Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Главная страница сайта

Альмагий ГОЛУБОВ, г. Щелкино

В ОЖИДАНИИ ХРИСТА

В ожидании Христа

Фанданго № 3
Введение
Повесть о Казантипе. Часть 1
Повесть о Казантипе. Часть 2
Повесть о Казантипе. Часть 3
Фанданго № 4
Повесть о Казантипе. Часть 4
Голем. Часть 5
Голем. Части 6 и 7
Голем. Часть 8

Фанданго №5
Курорт. Часть 9
Легенды Казантипа. Часть 10
Аэрогологофа. Часть 11
Вызовы времени и христианский ответ. Часть 12
Вторая Голгофа. Часть 13
Послесловие. Мир изменился

---------------------------------------------------------
КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ. АЭРОГОЛГОФА
=================================


Любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте,
 не ожидая ничего; и будет вам награда великая,
и будете сынами Всевышнего;
ибо Он благ и к неблагодарным и злым.
Итак, будьте милосердны, как и Отец ваш милосерд.
Евангелие от Луки


ГЛАВА 1. АРСЕНИЙ ЛУЧНИКОВ. УТРО ПЕРЕД КОНФЕРЕНЦИЕЙ

1. Коктебель. Утро.
Коктебель. Раннее утро. Он проснулся на рассвете, совершил привычную пробежку, позавтракал в ближайшей кафешке и теперь сидит у окна в номере гостиницы, рассеяно глядя то на плещущееся далеко внизу море, то на стоящий в отдалении, на выдающейся в море скале замок, где будет проводиться конференция. Над ним высокое, торжественное, как баховский хорал, небо.
Замок удивительно красив. Отсюда он крошечный, будто игрушечный, а внутри (вчера Арсений вместе с другими его осматривал) подавляюще громаден. Издали он гармонично сочетается с громоздящимися вдалеке дикими скалами, а во дворе замка кажется, будто хаос гор угрожающе нависает над прилепившимся к ним человечьим гнездом.
Вообще Коктебель, связанный с именем Макса Волошина, с его поэзией, с его подлинно рыцарским восприятием мира, мира, где жизнь человеческая – есть подвиг, подвиг во славу Природы и Бога, настраивает на какой-то особо торжественный и, одновременно, тревожный лад.
Сегодня в 10 в большой зале замка начнется диковинный турнир, который обещал показать участникам богатый толкинист, предложивший проводить конференцию на его территории. Энн говорит, что за такими турнирами будущее, что они помогут новым первохристинам в борьбе. О подобных схватках между вооруженными средневековыми рыцарями и безоружными знатоками восточных единоборств Арсений читал в «Житии Картериуса Великого», с которым впервые познакомился в библиотеке Мустафы, своего учителя и покойного друга. Что же, может быть, Анна права.
 
2. Грех уныния.
Энн сладко улыбается во сне, а ему беспокойно. В 12 начнется конференция. Первый доклад предстоит прочесть ему… 
Поймут ли его, и вообще, чего он хочет добиться своим сегодняшним выступлением? Нет, он, Арс Луч, оптимист, даже неисправимый оптимист. Он, без оговорок, верит в конечный успех его с Мустафой предприятия. Его учителя и старшего друга уже нет на свете, но Арс не отступит, он будет продолжать начатое вместе дело. Но тоска иногда одолевает. А уныние – грех, предаваться ему нельзя...
Теперь тоска овладевает Арсеном реже, чем прежде. До встречи с Мустафой было хуже, уныние довлело над ним почти постоянно. Мустафа говорил, что раньше и с ним происходило почти то же, что с Арсением. Это странно, ведь обстоятельства жизни, сведшие их вместе, вроде, разные.
… Хотя причины тоски все же едины.

3. Рок-музыкант.
До встречи с Мустафой Арс серьезно занимался роком. Его концерты, и в составе группы, и сольные, уже начали привлекать внимание знатоков. Но хотелось большего, хотелось владеть аудиторией безраздельно. И пошли в ход наркотики, сначала слабые, потом – посильней. Нет, привыкания не было, он действовал сознательно, исключительно ради музыки.
Иная судьба постигла Джонни Холла, клавишника их группы и близкого друга Арсения. Большой музыкант и страстный человек, малыш Джонни, так его прозвали в группе за малый рост и удивительную ребячливость, безоглядно стремился  к совершенству, которому, как известно, предела нет.
На этом пути Джон и сломался. Каждый день он желал достичь большего, чем удалось вчера. И погиб от передозировки. Арс, напротив, чем дальше, тем больше, разочаровывался в успехе, достигаемом применением наркотиков. Более того, искусственность достигнутого давила его. Отсюда и тоска.
Потом грянуло 11 сентября 2001 года. После трагедии Арсен до конца осознал, что жизнь его не имеет смысла, что не тому он ее посвятил. Террористы убивают невинных, для них люди – солома, которой не жаль. Арсений понял, всем сердцем почувствовал, что он призван противодействовать злу, в том его судьба.
Но что нужно делать? Как остановить зло? Что можно противопоставить террору? Накачавшись наркотиками, можно, конечно, выйти драться с террористами. Но разве это поможет?
Встреча с Мустафой Ахмет-Гиреем, давним другом его отца, помогла найти дорогу. 

4. Психиатр-философ.
Судьба Мустафы была совсем не похожа на Арсенову. Когда они встретились, тот был популярным в Штатах врачом-психиатром, получившим к тому же немалую известность как выдающийся философ-мистик. Для обретения сил, помогающих ему лечить несчастных, Мустафа прибегал к медитации. В этом их пути были похожи. Арс – наркотиками, Мустафа – медитацией, оба добивались изменения сознания с целью постижения успеха, разумеется.
Но восточный менталитет Мустафы не протестовал против таких методов достижения цели. Более того, он был удовлетворен своей работой врача-психиатра, продуктивно использующего нетрадиционные методы лечения. Длительное погружение в дзен-буддизм и серьезное изучение даосизма сделали его верным приверженцем теории гармонического сочетания добра и зла. В медицине такой подход давал свои плоды.
Отвернуться от восточной мистики и стать адептом христианства заставил его нарастающий, стремящийся похоронить под собой все человечество, вал терроризма. Будучи глубоким философом и одновременно трезвым, рационально мыслящим человеком, он после долгих размышлений пришел к выводу, что победить террор можно только вооружившись учением Христа, причем в его первозданном виде. 

5. «Любовь и сострадание»,
Эти мысли заставили философа-мистика Мустафу Ахмет-Гирея, еще в молодые годы познакомившегося в Казантипском подземном храме с «Евангелием от волхвов», углубиться в изучение раннего христианства. Сразу после памятных дней 11 сентября 2001 года он вместе с немногочисленными сторонниками учредил общественное движение, которое получило название «Сострадание и милосердие» («Новые первохристиане»). Тогда же Арс познакомился с Мустафой.
Встретился Арсений с былым другом своего отца после трагедии, когда сеньор Антонио посетил Нью-Йорк. Найдя сына в состоянии крайней апатии, отец привел его к Мустафе. Это был визит к известному психиатру, а отнюдь не к учителю жизни, к философу. Оказалось, однако, что Арсу был нужен именно учитель, а точнее Учитель с большой буквы, человек, способный придать его жизни подлинный смысл. Идеи Мустафы пришлись молодому рок-музыканту как нельзя более по сердцу. Их интересы, несмотря на существенную разницу в возрасте, тесно переплелись.

6. Смирение.
Имя Мустафы было достаточно хорошо известно в мире философской элиты США. В этих кругах его новые идеи оживленно обсуждались. Оппоненты упрекали Мустафу в гордыне. Находились и такие, кто толковал о смирении. Эти люди говорили о необходимости покориться замыслу Божьему. Дескать, сказано, что грядет Апокалипсис, и потому не след, борясь с терроризмом, сопротивляться предначертанному.
Однако Христос проповедовал иное. О смирении в Евангелиях нет нигде. Это целиком придумка ленивых пастырей, которым сподручней управляться с покорным стадом. Ведь любовь – чувство активное, а потому овнам оно ни к чему, пастырю таким стадом трудней управлять.
Впрочем, Мустафа не был категорическим противником смирения. Он утверждал, что любовь даже к близким своим посещает далеко не всех.  «Когда нет любви в сердце твоем, – учил Мустафа – призови на помощь смирение. Ибо усилием воли вернуть любовь невозможно. А без любви, или, на крайний случай, смирения, как ощущать себя христианином?»

7. Человек – больное животное.
Мустафа вслед за Ницше учил, что человек – больное животное, животное с расстроенной психикой. Ибо здоровый зверь, живущий в гармонии и с природой, его окружающей, с и природой собственной, ни за какие коврижки не согласился бы стать человеком.
Дабы преодолеть, или хотя бы ослабить болезнь души человеческой, мудрый Восток придумал эзотерические практики и слабые наркотики, которые лишают человека его эго и устремляют в трансцендентную высь, в абстрактную высь Абсолюта.
Но такое преодоление есть проявление скорее слабости, чем силы душевной. В христианской эйкумене душевную болезнь лечит Любовь, которая есть высшее проявление человеческое. А если человек любит, нет смысла лишать его эго, которое достигает тогда высшей гармонии.
Но если нет в сердце любви, помогает смирение. Ибо гордыня и уныние греховны, а если нет любви, то боль души, не укрепленной смирением сердца, может принять критический характер.
Именно смирение помогает Арсению в те тяжелые минуты, когда наступает отчаяние. Ибо когда любовь испаряется из сердца, и им начинает овладевать греховное уныние, только смирение может спасти душу, вытащить ее из пропасти тоски безысходной.
ГЛАВА 2. КОНФЕРЕНЦИЯ В КОКТЕБЕЛЕ, ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

1. Конференция началась.
Итак, вторая конференция, запланированная сразу после первой, с большим опозданием, но все же началась. Она состоялась в Коктебеле, в рыцарском замке, и условия ее проведения были ничуть не хуже тех, в сгоревшей усадьбе на Казантипе. А уж интерьер, имитирующий быт первых веков нашей эры, так он вообще как нельзя лучше создавал соответствующую атмосферу. Ее тема «Вызовы времени и христианский ответ» современна, но ведь истоки христианства там, в глубине Средних веков. Поэтому обсуждение христианских проблем в атмосфере средневекового замка придало им соответствующий той эпохе мистический аромат.

2. Атмосфера средневекового замка.
Вопросы, которые задавали себе и собеседникам участники, были, в сущности, те же, что мучили последователей Христа в начале нашей эры. И поэтому атмосфера средневекового замка, созданная богатым чудаком, любителем Толкина, совсем для других целей, навевала настроение, как нельзя лучше гармонирующее с темой конференции, ее целями и задачами. Строгость, почти аскетизм обстановки, в сочетании с полутьмой и величественной грубостью интерьеров замка, создавали ровно то настроение, которое необходимо для более глубокого осознания, для погружения в корневые проблемы христианской этики, в проблемы христианства, как такового.
Ведь основные вопросы бытия, поднятые Христом, впервые задавали себе люди примерно в такой атмосфере. Они впервые прозвучали в начале нашей эры, а в Средневековье на них упорно искали ответ. Чтобы сегодня, в новых, существенно иных условиях существования вновь начать эти поиски, если не обязательно, но все же весьма полезно очутиться в интерьерах, близких к тем, что окружали человека в те времена.

3. Ораторская беспомощность докладчика.
Проблемы захватили всех участников. Было ясно, что не ораторское искусство непривычно юного, улыбчивого, и вместе с тем явно не умеющего скрыть свое смущение, а потому постоянно густо краснеющего докладчика вызывало такой интерес слушателей.
Нет, докладчик привлекал взоры, буквально заставлял сочувствовать его смущению, создавал в зале дружескую атмосферу взаимной симпатии, перемежаемую волнами такого удивительно теплого чувства всех ко всем, которое невозможно было назвать иначе, чем любовью. Но эти эмоциональные порывы никак не уменьшали явную ораторскую беспомощность молодого человека, стоявшего за кафедрой.
Да, Арс Луч, а первый доклад читал именно он, был явно никудышним оратором. Тем не менее, слушали его присутствующие с неослабным, все возрастающим вниманием. А причина была в теме, которую развивал докладчик. Тема эта касалась всех.

ГЛАВА 3. «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ОБ ОПАСНОСТИ, ИЛИ ТРЕВОЖНАЯ ВЕСТЬ ОТ МУСТАФЫ АХМЕТ-ГИРЕЯ»

1. Тревожная весть.
Я, Мустафа Ахмет-Гирей, сопредседатель общества «Любовь и Сострадание» (Новые Первохристиане) несу вам Тревожную Весть о гибели человечества в ближайшем будущем, неизбежной, если  мы, люди земли, не сумеем преодолеть проблемы, вставшие перед нами в новом тысячелетии.

2. Пора Второго Пришествия.   
Я, Мустафа Ахмет-Гирей, несу вам Благую Весть о том, что пришла пора ВТОРОГО ПРИШЕСТВИЯ. Мы, Новые Первохристиане, понимаем и Второе Пришествие, и Страшный Суд совсем не так, как другие конфессии, и традиционные, и секты. Мы думаем, что не следует ожидать возвращения Христа на землю в буквальном смысле слова. И, конечно, никакого Суда над нами он не учредит. Все будет иначе.

3. Момент истины.
Христос, который должен придти, чтобы наказать грешников – это придумка циничных надсмотрщиков, предназначенная для наглых и ленивых рабов, которым не живется без плети на спинах их.
Много есть богов устрашающих, требующих беспрекословного повиновения. Но Иисус не таков. Он прокладывает к сердцу человека иной путь. И время Его придет тогда, когда наступит пора просветления, когда человека уже невозможно будет запугать.
Страшного Суда не будет, но испытания нас ожидают немалые. Наша эпоха не только переломная, она – время выбора человечеством своего дальнейшего пути. Наше время – момент истины. Сегодня решается дальнейшая судьба человечества. От сегодняшнего выбора нами своего пути зависит, жить ли роду людскому на земле, или исчезнуть с лица планеты, ибо дни его сочтены.
   
4. Сегодня сильный не может победить слабого.
В чем отличие нашего времени? Прежде всего, в том, что в нашу техногенную эпоху сильный народ, сильное государство не могут окончательно победить слабый народ, слабое государство. А временная победа сильного над слабым может обернуться в дальнейшем страшным, трагическим поражением сильного. Продолжение конфликта сильных и слабых может привести к гибели всего рода человеческого. Естественно, что большинство конфликтов угасают сами собой. Но первый же конфликт, не склонный к затуханию, разрастется и неизбежно приведет человечество к трагической развязке.

5. Великое Испытание.
И это время уже наступает. Великое Испытание нам, жителям земли, действительно, предстоит. Но вовсе не такое, как описано в трудах Отцов Церкви. Первый звонок прозвучал 11 сентября 2000г. Вернее, это был не звонок, а трубный глас, возвестивший, что наступают последние времена. Выживет ли род людской, или всем нам предстоит сгореть в геенне огненной?
В эти дни, посланные человечеству для испытания, стало ясно, что человечество сможет выжить, только если оно воспримет главную заповедь Христа, которую возвестил Он  всем нам в Нагорной проповеди.
Постигнет ли человечество трагический конец, или нет, зависит от того, примет ли оно всем сердцем, начнет ли оно, пусть не сразу всеми своими членами, пусть сначала наиболее последовательными из Его сторонников, но исполнять заповедь Христа «О ЛЮБВИ К ВРАГАМ».

6. Извращение учения Христа.
Эта заповедь, по существу, не принята ни одной из христианских конфессий. Ни одна из них даже не пытается вслед за Иисусом проповедовать любовь к врагам. В православии, например, утвердилась полностью антихристианская формула: «Люби врагов своих, ненавидь врагов Христа и бей врагов Отечества». Казалось бы, более извратить суть учения Его, кажется уже невозможно, однако православие считает себя христианской конфессией.

7. Политкорректность.
Христианские конфессии Запада, весьма агрессивные и непримиримые к иноверцам в молодости народов, их исповедующих, успокоились, умерили свою нетерпимость. Но христиане Запада, взамен любви к врагам, исповедуют сегодня слабосильную, анемичную политкорректность.
Политкорректность хороша для среднего человека, но только в стабильные периоды истории. В эти периоды любой человек, а не только герой и подвижник, имеет возможность, в чем его поощряет общественное мнение, в меру своих слабых сил совершать добрые дела, благородные и гуманные поступки.

8. Ксенофобия.
В переломный же период истории тяга масс к политкорректности неизбежно куда-то исчезает, развеивается, как дым. 11 сентября показало, что господствовавшая вчера политкорректность рядовых американцев, временами чрезмерная, в чем-то даже карикатурная, начинает оборачиваться их же оголтелой ксенофобией, озлобленной агрессивностью. Опыт показывает, что на сломе истории человечеству необходимо иное, нужны герои, нужны подвижники.

ГЛАВА 4. КОНФЕРЕНЦИЯ В КОКТЕБЕЛЕ. ДОКЛАД АРСЕНИЯ 

1. Выживет ли человечество?   
Начал Арсений с того, что задал аудитории вопрос, волнующий каждого из нас:
 – Выживет ли человечество, не погибнет ли род людской? Ведь в противоборстве дьявольских сил мести и антихристовых сил порядка неизбежно придет час, когда террористы овладеют, наконец, тем, чему они так страстно стремятся – ядерным оружием. И что тогда? Есть ли надежда, что человечество выживет, что гибели можно будет избежать? Есть ли надежда на силовое разрешение вопроса?

2. Раньше обескровленный противник сдавался на милость победителя.
– Давайте проведем мысленный эксперимент, – немного помолчав, продолжил он. – Можно ли, хотя бы теоретически (то есть, мысленно отбросив всяческие препоны) уничтожить всех реальных и потенциальных террористов?.. Совершенно ясно, что это невозможно…
Что же, докладчик прав, в былые времена такая решительная (и довольно часто применяемая) мера давала, как правило, положительный результат, даже без поголовного истребления всех противников. Обескровленный, утративший большую часть мужского населения противник сдавался на милость победителя и более не пытался сопротивляться.

3. Месть слабых стала возможна.
Но это было в те времена. Нынче, когда мир насыщен опасными технологическими новациями, он неустойчив и крайне хрупок. Сегодня даже поголовное уничтожение противника (безусловно, невозможное в наше время) неспособно принести плоды. Ибо чем жестче будут приняты меры, тем более вероятно, что несколько человек, или даже один, дальний родственник уничтоженных, полукровка, по сути, седьмая вода на киселе погибшим, до того даже не осознававший свое родство с жертвами, начнет мстить за родичей. А такие возможности наш техногенный мир представляет в изобилии.
Как ни привыкло человечество на все роковые вопросы давать удивительно близорукий оптимистический ответ, как ни любим все мы, упорно закрывая глаза, не замечать надвигающиеся на нас, ожидающие нас беды, слушатели не могли не согласиться с тем, что вероятность человечества выжить, удачно проскочить ожидающий нас апокалипсис, крайне мала. А раз так, то иного ответа, чем христианский, на исторический вызов, стоящий перед человечеством, просто не существует.

4. Новые первохристиане.
–  Любовь и сострадание, причем не только к близким, но и к врагам своим, являются  тем единственным инструментом, которому под силу предотвратить надвигающуюся катастрофу, – развивал свою тему докладчик. – Именно поэтому инициативная группа, идейным руководителем которой был мой, нынче покойный, старший товарищ Мустафа Ахмет-Гирей, учредила общественную организацию под названием «Любовь и сострадание».
– Нас иногда называют «Новые первохристиане», – продолжил он после короткой паузы, – но это не совсем точно. Мы в своей практической деятельности, действительно, наследуем опыт христиан первых веков Новой эры, в основу своей идеологии мы положили принципы, провозглашенные две тысячи лет назад Иисусом Христом. Да, мы последователи идей Иисуса, которого христиане считают Сыном Божьим, а мусульмане проповедником Исой, но мы решительно не согласны с теми, кто причисляет наше движение к христианству. Наше Общество основано не на религиозных, а на гуманитарных, рациональных, притом сугубо прагматических, принципах. Наша организация принципиально межконфессиональна. Приверженцы всех религий и даже атеисты могут без всякого ущерба для своих убеждений участвовать в нашем Движении. Ибо любовь и милосердие – основа всех религий и философских течений…

5. Не уверен – не берись.
– Наш безвременно ушедший лидер, – перешел к новой теме Арсений, – кроме документа под названием «Тревожная весть», чаще называемого «Евангелием от Мустафы», оставил нам написанный перед самой кончиной свод «Правил и Рекомендаций» (так эта рукопись самим автором и озаглавлена). Эти «Правила» помогают нам, его последователям, определять свое внутреннее состояние и, в зависимости от него, регламентировать свое поведение.
Читал, читал. «Правила» эти, по сути, своеобразная интерпретация идей известного французского философа Жана Поля Сартра. Философ утверждал, что человека невозможно заставить, в любой, даже в самой безвыходной ситуации у него всегда есть возможность не подчиниться, ибо на крайний случай он может покончить собой.
В 1948 году, во время алжирского конфликта Сартр заявил, что и мобилизованный на войну ответственен за нее. Его знаменитое: «…если ты не бросил оружие, то не говори, что тебя заставили – это твоя война» можно рассматривать не только как призыв пацифиста и гуманиста, не только как гордое утверждение, что человек априори свободен, что его невозможно заставить, но и как призыв не врать, прежде всего, самому себе.
Докладчик подчеркнул, что призыв не врать, а поступать так, как желает никто иной, как ты, очень важен для реализации целей Движения. Всех его участников рано или поздно ждет гибель или от рук террористов, или от их противников. Поэтому необходимость следовать по этому пути человек должен осознать сам. Более того, раньше, чем принять такое решение, он должен тысячу раз перепроверить себя, сможет ли он нести эту чашу, ведь и сам Иисус спрашивал, не минет ли его это испытание. Это не просто. И если человек не уверен, то ему лучше не брать на себя такую ношу.

6. Для кого заповеди Христа?
Далее докладчик начал излагать основы идеологии своего Движения:
– Мы, члены общества «Любовь и сострадание»,  – начал он эту часть своего доклада, –  считаем, что заповедь Учителя «любить врагов своих» – это, все же, не для всех. Если нет у человека моральной силы, как не старайся, не получится у него возлюбить врага своего. Любить врагов своих неимоверно трудно, на это способны только праведники. И они есть на земле. Есть на свете люди такой моральной силы, что способны любить каждого человека. Такой человек способен искренне сострадать казнителю матери своей, убийце ребенка своего. Встречаясь с личностью такой моральной силы, преступник неизбежно осознает глубину своего падения и не может творить зло далее. 
– Есть другие люди, – продолжил он, – может, и не способные любить убийцу матери своей или ребенка своего, но, все же, столь сильные духом, что способны жалеть и любить мучителей своих. Такие люди тысячами гибли в первые века новой эры. Это в результате их массового подвига христианство на земле победило.
– Подставить правую щеку, если тебя ударили по левой – тоже не для всех. Но этот тезис Христа подходит для гораздо большего числа людей. Однако, если человек подставит щеку свою из слабости, из трусости, из рабской покорности, то это будет отнюдь не христианским поступком. Если же это делается для того, чтобы морально одолеть противника, для того, чтобы заставить его осознать собственную неправоту, тогда да, тогда этот поступок христианский. Конечно, на него способен не каждый. Для этого поступка нужны изрядные моральные силы.
 – А две заповеди Его: «Возлюби ближнего, как самого себя» и «Не суди», – продолжил докладчик, – практически для всех, считающих себя христианами. Если и эти заповеди человек не может исполнить, то вообще не имеет права считать себя христианином.

7. Не мсти.
– И еще, – завершил он свое выступление, – есть правило, которым обязан руководствоваться каждый христианин: «Вырви месть из сердца своего». Оно сформулировано нашим безвременно ушедшим лидером. Правило это не входит в канон ни одной из христианских конфессий, однако полностью соответствует духу учения Его.
– Одно дело сопротивляться мучителю и убийце, не дать ему совершить злодеяние. Иное дело – мстить за уже совершенное зло. Сопротивляться злу христианин обязан, причем любыми средствами, если недостает духа на моральное сопротивление, если нет силы и ловкости для безоружного сопротивления, то следует браться за оружие. Мстить же за уже содеянное христианин не имеет права ни при каких обстоятельствах. Если человек мстит обидчику, то он не может считать себя христианином...
Ситуация сложная, заявленное докладчиком неоднозначно. Мстящий, чаще всего, оправдывает свои действия желанием пресечь зло. И в большей части случаев и самому человеку, и окружающим почти невозможно понять, месть это, или стремление остановить зло. Именно потому эту функцию человечество передоверяет государству.

ГЛАВА 5. «ТРЕВОЖНАЯ ВЕСТЬ ОТ МУСТАФЫ АХМЕТ-ГИРЕЯ»
(окончание)

9. Он несколько поторопился.
Мы, новые первохристиане, готовы признать, что, призывая «любить врагов своих» в свой первый приход на землю, Иисус несколько поторопился. Нельзя не согласиться, что Его требование было тогда, мягко говоря, немногого преждевременным. Требовать от людей любить врагов своих в Первом веке Нашей Эры, когда юное человечество с таким увлечением дралось заостренными железными палками, было немного немилосердно со стороны Сына Божьего. Ибо самыми худшими результатами таких конфликтов были, за редчайшими исключениями, только ушибы и ссадины. Стоило ли так строго спрашивать с детей, а человечество в I веке в полном смысле этого слова переживало свое детство, за  их прегрешения?

10. Хрупкость цивилизации.
Иное дело сегодня. Изобретение ядерного оружия впервые поставило человечество между жизнью и смертью. Однако взаимный страх лидеров противоборствующих сторон не позволил конфликту разгореться всерьез. И только сегодняшнее, в условиях повышенной хрупкости нашей техногенной цивилизации, противостояние первого и третьего миров, впервые по-настоящему остро поставило вопрос о выживании человечества.
А поскольку силовых способов ликвидации множащихся ныне конфликтов более не существует, единственным выходом из катастрофической ситуации является принятие человечеством заповеди Христа «О Любви к врагам».

11. Необходимо предотвратить катастрофу.
Конечно, это не означает, что все человечество в целом внезапно проникнется этой, мягко говоря, нестандартной идеей Христа. Отнюдь нет. Надеяться на такое, было бы совершенно неоправданным идеализмом. Речь о другом. Предотвратить катастрофу удастся только в том случае, если найдутся в мире люди, всем сердцем принимающие идеи Любви, заповеданные Христом.
Мир будет спасен, если появится достаточное число людей, обладающих моральными силами по-настоящему, всерьез любить врагов своих, сострадать им, озлобленным, духовно убогим, истязающим плоть самих подвижников, убивающим родных и близких их. Приход таких людей и будет Вторым Пришествием на землю, но не Христа, а подлинного христианства.

ГЛАВА 6. НЕПОРОТОЕ ПОКОЛЕНИЕ

1. Анна Фомина.
После обеда, который был, как всегда, прекрасен, ибо на кухне рыцарского замка колдовали те же повара, что и в сгоревшей усадьбе на Казантипе, с содокладом выступила юная Энн Фомин. Ее ораторские данные выгодно отличались от Арсеновых. Речь ее была столь убедительна, а сама она была так прекрасна в своем благородном порыве донести до слушателей истину, что аудитория была буквально заворожена.
Поистине удивительно эти молодые русские, выросшие и получившие образование на Западе. Короткие броские иностранные имена (Арсений Лучников стал Арсом Лучем, а Анна Фомина – Энн Фомин) придают им некий ореол, кажется, что они – люди будущего в сверкающих одеяниях, сошедшие со страниц какого-то фантастического романа.

2. Непоротое поколение.
Впрочем, и без фантастического ореола эти молодые люди в нашем достаточно обыденном существовании выглядят очень уж необычно. Это, поистине, новые люди, с новыми взглядами, обладающие новыми, нам, старшему поколению, неясно, откуда взявшимися возможностями.
Кто они, эти люди? Наверное, правильно было бы называть их русскими иностранцами. То есть, с одной стороны они вполне русские, с нашими пристрастиями, наклонностями и привычками, но, вместе с тем, с совершенно не нашими реакциями на любые жизненные обстоятельства. Наверное, это то самое досрочно сформировавшееся «непоротое поколение», рождение которого все мы с таким нетерпением ждали.
Взошло оно за рубежом. «Непоротое поколение» в России так и не родилось, ибо новое единомыслие, густо заправленное постимперским синдромом, массовой ностальгией по былому военному могуществу и грозному величию социального монстра, каким был СССР, круто развернуло страну назад от свободомыслия к тупой и гордой своей тупостью, покорности. И хотя встреча с юными щелкинскими последователями Картерия говорит об обратном, это скорее обнадеживающее исключение, ибо правило, к сожалению, удручающе.

3. Юность Арсения.
А эти! Просто глаз радуется. О судьбе юного Арсения мне было известно и раньше. Обучение его проходило в лучших частных школах Европы и Америки (юноша за время учебы сменил их более десятка). Период взросления совпал у него с удивительной страстью к гуманитарным наукам. Юношей он очень серьезно изучал философию, лингвистику и теологию. Таков был его личный выбор, который он совершил, как это ни странно, еще в детском возрасте. Потом было увлечение музыкой.
Нашел он себя, только встретившись со старым другом своего отца Мустафой Ахмет-Гиреем. С той поры линия его жизни, не сворачивая, шла по пути, намеченном этим выдающимся мыслителем современности.

4. Ее родители.
Об Энн Фомин (ударение на первом слоге) я узнал уже в ходе конференции. Ее отец – Лев Александрович Фомин, доктор наук, действительный член АН СССР, выдающийся математик, удивительные открытия которого относятся к тому новейшему разделу современной математики, в котором разбирается всего несколько человек на целом свете.
Одновременно математик Фомин был финансовым гением. Оказавшись в научной командировке в Англии, он, никогда не интересовавшийся политикой, решил стать невозвращенцем. Ему предлагали возглавить кафедры математики крупнейшие университеты мира, но Фомин предпочел освоить профессию брокера. За несколько лет работы на лондонской бирже он сколотил громадное состояние.
Ее мать, Мари Космодемски – прима Шекспировского театра, лауреат многих британских и международных премий. Семнадцатилетней девчонкой будущая великая актриса (внучатая, кстати, племянница героев Отечественной Зои и Шуры Космодемьянских), окончившая десять классов Вологодской средней школы и курсы судовых поваров в Калининграде, сбежала с рыболовецкого траулера во время неплановой стоянки в Глазго, и оказалась в Лондоне. Она учила язык, мыла полы в театре «Глобус». Через три года ее стали выпускать в массовке. На пятый год она удостоилась роли со словами «Кушать подано».
Со своим будущим мужем она познакомилась на одном из приемов, будучи уже известной на весь мир актрисой. Внезапная любовь, затем брак и рождение дочери, а далее пятнадцать счастливых лет, прожитых вместе.

5. Упрямая девчонка.
Авария Боинга над Атлантикой лишила Энн родителей, когда ей не было и четырнадцати. Строптивая девчонка, которую родители выводили в свет и даже представили королеве, сбежала из одной из престижнейших частных школ Англии и вскоре появилась в Питере. Став членом небольшой, сплоченной группировки антифашистов, она вскоре стала широко известна своим активным участием в жестоких расправах со скинхедами.
В семнадцать, познакомившись в Интернете с идеями общества «Любовь и сострадание», юная Энн вышла из Антифа и вернулась в Англию. Там она вступила в наследование отцовским имуществом и экстерном окончила университетский курс. Получив диплом бакалавра и приобретя необходимое телерепортеру оборудование, юная авантюристка отправилась на свой страх и риск объезжать горячие точки планеты.Первый репортаж из Чечни она разместила на своем сайте в Интернете.
Ее работа была замечена, и вскоре самые авторитетные телестудии мира стали заказывать ей репортажи с места событий. Потрясающе интересные интервью с лидерами боевиков из многочисленных сегодня горячих точек планеты превратили молодую самодеятельную журналистку в культовую фигуру телеэкрана.
Только получив известность, Энн решилась встретиться с молодым лидером общества «Любовь и сострадание». Более они уже не расставались.

В ожидании Христа

Фанданго № 3
Введение
Повесть о Казантипе. Часть 1
Повесть о Казантипе. Часть 2
Повесть о Казантипе. Часть 3
Фанданго № 4
Повесть о Казантипе. Часть 4
Голем. Часть 5
Голем. Части 6 и 7
Голем. Часть 8

Фанданго №5
Курорт. Часть 9
Легенды Казантипа. Часть 10
Аэрогологофа. Часть 11
Вызовы времени и христианский ответ. Часть 12
Вторая Голгофа. Часть 13
Послесловие. Мир изменился



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики