Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Главная страница сайта

Александр КОНОВАЛОВ, г. Симферополь

Фанданго № 1
Фанданго № 2
Глава 4
   Глава 5    Глава 6
Фанданго № 3
Глава 7
   Глава 8    Глава 9    Глава 10
Фанданго № 4
Глава 11-12
Фанданго №5
Глава 13


ИНСПЕКТОР ЛЮБВИ
роман

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

– Стас! Слушай, вспомнил анекдот, мне Серый из четвертой группы перед самым отлетом рассказал.
– Ну, давай.
– Значит так, отправляют молодых навигаторов в последний испытательный полет, навроде нашего. На базе, естественно, контроль, режим, проверки, построения, вновь контроль. Перед самым отбоем дежурный проверяет курсантов по палатам. Подходит к одному боксу, другому и окликает: «Гнатов!». «Я». «Униковский!» «Я». «Бугровский!» Молчание. «Бугровский!» Глухое молчание. «Бугровский! Что же это ты делаешь? У меня же дети малые, я же еще пенсию не заработал! Что же мне прикажешь делать?» «Да тут я, тут, начальник….» А дежурный крутит на пальце ключи и говорит: «А куда ж ты, милый, денешься!».
– Где-то я уже подобное слышал, – сказал Стас, чтобы не обидеть товарища, посмеялся.
– А вот этот знаешь? Как пять курсантов вкручивали одну лампочку?
– Знаю, четверо держали табуретку, один стоял на ней и держал в руках лампочку, а те вместе с ним крутили табуретку.
– А как пятеро одну корову доили?
– Аналогично, только корову за ноги поднимали. Слушай, извини, что перебиваю. Ты не в курсе, почему к нам вдруг консультант-навигатор в последний момент прибыл, по полигону чего-то шлялся?
– Черт его знает! Говорят, что в этом году вообще из разных ведомств непонятно кто поприезжал.
– Чего вдруг?
– Не знаю, может быть, из-за неудавшейся диверсии.
– Что-то я в нее не верю, а была ли она?
– Говорят.
– Мало ли… Ну и жара!
– Слушай, а наш Зуб, наверное, с семьей прикатит?
– А как же! Он свою Элеонорочку и сынулю Феденьку обязательно на курорт возьмет, нигде не оставит.
– Сочетает приятное с полезным?
– Конечно, а кто на его месте не поступил бы так же?
– Вот действительно из-за чего надо становиться начальником, вот где стимул! Жить на всю катушку, используя служебное положение!
– У него это вторая жена, на двадцать лет моложе, работала несколько лет назад простой копировальщицей на спутнике Маш, приехала отдыхать в Ялтаторию и соблазнила нашего директора. Правда, он тогда только старшим преподавателем был, но оказался перспективным.
– Откуда информация?
– Случайно познакомился с бывшим хахалем Элеонорочки, он мне с горя и выдал прошлое и настоящее.
– Вот это да! Да за одно это тебя надо убрать подальше, а что было с первой?
– Точно не знаю, кажется, он от нее хорошо откупился, использовал все связи и устроил ее на теплое местечко, тем более детей у них не было.
– Нам когда быть в Ялтатории?
– Сегодня в семнадцать ноль-ноль.
– Сейчас два часа, есть время пообедать, сесть на траллиплан и прибыть на место. Как?
– Идет, тут на углу я знаю хорошее кафе, работающее по семейному подряду, пельмени готовят и чебуреки, просто пальчики оближешь!
– Ну! Как это они умудрились?
– Я все разузнал, это последнее из уцелевших, скоро и его закроют.
– Чего вдруг?
– Идет централизация и укрупнение, все мелкие заведения реорганизуют.
– Но при этом наверняка теряется качество и индивидуальность?
– А вот это для меня загадка! Ведь очевидное явление, но оно почему-то никого не интересует.
– Я по библиотекам пошатался и весьма интересные факты откопал.
– Да ну их к черту! Доложим эти несуразности комиссии, а там пусть разбираются сами. Может быть, они устроены специально для нас, а может, еще для чего.
– Гляди, какая очередь! Как попадем?
– Не боись, мы с проверкой. Для проверяющих у них специальный зальчик есть.
– А документы?
– Наши служебные пропуска в Школу сойдут, они оранжевого цвета, по ним тут пускают, я уже пробовал.
Они подошли к двухэтажному каменному особняку, построенному, очевидно, давно, в стиле ретроампир. Над входом горели буквы рекламы «Аппетит каждого – здоровье всех!». Приятели нахально вытащили пропуска и, размахивая ими перед носом очереди, проникли за дверь.
От соблазнительных запахов кружилась голова. Друзья заказали еды на все оставшиеся чеки, оставив только на билеты на траллиплан.
Редкая по вкусу пища, свежие прохладительные напитки в неограниченном количестве заставили друзей забыть о времени. Просидели они в уютном маленьком зальчике, за отдельным столиком около двух часов. Наконец спохватились и бегом ринулись на вокзал. Желающих уехать в Ялтаторию оказалось слишком много: отдыхающие «дикари», отдыхающие с путевками, местные жители, спешащие домой, а еще кто-то в командировку, на проверку.
В специальные кассы толпилось ничуть не меньше людей, чем в обычные. Стас и Алеша чудом сумели протиснуться к окошку диспетчера и предъявили свои оранжевые пропуска. Но цвет не произвел никакого впечатления. Оказывается, здесь отдавали предпочтение не оранжевому, а красному цвету. Находчивый Стасик предложил зайти в канцтовары, купить краску и перекрасить пропуска.
Такой магазин оказался в другом конце вокзала. Но нужного цвета не оказалось, пришлось выменять тюбик желаемого на серый берет у какого-то подозрительного типа, околачивающегося у входа. Судя по огромной торбе, набитой различными вещами, желающих перекрасить свои документы оказалось достаточно. Таким образом они все же сумели достать два входных билета без места. Они не знали, что на всякий случай для курсантов был специально зафрахтован отдельный траллиплан, но это предназначалось для самых бестолковых, которые бы сами не смогли найти способ, как добраться до места сборов.
Внимание отъезжающих привлек огромный красочный плакат, прикрепленный на всю длину последнего этажа необъятного здания вокзала: «Здоровье каждого депутата – драгоценный камень в ожерелье трудового народа!».
Алексей и Стас мельком пробежали гигантские буквы размером в человеческий рост, удовлетворенные, перевели дыхание, теперь они уже на финишной прямой к цели.
Выезжая из города, они увидели еще один рекламный щит с пятидесятиметровыми буквами: «Жители города и гости спутника Развлечений! Встретим достойно надвигающуюся столетнюю годовщину слета космонавтов и столетие рождения нашего бессменного председателя местного контроля! Сдадим сверх обязательств в утильсырье по сто граммов вискозы и макулатуры!».
Через сорок минут они увидели белые праздничные здания Ялтатории, расположенной в красивейшей голубой бухте на берегу Большого бассейна. Приятели быстро отыскали Институт Ложных Истин, который находился в старом заброшенном парке. Именно его арендовала комиссия для принятия отчетов у практикантов-навигаторов.
Почти все, кто прибыл сюда самостоятельно, отчитались и лениво слонялись по парку, ожидая к концу дня результатов. Едва друзья нашли вход, отыскали нужный этаж и аудиторию, как их уже отметили и приготовили для доклада. Хотя здание было старинное и дышало прохладой, но и сюда врывался зной с улицы. Кондиционеры, листва деревьев, толстые каменные стены с большим трудом защищали от нестерпимой июльской жары.
Комиссия работала с самого утра, и все устали. Мужчины поснимали пиджаки, расслабили узлы галстуков, но и это не спасало. Казалось, что безжалостная жара сковывает вязким туманом и речи, и мысли, и все живое на свете.
Первым предстал перед комиссией Алексей. Он окинул всех внимательным взглядом, несколько задержался на единственной среди всех женщине, которая стенографировала мысли практикантов. Эту работу почему-то не поручили компьютерам и запоминающим устройствам.
Не ощущая усталости, Алексей стал докладывать о результатах своих наблюдений в городе Симферограде. Живо расписал музеи, улицы, библиотеки. Дал характеристики научно-исследовательским институтам, промышленно-сельскохозяйственным предприятиям и госучреждениям спутникового значения. Наизусть приводил цифры, таблицы, выкладки. Монотонным баритоном он излагал перспективы на ближайшее пятилетие и даже до трехтысячного года.
Он назвал, сколько нательного белья выпустит легкая промышленность, если, скажем, не сорвутся поставки сырья, оборудования, энергии и если сохранится прежний приток отдыхающих через этот город. Сколько необходимо сувенирных значков, сколько обслуживающего персонала, какое количество потреблено прохладительных напитков и сколько востребовано книг в художественных библиотеках. Все это Алеша торопился излить на уважаемую комиссию, которая к этому времени делала титанические усилия, чтобы не заснуть.
Когда он перешел к скрытым резервам, темпам прироста, процентам и дивидендам, его прервал председатель, поблагодарил и попросил пригласить для беседы своего напарника.
Теперь настал черед Стаса. От него требовали обобщений и кратких выводов. Он вышел на середину комнаты, также оглядел всех, задержал взгляд на директоре Школы Навигаторов и навигаторе-консультанте Владимире Жихареве.
– Я не буду повторяться, – начал Стас. – Да, мы имеем типичный пример перерождения двуполой разумной цивилизации в однополую. Что же является основной характеристикой любой цивилизации? Стремление всех ее членов к равенству, справедливости и гармонии!
Что же мы наблюдала в Симферограде три дня, отпущенные на задание? Один пол, а именно женский, носит одежду, позволяющую организму нормально существовать в заданных условиях. Верхняя одежда: платья, юбки, сарафаны из легких прозрачных тканей. Сквозь нее проникают даже мужские взгляды. По фасону – максимум разрезов, вырезов, выемок и прочее, что позволяет комфортно дышать телу в окружающей среде. Поголовно все женщины носят босоножки, то есть в буквально смысле – обувь на совершенно босую ногу! Вроде бы мы видим разумный подход к окружающей среде со стороны женщин, то есть они являются разумными существами, которые умеют приспосабливаться, в данном случае к жаре.
Как же ведет себя другая половина этой цивилизации, в простонародье именуемая мужчинами? В самое пекло они почему-то продолжают носить комбинезоны, брюки, джинсы из темных и совсем непрозрачных тканей. Ткань брюк по пропускной способности воздуха в сто раз ниже любого женского платья! Кроме того, отсутствуют всяческие вырезы, выемки, которые хоть как-то компенсировали бы сорт ткани.
Кроме того, во многих учреждениях кто-то вменил в обязанность мужчин носить поверх рубашек пиджаки, надевать галстуки. Чем солидней учреждение, чем выше начальник, тем неукоснительней он соблюдает это правило. На женщин в этих солидных конторах это правило не распространяется. Они носят все, что им вздумается. И не важно, куда направляется женщина, в инспекторскую проверку в пляжное объединение Большого бассейна или на закрытое совещание избранного актива Симферограда!
Но если уж заканчивать обзор по мужчинам, то следует обратить внимание на их обувь. Вывод напрашивается сам по себе. У женщин стопа открыта, не мешает притоку воздуха. У мужчин же, напротив, стопа спрятана в носки, а потом в закрытые туфли или кроссовки! Причем ткань носков состоит из искусственного волокна, изредка с примесью натурального. Казалось бы, все это мелочи! Но мы провели необходимые измерения и оказалось, что коэффициент благоприятствия у женской и мужской стопы соотносится как один к тремстам! Мы проанализировали все существующие пары живых инфузорий до человекообразных обезьян и пришли к выводу, что ни у одних их существ нет такой глубинной разницы в части благоприятствия к окружающей среде, нет такого разрыва между мужскими и женскими особями, как на изучаемом объекте.
Что же это означает? Просто данный вид совершенно не приспособлен к изменениям окружающей среды и обречен на вымирание.
Можно предположить, что когда-то давным-давно, и мужчины были вполне разумны. По каким-то причинам они стали вымирать. А на их место стали вводить биороботов, так как именно биороботу все равно, как носить фасон одежда, тело его не перегревается, работая в основном на жидких кристаллах. Скопировали униформу: рубашка, костюм, галстук, носки из синтетики и закрытые туфли. В начале на это никто не обращал внимание. Теперь, когда погода изменилась, температура повысилась, такая одежда бросается в глаза своей нелепостью и нефункциональностью, если хотите. Очевидно, что только бесправный робот может носить в тридцатипятиградусную жару нейлоновые носки, закрытые туфли, рубашку с галстуком и пиджак сверху. Его запрограммировали когда-то на работу, вот он ее и выполняет безропотно, относясь к своему одеянию как к некой униформе. Причем для биороботов, работающих в важных организациях, стоят более совершенные блокираторы – эти и объясняется, почему они все носят пиджаки и галстуки, а биороботы на менее ответственных должностях обходят эти блокировки. Самые суровые, конечно, запреты остаются, они касаются ног, главным образом ступней. Наверное, в них находятся энергетически важные органы, требующие определенной защиты от механического повреждения. Таким образом, становится понятным ношение туфель из плотной кожи и носков из воздуховодной непроницаемой ткани.
Мы имеем яркий пример перерастания человеческой цивилизации в машинную. Или, я готов предположить и такое, мирное сосуществование женщин-людей и мужчин-биороботов!
Стас перевел дыхание и замолк. В президиуме его последние слова вызвали легко оживление и замешательство.
Седые ученые стали переглядываться, отмечая, кто во что одет, у кого галстук, на ком пиджак. Внезапно заерзали все ногами, а кое-то попытался под столом даже освободиться от туфель. Жихарев озорно оглянулся на директора Школы Навигаторов. Тот пытался освободиться от галстука, но, поймав взгляд Жихарева, перестал.
Единственная женщина, стенографистка, почувствовала себя не совсем удобно под взглядами мужчин. И ее обнаженные плечи, руки, шея вдруг стали покрываться краской. Если бы кто догадался взглянуть на ее ноги, то увидел бы, что покраснели даже голые пятки.
– К этому выводу можно прийти и другим путем, – продолжил Стас. – Достаточно зайти в любую библиотеку и взять наугад несколько газет, журналов, еженедельников, кассетофильмов. Посмотрите их содержание или хотя бы названия! Журналы «Вселенская женщина», «Незаменимая работница», «Интеллектуалка», «Курортница» и прочие. Газеты и еженедельники не лучше: «Модница», «Собеседница», «Подруга», «Спутниковая служащая», «Женская правда», «Девичья честь», «Литературная девушка» и прочие. Нет ни одного издания, где бы мужчинам уделялось хоть какое-то маломальское внимание. В магазинах одежды аналогичная картина! Все для нужд женщин, все для удовлетворения их прихотей моды, но нет и десятой части этой заботы о мужчинах. А в салонах мод и парфюма что творится? Мужчинам туда закрыт вход, для их нужд не вырабатывается никаких товаров, не оказывается никаких услуг. Правда, в учреждениях мужчин избыток, они работают, а не отдыхают. Но это можно как раз объяснить, что они выступают в качестве рабсилы, и только. То есть мужчины на объекте Симферограда начисто функциональны, не более того!
Стас закончил доклад и теперь невозмутимо стоял перед комиссией. Жихарев внимательно слушал все рассуждения этого курсанта-навигатора, и они ему показались в некоторых местах весьма интересными. Для себя он с удивлением обнаружил, что некоторые города на спутнике Развлечений по назначению своему отнюдь не совсем развлекательны. В этих городах работаю, служат люди различных профессий.
До начала заседаний комиссии Жихарев ознакомился с материалами, из которых узнал, что на спутнике Развлечений имеются даже химические заводы и другие вредные производства, что окружающая среда спутника и в последнее время сильна загрязнена. Воздух и вода в зоне Большого бассейна, гордости курортного строительства, по всепланетным параметрам сильно загажены различными выбросами. Почему такое стало происходить? Почему в обход законов здесь понастроили предприятия отнюдь не оздоровительно-развлекательного значения? Из-за того, что это позволяло лишний раз начальству в командировку на дочерние предприятия, а заодно и отдохнуть в этих замечательных местах? Может быть, это и было частью ответа. Почему до сих пор контролирующие органы, зная об этих безобразиях, практически ничего не делают, чтобы навести здесь порядок? Неужели и в этих органах засели чиновники, которые действуют вкупе с нарушителями закона? Неужели и они терпят эти беспорядки, думая, что на их век удовольствий и развлечений хватит, а дальше хоть трава не расти?
Жихарев провел всего несколько дней на спутнике, в Ялтатории, и все эти мысли возникли у него, когда он ночевал в шикарном «люксе» гостиницы «Ореанда».
Стас смотрел в окно.
Члены комиссии совещались, но вопросов пока не задавали. Директор Зубов Андрей Андреевич буквально буравил глазами своего курсанта, думая о неприятностях от начальства за такое вольнодумство.
Самый важный по служебному положению, моложавый, но в годах мужчина, от которого ждали последнего слова, сосредоточенно молчал, скрипя вставной челюстью и играя желваками. Его никто не решался оторвать от раздумий.
«Интересно! – думал этот уважаемый мужчина. – А если бы этого курсанта направили на задание в Симфероград зимой? Какие бы он тогда выводы сделал?! Мужчины все в брюках и туфлях с теплым носком, как и полагается в мороз поступать разумным существам. А женщины? Что это за существа? На улице холод, а они в тончайших акрилольняных чулочках, легких туфельках спешат на работу, на свидания, стоят в очередях за продуктами для своих мужчин! Со всей очевидностью налицо пример вырождения женского пола. Кто-то ошибся или запрограммировал так, что бедные женщины вынуждены зимой страдать, чтобы выглядеть по шаблону красивыми. Такое могут безропотно вынести только биороботы, а не люди! Так выходит?..».
Академик даже помолодел лицом от таких мыслей. Угрюмые складки сурового лица несколько разгладились. На губах заиграла улыбка, а в глазах появились озорные огоньки. Все ожидали, что сейчас он прервет гнетущую тишину, но он продолжал думать: «Интересно! А если свести воедино нелогичность одеяния мужчин летом, а женщин – зимой! Что же выходит? Они биороботы!..».
Аркадий Аркадьевич Арцруни был всемирно известным академиком, одним из самых авторитетнейших специалистов по искусственному разуму. Поэтому-то все и молчали, ожидая именно от него заключительных слов.
Жихарев хотел было задать вопрос курсанту, но, видя всеобщее замешательство, не решился и промолчал.
– Ну что ж! Отпустим нашего курсанта с богом! – заговорил весело Арцруни. – Вы как считаете?
Он повернулся к директору Школы Навигаторов. Зубов при этом сконфузился, виновато улыбнулся и даже покрасней. От этого небольшие шрамики на лбу и переносице стали виднее.
– Как? Андрей Андреевич!
– Да…
На помощь пришел заместитель директора по научной части, энергичный и молодой еще человек, Игорь Борисович Сухов.
– Вы свободны, товарищ курсант! Пока подождите в коридоре.
    Едва Стас закрыл дверь, как аудитория готова была взорваться от негодующих возгласов и недоуменных вопросов. Но Сухов, выручая своего директора, продолжил речь. Бледный и взволнованный, он начал: «Товарищи! Члены уважаемой комиссии, мы виноваты перед вами и с себя не снимаем этой вины. Все подробности знает только уважаемый Аркадий Аркадьевич! А всех вас мы забыли предупредить заранее…».
Академик Арцруни хитро улыбнулся и кивком головы просил продолжать.
– Так вот, перед вами только что был навигатор Стас, который в отличие от всех остальных прошел полный курс обучения еще в прошлом году.
Он не предстал тогда перед вашими строгими экзаменационными взорами, так как мы его не допустили до собеседования: была авария во время испытательного полета. Мы нарушили инструкцию и решили подвергнуть обучению уже подготовленного навигатора еще раз, получив на то, разумеется, личное разрешение от Аркадия Аркадьевича. Вы поймите и нас, жалко было демонтировать получившуюся оригинальную модель, а он и тогда поражал нас своими выходками и подавал больше надежды. Почти такие же способности были у нашего первого, а ныне легендарного ученика, я имею в виду Гната. В-третьих, мы подстраховались, перемагнитили ему диски памяти. То есть Стас стал вроде новорожденного!
– Диски только перемагнитили, а не меняли на новые? – уточнил кто-то.
– Новые – дефицит, сами знаете, так что решили ограничиться только перемагничиванием.
– А добавочные блокировки?
– Решились обойтись без них, – нехотя ответил Сухов, еще больше бледня и поглядывая на своего шефа.
Зубов собрался с мыслями, поймал просительный взгляд зама, вступил в разговор.
– Мой коллега уже сказал о наших мотивировках. Да, было жалко чисто по-человечески, что такая модель может исчезнуть в цехе демонтажа. И мы пошли на это. Из других моделей мы имеем серый поток однообразных исполнителей, а этот у нас отличается от всех. У него самостоятельное мышление, незаблокированность в поступках, неординарное мышление при обобщениях проблемы. Плохо ли это? Не знаю, мне кажется, что наоборот. Говорим о новом подходе к работе, о перестройке научного образа мыслей, а на деле все душат устаревшие инструкции…
– Ну, ты нас не жалоби, – перебил Зубова представитель Сводного Надзора, – отсутствие инструкций еще хуже, чем чрезмерное их наличие. И это тоже проверено историей. Что думаешь с ним делать?
– Вы же знаете, чего спрашивать. Его партнера можно оставить, а Стасу прямая дорога в демонтажный цех.
– Вопрос с ним, конечно, решен! Но ты-то как все это расцениваешь?
– Не знаю точно, возможно, память мы стерли не всю. Вы же знаете, какое качество напыления на отечественных дисках. Вот и получили субъект, который действует не так, как все остальные.
– А может, есть выход? Согласно дополнению к разъяснению Основного Свода Инструкций мы имеем право на резервирование. Давайте голосовать, благо представители всех организаций на месте и согласования дополнительного не ндо?
– Будем голосовать! Кто «за»? Против? Воздержался?
  Двенадцатью голосами против трех комиссия решила отдать Стаса на демонтаж. Воздержался, к всеобщему удивлению, академик Арцруни. И, возможно, если бы о его мнении знали заранее, то результаты голосования оказались иными. Но ходили, кроме того, слухи, что он скоро покинет свой высокий пост Главного консультанта при Свободном надзоре в связи с переходом на заслуженный отдых. Так что академик, директор Школы и его заместитель оказались в меньшинстве. Жихарев правом голоса не располагал, хотя в душе был с меньшинством.
После голосования объявили перерыв. Все члены разбрелись на отдых.
Андрей Андреевич Зубов решил съездить в гостиницу перекусить и проведать жену с ребенком. Пригласил с собой Жихарева и Сухова. Поймали такси и через несколько минут уже подъезжали к роскошному входу гостиницы «Ореанда».
Андрей Андреевич вышел из гравитоплана последним, он платил.
К нему бежал навстречу сынишка, мечтавший, чтобы папа скорее показал ему и море, и горы, и всякие развлечения. Спешила следом за ребенком очаровательная жена в полупрозрачном платье открытых босоножках. Подбежавший сынок нечаянно наступил на папины туфли. От этого директору пришлось поморщиться и вспомнить о выводах Стаса, что глупо носить мужчинам в жару носки, туфли, галстуки и пиджаки, если женщины обходятся без этого.
Зубов представил своим друзьям жену с сыном. Затем все вместе прошли обедать в гостиничный ресторан. Почему-то именно в ресторане ему бросилось в глаза, что официантки, да и все женщины-посетительницы сверкали босыми пятками, нисколько этого не стесняясь.
«Ничего! Вот придет зима, тогда посмотрим, тогда отыграюсь! – подумал Зубов и пришел в хорошее расположение духа от такой мысли. Интересно, а к каким выводам мой гости пришел? Уж очень что-то задумчивым стал».
Но Жихарев думал о своем. Он никак не мог напасть на след Татьяны и своего дружка, Алекмиха. С момента вылета с Урана с ним произошли любопытные приключения, которым он не мог найти объяснения. Как бы сейчас были кстати и Татьяна, и Алекмих. Где же они? И как их искать?

XIII

Солнце клонилось к закату, окрашивая в багрянец морскую гладь Большого бассейна. Жара отступила за горы, до следующего дня. Набережная Ялтатории постепенно оживала. После трехчасового дневного перерыва вновь открывались игротеки, диско и гриль-бары, кафе и рестораны.
Алекмих сидел у открытого окна, медленно пил кофе из крохотной розовой чашки и любовно смотрел на Люсю, которая была тут же, около него. Вот уже неделя, как они нашли друг друга. Первые дни не могли наговориться, теперь – насмотреться. Легкое дуновение морского ветерка вливалось сквозь белый тюль занавески открытого окна, касалось лица, волос Люси. В радостных глазах отражался закат солнца и непогасшая еще синь неба. Они понимала друг друга без слов. Наверное, таким и бывает счастье!
Их уединение нарушил вошедший в комнату отец Люси. Пробормотав извинения, он стал что-то искать на полках кассет-фильмов.
– Люсенька! Ты мой пинцет случайно не видела?
– Папа, я его никогда не беру, ты же знаешь.
– Знаю, знаю, извини! Но никак не могу отыскать у себя среди альбомов.
– Сережка не брал?
– Не знаю, он пошел на грильотеку, пока еще не возвращался.
– Виктор Викторович, а вот эти щипчики не подойдут?
– Мне не щипцы нужны, не кусачки и даже не пассатижи! Я ищу свой пинцет для марок.
– Простите! Как это я не догадался, – сконфузился Алекмих, спешно отставив пустую чашку, – хотел было оказать свои услуги.
– Сидите, сидите! – замах руками Виктор Викторович. – Раз уж я не нашел, то и вы вряд ли тут поможете… Н-да, где же он может быть? Я сейчас уйду, не буду вам мешать…
– Вовсе ты не мешаешь!
– Да, Виктор Викторович, скоро по видео будет интересный фильм из серии антикваров «Москва слезам не верит». Мы вот остались посмотреть. Вы не хотите нашу компанию поддержать? Фильм вроде даже на голографию не переведен, насколько он древний! Там из жизни на Базе, кажется.
– Да! Это любопытно, а в рекламе о нем не сказано.
– Только что в новостях передали, что внеочередной показ только отреставрированного фильма, так сказать, сенсация киноархеологии!
– Прелюбопытно! Вот как оперативно действует наше телевидение.
– Садись в мое кресло. А я еще кофе заварю.
– Меня уволь, а вот от чая не откажусь, только с мелко нарезанными свежими яблоками, – попросил Виктор Викторович.
– Хорошо!
Люся, выходя из комнаты, счастливо улыбнулась Алекмиху.
– Я не слышал, что и лимон можно в чай?
– Не только лимон, но и соцветия ромашки обыкновенной. Вы не пробовали, жаль, – поддержал разговор Виктор Викторович, удобно усаживаясь в кресло, стоящее рядом.
– Я читал об этом где-то. Только где теперь сушеную ромашку отыскать? Даже в аптеках по спецрецептам и то надо года два в очереди стоять.
– А я помню времена… Да что там ромашка! Вот щепоть душистого чабреца в чай, вот это да-а!
– Я что-то о такой траве и не слыхал.
– Она когда-то запрещена была: нашлись ученые, которые открыли, что чабрец особенно восприимчив к радиации.
– Интересно. Вы сами ее пробовали?
– Приходилось. Саша, а почему телевизор не показывает?
– Передали, что сами включатся в эфир, как только будет готова пленка, сейчас на автостопе просто затемнение проходит.
– Смотри как, уже разучились обыкновенный телевизор смотреть!
– Виктор Викторович, а вы застали времена, когда мускатные вина еще под запрет не попали?
– Застал! Правда, в мое время в магазинах его уже не продавали, только в аптеках как психологическое средство по спецназначению. Но я опять о чае; как-то достал это вино и попробовал чайную ложку на стакан кипятка с последующим добавлением заварки! Потрясающе! Как будто вместе с пчелами оказался на цветущем лугу…
– Такое наркотическое действие?!
– Ну что вы?! Мускат белый красного камня? Какой же это наркотик?
– Эти вина ввели в неопределенную группу дурманов по разным причинам. Главная – очень трудоемкий процесс выращивания и производство мускатных сортов винограда. Всех обеспечить этим сырьем не могли, вот и пришлось для основной массы потребителей этот напиток запретить под видом борьбы с алкоголизмом, дурманством, наркоманией. Более того, в определенных количествах его по-прежнему вырабатывают плантации на Базе. В чистом виде, правда, даже для проверяющих не держат! Но стали производить минеральную воду с мускатной добавкой. Конечно, это вода не для всех смертных предназначается, а только для определенного круга начальников, склонных к болезням печени, желудка, почек…
Алекмих сразу вспомнил своего начальника, вечно пунцового Бриля, который лечился минеральной водой прямо на работе.
– Не может быть! Откуда эти данные?
– Вы думаете, что старик Кучеренко самостоятельно до такого додумался? Уже и в печати промелькнуло. В сегодняшней «Курортной полуправде» фельетон напечатали «Вода вне конкурса»! Правда, впрямую там не говорится, только легкие намеки на любителей минеральной.
– Я сегодняшние газеты не читал. Но как же сверху такое печатать разрешили?
– Наверное, просмотрели…
– Интересно! А может быть, и в центральной прессе появились материалы?
– Я тоже об этом подумал, но к нам они доходят через двое суток, гравитопланами доставляются прямо с Базы.
– А разве на месте лазеротелексами нельзя прочитать и отпечатать?
– Раньше такое было, пока местные переводчики не стали «ляпы» допускать. Однажды перевели текст с русского на английский примерно так. В оригинале сообщалось, что необходимо повышать боевитость молодых космонавтов в решении житейских проблем. Так вот, слово «боевитость» перевели как «воинственность». И получилось, что русские ратуют за повышение воинственности у молодежи.
– Что за чушь? Это новости на английском языке, но на русском ведь можно в этот же день читать?
– А что скажут иностранные гости на нашем спутнике Развлечений? А их с каждым годом отдыхает все больше и больше? Потерпят ли они отставания в новостях на двое суток? Вот и приходится из-за них и нам ждать газет с опозданием.
– Ерунда какая-то.
– Милые мои мужчины! Кончайте свои разговоры, будем пить кофе и чай! – Люся принесла на небольшом подносе чашки, кофейник и чайник.
– Ты как раз вовремя, – оживился Виктор Викторович, – твой Саша замучил меня вопросами!
Люся, услышав «твой Саша», слегка покраснела.
– О чем можно спорить в такой чудный летний вечер?
– Мы говорили о новостях.
– Моды?
– Информации.
– Ой, как ску-чно, – сказала она, наливая в чашки кофе и чай, – разве нельзя о чем-нибудь другом?
– Мы уже закончили! Ждали тебя, заварки можно погуще.
– Папа! У тебя же сердце, нельзя…
– Нет, льзя! Льзя! Правильно я говорю, Саша?
– Если нельзя, но очень хочется, то можно! – поддержал Алекмих.
Загорелся предварительный экран телевизора, и миловидная диктор сообщила, что показ фильма по техническим причинам задерживается и попросила посмотреть обычную голографическую рекламу.
– Вот те раз! Опять реклама, – разочарованно сказал Виктор Викторович. – Саша, включайте теперь «подготовку», «настройку», будем на площадке монитора обыкновенную развлекательную программу смотреть.
– Переключатель на стене, – подсказала Люся.
– Я знаю.
Саша переключил телевизор на прием голографических программ. В углу комнаты вспыхнуло сияние, и прямо из воздуха возник домашний бассейн, на краю которого стояла очаровательная блондинка.
Она извлекла из воздуха яркий оранжевый с тремя зелеными поясками баллончик, который через долю секунды увеличился до размера огнетушителя, что применяется на типовых нефтеналивных танкерах. Красивый голос за кадром произнес: «Для любителей загара рекомендуем новый закрепитель «Фенита» фирмы «Огата». Для вас и только для вас! Кроме загара, вы гарантированы от любых видов радиации! Одноразовое опыление позволяет снизить уровень радиации в пять раз. А трехразовое ежедневное применение закрепителя «Фенита» позволит снизить ее уровень на всем теле в сто раз! Покупайте закрепитель «Фенита»!».
Баллончик покружил вокруг бассейна и опять принял первоначальный вид.
Блондинка, не переставая улыбаться, одной рукой распушила длинные, до талии, волосы, а другой стала опылять из баллончика руки. Затем прошлась по кромке бассейна, царственным движением сбросила с себя полупрозрачный халат цвета хризолита. Перед взорами телезрителей предстала юная богиня в бирюзовом купальном костюме, выгодно подчеркивающем бронзовый загар.
Она прошлась перед самым носом Алекмиха, улыбнулась неведомо кому и бросилась в голубую воду бассейна. Тотчас появилась морская пена. И голос за кадром продолжил: «Пользуясь закрепителем фирмы «Огата», вы можете купаться даже в горных озерах, куда сбрасывается вода после охлаждения атомных реакторов! Покупайте закрепитель «Фенита»! «Фенита»! «Фенита»!».
Бассейн с блондинкой растворился и исчез из комнаты. Алекмих с Виктором Викторовичем едва успели сделать по глотку и перевести дыхание, как начался новый сюжет.
На месте бассейна теперь появился продолговатый помост, обитый серым бархатом. Под первый такт ритмичной музыка на нем оказались три девушки, которые демонстрировали фасоны платьев к пляжному сезону. Все тот же голос убеждал покупателей: «Салон мод «Парфюм» сообщает, что в августе по-прежнему будет в моде цвет карнеола, зрелым женщинам мы рекомендуем придерживаться оттенков лунного камня, юным девушкам идут к лицу аквамариновые тона. Не надо ограничивать себя, носите все, что вам идет! Ткани полупрозрачные, едва прозрачные и совершенно прозрачные. Показ моделей начинается!».
Люся смотрела телевизор, украдкой наблюдая за мужчинами. Алекмих и Виктор Викторович, механически прихлебывая кофе и чай, не сводили глаз с манекенщиц. Действительно, редко нормальный мужчина смог бы остаться равнодушным! Это был парад победительниц на конкурсе красоты. Каких только девушек здесь не было: высокие длинноногие брюнетки, пышные мягкотелые шатенки, обворожительные блондинки. И все безукоризненно сложены, стройны, соблазнительны. В каждую хотелось влюбиться. Девушки появлялись из одной стены комнаты, проходили по серому манежу, успевали на несколько секунд замереть почти рядом с сидящими мужчинами и… исчезнуть в противоположной стене. На смену одной красавице спешила другая, еще более обворожительная.
На фасоны мужчины не обращали внимания, их привлекали тела манекенщиц. Прозрачные ткани платьев не скрывали прелестей, а скорее приоткрывали.
Нижнего белья не было. Бугры Венеры, не скованные панцирем ткани, танцевали эротический танец. При каждом шаге они колыхали тончайшие складки платьев. Казалось, что это снежные вершины, окутанные легкой облачной дымкой. Хотя и это сравнение было далеко не верным. Ведь снежные вершины мертвы в своей белоснежной наготе. А здесь пульсировала каждой клеточкой тела, каждой упругой складкой, родинкой, глянцем молодой кожи жизнь!
Алекмих и Виктор Виторович загипнотизировано наблюдали за этим танцем жизни. На осмотр плеч, рук, бедер почти не оставалось времени, ведь пока мод проходил стремительно под все нарастающую по ритму музыку. Улыбки, немыслимые прически, вихрь соблазнительных движений рук и ног, аромат парфюмерии – все это кружило голову и возбуждало, и это был райски гарем.
Финальный аккорд, и видение расплылось в сиреневом мареве. На месте салона мод появился столик с ведущей программы «Новости». Она сладко улыбнулась, поздоровалась и сообщила: «В городе Грушевске продолжаются съемки телевизионного фильма «Сага о фарцайтах». Фильм на историческую тему снимают известны кинорежиссеры Наглов и Заумнов, сценаристы Заумнов-младший и Наглов-средний. В главных ролях снимаются жены сценаристов и режиссеров. На второстепенных ролях снимется известная актриса, жена старшего оператора Алиса Брунчукова.
Как нам сообщили из министерства цветного кинотворчества, съемки предполагается вести не только на спутнике Развлечений, но и на других планетах. Ведутся переговоры на посещение иностранной зоны. Фильм будет состоять из ста тридцати серий, время съемок около десяти лет. В последующих сериях ожидается участие детей ведущих актеров и актрис. Жанр картины – исторический детектив.
…Вчера в Ялтатории закончился слет астронавигаторов, который проходил в арендованном институте Ложных Истин. Молодые курсанты Школы Навигации с успехом сдали государственный экзамен и готовы приступить к выполнению заданий.
…В горное ущелье Ай-Портюшин к озеру Саки отправилась научная экспедиция во главе с академиком Тухновым. Экспедиция оснащена новейшей техникой, предназначение которой – поиск малых предметов в сильно замутненной воде. Цель – дать наконец ответ общественности, действительно ли в этом озере год назад двое горных рабочих видел огромную щуку, или это народная легенда. Напомним телезрителям, что вот уже пятьдесят лет, как это озеро считается непригодным для проживания рыб на воде. Соленость воды тут достигает сорока промиллей, а температура тридцати градусов по Цельсию выше нуля. При таких условиях древняя щука, как и другие пресноводные, жить не может. Активную помощь в поиске неуловимой рыбины обязались оказывать химические комбинаты и коллектив атомной электростанции, которые шефствуют над этим водоемом. Предположение ряда скептиков, что озеро необитаемо из-за вредных сбросов шефских предприятий, пока вызывает сомнение. Есть гипотеза, то очевидцы смогли принять за рыбу механическую игрушку с долгим заводом или случайно попавшее в воду корневище дерева. Последнее мало вероятно, так как на нашем полуострове деревья давно срублены, в заповедных местах произрастают только кустарники.
…Для любителей рок-балета! Через три дня с Базы прибывает ансамбль Моякеева. Он выступит с новой программой в Симферограде, Ялтатории, Дивногорске, Грушевске. Напомним, что в последний раз этот прославленный ансамбль выступал у себя на родине двадцать лет назад. Все эти годы участники провели на гастролях по контракту с иностранной Зоной. В сегодняшнем репертуаре классические рок-балеты «Звезда и смерть Мурлеты», «Выкусь и положь», «Надысь» и совершенно новые, не известные нашему зрителю спектакли «Авария», «Пятый угол», «Сеня, приколись!», «Торчки на рассвете» и другие.
Принимаются заявки на коллективное посещение.
(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…)

Фанданго № 1
Фанданго № 2
Глава 4
   Глава 5    Глава 6
Фанданго № 3
Глава 7
   Глава 8    Глава 9    Глава 10
Фанданго № 4
Глава 11-12
Фанданго №5
Глава 13

   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики