Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Александр КОНОВАЛОВ
(Симферополь)
Коновалов

Фанданго № 1
Фанданго № 2
Глава 4
   Глава 5    Глава 6
Фанданго № 3
Глава 7
   Глава 8    Глава 9    Глава 10
Фанданго № 4
Глава 11-12
Фанданго №5
Глава 13


                   О Т Р Ы В О К  И З  Р О М А Н А  «И Н С П Е К Т О Р  Л Ю Б В И»

XI
На следующий день Жихарев с личными вещами и командировочным предписанием направился к начальнику школы навигаторов. Школа, находилась в нескольких километрах от лаборатории ЛРС. Транспорт туда не ходил, поэтому Владимиру пришлось идти пешком. Прямой дороги тоже не было, об этом его предупредили заранее, когда он созванивался по телефону. Единственно, что твердо он усвоил, надо было идти на ориентир – две толстых громадных трубы, похожие на кратеры вулканов. Они курились над сотнями построек каких-то разбросанных зданий и видны были на десятки километров вокруг. Как ему объяснили, главное для него – это добраться до труб, а школа находилась рядом.
Владимир вышел от лаборатории, полный оптимизма и желания оказаться подальше от нее. Прошел несколько сот метров по дороге, мощенной булыжником.. Дорога была крайне запущена, по ней давно не ходил никакой транспорт, узкая и кривая. Причем она вовсе вела не туда, куда ему было надо. Пока шел вниз, рассматривал дома. Они вызывали странное ощущение, будто их соорудили совсем недавно для съемок кинофильма из древней истории Земли. Стены зданий были сооружены из отдельных крупных камней, крыши покрыта. красной черепицей. Через дом можно было наткнуться на полу развалившуюся стену облупившуюся штукатурку, заляпанные грязью окна полуподвалов. С большим трудом верилось, что в этих домах, за этими маленькими грязными оконцами могут жить люди.
Но тем не менее в глубине дворов, мимо которых проходил Жихарев, сновали редкие люди, одетые неопределенно под какую эпоху: то мелькнет спортивный костюм Адидас, то разноцветный бухарский, халат. Из-за зашторенных окон неслись различные мелодии: завлекающие индийские, ритмические американские, нежные напевные русские. Сделать какие-либо выводы Жихарев затруднялся, он пока не понимал, где находится.
Одинаковым, пожалуй, для всех дворов были ручейки, которые сбегали на булыжную мостовую. Если бы не жара, они могли слиться в единый мощный поток помоев. Из-за резкого запаха по улице не погуляешь.
Испарения сделали свое дело, Жихарев почувствовал легкое поташнивание и ускорил шаги. Еще долго шел мимо бесчисленных грязных двориков, испускающих из своих внутренностей эти скверные потоки. Почему отсутствовала канализация, он не стал задумываться, очевидно, строили все это на скорую руку. Но для чего? Почему это существует до сих пор? И как здесь могут жить люди? А может быть, участвуют в каком-то особом эксперименте, да и не люди это вовсе? Или человек может привыкнуть ко всему? А возможно, случайно, по ошибке, построили, а может и для съемок исторического фильма, Поселили людей, а затем о них позабыли, как забывают при постройке космодрома об отходах производства: разукомплектованных блоках, кусках винилобетона, мешках металлоцемента. Все может бытъ…
Жихарев чуть не бежал, но вот дорога свернула в сторону труб. Владимир вздохнул. Вскоре он остановился перед полуразрушенным сараем серого цвета. Скорее это была казарма без потолка, с выбитыми рамами на окнах, с кучей битого камня под стенами, она уже начала зарастать травой. За стенами, сквозь проемы окон, виднелся пустырь, за ним забор и небольшой холм из песка и стекла.
Жихарев еще раз вздохнул и побрел мимо по бурьяну, без всякой дороги или даже тропы. Пройдя несколько шагов, чертыхаясь на каждом, он едва не угодил в яму, наполовину засыпанную мусором, известью, и еще какой-то дрянью. Осторожно осмотрелся, стал искать обходы. Наконец он попал на пустырь-свалку. На кучах старого мусора, ржавого железа, серого бетона сидели черные вороны. Здесь же прогуливались неопрятные тощие голуби. По редким кустам чирикали шустрые воробьи. Высоко в небе пел жаворонок.
Владимир, к удивлению, не почувствовал запаха свалки, воздух был на удивление свеж, легкий ветерок доносил запах ковыля, чабреца и еще какой-то степной травы.
Медленно пробираясь мимо куч, он наткнулся на полуразбитый электромобиль первых выпусков. Широкое водительское кресло кирпичного цвета было вытащено и поставлено рядом с задним колесом. На сиденье лежала газета, на ней валялась пустая банка из под консервов, ржавый перочинный ножик и граненый стакан из цветного стекла. Жихарев приблизился к сиденью и впервые почувствовал голод, пожалел, что не захватил с собой ничего перекусить. Он хотел поскорее продолжить свой путь, но взгляд его задержался,. на выгоревшей от солнца газете.  Он склонился над ней и обнаружил, что она была тридцатилетней давности, напечатана на русском языке. Он попытался читать ее.
Не поняв ничего, он решительно направился к заботу из камня, который тянулся в сторону труб, к которым так стремился.
Обходить его было глупо, поэтому он решился перелезть. Изрядно испачкавшись, он все-таки одолел его и оказался на территории пустынного громадного склада под открытым небом. В несколько рядов лежали железнодорожные рельсы, платформы. А рядом с ними одинокие автопогрузчики. Вагонов, правда, не было видно. Вдали маячили огромные ангары. Примерно так же, как и на пустыре, везде лежали кучи стекла, песка, засохшего цемента и извести только более значительные и масштабные.
Жихарева поразила пустынность местности, здесь даже птиц не было!. Что бы это значило? Неужели закрытая зона? Возвращаться назад не имело смысла, другого пути все равно не было, и Владимир пошел напролом, не сворачивая и не упуская из виду ориентир.
Он несколько раз перелазил через заборы, переходил железнодорожные заброшенные насыпи, брел по рассыпанному песку и цементу. Он гнал от себя и запахи, и звуки, и всяческие мысли. Там, где он пробирался, не было никаких дорог, обозначений – только хаос, беспорядок и полная нелогичность всех этих препятствий и нагромождений. Несколько километров до цели, а он их преодолевал до позднего вечера. Казалось, что трубы, будто горизонт, все время отодвигаются от него. Перемахнув через очередной забор, он попал на ровное глиняное плато с небольшими воронками. Кое-где виднелись следы гусениц и рассыпанный порошок свинца.
Ступая по колее, Владимир подошел очень близко к одной из воронок и бросил небольшой камешек в ее черное нутро. Прислушался, но никакого звука не услышал. Нашел камень покрупнее и опять ничего... Не зная, что ж подумать, он решил уходить отсюда. Крепко сжимая свой саквояж, покрытый пылью и грязью всех его недавних похождений, он миновал и это плато.
Приближалась ночь. Владимир набрел на какую-то сторожку возле закрытых металлических ворот и решил больше никуда не идти, а заночевать здесь. Дверь заскрипела и впустила его в затхлую комнатку в четыре квадратных метра. Похоже, что здесь многие годы не ступала нога человека: везде толстым слоем лежала пыль, всякий мусор. Стоящий у стены топчан приютил в своем изголовье гнездо какой-то пичуги. Но и оно было, покинуто. Все это Жихарев рассмотрел только утром, когда проснулся и поднял голову с саквояжа. Ночь он спал плохо, часто просыпался, Прислушивался, желая скорейшего наступления рассвета.
Вот и утро. Неожиданно раздался зуммер. Жихарев похолодел от страха и уставился на разбитый черный телефон, стоявший на краю стола. Он властно требовал к себе внимания. Владимир, поднялся и осторожно, на цыпочках, подкрался к телефону, снял трубку.
– Ало! Ало! Почему не отвечаете, черт возьми, заснули что ли?!
–  Кого надо? – хриплым голосом, не узнавая себя, спросил Владимир.
–  Где вы там запропастились? Ждем уже второй день, к обеду надо быть на месте!
– Простите, кто говорит?
– Из канцелярии господа Бога! Ха-ха-ха! Шучу я, вами интересуются из секретариата товарища Уникума.
– Номер семь единиц, бронь ноль? – вмешался голос далекой телефонистки. – Соединяю с Базой, ответьте...
– Пока! Ждем, соединяйте – прозвучал веселый голос в трубке, и вновь наступила тишина.
Жихарев положил осторожно потрескавшуюся от времени трубку на рычаги автомата. Он пока ровным счетом ничего не понимал.
Еще раз огляделся до сторонам. Заметил серебристую паутину в углу, местами почерневшую от нависшей на ней пыли, поправил гнездо птицы, которое едва не сломал, ложась вчера спать на топчан. В окно уже пробивались первые лучи солнца. Он решительно встал, взял саквояж и вышел на воздух.
Вновь перед ним была –непонятно какая территория и вновь маячил каменный забор, а вдали манили к себе жерла огромных труб. Решительно и ловко он перемахнул через ограду, приготовившись увидеть, что угодно. Но такого он не ожидал...
Прямо перед ним лежала укатанная желтая, словно сливочное масло, дорога. По обочине росли пирамидальные тополя. Справа раскинулось бескрайнее, поле, засеянное какой-то травой с фиолетовыми соцветиями, среди которой росли, поражая воображение, в человеческий рост огненно-красные цветы, напоминающие тюльпаны. Головки гигантских цветов превосходили хорошую мексиканскую шляпу. Слева от дороги лежал глубокий овраг, заглянуть в который Жихареву пока мешали густолистые кусты, что скопились на обочине.
«Желтая дорога, фиолетовая трава, красные цветы, синий мой костюм и черный саквояж... Что-то в этом есть!» – подумал Жихарев и зашагал по дороге, тем более, что ее дальний конец упирался в манящий ориентир из двух труб. Пройдя не более сотни метров, он услышал вдруг возню, доносившуюся, очевидно, из оврага, который, по-прежнему был скрыт насыпью и кустами. Любопытство взяло верх над страхом, и Владимир осторожно пробрался сквозь кустарник, забрался на бугор и взглянул вниз.
Перед ним лежал широченный, уходящий параллельно дороге, овраг. Скорее это был даже не овраг в привычном смысле этого слова, а плато, окруженное горами. По середине его проложены дороги: железная и две шоссейных. Почти все это пространство кишело, людскими голыми фигурами, которые исполняли колебательные и ритмические движения. Поэтому и стоял в воздухе такой шорох. Вначале Жихарев подумал, что перед ним гигантский лечебный пляж, но, присмотревшись, он заметил неладное: у фигур отсутствовали части тела – у одного голова, у другогорука, у третьего нога. И тут он догадался, что это свалка манекенов-биороботов, у которых не кончился завод и которые продолжают имитировать человеческие движения.
Чертыхаясь, он вышел вновь на дорогу, решая до-конца пути ни на что не отвлекаться, что бы не происходило вокруг. И хотя то и дело по левую сторону от дороги, за кустами и холмами раздавались крики, вздохи, восклицания – все это не могло уже привлечь Владимира. Через час быстрой ходьбы он благополучно приблизился, наконец, к серым гигантским трубам. Рядом раскинулся городок с пятиэтажными зданиями. Без всякого труда он миновал пропускной пункт и отыскал административное здание Школы Навигаторов.
Оно возвышалось над всеми и находилось в глубине небольшого парка. И тут только Жихарев обратил внимание, что в воздухе летают белоснежные пушинки. Это был тополиный пух. «Почему я его не заметил; когда шел по дороге, ведь там уйма тополей?» – подумал Владимир, все время оглядываясь по сторонам.
Над центральным входом школы висел красочный транспарант «Качеству полетов – энтузиазм молодых!»
Жихарев вошел в здание, где его остановил пожилой вахтер, спрашивая пропуск.
– Меня уже ждать должны, разве не предупредили?
–  Нужон пропуск, извиняйте, – спокойно ответил вахтер, выглядывая из стеклянной будочки.
Для пущей официальности он надел фуражку с зеленым околышком, поправил на носу очки. Жихареву бросилась в глаза пушинка, прилепившаяся к дужке.
– У меня вот предписание, смотрите, – и Володя протянул оранжевую бумагу.
–  Нужон пропуск, сходите в бюро пропусков.
– А где оно? – с раздражением спросил Жихарев.
–  В центральном пропускном пункте.
–  А он где?
–  Вы проходили мимо, как только вошли в городок.
–  Идти обратно? А позвонить туда нельзя, или давайте я начальству позвоню?
–  У нас телефоны только охраны, внутренние, – с каким-то злым удовлетворением ответил охранник, насмешливо поглядывая из-под очков.
–  Саквояж-то хоть можно на время оставить у вас?
–  Не положено, сдадите в камеру хранения.
–  А она на противоположном конце города? – съязвил Жихарев, не предполагая, что, угодил в точку.
–  Совершенно верно.
–  Позвонить туда, конечно, нельзя, часы работы неизвестны?
–  Так точно-с!
–  Мухомор ты. недоделанный! Чучело огородное! Пугало на свалке!..
Охранник словно ждал этого срыва, спокойно нажал на кнопку у себя в кабине. Тот час замигала красная лампочка над дверью лифта, и через пару секунд из нее выскочили двое крепеньких молодцов в зеленых халатах. Они ускоренным шагом приближались к Владимиру.
В другой бы раз он, не раздумывая, бросился бежать, но тут что-то произошло в его душе.. Охранники в халатах приблизились, схватили за руки. Тогда Жихарев, опираясь на их плечи, подпрыгнул и одновременно врезал ногами обоим в пах. Раздался хруст разбитого стекла, крепкие ребята безмолвно повалились на белоснежный кафель. Пожилой охранник включил, сирену, забился в страхе в своей будочке. Володя стал расправляться и с ним. Первым делом он разбил стекло своим саквояжем, затем с громадным удовольствием обрушил его на голову бедному охраннику. Вой сирены и бегущие люди помешали продлить эту расправу. Теперь происходило все как во сне: кто-то за ним гнался, он убегал по коридорам, мигали лампочки, выла сирена.
Очнулся он через некоторое время в холодной душевой, руки были связаны нейлоновым жгутом, правый глаз затек от удара каким-то предметом, саднила спина, ныл правый бок. Вокруг сквозь сиреневый туман он постепенно начал различать фигуры людей.
– Приходит в себя!
–  Н-да, событьице!
–  Что это вы, голубчик, натворили?
Правый глаз болел и не желал приоткрываться, в левый натекла холодная вода. Жихарев подставил под льющуюся воду саднящий бок и не спешил отвечать. Наконец он повернулся лицом к спрашивающим. В небольшую комнату набилось десятка два людей в белых и зеленых халатах. Все они с веселым любопытством взирали на связанного и голого гостя.
–  Идиоты! Документы мои смотрели? Я прибыл сюда в качестве консультанта из лаборатории ВРС. Кроме того – тут Жихарев вспомнил телефонный разговор в сторожке обо мне беспокоится уже секретариат товарища Уникума.
Упоминание о секретариате Уникума произвело просто ошеломляющее действие. Зеленые халаты бросились вон из комнаты. А самый главный из них стал раздавать им оплеухи, употребляя неразличимые сочетания, от которых все просто шарахались в стороны.
Вмиг Жихарев был развязан, одет и усажен в мягкое кресло, неизвестно откуда взявшееся тут. Около него стояло навытяжку три человека в белых халатах и красных шапочках.
– Простите, вы и полигон проходили пешком? – спросил пожилой мужчина, очевидно самый старший по должности среди присутствующих.
–  А как же еще? – наивно ответил Владимир, прихлебывая горячий черный кофе из крохотной чашки, тоже возникшей словно из-под земли.
–  Неужели вам не сообщили в лаборатории, что можно пользоваться подземкой, она за несколько минут доставила бы к нам, прямо к директору в приемную?
Владимир сообразил, что здесь есть какая-то тайна и решил не показывать себя простофилей, ничего не знающим о подземке, о секретариате и прочем.
– Подземкой проникнуть к вам – это очень просто, занятие для начинающего курсанта вашей школы, а вот через полигон...
И кроме того, мне должны были звонить! Вы сами понимаете от кого и где.
Как это ни странно, но его доводы были приняты весьма трепетно.
– Я вас умоляю не жаловаться нашему начальству и не докладывать, ну вы сами знаете кому, – жалобно прошептал пожилой, просяще заглядывая в единственный здоровый глаз гостя.
– Ладно, обещаю, – великодушно обещал Жихарев, прихлебывая чудодейственный кофе. – Только...
– Не беспокойтесь, всю охрану мы предупредили. Обидевший вас уже переведен на обслуживание подземки, лишен выходного пособия до конца этого года.
– Где директор?
– В данный момент на торжественной линейке, толкает лечь перед выпускниками.
– Могу я послушать его речь, не выхода из здания?
– Конечно! Мы сейчас вас проводим в приемную, там есть специальная комната, где вы можете наблюдать любое событие, проходящее в данный момент.
Спустя несколько минут Жихарев уже находился в уютной комнате, где имелся видеомагнитофон с топографическими записями, телевизор с дистанционным управлением, стояли диван-кресло на двоих, небольшой столик, на котором в тарелках и вазах лежали бутерброды и фрукты. Жихарев позволил включить для него телевизор. А сам набросился на бутерброды. Ему принесли еще кофе. Один из сопровождающих настроил телевизор на площадь, где проходила линейка.
Несколько десятков курсантов стояло в двух шеренгах. Они мало чем отличались друг от друга. Все были одеты в легкие сине-серые комбинезоны, плотно облегающие спортивные фигуры. На голове такого же цвета береты, на ногах элегантные полусапожки. Преподаватели несколько отличались от своих воспитанников в покрое одежды. Они носили однобортные костюмы и вместо сапог черные полуботинки. Выступал директор:
– Ну что, коллеги мои! Теперь я могу вас так назвать! – Занятия подошли к концу, остался только контрольный испытательный полет. Вы теперь столкнетесь с реальной жизнью, с реальными трудностями и задачами. Это уже не полигон. Вопросы есть? Нет вопросов!
А это было тоже проверкой. За все годы существования школы только однажды один из курсантов (в прошлогоднем выпуске) осмелился спросить о контрольном полете. На этот раз, как и ожидалось, все обошлось.
– Что же, позвольте тогда шестую линейку, посвященную окончанию курса астронавигаторов, считать закрытой!
Все оживились. Из репродукторов грянула бравурная музыка, и выпускники направились в учебные классы. Остались еще прощальные наставления преподавателей в аудиториях, где прошел год занятий. В этот праздничный день разрешалось почти все: можно было на «ты» обратиться к своему преподавателю, можно было рассказывать сомнительных намеков анекдоты, но только не спрашивать о контрольном полете. Этот неписаный закон усваивали все курсанты, едва переступив порог школы. В этом им помогали многочисленные шпаргалки, библиотечные справочники и звездные атласы, испещренные, на полях заметками, предостерегающими не задавать лишних вопросов в последний день занятий.
Жихарев, увидев окончание официальной части по телевизору, потерял всякий интерес к происходящему на площади. Раздались шаги, дверь распахнулась, и в комнату, вошел директор.
– Здравствуйте! Зубов Андрей Андреевич, директор школы, – радушно произнес он, подходя к Жихареву и протягивая широкую ладонь.
– Жихарев Владимир, очень приятно!
– Ждали вас вчера, но не подумали, что вы самолично пожелаете проверить наш полигон. К слову сказать, самые лучшие Преподаватели за сутки его не пообходят, я уже не говорю о курсантах. Как он вам показался? – настороженно спросил Зубов, усаживаясь в кресло напротив.
– Да так, предельно бестолково все, а местами даже примитивно, – неопределенно ответил Жихарев, рассматривая сидящего перед ним.
Директор выглядел лет на пятьдесят. Крепкая фигура, чуть располневшие лицо и шея, бледно-зеленые глаза, крупный боксерский нос, сбитый чуть влево, жесткие складки у рта – все свидетельствовало о решительном характере. На массивном лбу и правой щеке можно было заметить многочисленные шрамики, возможно, он когда-то побывал в аварии. Во всяком случае, Зубов понравился Жихареву.
– Как у нас встретили?
– Как видите, – улыбаясь произнес Владимип, поднося руку к заплывшему глазу.
– У нас тут попытка к диверсии была несколько дней назад, так что вы должны понять охрану. Но я дам указание, и виновных накажут, не беспокойтесь.
– Да не стоит, навесное, так строго, – подобрел Жихарев, готовый все простить.
– Нет, нет, тут у нас свои порядки. Ну да покончим с этим. Как поживает товарищ Акимов, ведь вы от него к нам?
– Честно говоря, я не разобрался в этой лаборатории. Только четыре дня у них провел, так что и с Акимовым я не встречался. Могу охарактеризовать только тех троих, что со мной в кабинете работали.
– Не надо, я думал вы с Акимовым встречались, – повеселел директор. – Ну да шут с ним! Как Ирис, Ивица? Что нового?
– Да я и на Ирисе недавно, два года работал на Уране.
– О-о! Интересная работа?
– Вы знаете, не то чтобы интересная, скорее необычная. А до нее я работал навигатором, практической работы более десяти лет.
– Это то, что нам нужно. Хочется узнать оценку специалиста, который не был знаком с нашей системой.
– Почему? Я считал: как раз наоборот.
– Это только на первый взгляд, но со стороны, как говорится, виднее. Вот вы и полигон наш прошли за сутки! А почему? Просто отбросили все лишнее и шли напролом. А наши курсанты педантично выясняют, куда ведет забои, где находятся ворота, куда ведет дорога? А они никуда не ведут, вот в чем штука! Пока они осмыслят, что к чему, проходит неделя срока. Разве так работать можно?
– Чем могу я помочь, только конкретно?
– Понимаете, нашим курсантам предстоит контрольный полет, вернее задание. Оно простецкое. Ни к каким спутникам, планетам, а тем более к звездам мы их не отправляем. Навыки в овладении всеми приемами космической навигации не испытываем. Это дело наживное. Все гораздо проще! В последнем испытании от курсантов требуется только умение ориентироваться на самом обычном объекте, населенном людьми, надо дать его точнейшую характеристику. В течение трех дней будут собирать информацию, и от того, что они примут за главное, а что за второстепенное, будет зависеть их будущая карьера, если хотите.
Почему-то наши курсанты просто немеют перед этим последним полетом ничего о нем не спрашивают, просто на уровне суеверия, ей-богу!
– Вы меня знакомите с предстоящей работой?
– В самых общих чертах, если вы не возражаете и не устали?
– Хорошо! Только я проголодался, нельзя ли поесть сначала?
– О чем разговор! Я уже дал команду, через несколько минут привезут легкий обед. А пока я вас осмелюсь познакомить с заданием.
Директор, не вставая с кресла, достал из кармана темно-коричневый футляр, оказавшийся дистанционным управлением к топографическому телевизору, нажал несколько кнопок и тотчас, прямо у них под ногами раскинулась незнакомая местность с макетами городов, рек, лесов, горных вершин.
– Перед нами наша зона на спутнике Развлечений! Вы можете наблюдать район Большого бассейна, ведущие к нему реки, плато гор, лесные массивы и, конечно же, населенные пункты: Дивногорск, Старый Свет, Ялтатория, Звездовск, Грушевск, Симфероград и другие.
– Надо думать, что здесь и будут курсанты выполнять задание?
– Совершенно верно! По несколько человек они будут заброшены во все населенные пункты, во все туристические комплексы, санаторно-развлекательные городки. Мы же с вами, в составе комиссии, прибудем в Ялтаторию и будем принимать у них отчеты.
К тому времени всех курсантов соберут там.
В этот момент дверь распахнулась, и милая секретарша вкатила элегантную тележку, заставленную различными закусками. На какое-то время они отвлеклись, а затем продолжили обсуждать предстоящее задание курсантов Школы Навигаторов.

XII
Неразлучным друзьям, курсантам Алексею и Стасику, в испытательном последнем полете немного не повезло. Они не принадлежали ни к числу отличников учебы, ни любимчиков-преподавателей, и поэтому три дня парились в семидесяти километрах от побережья Большого бассейна, собирая информацию по городу Симферограду.
Комиссия уже расположилась в номерах «люксовской» гостиницы «Ореанда», самой лучшей в Ялтатории. За неделю до приезда гостей из гостиницы культурно повыселяли всех, даже иностранцев, депутатов и ветеранов освоения космоса. Все, что было связано со сборами, покрывалось и окутывалось глубокой тайной. Никто толком ничего не знал, даже представители прессы. Ожидался приезд представителей из самого Центра Навигации, Комитета Развития Цивилизаций, Всепланетного Института Связей и даже Сводного Надзора, не говоря уже о Комитете Охраны Ресурсов и Энергии.
Пока члены комиссии бездействовали, во всех приморских городах и поселках городского типа, во всех санаториях и кемпингах с утра до ночи шныряли подозрительные типы, собирающие, как потом выяснилось, всего-навсего информацию.
По тенистой неширокой улочке, утопающей в зелени высоченных каштанов, шли Алеша и Стас. Задание они уже почти выполнили, поэтому были в хорошем расположении духа и шутили.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...




Фанданго № 1
Фанданго № 2
Глава 4
   Глава 5    Глава 6
Фанданго № 3
Глава 7
   Глава 8    Глава 9    Глава 10
Фанданго № 4
Глава 11-12
Фанданго №5
Глава 13

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.