площадку усадьбы почти одновременно сели два вертолета: один с гостями с Арабского Востока, другой из Москвы с молодым майором ФСБ Петром Пащенко за штурвалом. А через десять минут к дому, неистово рыча, подрулил изрядно потрепанный, но очень мощный Харей с юной Энн Фомин за рулем, почтенным архиепископом монсеньером Антонио Люччи в коляске, и молодым Арсеном Лучем на заднем сидении.
Вышедшие из своих воздушных стрекоз майор ФСБ и арабский аристократ, не успев оглядеться по сторонам, были моментально сражены красотой юной амазонки в седле Харлея. Арсений на мгновение насупился, но тут же широко улыбнулся молодым людям, только что спустившимся с небес, но уже ставшими пленниками красоты его девушки.
Какую роль здесь сыграло очарование ослепительно ясного утра, судить трудно. Быть может и при ненастной погоде молодость трех юношей и красота юной амазонки за рулем мотоцикла взяли бы свое, и четверо юных созданий совершенно также исполнились бы симпатии друг к другу. Но природа почему-то им в этом явно подыгрывала.

3. Национал-радикалы
Странно, но утром из вертолета с Востока вышел только молодой арабский аристократ со слугами. Престарелый шейх вышел из него только во второй половине дня. Что он там делал целых полдня, неизвестно. Может быть, молился Аллаху?
Но, так или иначе, когда тот вышел на свет Божий, погода испортилась. Поднялся ветер. Он так ужасно выл на разные голоса, что казалось, будто эта страшная какофония несется  из самого ада, где тысячи чертей поджаривают на сковородах целый сонм грешников. Это, конечно, только совпадение, но одновременно с арабским радикалом во дворе усадьбы появились радикалы отечественные. К усадьбе подкатил Икарус с группой национал-патриотов с ветераном ГБ Сергеем Пащенко во главе.
В этой группе кроме «писателя-патриота» Алексея Просящева и «философа-патриота» Юрия Подпругина находились любезно подвезенные услужливым гэбистом к воротам усадьбы бывшая мирная детская писательница, а ныне лидер антиисламского движения в России Алена Чудова и ее гостья, итальянский единомышленник и, по совместительству родственница, известная журналистка Ориана Палаччи.

4. Ученые
На следующее утро, когда подъехал автобус с группой ученых во главе с академиком Рахманиновым, погода была вновь хорошая. Даже отличная, но далеко не благостная. Казалось в воздухе разлито что-то еще не проявленное, невысказанное. Природа исполнилась ожиданием чего-то, может быть и нестрашного, но очень уж необычного.
После полудня, когда подъехали ученые из Израиля, погода вновь изменилась. Теперь она, казалось, предвещала уже не нечто новое, необычное, но неопасное, а ясно указывала, что ожидается что-то весьма и весьма тревожное. Теперь ветер не выл отчаянно и жутко, как при приезде радикалов, а только весьма мелодично, но очень уж жалобно, подвывал, наводя тоску почти безысходную.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ


В ожидании Христа

Фанданго № 3
Введение
Повесть о Казантипе. Часть 1
Повесть о Казантипе. Часть 2
Повесть о Казантипе. Часть 3
Фанданго № 4
Повесть о Казантипе. Часть 4
Голем. Часть 5
Голем. Части 6 и 7
Голем. Часть 8

Фанданго №5
Курорт. Часть 9
Легенды Казантипа. Часть 10
Аэрогологофа. Часть 11
Вызовы времени и христианский ответ. Часть 12
Вторая Голгофа. Часть 13
Послесловие. Мир изменился





   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики