Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Дарра МАХОНИНА
г. Бахчисарай

ТАНЕЦ НА ОСТРИЕ НОЖА

Посвящается моему единственному другу

Сверкающая витрина привлекала внимание множеством сверкающих огоньков, которыми были расцвечены корпуса мобильных телефонов.
 Я привычно остановилась, разглядывая электронное роскошество, которое мне никогда не видать. Единственное на что я могла рассчитывать ближайшие пять лет – это слегка модернизированная модель мобильного телефона 21 века. Давно устаревшая, и по этому неочень дорогая. Современные мобилки – настоящий комплекс.
Включенный в мировую сеть интернет мини-комп, с виртуальной планшеткой, и целая куча разнообразных электронных прибамбасов, от электронной пилки для ногтей, до TV-тюнера. В общем – универсальная штука.
Ну, что же, пришла пора представиться.
Мне 18 лет, и зовут меня Ровена, для друзей – Ру. Я учусь на экономиста, и подрабатываю в местной пицерии. Не очень интересная, но довольно прибыльная работа. Раньше занималась спортивными танцами и волейболом.
 В моей небольшой жизни было много приятных моментов, но и разочарований было не меньше. Одним из них была невозможность покупки современного мобильника. Родители были не в состоянии оплатить такую дорогую причуду, хотя, в остальном, практически не отказывали. По этому, я приобрела новую дурную привычку; возвращаясь поздно вечером домой, после учебы и работы, я останавливалась поглазеть на свою мечту.
Сегодняшний вечер не был исключением.
Я шла домой после закрытия пиццерии уставшая, но довольная – день затянулся, пиццерия закрылась только в половине первого ночи, зато я получила щедрые чаевые – можно немного расслабиться.
Улица была относительно пустынна – несколько парочек – не в счет. Мимо продрейфовала патрульная машина. Когда она отъехала подальше, я показала ей язык.Елинава бы еще и попрыгала на одной ножке – она еще более безбашенная, чем я. В школе мы составляли опасный тандем,нервировавший не только наш класс, но и всю школу.
Мы подружились в последних классах, как ни странно, сдружила нас трагическая причина. Моя подруга подхватила какой-то неизлечимый вирус, и несколько месяцев провалявшись в больницах, умерла.
В чем-то более здравомыслящая, в чем – то более чокнутая, чем я, Елинава была незаурядной личностью, почему-то втиснутая в оболочку робкой девушки. Меня жутко раздражала ее нерешительность и боязнь совершить ошибку, но она разительно менялась, едва выйдя из школы. Она же всегда подшучивала надо мной, из-за моей страсти к красивым вещам. Елинава могла заявиться в школу, в какой-нибудь не модной юбке, и ей было бы абсолютно наплевать, что о ней подумают другие. В этом я ей завидовала.
Узнав о моей новой страсти, она лишь хмыкнула и пожала плечами: мол, горбатого могила исправит.
Обо всем этом я думала, стоя перед нарядной витриной. Нет, ну как все-таки обидно...
Рядом кто-то остановился и тихо прокашлялся. С интересом, скосив глаза, я увидела немолодого мужчину, одетого крайне странно, даже по меркам нашего времени. На нем была длиннополая ряса, и коричневая потертая накидка до пола.
Он тоже смотрел на меня:
– Красиво, правда? – кивнул он на витрину. Я тоже кивнула. – Обидно, когда мечта недоступна. – Он улыбнулся.
А у меня возникло впечатление, что эта встреча не случайна, может, он маньяк какой? На всякий случай я немного отодвинулась. Но старик вроде бы вел себя спокойно. Порылся в складках плаща с озабоченным видом, и что-то достал, зажав в кулаке.
– Мне всегда нравилось дарить людям мечты. Только иногда они заводят их, не туда куда надо.
Он протягивал мне суперсовременный мобильник.
Первый момент я ошалела от неожиданности. Просто стояла и смотрела на него круглыми глазами. Он спокойно улыбался.
Наконец, я протянула руку, и в нее удобно легла пластмассовая игрушка. С минуту я ее разглядывала, а когда подняла голову, то странного старика нигде уже не было.
Я добралась домой, не глядя по сторонам – на автопилоте. Родители уже спали. Я засунула пиццу в микроволновку, (как она мне еще не надоела, работаю то я в пиццерии!?) включила в своей комнате небольшой TV и залезла под душ.
Едва я высохла, раздалась странная трель – сначала я не поняла, что это мой телефон. Я оставила его в сумке в прихожей. Тихо прокравшись мимо комнаты родителей, я взяла сумку и, зайдя на кухню, – горячую пиццу из микроволновки. В своей комнате я уселась на кровать, и, наконец, вытащила мобильник из сумки – слава Богу – родители не проснулись от его трезвона. Нажав кнопку соединения, я задумалась: «Кто бы это мог быть? Да и вообще, чей это мобильник?»
Пришел сигнал соединения. По TV шла реклама.
– Трувор, ты нашел ее? – раздался взволнованный женский голос, я бы сказала, что он принадлежал девушке, где-то моих лет.
– Кого ее? – поинтересовалась я, не придумав ничего умней.
– Кто это? – недоуменно поинтересовался бесплотный голос, где-то моих лет.
– Трувор – это старик в длинной рясе и потертом плаще? – проигнорировала я ее вопрос.
– Да. Он подарил вам мобилку?
– Ну да. Странный старикан такой. Это ваша, наверное, давайте договоримся, как мне ее вернуть вам.
– Не надо! – казалось, она пришла в ужас от этой мысли. – Ты сейчас смотришь телевизор? – поинтересовалась она, а я отметила свободный переход с «вы» на «ты».
– Ну да.
– Не отключайся.
Я с недоумением посмотрела на замолчавший мобильник. «– Не отключайся». – В смысле? Не отключаться от разговора? Но она сама прервала связь. Остальные предположения теряли свой, иногда зловещий, смысл.
Я отложила телефон и взяла пиццу – терпеть не могу резать ее на кусочки, самое лучшее – это откусить от золотистого бока. Мои мысли мгновенно переключились на эту приятную тему, что-то не хотелось мне раздумывать о странностях сегодняшних происшествий. Завтра расскажу Елинаве – это у нее пунктик на магии и всем сверхъестественном.
По TV шла реклама мобилки, лежавшей возле меня. Некоторое время, я наблюдала за тем, как какой то шаман вертит в воздухе парня, разговаривающего по мобильному.
 Телефон снова затрезвонил. Я не успела дожевать кусок пиццы и мое «Да?» вышло невнятным, более похожим на невежливое «А?».
– Ты готова? – узнала я голоснедавней собеседницы.
– А-а! – отрицательно помотала головой я (пицца тут ни при чем). – Не готова. Я не могу быть готова к чему – то, чего не знаю.
– Скоро узнаешь.
Ой... Голос стал расплываться, как и моя комната.
– Не теряй сознания, не теряй...
Голос окончательно стал серой палитрой и исчез в ватном безмолвиизвуков. Я таки отключилась...

****
Темно. Так темно, хоть глаз выколи. Наконец я сообразила, что лежу на кровати в темной комнате. Послышался звук открываемой двери, и меня ослепил белый электрический свет. В проеме обрисовалась стройная женская фигура.
– Итак, ты та самая, что должна спасти этот мир?
«Чего, – подумала я, – я должна сделать?»
– Вы о чем? – поинтересовалась я, быстро соображая, как бы отсюда половчее сделать ноги.
– Похоже, она не в курсе, зачем ее сюда призвали, – раздался из-за плеча женщины мужской голос.
– Может ты и прав, Вик. Но она здесь, и это говорит само за себя.
В комнате вспыхнул такой же свет,как и тот, что лился из помещения за дверью. Женщина приблизилась к дивану, и, соответственно, ко мне, мягкой плывущей походкой. Это моментально вызвало во мне нехорошие ассоциации и настороженность.
Моя хозяйка была женщиной поразительной красоты. Нежная кожа, мягкий, чуть удлиненный овал лица, темные миндалевидные глаза с длинными ресницами, идеально очерченные губы и прямой, слегка вздернутый носик. Копна смоляных волос падала ей на лоб и щеки крутыми завитками. Одета она была в платье из какой-то струящейся ткани, плотно облегавшей талию и грудь, ниспадавшую свободными складками до пола.
Она склонилась надо мной, и ее изучающий взгляд заставил меня попытаться забиться в дальний угол дивана. Впрочем, сообразив, что это действо слишком очевидно, я решила, что оно ниже моего достоинства.
– Но почему именно ты? – задала она риторический вопрос, видимо, не удовлетворившись осмотром.
Впрочем, до нее мне было далеко. Светло-русые волосы средней длины, голубые глаза, смотрящие на меня из зеркала с затаенной смешинкой, тонковатые губы, вечно готовые улыбнуться намеку на шутку, – никакой восточной красоты, никакого намека на тайну, – просто симпатичная девушка, в меру общительная и веселая.
Поэтому на ее вопрос я ответить не смогла. Женщина повернулась ко мне спиной и я вздрогнула от неожиданности – мне показалось, что я схожу с ума – но такое и в кошмаре не привидится...
С затылка этой прекрасной женщины на меня смотрел ее двойник, мужского пола. Полноватые губы изогнулись в добродушной улыбке, темные глаза оказались прикрыты ресницами, из-под которых поблескивала усмешка и ободрение, по крайней мере, мне так показалось.
– Я схожу с ума? – озвучила я свое подозрение.
– Да нет, с умом у тебя все в порядке, – отозвалась на мою реплику мужская половина этого странного существа.
– Успокоили. Вы что-то говорили о том, зачем я сюда попала? – Почему бы не получить кое какую информацию,если есть возможность? – Можно поподробнее?
– Да, можно, – повернулась ко мне женское лицо, – можно, потому, что теперь это уже не важно –ты отсюда не уйдешь.
– Ну да!? – позволила я себе усомниться, хотя вполне допускала такую возможность. Я наконец встала с дивана, и стала бочком пробираться к двери – мне тут уже порядком надоело. Сюда надо было попасть Елинаве, а не мне.
Женщина с улыбкой наблюдала за моими действиями. – Не понимаю, чему тут радоваться?
Последний рывок – и я распахнула двери...
Ой… Смерчи напополам со штормами и ураганами. Хаос, в состояние ярости. Мимо меня пронеслось нечто красное, когтистое, шипастое и отчаянно верещащее. Цапнуло когтями по косяку – я отпрыгнула и с силой захлопнула дверь.
– Ладно, играем по вашим правилам. Что это было? – Повернуласья к своему двуликому кошмару.
– А ты забавная, – послышался голос из-за плеча женщины.
– Вы мне льстите, вы гораздо забавней, парировала я.
В кармане моего костюма запиликал телефон. Я не знала, что прихватила его.
Вынимая его из кармана, я взглянула на женщину, и даже на мгновенье замерла,удивленная выражением ее лица. Ужас, гнев, безнадежность и ярость слепили из ее лица кошмарную маску.
– Нет!– вскрикнула она, и бросилась ко мне. Я стремительно отскочила в сторону, и нажала кнопку связи.
Что это было?
Конечно все современные мобильники оснащены по высшему классу. Мощные акустические колонки входили в «боекомплект» моей мобилы, вот только я их не включала.
Когда из колонок полилась музыка, я на мгновенье замерла. Впрочем, моя противница сделала то же, мы просто вслушивались в эту прелюдию к нирване. Мгновенье, помедлив, женщина сделала попытку сбить меня с ног, но я, как-то уж больно плавно ушла всторону. Громкость музыки нарастала, и я, неожиданно даже для себя, вдруг начала танцевать.
Несколько движений, поворот голловы, взмах руки – моя негостеприимная хозяйка упала на колени, сжимая голову руками – Нет! – крик разрывал ткань самой вселенной, но я уже не обращала на нее внимания. Я танцевала…
Аккорды блаженства, бесконечность небес и вечная любовь …
Я не контролировала себя, свои мышцы, я жила музыкой, я была ей. Взлет рук, переворот в воздухе, веер волос…
Комната начала смазываться, музыка затихала. Я упала на нечто, что по идее было полом... Странно – дыхание оставалось легким, эйфоричность танца все еще клубилась в мышцах, и в душе все еще было нечто большее, чем сама жизнь.
Надо мной склонился старик в длиннополой рясе и потертом плаще, рядом с ним стояла девушка.
– Добро пожаловать в наш мир.
Я кивнула и во второй раз за сегодняшний день отключилась.

****
Скалы представляли собой огромный естественный амфитеатр, подкорректированный людьми. В центре расположилось возвышение – ровная, полированная площадка метров 50 в длину и ширину.
 Мы висели над ним в полукилометре от земли. Действительно висели – под нами ничего не было, мы сидели на воздухе.
Прошло несколько часов, после того как я пришла в себя в комнате Ларри, моей сверстницы, вызывавшей Трувора по мобильному.
Этот мир, в который я попала – мир танца. Его так и назвали – Танец.
Проблемка из – за которой меня вызвали – ежегодные состязания Аниса.
Анис – бог этого мира, или измерения, или планеты. Двуликий предтеча, наделенный огромной силой. Странным образом его светлая и темная стороны связаны с танцем и музыкой. В зависимости от того, кто выигрывал это состязание просыпалась одна из сущностей Аниса: темная или светлая. И целый год люди жили в аду или в раю.
Не раз Темное Братство пыталось помешать выиграть светлой стороне. В этом году, они сумели добраться до претендентки на «аниситу» – пробуждающую Аниса. Девушку серьезно поранила сорвавшаяся с потолка хрустальная люстра.
Перед самым соревнованием Свет остался без лидера и был обречен на поражение в этом году, если его хранители, не найдут в короткий срок, замену «анисите».
Замена нашлась – оказалось это я, но и тут Братство попыталось помешать хранителям, перехватив меня на полпути к Танцу.
Я набрала шестизначный номер на циферблате злополучного мобильника и стала ждать соединения. Наконец установился контакт:
– Да?
– Елинава?
– Да. Кто это?
– Это я – Ру.
– Ру, ты где? Я тебя весь день ищу.
– У тебя есть под рукой комп?
– Ну да, а что?
– Сетка стоит?
– Да.
– Тогда дай мне его адрес, и смотри.
Я включила мини-видеокамеру, и через несколько минут услышала шумный выдох, по ту сторону волны.
– Ты где? – задала Елинава сакраментальный вопрос.
– В другом измерение. Ель, ты, что ни будь, знаешь о боге Анисе?
– Анисе? – Раздумчиво переспросила моя подруга, – нет, первый раз слышу, однако слово очень напоминает имя Януса.
– Януса?
– Да. Двуликое божество.
– Анис тоже двуликое божество.
– Я не знаю. Ты говоришь, что попала в другой мир? Как у тебя это получилось?
– Меня провели сюда. В общем – эта длинная история. Какни будь расскажу. – Опередила я ее вопрос.
– Слушай, а ты не можешь…
– Нет, – опять опередила ее я. – Я не могу провести тебя сюда.
– Жаль. А что им от тебя надо?
– Они хотят, что бы я приняла участие в ежегодном состязание на «аниситу».
– Что это за зверь, и с чем его едят? – С присущим ей юмором поинтересовалась Елинава.
– Вообще-то, я не съедобная.
– Вношу поправку. Во-первых, я знаю, по крайней мере, пол-дюжины людей, которые съели бы тебя с потрохами, представься такая возможность. Во-вторых, ты пока еще не «анисита», если я не ошибаюсь.
– Не ошибаешься, – ее слова несколько смутили меня. Ну, в самом деле, кто сказал, что я выиграю это состязание? – Но очень надеюсь ей стать.
– У тебя будет такая возможность, – вмешалась Ларри. Я только кивнула.
– Ладно, Ель. Узнаешь что-нибудь о Янусе – звони.
– Ага, в рельсу, – съязвила она. – Телефончик-то дай.
Я подиктовала ей номер телефона и прервала связь. До начала состязания оставались считанные часы. Не могу сказать, что чувствовала себя очень спокойно. Однако, мои спутники, казалось не испытывали никаких сомнений в исходе состязаний. Или они так хорошо их скрывали?
– Трувор, – обратилась я, к сидящему впереди, старику – а почему эта Черная Леди двулика?
Обращалась я к Трувору, но ответила мне Ларри:
– Нам не удалось это установить точно. Мы знаем только, что это не естественная мутация, а следствие эксперимента. Ты уже знаешь, что на Танце идет настоящая, и что еще важнее, явная война между светом и тьмой. Нам удалось захватить некоторые записи Черной Леди, из которых мы узнали, что она ставила над собой магические эксперименты. Эксперименты с целью подчинить себе Аниса без состязания. Она потерпела неудачу, но все же стала двуликой. И что самое интересное, до экспериментов она была простой женщиной наделенной магической силой в той же мере, что и любой житель Танца. Но после них ее магические возможности настолько возросли, что она физически могла воздействовать на человека вошедшего с ней в контакт. Или даже не с ней, но с одним из адептов ее школы. Странно то, что теперь она не может переносить светлую музыку. Только один день – день состязаний. Если ты обратила внимание, то именно с помощью такой «светлой» музыки мы вытащили тебя из цитадели Леди.
Мы плавно приземлились на возвышение амфитеатра. Мои гиды хотели мне что-то показать.
К подножию возвышения примыкала скала. Не знаю, была эта пещера естественным природным образованием, или же творением человеческих рук, но она была огромна. Мы прошли несколько десятков метров по узкому высокому коридору, прежде чем оказались в гигантской подземном зале. Сотни, тысячи, десятки тысяч свечей. Белых, синих, серебряных, черных. Зал сверкал отблесками воды и огнями свечей. Посредине было небольшое подземное озеро. В его центре возвышался каменный постамент. А на нем находилось Нечто. Визуально это воспринималось как гигантский, не менее 15-ти метров в высоту, каменный кокон. Но я почувствовала, даже не знаю как, – под этой грубой каменной оболочкой – жизнь и гигантский, сверхчеловеческий интеллект, приправленный чудовищной силой.
Мы стояли у самой воды, когда я это почувствовала. Если честно – я была напугана. Напугана тем, что такая мощь существует и может быть направлена против людей. Я вздрогнула и попыталась незаметно отодвинуться от воды, но поскользнулась и едва не упала. Трувор поддержал меня, и я все поняла, когда встретилась с его взглядом – в любом мире есть, что-то подобное. Какой то бог, или сила. Она может быть направлена во зло или на добро. Везде идет борьба не между Светом и Тьмой, а всего лишь человека с человеком. Даже нет, не так. Не человек борется с человеком – борьба идет в самом человеке. Жизнь – это отражение нас самих, того какими мы хотим и пытаемся стать. И кроме нас никто не виноват в наших бедах. Лишь мы определяем границу, где кончаются наши сила, и воля, способность любить и дружить. Это все зависит от самого человека. Я поняла все это, и страх ушел. Да, этого бога можно тоже уничтожить, но зачем?
Еще немного постояв у кромки озера,мы вернулись под рассеянный свет здешнего солнца.
Последние приготовления шли в амфитеатре. Возвышение в центре было по периметру обставлено свечами в человеческий рост. Черные и белые, вперемежку, каждая третья – серебряная. Когда их зажгли, огни оказались вровень с полированной площадкой. Это означало начало соревнований.
На возвышение, на его противоположных концах собрались две группы девушек. Наша насчитывала 18 юных танцовщиц, наших противниц было столько же, и возглавляла их моя недавняя двуликая хозяйка.
 Стемнело. Амфитеатр освещался горящими свечами, и, еще каким-то странным светящимся шаром, висевшим над головами.
 Сначала выступали по пять девушек с одной и с другой стороны. Они кружили на площадке, словно осенние листья, вперемежку с пеплом. Музыка… Она нарастала и стихала… звучала диссонансами, стремилась ввысь переливчатой трелью. Странные жесткие пируэты и фигуры девушек Черного Братства заставляли вздрагивать и сжиматься сердце в нехорошем предчувствии. Если бы их танец не был так гнетущ, он был бы прекрасен.
Пепел и осенние листья вновь смешались, создав фрагмент вечной борьбы человека с самим собой, и музыка стихла. Девушки разошлись,освободив площадку для следующих соперников. Невозможно было понять кто победил в этом туре. Музыка стихла внезапно, и никто не мог понять, как воспринял танец Анис.
 Дальше девушки выходили на сцену поодиночке и попарно. Я поражалась их грации, пластике и чувству такта. Они были безупречны, четко следуя всем извивам той реки музыки, которая обрушивалась на них, едва танцовщицы вступали в центр возвышения.
Я опять начала сомневаться в своем мастерстве. Ведь я несколько месяцев не тренировалась.
Сейчас уже танцевала девушка под номером 17. Я была следующая. Легчайшая фигурка в полупрозрачном белом платье летала над ареной. Вдруг на арену скользнула другая девичья фигурка, затянутая в черное платье с серебром.
Некоторое время они кружили вокруг друг друга, потом темная фигура неожиданно рванулась вперед. Ее пальцы встретились с пальцами девушки в белом и та, с внезапным криком, упала ничком на камень. Музыка зависла на высокой ноте, и, внезапно оборвалась. К упавшей быстро направился Трувор с несколькими помощниками. Положив девушку на носилки, они удалились. Судя по всему, бедняга так и не пришла в себя. А мне, кроме того, что было жаль девушку, сильно не понравился такой поворот событий. Вдруг, я услышала какой то звук возле себя. Наклонилась и увидела Ларри.
– Мы тебя не предупреждали, но так как они использовали запрещенный прием, теперь, мы имеем право подсказать. Когда ты выйдешь танцевать, музыки не будет слышно. Она появиться потом, сначала ты должна услышать ее в себе. Танцуя, ты создаешь свою мелодию. И опасайся сближения с их предводительницей – она крайне опасна.
 Тут музыка, под которую танцевала черная девушка, стихла, и Ларри исчезла. Я поняла – мой выход. Внезапно вся моя неуверенность и страхи, куда то исчезли, сменившись ледяным спокойствием. Восхитительное ощущение! Я такое испытывала только один раз, перед своим выходом на сцену на Гран-при моей страны (названия не открою – военная тайна!).
 Я сделала несколько шагов, и внезапно оказалась на середине возвышения. Все звуки смолкли. Я смотрела на них – они смотрели на меня. Боковым зрением я отметила, какое-то движение на «вражеском» фронте, но не обратила внимания. Я воскрешала в сердце любимую мелодию. Она потекла в сознание плачем скрипки и чистыми звуками флейты. Да она была печальна и нежна, и абсолютно не свойственна мне, но я ее любила и именно под нее начала свой Танец.
Законыматериального мира утратили свой смысл и значения. Силы притяжения для меня больше не существовало.
Видевшие этот танец, потом рассказывали мне, что некоторое время я танцевала в воздухе.
Позволяя невидимому партнеру вести себя, я кружила по сцене, плавно изгибаясь или делая резкие рывки. Волосы то веером взлетали, то опадали мягким облачком.Музыка звучала все громче, казалось, она вот-вот выплеснется через край, и затопит сознание. Но вместо этого произошло нечто совсем другое…
Я услышала аккорды на яву и открыла глаза. Над камнем поднимался голубоватый, казалось, светящийся изнутри, туман. Я посмотрела на свои ноги и с удивлением обнаружила, что они босы. Зато на левой щиколотке появился изящный серебряный браслет. Одежда тоже изменилась, превратившись в узкое длинное платье из какой-то очень легкой ткани зеленого цвета и накидкой в тон, закрепленной на левом плече серебряным лотосом.Талию охватывал широкий пояс, тоже серебристый.
Теперь музыка изменилась. Сквозь плавные аккорды прорезалась какая-то мрачная нота.
Я оглянулась и увидела, как на площадку, кружа, выходит двуликая предводительница Черного Братства. Я замерла. Мрачно зазвучал орган. Мне всегда нравились звуки этого прекрасного инструмента, но теперь он звучал нагоняя страх.
Я попыталась двигаться под свою мелодию, не обращая внимания на черную леди, но, увы, – не смогла.
 Выступление получился диким. Мы закружили по площадке, не решаясь сблизиться, и, старательно выполняя все, заданные ритмом музыки, па. Леди была одета в платье одинакового покроя с моим, только черного цвета.
Музыка зазвучала яростно, но сквозь ярость пробилась скрипка, слегка пригасив костер боли своими слезами. Мы умирали и воскресали на этой арене, а на нас смотрел НЕКТО, оценивая наши мотивы и поступки, взвешивая, казалось, даже наши души.
 Переворот, грациозный взлет, нырок под руку сопернице – откуда-то налетел вихрь желтых осенних листьев, и я закружилась, повторяя его изгибы. Музыка ветра перешла в трель свирели, и я удержала ее в сердце, когда рядом оказалась черная леди. Тяжелые басы попытались перекрыть нежную мелодию, но я наглухо закрыла сердце. Закружившись, я подняла скрещенные руки вверх и плавно ушла в сторону от соперницы. Взметнулся светящийся туман – леди повторила мое движение. Внезапно в голову пришла идея, и я решила ее испробовать.
 Некоторое время мы танцевали очень близко друг от друга. Потом я протянула к ней руки, и моя соперница, поколебавшись, протянула свои. Словно током ударило!
В глазах поплыло, но я удержала ее ладони, и закружила по арене. А над амфитеатром поднималась дивная мелодия, и странно переплелись в ней ненависть, и любовь, горе и радость, отчаяние и надежда. Она ширилась, росла, звучала все громче и сильней, и вдруг оборвалась на самой высокой ноте – не выдержав напряжения, мы освободили друг друга. Мы танцевали вечность, или какие то доли секунды – это было уже не важно.
Танец… Это было все… В нем можно было выразить все… Сам смысл жизни – Танец … на острие ножа… И мы танцевали… Иногда, наши волосы переплетались, образовывая шахматную доску, и не вольно вспомнились строки;
«…Где люди добрее и проще,
Чем в жизни, на шахмат доске…»
Прозвучали последние аккорды и…

***
Раздалась трель телефонного звонка. Он меня разбудил. Было три минуты четвертого утра. По TV крутили какую то ерунду, перемежая рекламой. Остывшая, недоеденная пицца валялась на полу, перемазав ковер сыром.
Я потерла глаза и, зевнула, и огорченно подумала, что с утра придется заниматься уборкой. Стоп! Прокрутив мысли назад, сообразила, что меня разбудило – телефонная трель. Но у нас нет в доме телефона. Я полезла в карман своего брючного костюма, в котором умудрилась заснуть, и вытащила мобильник. В его футляре была небольшая записка. Стала читать текст:
«Спасибо, что помогла нам. Я знаю, ты не помнишь финала, так знай – ты выиграла! То, что ты вошла в контакт с Черной Леди – пагубно сказалось на тебе. Ты пролежала без сознания больше недели, мы не знали, выживешь ли ты. Но заключительные аккорды вашего танца были настолько сильны, что не только заставили проснуться Аниса, но и объединили его в единую личность. Вряд ли он теперь сможет уснуть к концу года, как делал это всегда, зато теперь он не будет слепым орудием Света или Тьмы. И сможет сам определять свою роль в этом мире – мне кажется, что это и есть высшая справедливость. Самому выбирать, кем быть.
Мобильный мы оставляем тебе в память об этом приключении. Если хочешь знать, эти приспособления связывают не только людей, в разных точках пространства, но еще и дают власть над временным потоком в умелых руках. Мы вернули тебя в то же время, из которого призвали на Танец. Мне жаль, но я вряд ли когда нибудь, еще увижу тебя. Прощай.»
Прочитав послание я хмыкнула, Елинава, пожалуй, поверила бы в такую чушь, но я!? – Ни за что! Вот еще…
Что-то больно укололо плечо, я встала и подошла к зеркалу.
На моем плече красовалась брошь в виде серебряного лотоса, на щиколотке – тот самый браслет, а на талии, – не замеченный ранее, серебристый пояс.
Улыбнувшись своему отражению я сделала несколько несложных па. Гордо вскинула голову, так что волосы взлетели ореолом, и рассмеялась…
Наша жизнь лишь танец… Пусть даже и на лезвие ножа…

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.

Чашки
Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики