Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Главная страница сайта

Виктор КОВАЛЕВ, г. Симферополь

ПУТЕШЕСТВИЕ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ

 (Отрывок из научно-фантастической повести)

Дружба с аборигенами не заладилась, и Торну нужно было решить, куда  ехать: вверх или вниз? «Вверху меня могут арестовать, а внизу – полная неизвестность». Но это уже не страшило его, как в самом начале пути. Наоборот, всё больше манила к себе новая и непредсказуемая дорога. Каких-либо внешних признаков возможной опасности не наблюдалось, и после некоторых колебаний Торн принял решение:
«Буду двигаться вниз – в сторону планетарного ядра».
 Быстро набрав необходимую инерцию хода, литоскаф легко заскользил в направлении центра Земли. Даже появилась возможность выключить двигатель, и в кубрике на некоторое время установилась желанная тишина. Доверив управление автомату, Торн прилег отдохнуть. Сон не шел – сказывалось нервное перенапряжение. Его тревожили воспоминания о прежней жизни, о горе, которое он доставил родителям и невесте, попав сначала в тюрьму, а потом, как водится, – на электрический стул.
«Как они там? – думал он. – Знают ли, где я? Наверное, нет. Да и в газетах писали, что я казнен. Как они будут рады узнать, что я жив! Но только Богу известно, что ждёт меня впереди и чем закончится это путешествие...»
Внезапно Торн почувствовал мягкий толчок, и скорость машины заметно снизилась. Это литоскаф в очередной раз натолкнулся на один из островков твердого вещества земли. Иногда они ещё попадались на пути. Твердь вскоре кончилась, но, спустя некоторое время, появилась вновь. И так на протяжении многих километров пути.
На экране геолокатора было хорошо видно, что жидкая среда ядра слабо светится. Виновниками этого были мелкие существа, во множестве плавающие вокруг. Поэтому было хорошо видно, что каждый островок покрыт густыми зарослями не то растений, не то сидячих животных, вроде полипов, губок и актиний. Их длинные стеблеобразные ветви, потревоженные проходом литоскафа, сплетались в причудливые узоры и слегка колыхались.
Разглядывая своеобразные заросли, Торн заметил в кустах какое-то существо. По размеру оно было не больше осьминога. Ни рта, ни глаз, ни даже конечностей не было видно. В центре сочного бесформенного тела просвечивался фиолетовый комок величиной с яблоко – видимо, орган пищеварения. Обволакивая стебли своим телом, существо срывало их и заглатывало целиком. Иногда оно вытягивалось в сторону и образовывало что-то вроде щупальца, куда потом и перекатывалась вся остальная часть тела.
За близкое сходство с одноклеточными организмами Торн назвал это существо «амебой». Он долго наблюдал за ней, даже пытался спугнуть, включая щуп, но, видимо, увлеченная поеданием пищи, она никак не реагировала. Рядом появилась ещё одна «амеба». Как и первая, она вела себя так же флегматично.
 «Совсем на литоскаф не обращают внимания, – подумал Торн. – Не пуганые, наверное».  
Он сделал несколько фотоснимков этих существ и снял их на видеокамеру – на память. Но захотелось привести и кусочек «амебы» для науки. Выждав, когда одна из них приблизилась на расстояние выстрела, Торн поймал ее в перекрестие прицела и включил щуп. Его твёрдый телескопический стержень, оборудованный змееподобным глотательным устройством, молниеносным выпадом выхватил середину существа и, мгновенно сократившись, забросил в кубрик. А то, что осталось от «амебы», забилось в беспорядочных конвульсиях. Другая «амеба» нисколько не испугалась, а, наоборот, быстро подплыла и обволокла останки своим телом. Значительно округлившись от только что проглоченного, она медленно, словно шар, укатилась прочь.
А перед Торном, в полуметре от пола, невесомый, повис ритмично пульсирующий студенистый комок. Появление в кубрике странного существа привело пса  в ярость: шерсть встала дыбом, а в глазах зажглось что-то злое и коварное. Еле сдерживаемый Торном, Тики с грозным рычанием и сердитым лаем рвался к непрошенному гостю. Чтобы не дразнить пса, Торн впихнул комочек «амебы» в подвернувшуюся под руку пустую консервную банку и сунул в продуктовую нишу. Тики еще долго недовольно рычал, а затем успокоился…
Теперь ничто не мешало Торну насладиться невесомостью, царившей в ядре Земли. Подпрыгнув, он легко оторвался от пола и, пытаясь найти опору, смешно замахал руками и ногами, что было похоже на неумелого пловца, беспомощно барахтающегося в воде: только без шума и брызг. Наконец, ему удалось развернуться и  упёреться ногами в потолок. Некоторое время он там и оставался, совершенно не испытывая потребности изменить своё необычное положение. Ему даже показалось, что это не он свешивается вниз головой, а потолок с полом поменялись местами. Оттолкнувшись от потолка, он сделал сальто и мягко опустился на пол. Это ему так понравилось, что игры с невесомостью он стал проделывать довольно часто.
Не отставал от него и Тики: ведь после длительного пребывания в ограниченном пространстве кубрика, наконец, появилась возможность «оторваться по полной программе». Кувыркался он отменно. Радостно повизгивая, Тики, как и его хозяин, совершал такие кульбиты, которым позавидовал бы любой циркач… 
Чем глубже опускался литоскаф, тем более прозрачной становилась окружающая среда. Источником света были всё те же мелкие «жуки». Мерцая в лучах прожектора, они всё чаще попадались на пути литоскафа. Громоздились они повсюду, где было, за что зацепиться. Торн подолгу любовался прекрасным зрелищем. С увеличением глубины количество «амеб» становилось все больше и больше, даже начали попадаться гигантские экземпляры…
Пока было все спокойно. Так бы и опускаться, но скоро за бортом литоскафа, а, вернее, в его нижней полусфере, стали вспыхивать какие-то голубые лучи. Вращаясь, словно карусель, они создавали красочную игру света. Их источник не был виден, так как находился где-то там, далеко внизу, на пути движения литоскафа. Ведь изначально геолокатор был настроен Роолдсеном только на боковой обзор окружающей среды, что диктовалось специфическими условиями поиска алмазов в жерле потухшего вулкана.  
Чем меньше оставалось до географического центра Земного шара, тем крупнее и величественнее становились странные световые полосы. «Так что же там впереди? С чем ещё судьба захотела столкнуть меня?» – подумал Торн. Их таинственное происхождение больше  интересовало, чем пугало. Торн уже столько пережил, что теперь его трудно было чем-нибудь удивить, а тем более испугать. Постепенно он привык и к голубым всплескам и даже пытался разгадать природу странных световых эффектов, но дальше фантастических предположений дело не пошло. Оставалось лишь терпеливо ждать. В конце концов, все само разрешится. 
О том, чтобы вернуться назад, он даже не помышлял: «Только вперёд и никаких назад! Я должен выяснить всё до конца! Какой же я исследователь, если спасую перед неведомым?»
Но, всё же, в глубине души он иногда сомневался:
«А нужны ли мне эти страхи и переживания? Если поднимусь, как встретят меня там, наверху? Ведь может случиться, что никто не поверит в то, что я был в центре нашей планеты, а не отсиживался в жерле потухшего вулкана. Таких неверующих, даже в среде «авторитетных» учёных, полным полно. А как они высмеивали многочисленные сообщения об НЛО, да и круги на полях? Но пусть это останется на их совести, а я буду делать своё дело не для учёных скептиков, а для всего человечества».
По мере приближения к центру Земли скорость литоскафа стала постепенно снижаться, несмотря на то, что двигатель работал на полную мощность. Это вызвало у Торна естественное беспокойство: «Кто-то или что-то не пускает меня дальше». Приборы показали, что машина ещё не достигла географического центра ядра Земли, но находилась недалеко. Торна это не устраивало: «Нет, я должен быть в самом центре Земли». Хотя уже сам факт пребывания в её ядре являлся непревзойденным достижением человечества! Его можно было сравнить с запуском первого космического корабля. Но по технической трудности это были две далеко не сравнимые вещи.
Нужно было покончить с неопределённостью, разобраться с причиной насильственной остановки литоскафа. Однако в этом геолокатор был ему не помощник, так как механизм не мог видеть днище литоскафа. А именно из-под нижней части его теперь ещё более мощно извергались потоки странных голубых лучей. Сознание продолжало лихорадочно работать, ища выход из создавшегося неопределённого положения. Что же предпринять?
Как часто бывает в жизни, решение пришло неожиданно: нужно развернуть машину, положить литоскаф на бок. Торн тут же запустил двигатель…
Первый же взгляд на экран геолокатора привёл Торна в полное изумление: там, вдали, ещё не совсем ясно просматривалось какое-то огромное шарообразное сооружение.  «Этого не может быть! Не привиделось ли мне это?» – он тряхнул головой, как бы смахивая с глаз увиденное. Однако изображение загадочного шара стало ещё яснее. По показаниям приборов именно он находился в центре земного ядра, и именно из него периодически выплёскивались наружу пучки лучей голубоватого цвета. Не спуская удивлённых глаз  с экрана, он смотрел и смотрел на шар, как зачарованный…
– Кажется, нас опередили, – наконец удручённо произнёс он. – А я то думал, что мы первые. Ан нет, кто-то оказался шустрее. Кто же это может быть: русские или американцы? И чтобы хоть чем-то успокоить себя, добавил: – А что если выйти наружу и выяснить всё на месте?»
Однако мелькнуло сомнение: «Не опасно ли это? Шар, возможно, охраняется».
Но Торн тут же отбросил ненужные мысли: «Кто же, кроме меня, это сделает?»
Привычно облачившись в скафандр, он вошел в компенсационную шлюзовую камеру и, немного постояв, решительно распахнул наружную дверь. И тут же мощный поток ядерного вещества яростно ворвался внутрь…
Осторожно выплыв из шлюза, Торн внимательно осмотрелся. Перед ним открылась прозрачная бездна тёплой ядерной жидкости. Она была всюду: нельзя было различить, где  верх, а где низ, вокруг – только не ощутимая однородная масса, среди которой вдали слабо просматривался огромный шар.
 «Никто не поверит, что всё это я видел собственными глазами» – Торн включил  видеокамеру, вмонтированную в шлем скафандра. Наружу, сквозь специальное отверстие, смотрел только объектив. Сначала он снял литоскаф, а затем плавно повёл панораму на шарообразное сооружение, одновременно наговаривая торжественный текст, основные моменты которого звучали примерно так:
– Человек впервые проник в центр нашей планеты, в самое ядро Земли! Сейчас я нахожусь рядом с каким-то таинственным сооружением шарообразной формы. Кто построил его, я не знаю. Это сейчас я попытаюсь выяснить...
Неожиданно в объектив попался дискообразный летающий объект. Он блеснул в голубых лучах и медленно скрылся в глубине шара.
– Неужели НЛО?! – удивлённо воскликнул Торн. – Всё это пахнет сенсацией! Значит, шар не американский и не русский, а находится под контролем более совершенных, чем мы, существ? Хорошо, если они пришли с добрыми намерениями.
Покончив со съёмкой, Торн поплыл к шару и не сразу заметил, как перед  ним оказалась «амеба», которая повела себя как-то странно: стала сжиматься в комок. Торн не успел даже сгруппироваться, как она решительно атаковала его. Резкий удар в скафандр отбросил его невесомое тело далеко назад. Тут уж было не до шуток. «Это существо мягкое только на вид! Если бы не скафандр, то неизвестно,  остался бы я жив!»  И он резко развернулся навстречу опасности.
Оказалось, что «амеба» была не одна – в трясучей пляске вокруг уже вертелось ещё несколько таких же существ. Как по команде, одна за другой они снова бросились в атаку. Рука Торна инстинктивно выхватила из ножен длинный тонкий кинжал. Дальше всё произошло мгновенно: резким взмахом кинжала он надвое рассёк первое же напавшее на него существо. Трагическая участь постигла и вторую, и третью, и последующие «амебы». Но и ему хорошо досталось. Поле брани человека с хозяевами подземных глубин вскоре стало похоже на копошащуюся кучу червей в консервной банке. Торн тяжело дышал – нарубил столько мяса! Победа была бесспорной. Сожрав останки своих сородичей и округлившись, амебы покинули поле боя.
«Чудеса, да и только! – подумал Торн, победным взглядом провожая удаляющиеся существа. – Живучие, черти! Нам бы так!»
Получив по заслугам, «амебы» теперь близко не подплывали, и это несколько успокоило Торна. Рассматривая странное сооружение, он издали попытался определить, где у него верх, а где низ, но ориентира, по которому можно было это установить, он так и не обнаружил. Сравнив размеры литоскафа и шара, он приблизительно рассчитал его диаметр, который оказался в несколько раз больше, чем его машина. «Да, огромное сооружение кто-то отгрохал. Но кто? И зачем?» Энергично работая руками и ногами, Торн стал торопливо подгребать к нему…
И вот шар совсем рядом. Торн даже дотронулся до него и постучал по корпусу, но никакого отзвука не послышалось. Сделав пару кругов по периметру шара, исследователь так и не обнаружил ничего похожего на входную дверь. А как хотелось попасть внутрь...
Увлечённый необычным зрелищем, он не сразу заметил, как к нему приблизился какой-то незнакомец. Его тело скрывал мягкий эластичный скафандр. «Охрана, наверное», – решил путешественник. Жестом тот приказал Торну следовать за ним. Он мог бы не подчиниться, но лучшего случая, чтобы проникнуть внутрь шара, могло больше и не представиться…
Плыли они недолго, а когда остановились, то часть корпуса шара прямо перед ними бесшумно раздвинулась – и образовалось отверстие. Они тут же вплыли в него и оказались в небольшой камере.  
 «Явно это компенсационный шлюз, – догадался Торн. – Как в моём литоскафе».
Внешне он был спокоен, хотя и оробел немного. Огромный интерес к странному сооружению не позволял ему расслабиться. Жидкость, заполнявшая всю шлюзовую камеру, вскоре была откачена, и перед ними открылось просторное внутреннее помещение, вдоль стен которого располагались ниши со скафандрами и одеждой.
«Вот я и внутри шара!» – мелькнула радостная мысль. И тут же Торн почувствовал слабое притяжение к полу. Здесь есть гравитация!
Сбросив скафандры, Торн и сопровождающий остались в повседневных одеждах: незнакомец в белом блестящем комбинезоне, на груди которого была прикреплена небольшая прямоугольная пластинка с разноцветными кнопками, а Торн в полосатой арестантской пижаме смертника. Такое несоответствие нарядов несколько смутило Торна. Заметив неловкость подопечного, сопровождающий подвел его к одной из ниш и указал на точно такой же комбинезон, какой был на нём.
Переодевшись, Торн с любопытством стал рассматривать у себя на груди такую же пластинку, как и у незнакомца. Тот заметил это, и нажал на его пластинке одну из кнопок. В сознании Торна стало происходить нечто необыкновенное. Он воспринял это, как  голос. Точнее, это не мог быть голос. В голове мгновенно стали возникать мыслеформы – и надобность в словах отпала. Прозвучало бы это примерно так:
– Прослушайте краткую информацию об автоматическом переводчике мыслей…
 Из всего того, что дальше ему удалось «услышать», Торн понял, что такие устройства универсальны, они могут переводить любую мысль в доступную для понимания форму и передавать на значительное расстояние. Особо было отмечено, что с помощью этого переводчика, он же и передатчик, можно молча разговаривать с любым мыслящим существом…
Торн был в восторге: «Вот это изобретение! Мне бы такой прибор».
Его мысль была тут же услышана сопровождающим, хотя ни одного слова Торн не произнес.
– Вы хотите второй прибор? – вопросительно прозвучало в его сознании.
– Нет-нет, второй мне не нужен, – сразу же отказался Торн. – Спасибо. Мне достаточно и одного.
– Ну, как хотите, – прозвучал ответ.
Торн был в полной растерянности и со своей стороны ничего вразумительного больше сказать не мог. Собеседник заметил его замешательство и, указав на свой, а затем на его комбинезон, мысленно произнёс:
– Это наша повседневная одежда. В комбинезоне вам будет удобно во всех отношениях.
После чего незнакомец потребовал, чтобы Торн следовал за ним, и они, едва касаясь пола, длинными тягучими прыжками «поплыли» по коридору. С интересом рассматривая всё, что попадалось ему на пути, Торн не переставал думать о том, какая это большая удача – оказаться внутри загадочного подземного сооружения…
Навстречу им часто попадались такие же, как и сопровождающий, человекоподобные существа. Они тоже были в белых блестящих комбинезонах, плотно облегающих высокие стройные тела. Так что отличить Торна от хозяев шара можно было лишь по его чёрной густой бороде. Некоторые проходили мимо, не обращая на него никакого внимания, а другие, завидев странного бородатого мужчину, сторонились, освобождая дорогу…
Наконец, они оказались в просторном зале. Там их ждали. Несколько «человек» тут же повернулись и с большим любопытством стали рассматривать Торна.
«Но кто же они? – Торн тоже с интересом разглядывал «инопланетян». – Они же ничем не отличаются от людей».
Однако отличия были, не столько в физическом плане, сколько в психологическом. В строгих лицах незнакомцев угадывалось нечто, подчеркивающее их интеллектуальное совершенство и превосходство над представителем человечества. Среди них были особи и женского пола. Поражала их непередаваемая красота и женственность, а также пластичность и грациозность движений. Они тоже с интересом рассматривали Торна, исподволь бросая сдержанные лукавые взгляды: видимо, посчитали привлекательным.
Сопровождающий подвёл Торна к одному из присутствующих. Тот был высокого роста и гармоничного телосложения. В светло-голубых глазах угадывались доброта и дружеское расположение. Включив мыслепереводчик, он уверенно протянул гостю руку и учтиво представился каким-то длинным, трудно запоминающимся именем, которое почему-то было перевёдено прибором одним коротким словом «Вик».
– Торн Андронов, – машинально ответил наш герой, пожимая протянутую руку.
– Прекрасно, Торн! – услышал он. – Теперь вы наш гость и находитесь под моей опекой.  Давайте перейдём на «ты». Идёт?
Торн согласился: вот так просто и произошел между ними живой психологический контакт. И тут же на весь зал прозвучало:
– Уважаемый Торн Андронов! Мы, представители Высшего Галактического Совета, приветствуем вас, как первого человека, посетившего нашу подземную резиденцию!..
После этих слов присутствующие разразились громом аплодисментов и долго скандировали его имя. Для него это было полной неожиданностью. В эйфории торжественного приёма Торн почувствовал себя героем, что резко контрастировало с тем, как с ним обошлись на его родине…
Первая острота события от встречи с Торном вскоре ослабла, и Вик пригласил его в свой кабинет.
– Там и поговорим обо всём, – сказал он, – чтобы никто не отвлекал нас. А затем я покажу тебе наши апартаменты, и ты узнаешь много интересного и необычного. Хорошо?
Торн с удовольствием согласился. Кабинет находился рядом, так что долго идти не пришлось. Остановившись у одной из дверей, Вик уверенно распахнул её и широким жестом пригласил Торна войти. Первое, на что сразу он обратил внимание, было огромное, во всю стену световое панно с изображением звёздного неба. Во всех направлениях оно было исчерчено какими-то разноцветными линиями, соединяющими незнакомые ему звёзды и созвездия. Одна из точек, располагавшаяся в самом центре панно, ярко светилась, чем и привлекла внимание Торна. 
– Что это за звёздочка? – повернувшись к хозяину кабинета, спросил он.
– Это не звёздочка, а планета, – поправил его Вик, – на которой мы сейчас находимся.
– Значит, это моя родная Земля, – как-то торжественно произнёс Торн. – А линии что изображают?
– Это маршруты полётов наших космических кораблей на другие планеты нашей общей с вами галактики. Её вы называете «Млечным путём», – пояснил Вик. И, указав на звёздочку, расположенную в самом дальнем углу карты, добавил: – А это моя родная планета Трон.
– Что-то я о ней ничего не слышал, – Торн удивлённо пожал плечами.
– Да, действительно, – согласился Вик, – в Солнечной системе такой планеты нет.
– Но где же она находится? – Торн попытался перехватить инициативу в разговоре, однако вместо ответа Вик задал наводящий вопрос:
– А что ты знаешь о двойной звезде Сириус?
– Я слышал о такой звезде, – подтвердил Торн. – О ней упоминается в древних легендах некоторых народностей Африки и Японии. Они до сих пор утверждают, что их далёкие предки – выходцы с Сириуса.
– То, что они упоминают Сириус – близко к истине, – согласился Вик. – Но жили их предки не на самой звезде, а на нашей планете, вращающейся вокруг нее. Она входит в состав созвездия Большого Пса. Потомки выходцев с этой планеты – не только африканцы и японцы, – добавил Вик, – а и все жители Земли. Так что Трон – это наша общая космическая родина, а все мы – земляки.
«Ничего себе информация!» – удивлённо подумал Торн. В сознании смешались  вымысел и реальность.
– Выходит, что я и ты, Вик, а так же все наши народы – земляки и побратимы?
– Да, это так, – загадочно улыбнувшись, подтвердил Вик, – с чем тебя и поздравляю.
И они вместе громко рассмеялись. А когда успокоились, Вик включил весёлую неземную музыку. Торну никогда не приходилось слышать ничего подобного. Описать её чудные звуки, затрагивающие всю глубину человеческой души, невозможно. Но всё же в ней присутствовали какие-то давно знакомые нотки.
«Вот под такую музыку и думается о прекрасном, – подумал он. – В ней действительно есть что-то космическое».
Вик нажал одну из кнопок, и в кабинет вошла миловидная девушка. Она поставила на стол два бокала и графин, наполненный розоватой жидкостью, и, улыбнувшись, молча удалилась. Исподволь разглядывая её, Торн подумал:
«По красоте многие наши девушки ей не уступят».
Наполнив бокалы, Вик подал один из них Торну и сказал:
– Вот и давай, дорогой Торн, отметим это событие.
Они звонко чокнулись и с наслаждением отпили по нескольку глотков. Так была закреплена дружба между представителями двух братских цивилизаций.
Выяснив, кто есть кто, Торн собрался, было, спросить, что они делают здесь, в самом центре земного шара, но Вик опередил его:
– Автопереводчик мне подсказал, – заявил он, – что ты горишь желанием узнать:  что мы тут делаем?
Торн удивлённо посмотрел на него и, указав на мыслепереводчик Вика, с спросил:
– Он угадал мою мысль?
Вик ответил:
– Он не «угадал», а «увидел» её. Ведь мысль, как и всё вокруг, материальна. Поэтому мыслепереводчики никогда не врут. Человечество тоже может и должно научиться телепатии. А вы только соревнуетесь в развитии своих языков, которые больше разделяют народы, чем сближают.
Присмотревшись к облику собеседника, Вик неожиданно спросил:   
– Слушай, Торн. Судя по фамилии – ты русский? Или я ошибаюсь?
– Да, ты почти прав, Вик, – согласился Торн. – У меня есть дальние родственники в России.
– Вот видишь, интуиция меня не подвела. Тогда ответь мне ещё на один вопрос: кто ты по профессии? Это очень важно для нашего взаимопонимания.
Когда Вик услышал, что землянин – инженер-геолог, то удовлетворённо заметил: – Теперь я уверен, что для тебя, Торн, пребывание у нас в гостях будет особенно интересным. Сейчас я, как и обещал, покажу тебе техническое устройство нашего сооружения. Думаю, тебе это будет интересно.
Торн не мог скрыть радостной улыбки. Его влекли любопытство и профессиональный интерес. Чтобы ещё больше подзадорить Торна, Вик добавил:
– Но это при условии, что после ты пригласишь меня к себе в гости. Мне тоже  не терпится посмотреть, на какой такой необычной машине тебе удалось проникнуть в святая святых планеты Земля. Кстати, как называется твоя машина?
– Она относится к классу литоскафов, – сказал Торн. – «Микробом» окрестил своё детище изобретатель Берг Роолдсен.
– В такой огромной машине, как твой литоскаф, наверное, должен быть и большой экипаж из таких вот храбрецов?
– Да нас всего двое, – как-то отрешенно ответил Торн и одними уголками губ сделал сомнительную улыбку.
– И кто же второй член экипажа, если не секрет?– продолжил расспросы Вик. – Может быть, женщина?
Невольно нагнетая интригу, Торн чуть помедлил с ответом.
– Да нет, это мой верный пёс Тики, – сказал он. – Ещё щенком он вместе со мной был насильно помещён Роолдсеном в литоскаф.
Такого ответа Вик не ожидал и удивлённо воскликнул:
– Вот как? Значит, кроме собаки, в нём больше никого нет?
– Нет, – отрицательно покачал головой Торн.
– Да, как-то нехорошо у тебя получилось, – с искренним сожалением Вик посмотрел на Торна. – Но всё же мне непонятно, почему в такой огромной и сложной машине ты оказался один? Или ты что-то не договариваешь?
– Ладно, Вик, потом объясню.
– Нет, дорогой Торн, давай выкладывай всё сейчас, – потребовал Вик. – С таким настроением мы никуда не пойдём. Расскажи мне всё, что приключилось, и тебе  станет легче.  А потом я обязательно покажу всё, что будет тебя интересовать.
После того как Торн рассказал историю своего появления в литоскафе, Вик проникся к гостю ещё большим уважением.
– Да, твоя биография полна истинного героизма, – заключил он. – Ведь за многие месяцы одиночества можно деградировать как личность. А ты, я смотрю, ещё хорошо держишься.
– Тут уж можно и похвалить Берга Роолдсена, за то, что он догадался оставить в литоскафе щенка, – ответил Торн. – Мне без него было бы ужасно скучно. Наверное, как и я, Роолдсен надеялся, что через месяц-другой литоскаф поднимется на поверхность с богатым уловом.
– Каким уловом? – переспросил Вик. – Поясни.
– С алмазами, – ответил Торн. – За ними меня и отправили в жерло потухшего вулкана. Но Берг явно не ожидал, что вместо подъёма на поверхность я поеду вниз. В связи с политической ситуацией в моей стране, мне нужно было исчезнуть примерно на год. И я решил провести это время с пользой – захотелось проникнуть в самые глубины Земного шара.
Такого откровения Вик не ожидал.
– Да, ты проявил не только героизм, забравшись в самый центр земного шара, а и нечто большее, выходящее за рамки реальности, – заключил он. – Роолдсен же не учёл  твоего чисто человеческого порыва. Вот и проиграл.
– Так то оно, так, – как-то неуверенно произнёс Торн. – Но куда мне теперь ехать: обратно вверх или ещё куда?
– Перестань хандрить, – остановил его Вик. – Вставай, пошли. Покажу, что обещал. А о том, куда тебе ехать, поговорим в твоём литоскафе...
Первая комната, в которую они вошли, была уставлена светящимися мониторами с объёмным изображением, за которыми сидели работники подземного сооружения. На стенах были развешаны какие-то плакаты и световые диаграммы.
– Это наш главный пульт управления, – обьявил Вик, и, включив звуковой усилитель, представил всем Торна. Присутствующие дружно поднялись и громкими аплодисментами поприветствовали гостя. А Торн, слегка поклонившись, стоял перед ними смущенный и гордый за себя и за все человечество…
Крики приветствия постепенно улеглись, и все опять занялись делами.
– Это наш своеобразный «командный пункт», – пояснил Вик. – Здесь производится обработка всей информации, поступающей от наших датчиков, расположенных на основных параллелях и меридианах земного шара.
– А какие показатели вы снимаете? – Торн не замедлил задать вопрос.
Вик с улыбкой посмотрел на него и сказал:
– Да, чувствуется, Торн, твоя инженерная хватка.
И он рассказал, что с помощью датчиков они регулярно замеряют скорость вращения Земного шара вокруг вертикальной оси планеты, одновременно контролируя орбитальное положение Земли и следя за изменениями её гравитационных и магнитных полей. «Ну, и многое другое, – добавил он. – Обнаруженные серьёзные отклонения от оптимальных значений мы немедленно подвергаем соответствующей корректировке».
Торн прекрасно понимал, что сдвинуть с орбиты даже на миллиметр такую махину, как Земля, – труднейшая инженерная задача. Поэтому с интересом спросил:
– И как же вам это удаётся?
– Я ожидал такого вопроса, – сказал Вик, – и не ошибся. Но, чтобы ответить на него, давай пройдём дальше – в стабилизационный цех.
Миновав несколько просторных коридоров, они поднялись по трапу и оказались на смотровой площадке, откуда открывался хороший обзор огромного светлого помещения, обрамлённого со всех сторон широкими окнами. В самом центре его висел в воздухе гигантский голубой шар. Казалось, что он существует сам по себе. Шар медленно вращался, разбрасывая вокруг уже знакомые Торну голубые лучи. Проникая сквозь окна лаборатории, лучи уходили далеко за пределы сооружения и там порождали своеобразную цветовую игру.
– Какая красота! – не смея оторвать глаз от шара, восхищённо произнес Торн. – Я потрясён!
–  Лишь здесь, в самом центре ядра Земли, где господствует полная невесомость, –  пояснил Вик, – можно было воплотить в жизнь эту идею – свободное парение шара, управлять его массой и энергетической мощностью, а также смещать относительно центра планеты.
«Для чего всё это?» – вертелось в сознании Торна. Непосвященному было трудно разобраться в этом, но Торн показал себя смекалистым инженером, так как сам почти ответил на этот вопрос:
– Вероятно, для корректировки параметров движения Земли?
Вик не удивился такому ответу, лишь добавил следующее: 
– Это позволяет регулировать движение Земли вокруг Солнца, а также суточное вращение планеты, и подправлять гравитационные, магнитные и другие её важнейшие параметры. Но это делается лишь в случаях каких-либо серьёзных нарушений, – подчеркнул он.
– Странно, – недоуменно произнес Торн. – Многие мои соотечественники считают, да и я тоже, что планеты Солнечной системы движутся в космосе сами по себе, вернее, по законам, указанным свыше.
– И правильно считают, – согласился Вик. – Но лишь отчасти, так как изменения планетарного характера происходят везде и всюду в космосе, а на Земле – тем более. Ну, возьми, к примеру, вулканы. Ты знаешь, что они довольно часто извергаются. Случаются и падения крупных метеоритов. От всего этого ваша планета получает такую мощную встряску, что изменяется характер и траектория ее движения. Всё это относится к обычным природным явлениям. Но ещё существуют и серьёзные планетарные нарушения, связанные с человеческой деятельностью. Особенно это касается атомных взрывов. В последние годы к ним добавились и значительные изменения газового баланса в атмосфере Земли, вызванные массовым сжиганием угля и нефтепродуктов, ну и многое другое. Само человечество эти проблемы решить не сможет.
«Выходит, что не только природа, но и мы сами виноваты в нарушении геокосмического и климатического баланса на нашей планете», – сделал неутешительный вывод Торн.
– И ещё, самое главное, – строго заметил Вик. – Создателю абсолютно не нужно, чтобы пропало одно из величайших его творений на планете Земля – человек разумный! Вот поэтому Высший Галактический Совет и решил взять вашу планету «на поруки», чтобы уберечь земную цивилизацию от полного уничтожения.
В общем, Торн был доволен: он собственными глазами увидел величайшее достижение представителей планеты Трон. Как инженеру, ему без труда удалось разобраться, как и зачем делается корректировка, и поэтому всё обошлось без дальнейших расспросов. Да и Вик не тревожил Торна, давая тому возможность насладиться невиданным техническим зрелищем...
Позже, анализируя всё увиденное и услышанное, Торн проникся важностью того деяния, которое с огромным размахом развернулось в самом центре планеты Земля. Он прекрасно понимал, что проводимая здесь работа требует не только огромных духовных, но и материальных затрат.
Они вернулись в кабинет Вика. По-прежнему тихо звучала необыкновенная музыка. Иногда в ней проскакивали короткие отрывки мелодий земных авторов, но в обработке под музыкальные инструменты жителей планеты Трон.
В продолжение беседы Вик заметил, что в миссию тружеников шара входит не только слежение за параметрами движения Земли, но и охрана её от астероидов и чужих космических кораблей, во множестве блуждающих в ближнем и дальнем космосе.
– Чем они могут нам угрожать? – высказал недоумение Торн.
– Не все прилетают с добрыми намерениями, – пояснил Вик. – Большинство – просто из любопытства, чтобы посмотреть на вас, людей, но часто попадаются и такие, которые похищают ваших соотечественников. Некоторых они потом возвращают, а многие исчезают бесследно. Приходится сталкиваться с и представителями и «разбойничьих» цивилизаций. В общем, работы хватает.
– Да, ваша миссия очень ответственна, – согласился Торн. – Вы что, проверяете все космические корабли, прилетающие к нам?
– Нет, только те, у которых нет разрешения Высшего Галактического Совета, ну и  которые не отвечают на наши кодовые запросы.
– А что, есть и такие?
– Да сколько угодно. Многие прилетают на экскурсию из других галактик – мы их пропускаем. Такие космические корабли вы часто видите в небе. Другие же посещают Землю без определённой цели...
– А ты, Вик, принимал участие в операциях по перехвату космических кораблей?
– Принимал, и не раз. Это же наша обязанность.
– Расскажи подробнее, как всё происходило?
– Да всякое было. Даже стрелять приходилось. Конечно, не пулями, а энергетическими зарядами…
Они немного помолчали, пытаясь собраться с мыслями. Первым заговорил Торн. Он спросил:
– Как вам удалось построить такую грандиозную лабораторию, да ещё глубоко под землёй? Ведь это стоит немыслимых материальных и энергетических затрат.
– Да, действительно, – подтвердил Вик. – Это было трудно, но мы справились. Всё, что нужно для строительства этого сооружения, космические корабли доставили с Трона. 
– Неужели такое возможно? – удивился Торн. – Ведь между нашими планетами огромнейшее расстояние, множество световых лет!
Вик воспринял этот вопрос как само собой разумеющееся:
– Для наших космических кораблей это не препятствие, – ответил он, – так как они обладают способностью мгновенного перемещения по торсионным полям Вселенной.
– Кое-что я слышал об этих полях, – сказал Торн. – Но серьёзно в их суть не вникал.
А Вик продолжил:
– Поэтому наши корабли могут быстро переходить из третьего измерения в четвертое и обратно. Для них не помеха ни земная твердь, ни моря и океаны. Скоро и вы, земляне, этому научитесь, – обнадёжил он Торна.
Неожиданно беседу прервал сигнал вызова. Переговорив, Вик пояснил:
– К сожалению, наш разговор на время придется отложить. С планеты Трон прислали новенький боевой космолёт. Нужно принять и проверить в полёте эту машину, – пояснил он. – Он предназначен для охраны вашей планеты от агрессивных чужаков, которых ещё много крутится в ближайшем космосе.
Торн встрепенулся от неожиданности. Он понял, что появилась возможность  кое-что разузнать об этой машине, и попросил Вика взять его с собой. Тот немного помялся, но затем согласился:
– Ты, Торн, везучий человек, – сказал он. – Мой напарник ещё не прибыл с планеты Трон, так что временно будешь у меня помощником. Вместе и проверим эту машину в космическом полёте: совершим патрульный облёт Земли, да и к Луне и Марсу можем слетать. Почувствуешь себя властителем космоса! Ну, как, идёт?
– Отличное предложение! – радостно согласился Торн. – Такая приятная встряска  не помешает.
А Вик добавил:
– По сравнению с тем, что тебе уже пришлось пережить, это будет лёгкой разминкой…
Облачившись в скафандры, они поднялись под купол шара. Здесь уже стоял наготове, сверкая никелевым блеском, небольшой двухместный космолёт. Передняя часть его остро выступала вперёд: она и служила излучателем энергетического заряда. Осмотревшись вокруг, Торн увидел вдали свой литоскаф. Словно поплавок во время отсутствия клёва, тот стоял неподвижно, вернее, висел, мерцая в сполохах голубого света.
Как земному существу, Торну не верилось, что сейчас он находится в самом центре планеты, и что ему предстоит побывать в космосе на этом загадочном для современного человека летательном аппарате. Механики закончили подготовку космолёта, и Торн первым поднялся в его кабину. Усевшись в кресло второго пилота, он торопливо окинул взглядом ничем не примечательное внутреннее убранство его и был разочарован. «Как в обычных самолётах» – подумал Торн. Перед ним располагалась панель управления со светящимися видеомониторами, под которыми находились несколько разноцветных рычажков и кнопок. В общем, ничего необычного он не заметил.
Вик расположился рядом и, указывая на приборы, стал объяснять новоиспечённому напарнику, как управлять космолётом.
– Смотри и запоминай, – серьёзно сказал он. – Пригодится. В космосе всё может случиться.
– А что, например?
– Могу неожиданно уснуть, – улыбнулся Вик. – Тогда тихонько, чтобы не разбудить, ты должен взять управление на себя.
Взлёт прошел нормально: космолёт вмиг набрал высоту и взял курс к орбите Марса. Внизу медленно удалялись континенты, моря и океаны. Это зрелище восхитило Торна. «Такая планета, как Земля – лакомый кусочек для любой высокоразвитой цивилизации». «Услышав» мысль Торна, Вик добавил:
– Многих мы уже отвадили, но нападения ещё продолжаются. Ты, наверное, слышал о том, что некоторые выходцы из космоса забирают с собой людей, делают над ними какие-то опыты? А это недопустимо без их согласия.
– Такой информации у нас много, – ответил Торн, – но лично я в них не верил: считал это выдумками журналистов.
– Но теперь-то ты веришь в это? – с напускной серьёзностью спросил Вик.
Торн решил поддержать шутливый настрой своего напарника.
– Вот прилечу на твою планету Трон, – с официальным выражением лица сказал он, – и как космический кавалер увезу какую-нибудь вашу красавицу. И что ты сделаешь со мной? Будешь стрелять вдогонку?
– Да ничего подобного, только ручкой помашу на прощание.
– Что, разве не жалко будет пропажи?
– Нет, – откровенно ответил Вик. – Ведь кавалер подходящий.
И они от души рассмеялись…
Полёт проходил в ручном режиме управления, что позволяло любоваться захватывающими панорамами космоса.
– Наша задача, – пояснил Вик, – патрулировать всё ближайшее к Солнечной системе пространство. Нельзя допустить проникновения сюда непрошенных гостей. Без разрешающей лицензии Галактического Совета никто не имеет права даже приблизиться к ней. Это строго запрещено.
– Ну, а если, они прилетят без лицензии, но с дружескими намерениями? – возразил Торн.
– Мы их тут же деликатно завернём обратно, – ответил Вик. – Закон для всех одинаковый.
Казалось, Виком были даны исчерпывающие ответы на все вопросы своего земного напарника. Но у того нашелся и такой:
– Как вы обращаетесь с нарушителями этого закона? – спросил Торн.
Вик нежно провёл рукой по пульту управления и сказал:
– Вот для борьбы с ними и создана эта машина. На нежеланного гостя она может обрушить такой энергетический заряд, от которого у нарушителя пропадёт всякое желание ослушаться.
Но Торн не унимался с вопросами.
– Почему, несмотря ни на какие запреты, они стремятся попасть на нашу планету,  как будто Земля мёдом намазана?
Но Вик не успел ответить, так как в кабине зазвучал зуммер космической связи.
– Служба слежения за космосом! – представился звонивший, в голосе которого чувствовалось беспокойно. – Где вы сейчас находитесь?
– Приближаемся к орбите Марса, – ответил Вик. – Решил показать гостю эту планету вблизи. А что случилось?
– На грани Солнечной системы наши радары засекли астероид, – ответили ему голосом, не терпящим возражения. – Мчится прямо на нас. Размеры его небольшие. Но если упадёт на какой-нибудь город – разнесёт вдребезги. Времени совсем мало. Ваш космолёт – единственная боевая машина, которая сейчас находится ближе всего к астероиду.
– Я понял вас, – так же серьёзно ответил Вик. – Что мне с ним сделать? Уничтожить?
– Нет, ни в коем случае, – уже спокойнее ответили из пункта слежения. – Ваша задача – аккуратно изменить его орбиту в нужном направлении.
– Хорошо, приступаю к выполнению задачи! – уверенно ответил Вик и включил космолокатор.
– Что, стрелять будем? – спросил беспокойно Торн.
– Наверное, придётся, – подтвердил Вик. – Подождём, что покажет радар.
Он подкрутил что-то, и вскоре на экране во всем неприглядном виде появился и сам астероид. С виду это была обычная булыга. Она медленно вращалась, как бы подставляя для обзора свои корявые каменные бока. Её размеры, как высветилось на экране, действительно были небольшие: всего лишь несколько десятков метров в поперечнике.
– Красиво летит! Уверенно! – с восхищением высказался Вик, настраивая прицел. – Но сейчас мы собьём с тебя эту спесь!
Космолёт неожиданно вздрогнул, и к астероиду понёсся мощный энергетический заряд…
   
Полностью повесть будет опубликована во второй половине 2008 года под тем же названием.
С заказами на её приобретение обращайтесь на E-mail: arnold_m@list.ru
или по телефонам в Симферополе (0652) 49-17-17 или 22-22-94.


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики