Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Екатерина и Александр МАМАЕВЫ
пгт. Партенит

CКАЗОЧКА ОБ ЭНЕРГОНОСИТЕЛЬСТВЕ
(ботанический рассказ с прологом и эпилогом)

Слушай совет да примечай, что правда, а что нет

ПРОЛОГ
Мир ликовал! Еще бы, с таким открытием не сравниться ни космическим челнокам, ни высадке на Луне, ни расщеплению атомного ядра.
Найдено новое, экологически чистое и, главное, общедоступное и совершенно бесплатное горючее. Проблема энергоносителей решена «полностью и окончательно», как писали раньше в газетах. Проблема, державшая в напряжении весь земной шар, снята и не будет больше возникать никогда! Решение, как и все гениальное, оказалось до слез простым. «Ну как же я до этого не додумался?» – вздыхали-вздрагивали многие. И в самом деле – чудо обнаружилось в воде. Оказалось, что вода – это кристалл, только жидкий. И следующие один за другим циклы изменения кристаллической решетки сопровождаются выделением достаточного количества тепловой энергии – примерно, как при сгорании аналогичной массы бензина. А для запуска реакции нужно добавить только катализатор Изобретателя. Итак, вода, катализатор и искра зажигания. И все. И катайся себе, отапливай жилище, пользуйся горячей водой, о которой, кстати, народ порядком подзабыл в эпоху «экономических реформ». А вода-то используется самая обыкновенная. Никакой тебе тяжелой с дейтерием и тритием. Никаких опасных действий с термоядерным синтезом, который оказался явно тупиковой ветвью на мудром древе науки.
Надо сказать, что об удивительных свойствах кристаллов ученые знали давно. Например, кристаллы кварца или турмалина меняют свои размеры в переменном электрическом поле соответственно с его частотой. На этом принципе основана работа сонаров, используемых, например, в таком полезном деле, как известная всем ультразвуковая диагностика болезней. А тут с открытием катализатора подоспела новая благодать. Живи себе да радуйся!
Надо с гордостью отметить, что Изобретатель, совершивший данное эпохальное чудо, оказался нашим с вами земляком и современником. Помимо решения проблемы топлива и предотвращения расточительного сжигания «крови Земли» – нефти, газа и угля (ведь предостерегал великий Менделеев в свое время легкомысленных потомков, что дешевле топить печку денежными ассигнациями, чем нефтью), он также посрамил многих записных «умников», фыркающих как злобные коты: «Наши дипломы за границей не котируются, да куда уж нашим специалистам до Запада…» Ну, а дальше «логическая цепочка» обычно завершалась привычным выводом: раз вы все никудышные с никудышными дипломами, – вот вам и зарплата… соответственно. А вы как думали? Очень удобная позиция для давления на думающую часть общества.
Но вот тут-то шалишь, брат. На-кося! Всех обошли. Открытие оказалась вполне конкретной вехой на пути этого вот сапиенса. Ну там, наряду с добычей огня, открытием колеса, обработки металла.
Нобелевский комитет был также приятно взволнован. Его оценки современных научных открытий, как и сами открытия, были понятны только очень узкому кругу специалистов, да и практическое применение было сомнительно и явно далеко за горами. Например, модель Уотсона-Крика – знаменитая двойная спираль ДНК – куда уж больше. В каждом кабинете биологии, в каждой школе стояла на столе прямо как традиционный череп у средневекового алхимика. Ну и помогло это больным с наследственными болезнями? Нам обещают, что генная инженерия будет менять неудачные участки хромосом. С 1953-го года меняют, а воз и ныне там… Дальше клонированных нежизнеспособных животных и генетически изуродованных продуктов, навязываемых нам, как жителям третьего мира, дело пока не пошло. А уж личности отдельных лауреатов – это вообще что-то… Например, лауреата Горби ну никак к титанам мысли отнести не получается. Даже самому доброжелательному жюри.
И вот блеснул луч света. Ученые дискутируют, по какой номинации давать известную премию. Каждый за свой цех. Химики – к нам зачислить. Физики – к себе. Экономисты тоже правы. Как все чудесно заработает без проблем с энергоносителями! Ну, как не согласиться с комитетом нобелевской премии за мир! Может быть, наконец-то «фантомы» и «Боинги» перестанут утюжить с воздуха города и села ковровыми бомбардировками, поливать горящим напалмом мирных жителей с малыми детками, вся вина которых – наличие в из родной земле, к их же несчастью, залежей нефти? Хотя, если вспомнить «великого миротворца» – вышеуказанного Горби, то с ним не то, чтобы на один пьедестал становиться… На одном гектаре – и то. Ну, разве что сильная дизентерия, тогда уж и с ним… На одном гектаре… Дизентерия, как и голод, не тетка.
Это все пока присказка.
А сказка впереди.

ГЛАВА I
Командир Снейк сосредоточенно прочитал сводку и глубоко задумался. Как там пишут – новое топливо? Ну-Ну… Полная независимость от нефтяных источников? Вроде бы и заманчиво, но все это в корне меняет мировую политику. Как раз в данное время в Пентагоне планировался новый поход за нефтью, по сравнению с которым все крестовые и прочие подобные им походы – это так, пикничок за городом. Выделялись сверхсредства, естественно, за счет латиноамериканцев и новых «союзников» из бывшего Варшавского договора (ну не со своих же граждан деньги драть!). Как всегда, подмажем их правителей, а те своих тонтон-макут с цепи спустят, если что; ну и, конечно, задействуем ихние массмедиа, они ведь тоже кушать хотят. Словом, выколотим – не впервой.
Со стапелей спущены новые «Нимицы», склады забиты современнейшим оружием, проведена массивная «промывка мозгов» о необходимости спасения демократии, подготовлены «истинные патриоты», готовые занять место планируемых к свержению правительств… а теперь что же, все скунсу под хвост? Нет, тут надо что-то решать, и решать серьезно. В конце-концов, безвыходных ситуаций для умных людей не бывает.
Снейк носил морскую форму командора (это нечто промежуточное между капитаном 1-го ранга и контр-адмиралом), но был он отнюдь не моряком, а сотрудником ЦРУ. Просто как-то еще не придумали имидж – форму для их службы. Опереточный злодей, закутанный до каблуков в черный плащ с отливающим голубым блеском стилетом за кружевным манжетом камзола или карикатурный шпион из журнала «Крокодил» 50-х годов в того же черного цвета пальто с поднятым воротником, надвинутой на переносицу шляпой и фотоаппаратом «Лейка» – это вроде бы и неромантично. А тут тебе морская форма с золотыми якорями, кортик…Так и чувствуется во всем этом аура тех просоленных морских волков, что мужественно вели свои фрегаты и корветы на всех имеющихся распущенных парусах в самые далекие части света. А также в них слышны грохот морского прибоя, рев Норд-оста, звон абордажных клинков и. разумеется, полновесных монет: серебряных реалов, золотых эскудо, дукатов и дублонов. Словом, коллеги Снейка по ЦРУ отдавали предпочтение форме NAVV, то есть ВМФ.
«Never say Never», – никогда не говори «никогда». Вот и во времена прихода к власти Ельцина многие коллеги браного командора запаниковали. Всесильный КГБ был разогнан новоявленным президентом-демократом, а их империя в срочном порядке подписала безоговорочную капитуляцию. Грозная тень сокращения штатов, средств, вседозволенности зависла над фирмой. К счастью, все обошлось, даже кое-чего добавили. И то верно, какая может быть мировая демократия без ЦРУ? Срамота сплошная. Да и в деле возврата России на стезю истинной веры без участия наших ребят не обошлось. Не зря они, как говорится, свои чипсы грызли.
Хорошо еще, что все вовремя спохватились, стали общего врага искать. Долго думали-гадали и, наконец, смекнули – фундаментализм. Придумали какие-то фотороботы зубатых бабаев с автоматами Калашникова наперевес, которые вдруг, откуда ни возьмись – то ли из Аида, то ли их Тартара вылезли и всю демократию в мире под корень извести хотят.
Командор язвительно ухмыльнулся – что ж, пришлось пожертвовать тройкой самолетов с мирными пассажирами и завалить парочку небоскребов. Зато какой эффект! Для дураков… Уже по тому, как аккуратненько сложились башен в виде карточных домиков, даже мало-мальски знакомому со взрывным делом человеку (а применялись направленные взрывы по несущим опорам) самолетные тараны можно вписать в перечень мифов, создаваемых индивидуумами с богатым художественным воображением. По типу того, как стрела Париса, пущенная с крепостной стены города Трои, попала каким-то образом в пятку героя Ахилла, несущегося во весь опор по полю на боевой колеснице. Или копье конунга Хагена весьма точно попало в крохотную точку на спине героя Зигфрида, являющуюся также единственным его уязвимым местом, и убило его. Ну, а у нас самолет влетел в верхние этажи огромного небоскреба, а он возьми да и рухни аж до фундамента! Фэнтези!
Ну, фэнтези – это, конечно, хорошо, а как жить дальше – надо думать. Давно бы пора сменить мундир командора на адмиральский. Была у мистера Снейка тоже своего рода ахиллесова пята. Дело в том, что по роду службы ему постоянно приходилось докладывать и козырять своему непосредственному шефу – гориллоподобному контр-адмиралу негру Тому Томпсону, предки которого трудились на хлопковых плантациях его, Снейка, предков. Ричард Снейк  был южанин родом из штата Луизианы. И в отличие от мужиковатых сенаторов-техасцев, так и неизбавившихся, несмотря на миллиардные состояния, от своих фермерских замашек и манер, был потомком французских аристократов.
Хорошо еще, что предки во время Великой Французской революции успели удрать в Новый Орлеан, иначе не избежать им карающей руки гражданина Робеспьера. Много воды утекло с тех пор в Миссисипи. Но Ричард еще в хипповые студенческие годы, когда его сокурсники дефилировали в тертых джинсах, нечесаных патлах, очках страхолюдного дизайна и бесформенных свитерах, в которые мог бы поместиться шестидверный кадиллак, имел вид потомственного дворянина: костюм от Кардена и все, что к нему полагается, безукоризненный пробор, делающий честь офицеру любого флота любого величества, и даже запонки со звездчатыми сапфирами работы ювелира 18-го века Иеронима Позье. Уже тогда весь его вид убедительно говорил о будущей службе на ответственных государственных постах. Он не будет метаться, потный и расхристанный, на товарно-сырьевой бирже, тыкать пальцами в небо и рвать прогоревшие акции. Подобная жизнь – удел плебеев, а его семья имеет свои многовековые традиции. И это-таки была правда. Единственным отходом от общепринятых семейных порядков был переход снейковой маменьки, которая, кстати, была главным финансовым боссом в семье, из католичества в протестантство. В этом, разумеется, был свой резон – на чьем возу сидишь, тому и песню пой. Страны, принявшие протестантское вероисповедание, такие как Англия или Голландия, совершили большой прорыв в эпоху буржуазных революций, в то время как католические (Испания, Португалия, Италия) еще долго оставались в отжившем свой срок феодализме и немного отстали во всех сферах от своих более шустрых конкурентов.
Ну, так вот. Вернемся к шефу Снейка. Еще в самый канун войны Севера и Юга прапрадед нынешнего ЦРУ-шника-адмирала, тоже Том (фамилия, правда, у него еще не было), дал священную клятву-зарок своему хозяину – дорогому масса Пьеру – прапрадеду Ричарда.
А дело было так. В отличие от благородного дяди Тома (уже третий Том в нашем повествовании, но это не авторская тавтология, а просто, видно, по поводу имен фантазия и тогда не отличалась буйством), трогательно и с большой симпатией описанного бабушкой Гарриет Бичер Стоу, предок ЦРУ-шника был воровитый, лживый и трусливый – тогда еще не афроамериканец, а просто негр. Проходя мимо ярко освещенного господского дома, он увидел через окно диво дивное на столике в комнате массы Пьера и, конечно же, спер его, невзирая на неоднократные профилактические беседы, проводимые с ним неустанным борцом с происками Диавола патером Шануаром. Объектом кражи, как оказалось впоследствии, было лобное зеркало, используемой для диагностики ЛОР-заболеваний, по тем временам такое же чудо медицины, как сейчас компьютерный томограф, принадлежавшее доктору Фишеру, пользующему на тот момент грэн-грэндма Ричарда от ангины. Но наивному Тому оно показалось то ли царской короной, то ли диадемой богини неба. С видом Папы, коронующего императора, он загромоздил ее на курчавую головку взвизгивавшей от восторга своей давней зазнобы Мэгги. А та с дуру побежала в ней на хоздвор и давай выбивать африканские ритмы босыми пятками по пыльной земле. Скандал, конечно, замяли. С доком поладили быстро, сказав, что это такое выступление местного фольклорного ансамбля в честь высокого гостя, да долларов дали чуток побольше, чем планировали. «Корону» у рыдающей Мэгги с позором изъяли. А вот нечистый на руку Том, получив пару раз кучерским кнутом промеж лопаток, катался по пыльному майдану, хранящему теплые отпечатки мэггиных ножек, и слезно просил массу Поль-Пьера не продавать его чванливому и жестокому семейству Джонсонов из Нью-Орлеана и обещал, и клялся завещать своим потомкам до десятого колена (больше десяти Том считать не умел, но как-то без проблем обходился, оперируя всю жизнь однозначными цифрами) быть верными рабами всех десяти последующих хозяйских поколений. Клятва была заверена по всем правилам в присутствии: а) жреца таинственного божества Вуду и б) деревянной статуи Мадонны. Некоторые знатоки католических святых утверждали, что это была дева Мария Гваделупская. Ну, в таком сочетании отказываться от своих слов никак нельзя. Какие могут последовать санкции со стороны Марии, Том представлял плохо, но как уроженец Дагомеи, проданный вождем на невольничий корабль за свой лживый и корыстный характер, знал, что с Вуду шутки плохи. Это уж точно.
И только после выступлений Черных пантер в 60-е годы 20-го века многое поменялось. Белые американцы остались храбрецами только в голливудских фильмах. А в реальной жизни хвосты-то и поджали, как нашкодивший котяра. И теперь Снейку приходится первым козырять Тому-младшему и говорить: «Yes, сэр». Нет, тут без адмиральских погон ну никак не обойтись. А для этого, знамо дело, срочно подвиг совершить надобно: ну, там, Иран разбомбить или на место избранника народа Венесуэлы Уго Чавеса поставить какого-никакого завалящего любителя жвачки и Мак Дональдсов. Чтобы хоть и сукин сын, а наш. Словом, будем прорабатывать этот вопрос.

ГЛАВА 2
Директору НИИ экономических проблем Правдивых была дана команда поручить ответственному по связям с общественностью разобраться с данным вопросом, прокомментировать необычайное явление и дать научное обоснование его применению, как сказали бы раньше, в народном, но, поскольку все перевернулось с ног на голову, то в антинародном хозяйстве.
Будь это до эпохи явления «меченого беса», вопрос имел бы четко аргументированный положительный ответ. Перед мысленным взором профессора прошли как в кинохронике кадры отечественных научных достижений. Первые в мире атомная станция, искусственный спутник Земли, атомоход «Ленин», полет Гагарина, луноход. И первая водородная бомба, и баллистическая ракета, и сбитый на 1-е мая американский разведывательный самолет Пауэрса. Да, на чванливую Америку успехи нашей науки подействовали не то чтобы как холодный душ, а скорее как встречный нокаутирующий удар. Вконец распоясывавшийся после войны дядя Сэм, отсидевшийся без бомбежек за океаном и погревший загребущие ручки на народном горе, думал, что на веки вечные имеет право махать ядерной дубинкой, а весь ослабленный войной мир будет шарахаться по углам в тихом ужасе. И тут такой конфуз – бравый техасский ковбой, будучи «молодцом против овец, а на молодца – сам овца», с трудом пришедший в себя после заслуженного нокаута, вдруг осознает, что проглотил свое поражение вместе с собственными выбитыми зубами. Недаром ведь мистер Горби и Ко так прилежно поливали грязью товарища Сталина, ведь без опорочивания и оболгания успехов послевоенных лет невозможно было бы по-воровски протаскивать в жизнь их любимое уродливое детище – не к ночи будь упомянутую перестройку (перестрелку, перекличку, как классифицировал ее народный юмор).
Да и как поступят «рыночно-либеральные» власти с такой полезной при других условиях находкой? Вопрос остается открытым. Даже не будь этого изобретения, а, допустим, Черное или Северное море превратятся в единый резервуар нефти, то вряд ли мы станем новым Кувейтом, или, скажем, Эмиратами. Хотя бы потому, что их шейхи и себя не обнесли, но и народу выделили, никого не обидели, включая древних стариков и грудных младенцев. Потому как имеют совесть, чувство долга и ответственности перед своим народом. А наши отарки нагребут, нахапают в швейцарские банки себе, детям, праправнукам. А народу останется только вконец загаженная земля, так как нет средств на очистку, и множество хронических болезней от изувеченной экологии.
Да и занятие наукой стало слишком дорогим удовольствием. Тарифы на защиту диссертации в своем росте не отстают от тарифов ЖКУ. Сейчас появилась новая мода: каждый лидер партии, депутат, генеральный или просто директор прямо-таки обязаны быть увенчанными степенью доктора наук. Горькая улыбка тронула губы Правдивых: они даже не подозревают, каких усилий, самоотдачи и здоровья стоит настоящая докторская. Вот и вышеупомянутый Изобретатель, кстати сказать, любимый ученик профессора Правдивых, не смог позволить себе подобную роскошь и работает в котельной рядовым истопником.
И вот, вопрос о научной ценности великого открытия предстоит осветить нашему ответственному по вопросам связей с общественностью.
Профессор Правдивых с сомнением посмотрел в оловянные глазки Зачуханного, существа совершенно непримечательной внешности и полутораметрового роста вместе с каблуками и шляпой, и горестно вздохнул. Ничего не поделаешь, других у нас не осталось. На безриббі і рак риба, на безлюдді і Хома чоловік. Эту народную мудрость можно с полным основанием отнести к младшему научному сотруднику Александру Игнатьевичу Зачуханному. В период подлинного развития науки бывший парторг института кандидатскую защитить не мог за отсутствием умных и любым других  мыслей в голове и ввиду того, что должность и так его не плохо кормила, хотя он не мало поспособствовал тому, чтобы «не прошли» чужие диссертации и открытия, а в настоящее время, когда за «капусту» могут сделать профессором даже кота, – за отсутствием средств в кошельке. Это, впрочем, не мешало ему вести себя так, как будто Зачуханный дал зарок на всю оставшуюся жизнь нести один и тот же бред, которым потчевали читателей газеты эпохи «развитой перестройки». Зачуханный всерьез считал, что в насущных проблемах были виноваты сталинисты, ГУЛАГ, голодомор, несоблюдение хельсинских соглашений, словом, проповедовал в реальной жизни все те идиотские штампы, которые изрыгались «демократической» прессой 90-х годов, возглавляемой обер-идеологом перестройки Яковлевым. Впоследствии время все расставило по своим местам и народ воочию увидел, что стояло за этим словоблудием, а некоторые за бытовыми проблемами вовсе все и забыли. Но не таков был наш А.И. Зачуханный. Он с несколькими единомышленниками повторял все это снова и снова. Надо понимать, за отсутствием собственных мыслей. «Мы, группа интеллигенции», – говаривали они, стараясь придать своему подобию лица подобие загадочного и многозначительного выражения. Помилуйте, какая группа? И вообще, что все это значит? Что за «группа» такая? Одно дело, группа упакованных мальчиков, якобы заработавших свой первый миллион еще в стройотряде (любой, бывший в стройотряде, падает от смеха при этом пропагандистском бреде) и в результате стали управляющими холдинговых компаний, банков, президентами фирм. Уж перед ними-то нынешняя жизнь выстелила широкий ковер – весь мир у твоих ног. Но ты-то, Зачуханный, чего пыхтишь? Тебе-то явно среди места нет. И сколько бы ты не злобствовал, сколько бы ни плевался ядом, подобно южноафриканской кобре в поистине героическое прошлое своего народа, тебе не будет места среди обжирающихся жизнью. Никогда. Ну не сделают тебя боссом, не будешь ездить ты на перламутровом Мазератти, не возьмут тебя с собой за океан окончательно разорвавшие свою Родину упакованные мальчики. Не ждет тебя там вилла с голубым бассейном в банановой республике. И всегда будут на тебя смотреть как на мокрицу. Хоть это ты можешь понять своей одноизвилинной головой? Бесстыдное холуйство никогда не было верным путем к успеху. Только вот объяснять все это Зачуханному – «интеллигенту» так же бессмысленно, как учить кошку французскому языку.
Вопрос, поставленный перед ним директором НИИ, тоже пока оставался без ответа.

ГЛАВА 3
Невзирая на ранний час, Солнце над Техасом палило немилосердно. Впрочем, в доме нефтепромышленника-миллиардера Гаррисона всегда имелись максимально комфортные условия. Старик Гаррисон сидел, положив по американскому обычаю ноги на столик, и прокручивал в голове свежую новость. В далекой России придумали какую-то штуку, после применения которой нужда в нефти падает до нуля.
В Белом доме тоже обеспокоены. Вот ведь как хорошо они в свое время придумали навязать этим русским цены на энергоносители по мировым стандартам.
Казалось бы, какое собачье дело США, по каким ценам эти русские торгуют горючим на своих бензоколонках – доллар, цент, а, может, его вообще даром наливают всем желающим? А вот и нет. Достаточно просто взглянуть на карту мира – и все станет ясным. Россия ведь северная страна, в мире только северная Канада да Скандинавия с ней на одной широте, да и ту Гольфстрим греет. А Россия-то вон как посмела устроиться – распростерлась себе с востока на запад. Это только условно времена года продолжаются каждый по три месяца, а в России ноябрь и март месяцы откровенно зимние. Следовательно, все холодное время надо отапливать жилые и производственные помещения. А если делать это по мировым ценам на топливо, то следствием будет резкое повышение себестоимости производимой продукции, что делает ее окончательно неконкурентоспособной на мировом рынке. Здравомыслящие люди в Госплане все это прекрасно понимали. Потом Госплан разогнали вместе с государством, и правительство принял внук уважаемого народом писателя-бойца. Даже одного невооруженного взгляда было достаточно, дабы убедиться: природа не только отдыхала на потомке, но и откровенно бездельничала. И даже порывалась впасть в летаргический сон, что, однако, не мешало рою артистов и режиссеров водить хороводы и произносить его имя не иначе, как с придыханием и с эпитетом «гениальный». Ну, артисты, они, знамо дело, умеют комедь представлять. Тем более, что новоявленная гордость экономической науки обещала им всем повышенные гонорары, от которых перехватит дух у самих Шварценеггера и Ван-Дамма. Ну и кто же перед кем лучше разыграл комедию?
– Надо звонить председателю совета нефтепромышленников нашего штата, – подумал Гарррисон, невольно сделав гримасу, как от зубной боли. Председатель, сэр Каррингтон, был нестерпимым задавакой и воображалой даже для техасцев. Так, он никогда не упускал случая лишний раз напомнить, что Гаррисон-старший читал по складам, да и сынок не далеко ушел и в слове из трех букв делает четыре ошибки.
– И к чему мне все эти правописания? – обиженно подумал миллиардер-нефтепромышленник, где надо – я скажу, клерки запишут, как там надо или там на компьютере… Живем не хуже других людей с девятью нулями на счету. Вот недавно картину приобрел какого-то француза – сплошные пятна желтые, красные и оранжевые на фиолетовом фоне. Эксперты выдали сертификат с подтверждением. Через каких-то 10-20 лет ее цена вырастет как минимум в десять раз. Пусть себе висит.
Каррингтон позвонил сам:
– Тэдди, одевай джинсы. Едем в Вашингтон.
Через два с половиной часа оба джентльмена в ковбойских шляпах и сапогах на высоких каблуках с серебряными шпорами входили в овальный кабинет Белого дома под молчаливо-восхищенными взглядами сотрудников. «Кольты», «Смит-и-вессоны» и «Веблей-скотты» за пояс не засовывали. Слово техасского нефтепромышленника, даже сказанное полушопотом, звучит громче главного калибра линкора.

ГЛАВА 4
Восходящая мега-звезда отечественного шоу-бизнеса Алтынсу проснулась около полудня. Это и немудрено – тусовка окончилась около шести утра. Из окна роллс-ройса по дороге домой она сонно рассматривала бегущих к метро людей. «Edem daszaine», – каждому свое, как говаривал один небезызвестный государственный деятель. Все они даже не догадываются, какая жгучая проблема терзает ее юную душу. На вчерашнее мероприятие две дочки газового короля явились в таких дивных изумрудах! У одной ожерелье жены фараона, то ли Рамзеса, то ли Тутмоса (звезды эстрады не перегружают себя умственными шарадами, считая это дурным тоном), у другой – диадема то ли Кира, то ли Ксеркса или как его там. Все, конечно, с сертификатами. Вот тут-то и надобно провести контрудар, да такой, чтобы раз и навсегда стало ясно, кто есть «who», у кого камень тяжелее и у кого холдинг круче.
А на аукционе Кристи продают прямо мечту всей жизни – голубой бриллиант величиной с кокосовый орех! Ну, может, поменьше, но юность склонна преувеличивать мечту. Алмаз продавца вконец поиздержавшаяся голливудская дива, в свое время выбившаяся на экран исключительно своему роскошному бюсту, заставляющему многих мужиков мира восторженно цокать языком (бюст, а не экран). Хотя, справедливости ради, надо сказать, что некоторые представители мужского пола с Дерибасовской и Пересыпи утверждали на полном серьезе, будто держали в своих руках «такие вещи, что куда той чванливой американке, да и сама она – внучка тети Песи, которая с криком: «рачки, рачки!» торговала креветками у «Гамбринуса» еще в мирное время. И при этом божились такими клятвами, что, как говорил один из героев Шолома Алейхема: «Выкресту – и то поверишь».
В годы «ускорения и плюрализма» папа нашей героини вкупе с несколькими корешами-соратниками, выпускниками МГИМО-МИМО, Плешки-фишки взяли, да в перерыве между дегустацией «Агдама» в песочнице, тогда еще действующего детсада, и решили приватизировать всю нефтедобычу Сибири, Кавказа и других регионов. Чего уж мелочиться. Сказано-сделано. Марик, Алик и Руслан в одночасье стали владельцами всех энергоносителей огромной страны. Как же это произошло? А кредиты взяли. Если кто-то один мог взять кредиты и приватизировать, скажем, комбинат предметов половины земного шара, то почему нельзя кому-то другому прихватить все нефтеносные участки в стране?. Фентези такая. Наяву. Зашел себе человек в банк, взял кредитов на триллион долларов всего-навсего. Кто он, откуда? Кто бы знал. А вот увидели. Что деловой, умный, работящий и еще много чего увидели – да и дали ему кредит. Под «честное слово». Словом, верьте нашей бредовой версии – и все тут.
Намедни папочка (мечта многих не шибко перегруженных умственными усилиями дамочек, насмотревшихся глупых сериалов, вследствие чего «поехали крышей» и мечтают выйти замуж только за олигарха) передал дочурке через камердинера приглашение на очередное великосветское мероприятие.
А тусовка была такая. На сцене Большого театра сидела костлявая старуха, переодетая балериной, и стучала детской погремушкой в такт оркестру: «Там-тарам-там-там-там». Публика в прикидах от Кутюр отвечала шквалом аплодисментов, местами переходящих в овации. Следует, конечно, отметить, что художественные вкусы новоиспеченных Рокфеллеров было бы смело назвать шибко изысканными. Это настоящие господа ходили в свое время в театр с целью насладиться несравненной Пети и приходили в восторг от ее высокого «ля» в четвертой октаве. А тут в лучшем случае верхний неолит. Да и как могло быть по-другому, если музыкальная жизнь сосредоточилась на шедеврах, подобных арии проктолога: «Ты моя клизма, я твоя попка»…
Владельцы, транслирующих эту поп-культуру в массы и твердо вставшие на ведущий в прекрасное будущее путь рыночных реформ, искренне удивлялись – сейчас-де для исполнения чьего-либо произведения существует конкретная такса. Чего это мы будем транслировать этих, типа, ну, дедов с бородами, – Глинку с Чайковским, если они нам бабло не носят. Тут уж и крыть нечем, и возражать нечего. Типа, рынок.
Ну, а феерия между тем продолжалась. Окончивший греметь погремушкой реликт бережно сняли со стула, расположенного в центре сцены, об которую она добросовестно последние 70 лет стучала пуантами. А если уточнить, то последние 20 лет не стучала, так как проживала в теплых и сытых краях, рассказывая добрым и простодушным жителям Пиренеев, какие муки душевного и физического характера довелось пережить ей, бедолаге, в эпоху «этих ужасных коммунистов».
– Все ухищрения вашей средневековой инквизиции – это ничто по сравнению с моими тяжкими мучениями, – вещала несчастная жертва режима. Далее следовала душераздирающая история о том, как ей прикрепили к одежде орден Ленина, а для нее, бедняги, это было все равно, что упырю-вампиру повесить серебряный крест! Какая изощренная жестокость. Правда о том, что на полученные при советах гонорары она вела безбедную жизнь за границей, прима предпочитала не распространяться – дескать, все это пустяки, дело-то житейское… Тем временем бабушке русского балета под гром фанфар торжественно вручили новый орден – на сей раз имени какого-то православного святого, за успешное исполнение па-де-де в 1950-м году, нашей эры. Окружающие растроганно смахнули рукавом набежавшую слезу. Награда нашла героя! Артистка-орденоносица заверяла собравшихся, что хоть она и другой конфессии, но этот орден постарается оправдать дальнейшими творческими успехами на ниве хореографии.
Стрельнуло шампанское. Попивая суперэлитный вариант «Дом Периньон» (штука баксов за глоток), Алтынсу каким-то образом почувствовала тревогу. Словно темная туча закрыла вдруг яркое солнышко. «Придумали бесплатное топливо»… Периньон попал не в то горло, Алтынсу закашлялась, на глаза навернулись слезы. Это становится серьезным. Какой там к черту алмаз! Прекратится финансирование, раскрутки… Алтынсу, невзирая на родство с миллиардером-папой, была девочкой резвомыслящей, и по поводу своих вокальных данных особых иллюзий не строила.
Надо что-то делать…

ГЛАВА 5
Крутой хлопец Мыкола Хапайчук занимался молочным бизнесом. Нет, нет, коровники он не строил, селекцию не проводил, буренок не холил и лелеял. Отнюдь. Он просто скупал молоко у тех, кто ухаживал за коровами, кормил их и доил. Скупал, естественно, за бесценок, и продавал, конечно, втридорога. Во времена, когда еда, проезд, квартплата, отдых стоили копейки, а также имелись в наличии работа и достойная пенсия, времена, о которых с леденящим душу ужасом повествует нам новая демократично-перестроечная пропаганда, светила бы Мыколе статья. А после перековки пришлось бы, страшно сказать, трудиться. Но явилась миру плеяда либералов-реформаторов – и «щуку кинули у річку». Хотя политикой по скудности мышления Хапайчук не интересовался, (кстати, как и большинство в наше время, он тоже имел высшее образование «щоб усе, як у людей», но из всех лет обучения запомнились только веселые застолья в ресторанах с преподавателями во время сессий на их заочном факультете), зато с коммерцией все сложилось удачно. Сперва челноковал, потом в молочники вышел. Веселые. А чего бы не веселиться, если цена на молоко с нескольких копеек  во времена, когда только и думали, как бы народ голодомором извести, подскочила в сотни раз в эпоху торжества общечеловеческих ценностей. А на вопрос, почему да откуда такой космический взлет цен, Мыкола глубокомысленно и с большим достоинством изрекал: «Так ведь бензинчик подорожал». Человек, не очень сведущий в животноводстве, мог бы подумать, что коров заправляют бензином.
Вообще конкретно нечего Бога гневить. Хапайчук был хоть и не очень силен в богословии, но носил шикарный золотой крест с крупными красными гранатами и массой других наворотов, посещал с братвой храм и даже освятил свой джип-чероки, – «ну, щоб як у людей усе було». Отак, значить, вектор (что-то еще теплится в башке со студенческих лет) был выбран правильный, ветер удачи наполняет паруса нашего купеческого галеона – и вдруг штиль! Бензин будет бесплатным! Отаке тобі, чисто як дурний із-за груби, та ще й у темряві!
Ні, ойе так не годиться. Надо срочно поговорить с председателем их общества предпринимателей-спекулянтов. Если кому-то было выгодно создать Хапайчуков, значит, кому-то они позарез нужны.
Бензинчик больше никогда не подорожает, еще чего!

ГЛАВА 6
Мировое правительство собралось на экстренный внеочередной сходняк. Место встречи выбрали давно всеми облюбованный горнолыжный курорт. Официальной причиной собрания объявили борьбу с потеплением климата планеты и, естественно, международным терроризмом. Действительно, ну куда же сейчас без него? Расставили оцепление, разогнали вечно гавкающих антиглобалистов. Ну, в самом деле, беспорядок, как ни соберутся люди решать мировые вопросы, так и они тут как тут: «Зачем деньги налогоплательщиков транжирите? Какой народу прок от ваших бесконечных саммитов?» Вас забыли спросить. Неужели непонятно, что существует некая высшая политика для избранных, и если саммиты проходят сто раз в год, значит, так надо. И все.
Собственно, ответ на вопрос, как бороться с внезапно объявившейся проблемой бесплатных энергоносителей, был однозначный. Решительно. Ну, не готовы еще народы к таким разительным переменам, да и всю экономику сразу не перестроишь. А еще и проблема рабочих мест в сфере добычи, распределения, финансирования и т.п. Потому как в их заботливых правящих руках судьбы людские. Главное ведь в жизни что? Чтобы на трудящийся народ никакие перемены тяжким бременем не легли. И так душа страдает и сердце ноет, ежели людям какая проблема выйдет. Короче, перепоручили этот вопрос решать директору ЦРУ. Ведь помощь по-американски – она всему миру издавна известна.
Перепоручили, да и пошли с чистой совестью на лыжах по горам кататься.

ГЛАВА 7
На следующее утро шеф ЦРУ терпеливо вдалбливал двум сотрудникам отдела спецопераций и Бей-Бонду задачу по спасению всего мира (других задач ЦРУ просто не ставит, ввиду мелочности их масштаба). По всем законам классического голливудского жанра, пред ясны очи шефа должны были явиться звероподобный негр с проблеском мысли и американского патриотизма в налитых кровью глазах и любимым компьютером под мышкой, и накачанная блондинка в бронелифчике на бюсте 25-го размера с кольтом 45-го калибра в кармашке кожаных трусов. Но все оказалось намного проще. На прием явились два рядовых придурка, которые в данный момент выслушивали распоряжения шефа, преданно пожирая его глазами и забыв полностью прикрыть распахнутые в восторге рты.
– Значит так. Никаких Ингремов, Берет и т.п. Этого яйцеголового русского убрать арабским кинжалом. Как его? Джумбия, Гамбия…
– Джамбия, – услужливо подсказал Смит.
– Да, и не забудьте оставить вещдоки. Вы, Смит «забудете» Коран, а вы, Бей-Бонд, «потеряете» фотографию Аятоллы. Только не напутайте, как в прошлый раз. В прошлый раз специалист Теодор Бей-Бонд, усердно прикидывающийся дервишем, действительно малость «прокололся». Нужно было провести тонкую операцию по разжиганию враждебных страстей между моджахедами и талибами. А он сунул в тайник, за камень, под неодобрительное шипение гюрзы (ну отвлекла змеюка), вместо заготовленной ЦРУ провокационной фальшивки, фото красотки Мери Смит в недвусмысленной позе, сделанное аккурат в то время, когда напарник был на задании по возвращению потоков венесуэльской нефти в истинное русло, а Теодор утешал его супругу прогулками по морской яхте по Калифорнийскому заливу. Перепоясанные пулеметными лентами, бородачи долго качали головами, цокали головами и говорили: «Вах, какая женщина! Блондинка, да? Абдулла, дай еще раз посмотреть. А это что за чудище, – сказал старый мулла, глядя на изображение Бей-Бонда рядом с Мери, – наверное, снежный йети с Бадахшанских гор или вершин Гиндукуша…» Тут написано «Лос-Анжелес», – сказал молодой талиб из Пакистана, немного знающий английский язык. «Вах, куда его занесло», – закивали головами окружающие.
– Не волнуйтесь, шеф, – снова заблеял Смит, – все сделаем в лучшем виде. Не впервой. «Не волнуйтесь, шеф, – зарычал звероподобный Бей-Бонд, – а ты, Смит, заткнись. Я в группе старший.
– Не ссорьтесь, чада мои, – отечески улыбнулся босс, – идите с миром и да прибудет с вами доллар! После такой сакральной для каждого американца мантры никакая сила уже не могла остановить их.

ЭПИЛОГ
«Эх, хотелося, да не удалося», – такую вот записку вручили бравые американские рейнджеры своему шефу. Изобретатель словно бы ушел в другое измерение… Смит и Бей-Бонд рыли землю в прямом и переносном смысле, но все бло тщетно.
А в остальном все хорошо.
Снейк отличился в миротворческих операциях и получил чин вице-адмирала. И теперь уже Том щелкал перед ним каблуками и даже, хитрая бестия как бы шутливо называл его «Масса Ричард».
Хапайчук расширил объемы закупок и рынки сбыта, имел увеличение дохода, несмотря на резкое снижение поголовья скота. Ну и правильно, чем ухаживать за двадцатью коровами, пусть будет одна, а цену за молоко при этом поставить в двадцать раз дороже (ведь бензинчик подорожал!).
Золотой голос России Алтынсу уговорила-таки папу насчет бриллианта. Заодно уже, чтобы не зря ездить, купили на том же аукционе подгузники Битлов (с сертификатом!), что стало предметом гордости всей музыкальной тусовки города-героя Москвы.
Техасские ковбои продолжают торговать не только скотом, но и нефтью. Ведь больше денег – это лучше. Правда?
Интеллектуальноослабленный м.н.с. Зачуханный не утруждался прогнозами применения в народном хозяйстве абсолютного топлива, а предался коллекционированию литературных «шедевров» беглого кэгэбиста «Суворова» (в девичестве Резун).
«Разумеется, – говорил он, – никогда бы кроткая, миролюбивая Германия, возглавляемая таким известным гуманистом, как Адольф Гитлер, не начала бы первой войну, если бы не коварные русские агрессоры».
«Да уж, – глубокомысленно качая головками и нежно надувая щеки, отвечали собеседники – такие же, как и он, кретины с высшим образованием…
На этом можно и закончить наше повествование, но в народе до сих пор ходят интересные разговоры о мужчине, который ездит на своем «Запорожце» и почему-то никогда не пользуется услугами бензоколонок. Из принципа, должно быть.
Но ведь мы с вами никому не расскажем, где этот мужичок живет, правда?




   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.

Нужна котельная установка? Рекомендуем узнать больше.
Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики