Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Главная страница сайта

Николай НЕМЫТОВ, г. Симферополь

АМАЗОНКИ

«И ЧЕЙ ТАМ АВТОГРАФ – ВЕКА –  НЕ ПОМЕРК?!»
В. Гаевский


О тайне древних воительниц лучше не скажешь: прошли многие века, но учёные и исследователи разных стран продолжают раскрывать прелестные загадки амазонок. Самое интересное не в том, что они занимают мудрые умы на протяжении многих столетий, а в том, что через всю древнюю историю человечества красной нитью проходит след прекрасных воительниц.
Вот наглядный тому пример: «Одиссея» Гомера. Возьмём из неё тот отрывок, в котором описывается проход корабля между Сциллой и Харибдой.
Цирцея, к которой Одиссей возвращается после похода к Аиду, объясняет ему дорогу к острову Тринакрия и предупреждает: «Прежде увидишь стоящие в море утёсы».
Мореходам суждено встретить две скалы: в пещере одной живет страшная Сцилла, пожирающая моряков, у подножья другой – ужасная Харибда, три раза в день поглощающая море и извергающая его воды.
Одиссей хочет вступить в бой со Сциллой, но Цирцея предупреждает его о свирепости монстра и его непобедимости. Сцилла имеет шесть собачьих голов, двенадцать лап, она оглушительно верещит голосом щенка. У разных древнегреческих авторов внешность монстра описывается по-разному, но  почти у всех упоминаются собаки. Например, согласно Овидию, у Сциллы женское лицо и туловище, опоясанное псами. А может, это племя воительниц, которые используют в бою собак? Своих врагов они запугивают боевым кличем, похожим на собачий лай, так же, как  берсерки в свое время рычали по-медвежьи и выли по-волчьи.
Был свой пес в Аиде; трехголовый Цербер охранял царство мертвых, пока Геракл не увел его. Немаловажный факт: правит в Аиде Кора – «Дева», охраняет её владения пес. А страшное чудовище – Сцилла, практически, представляет собой девушку со сворой псов!
Греческая мифология утверждает, что Леда родила от Зевса близнецов Аполлона и Артемиду; родина их – страна за северным ветром Бореем, Гиперборея, потому Аполлон периодически предпринимает путешествия туда. Бог Солнца летит в Гиперборею на специальной платформе, в которую запряжены лебеди. А его сестра Артемида стала охотницей и её всегда сопровождает свора собак. Вновь перед нами девушка родом из северной страны в сопровождении псов. Что интересно: богиня Артемида прячет Ифигению в северных пределах Ойкумены – в Тавриде и делает её своей жрицей, т.е. служительницей культа Девы!
Таким образом, вполне вероятно, что под Сциллой Гомер имел в виду племя воинственных амазонок, которые охраняли проход в Понт и нападали на греческие корабли.
Это из области мифологии. Однако и история Тавриды дает нам множество свидетельств: собак в боевых действиях использовали киммерийцы и амазонки. Бегущие псы украшают сосуды Трипольской культуры, которая располагалась на берегах Дуная. Исследователи считают её первой наследницей древних земель, затонувших к западу от Крымского полуострова приблизительно 7 тысяч лет назад.
В поэме Гомер подробно описывает, как Сцилла хватает несчастных с корабля:

Взор на корабль и на схваченных вдруг обративши, успел я
Только их руки и ноги вверху над своей головою мельком приметить,
– в отчаянии рассказывает Одиссей.
Каким же образом можно захватить человека на корабле и быстро поднять на скалу?
Если Сцилла – живая тварь, то все понятно. Допустим, это уцелевший плезиозавр: маленькая голова с зубастой пастью и длинная шея – весьма подходящий в данном случае подъемник, однако такая гипотеза – из области фантастики.
В реальности есть три простых инструмента, основной частью которых является веревка: «кошка»– абордажный трехлапый крюк; веревка с грузом на конце, способная быстро наматываться на цель; и, наконец, самое простое – аркан. Если корабль подойдет почти вплотную к скале, то любым из этих приспособлений можно захватить человека, стоящего на открытой палубе. Бросающий аркан отдает другой конец нескольким товарищам, стоящим позади. Когда петля стянулась на плечах несчастного моряка, помощники, подхватив свой конец веревки, быстро отбегают от края скалы, а добыча мгновенно поднимается вверх, и какой бы силой не обладал захваченный, потеряв опору, он не способен сопротивляться. Большую роль здесь играет внезапность нападения, что и произошло с товарищами Одиссея. Шесть голов Сциллы – шесть одновременно брошенных арканов.
Надо заметить, место для нападения амазонки выбрали идеальное: моряки должны идти именно вдоль их берега, иначе они рискуют погибнуть вместе с кораблём, ведь на другом берегу их поджидает Харибда.
Еще один мифический образ, ставший символом Древней Греции – Горгона Медуза. Персонаж довольно противоречивый: с одной стороны – она чудовище, от взгляда которого люди превращались в камень, с другой – мать крылатого Пегаса, способного оживлять мертвецов взглядом, и великана Хризаора – титана Золотой Лук. Попробуем разобраться в этой странности.
У родителей Медузы (или Медусы), морского титана Форкия – Морского Старика и титаниды Кето – Пучины было шесть дочерей: три красавицы, лебединые девы родились с серебряно-седыми волосами, как морская пена (Пемфредо, Энио, Дино); три родились с золотыми крыльями и носились по воздуху, как морские ветры (Сфено, Еврилой, Медуза). Само имя «Медуза» – означает «властительная». «И всех прекраснее бесстрашная, гордоокая Медуса,– пишет в «Сказаниях о титанах» Яков Эммануилович Голосовкер.– Когда, бывало, размечутся её кудри по небу, кажется, будто золотые вихри золотыми змеями разметались у неё на челе». Намек на первоначальный образ дев-титанид сохранился в «Теогонии» Гесиода, и Медуза названа в ней трогательным эпитетом: «познавшая горе». Теперь мы почти ничего не знаем об этом. Под воздействием ревнителей Олимпийских богов сказание изменилось: Форкиды, дочери Форкия, превратились в ужасных чудовищ, какими их описал Гомер. Однако именно благодаря болезненной ревности олимпийцев кошмарный монстр после смерти стал символом защиты.
Голова Медузы перекочевала со щита Афины и эгиды Зевса на фронтоны и резные каменные плиты в храмах как символ побежденного колдовства, поверженной нечисти. А защитную функцию изображения Медузы выполняют на знаменитых древнерусских амулетах —  «змеевиках». Здесь они играют роль оберегов; даже христианство не смогло искоренить веру в магическую силу лика Горгоны: на обратной стороне медальона с ее изображением помещались рельефы христианских святых, Богоматери, архангела Михаила и др.
 Поединок Афины и Медузы можно расценивать как соперничество двух воительниц-амазонок. Горгона воспитывалась в прибрежных степях (отсюда ее полу лошадиная сущность и морское происхождение), и обучалась женскому стилю ведения боя. Афина, как известно, родилась из головы Зевса и стала олицетворением Мудрости, но воспитывалась отцом, а значит, ее стиль ведения боя был рассчитан на силовое противостояние, что более характерно для воинов-мужчин. Возможно, именно такое положение вещей стало причиной поражения Паллады в поединке. Тогда она схитрила: позвала на помощь своего сводного брата Персея — сына Золотого дождя, т. е. самого Зевса. Герой победил Медузу, видимо, задушив ее, потому у страшной маски Горгоны высунут язык. Но почему все ужасались ее лика, если златокрылая была прекрасна?
Вспомним миф: Персей убрал отрезанную голову в волшебную сумку. Скорее всего, Афина поступила с головой Медузы так же, как Тамарис – с головой Кира. После такой процедуры лик убитой стал ужасным, длинные волосы превратились в черные плети, похожие на змеиные хвосты. Картина малоприятная, и обвинять обаятельных олимпийских богов в столь ужасных убийствах даже кощунственно, однако стоит вспомнить, откуда Афина получила свое прозвище — Паллада. Она победила великана Палласа и содрала с него кожу, которую натянула на собственный щит. История олимпийцев — это борьба тщеславных ревнивцев за власть. Ведя непрерывную войну друг с другом, они не считаются ни с кем и ни с чем, считая себя центром Вселенной, ее законом. Однако Мироздание думало иначе...
Логичным было бы предположить, что Грайи и Горгоны, являясь сестрами, рождёнными морскими титанами, появились на свет на побережье моря, где властвовали над своими племенами, но признавали мудрость и старшинство Медузы. Первой задачей Афины было обезглавить этот союз племен. Любвеобильный Посейдон, постоянно добивавшийся внимания со стороны молодой титаниды, стал невольным помощником Паллады. Подкараулил он Медузу, овладел ею. Спешили на помощь сестры, однако Афина справилась с ними: Грай ослепила ярким светом (возможно, это был «греческий огонь»), а двух оставшихся Горгон победила поодиночке. Старшую Паллада не тронула, удовлетворенная позором соперницы. О дальнейших событиях вам известно со школьной скамьи: Горгоны превращаются в страшных чудовищ с железной чешуей на теле, медными руками, золотыми крыльями за спиной. Этакие валькирии древнегреческого эпоса. Подобно скандинавским девам, они летают по миру, и, куда упадет взгляд Медузы, все превращается в камень.
Иначе говоря, желая отомстить за поруганную честь сестры, Форкиды (дочери Форкия) выступают в поход против олимпийцев. Оставляя за собой опустошенные земли, войска амазонок, закованных в крепкие латы, подступают к самой обители Кронидов. Однако Олимп устоял, и воительницы вынуждены были отступить. Война шла не один год, неоднократно амазонки шли на приступ естественной крепости Зевса, т. к. миф гласит, что Горгоны просыпались раз в год и вылетали на свою страшную охоту. Остальное время их сон охраняли ослепленные Грайи.
Афина решила покончить с этими набегами с помощью Персея. Во время похода Медузу победить было невозможно, оставалось напасть на нее в самом ее логове. План весьма дерзкий и даже безумный, но именно поэтому он сработал. Нападения не ждали. Пока сестры узнали о гибели старшей, пока примчались из своих земель, убийцы и след простыл. Кроме того, Афине удалось умыкнуть боевого коня Медузы – белоснежного Пегаса, а кони такой масти являлись для скотоводов и конных воинов божественными животными.
Нас можно обвинить в чрезмерной фантазии, однако, если обратиться к мифам, на которые мы опираемся в своём исследовании, то несложно убедиться, что наши мысли недалеки от правды. Так, например, знаменитый греческий герой Геракл воевал с амазонками и пленил одну из них – Антиопу, которую потом выдал замуж за Тесея. Желая отомстить, амазонки пошли войной на Афины. Им удалось захватить город. Когда бои шли у акрополя, они в горячке не узнали свою подругу, которая воевала на стороне греков. Антиопа была убита. Бой тут же прекратился. Амазонки и греки, объятые скорбью, вместе похоронили царицу.
Важный для нас факт: амазонки воевали с Грецией и даже захватывали Афины.
 Надо заметить, что для воина было великой честью сразить в бою воительницу, и, как мы дали понять выше, почти каждый греческий герой считал обязательным совершение такого подвига. После смерти ему возводили богатую гробницу и храм, на стенах которого скульпторы изображали его подвиг. Персей, по наущению Афины, сделал больше, чем кто бы то ни было – он убил властительную Медузу в её собственных владениях, и за это получил бессмертие, став персонажем древнегреческих мифов.

* * *
Ещё один миф, созданный греками, запечатлён в самом имени воительниц: «амазонки» – безгрудые. Предоставим слово известной исследовательнице истории Крыма Татьяне Михайловне Фадеевой. В своей книге «Крым в сакральном пространстве» она пишет: «Греки, сохранившие множество преданий об амазонках, дали свой перевод этого слова, окончательно запутав вопрос. Они считали, что воинственные амазонки, обучаясь стрельбе из лука, прижигали грудь, чтобы она не мешала натягивать тетиву: отсюда, якобы и пошло слово «а-мазос, амазонки», то есть безгрудые. О бессмысленности и неправдоподобности такой трактовки косвенно свидетельствует то, что в изобразительном искусстве амазонки неизменно прекрасны, грудь их не изувечена, а согласно легендам они вступали в брачные союзы и привлекали сердца греческих героев – Тесея, Геракла, Ахилла. Наконец, техника натягивания лука у варваров предполагала другие точки упора, нежели грудь,– в том числе на уровне уха. Важное свидетельство на этот счёт мы находим у Прокопия Кесарийского – историографа времени Юстиниана (6 в.н.э.). В сочинении «Война с персами» он пишет, что описанные ещё Гомером лучники составляли низший разряд войска; они шли в бой пешими и не имели щита, чтобы укрыться; но главное – «они нерадиво владели своим искусством; притянув тетиву к груди, они пускали стрелу слабо и совершенно безопасную для того, в кого она попала». Нынешние же лучники,– продолжает он,– прекрасные наездники, пускают стрелы на полном скаку, и искусство стрельбы иное: «Лук они поднимают до лба, а тетиву натягивают до правого уха, от чего стрела пускается с такой мощью, что всегда поражает того, в кого попадает, и ни щит, ни панцирь не могут отвратить её стремительного удара». Но эта техника стрельбы из лука привнесена в византийское войско северными варварами, составившими его ядро и ударную силу. Следовательно, можно сказать, что древние греки погрешили против истины, как минимум, дважды: мало того, что они объяснили неясное им слово «амазонка» из греческого языка, сделав их «безгрудыми»; они ещё и приписали им собственную малоэффективную технику стрельбы из лука, при которой тетива натягивается на уровне груди. Среди северных скифских народов, к которым принадлежали амазонки, грудь отнюдь не оказывалась помехой стрельбе из лука согласно способу, описанному Прокопием».
Такой способ стрельбы из лука можно увидеть и на наскальных рисунках (рисунок 1).
Татьяна Михайловна указывает на происхождение слова «амазонка» от слова «альма» – дева. Тем более что в Крыму в некоторых местах сохранилось это название: Алма-Кермен, река Альма, долина Алмалык. Нечто подобное натворили греки и со словом «тавр», объясняя название племени тавров. Они утверждали, что оно  произошло от слова «бык». Однако, скорее всего, тавры получили своё название от «тавров», которые переводятся как «горы». Согласитесь, горцам больше подходит этот вариант.

* * *
Герои Древней Греции, отправляясь к пределам известной им земли, встречаются также и с удивительными созданиями – змеедевами. Деве-змее в глубокой древности поклонялся народ всадников — скифы, которые изображали свою богиню крылатой и змееногой. На знаменитом конском налобнике из кургана Цымбалова Могила она лишена крыльев потому, что налобник фотографируют, так сказать, разукомплектованным, а полное украшение включает в себя два стилизованных крыла, изготовленных отдельно. На серебряном сосуде из кургана Чертомлык богиня изображена с поднятыми руками — оберегающий жест, известный на протяжении многих тысячелетий от отпечатков ладоней на стенах пещер, поднятых рук Исиды до Софии-Оранты в православной традиции.
 Греки считали деву-змею и Геракла родоначальниками скифского племени. В поисках своих коней, исчезнувших чудесным образом, герой исходил всю пустынную страну, пока не обнаружил пещеру, где жила полудева-полузмея, которая и похитила его коней. После от Геракла у нее родились три сына: Агафирс, Гелон и Скиф. Только Скифу удалось натянуть лук, оставленный ушедшим на подвиги отцом, поэтому он и стал владыкой тех земель, а в награду получил от матери пояс Геракла и золотую чашу.
В мифе не упоминается имя змеедевы. Одни исследователи называют Ехидну, другие — Медузу. На наш взгляд, последняя более всего подходит на роль прародительницы скифов. Дело в том, что Медуза могла оборачиваться кобылицей: «Обернулась она Золотогривой девокобылицей — девой по пояс, кобылицей от загривка золотого», — и именно в этом образе Черный конь-Посейдон овладел ею. На амфоре из Беотии, которую датируют началом VII века до н. э., есть рельефное украшение, изображающее сцену обезглавливания Горгоны Персеем. Здесь Медуза предстает в виде полудевы-полукобылицы, и в ее волосах нет ядовитых змей, без которых мы ее себе не представляем. Значит, все-таки она была кентаврессой и, возможно, принадлежала к племени всадников-скотоводов, у которых ещё сохранился древнейший матриархальный уклад.
Известно так же, что амазонки стали прародительницами племени савроматов, которых позже стали называть сарматами, и которые вытеснили скифов из Северного Причерноморья. Сарматы первыми из кочевников стали применять в бою стельные доспехи, и, соответственно, тяжёлую конницу – катафрактариев. Сарматы применяли в бою длинный меч, что давало возможность рубить врага из седла, не спешиваясь, как это делали скифы. Однако, согласно греческому историку Лисию, стальное оружие и доспех изобрели амазонки. Тогда выходит, что именно амазонки научили сарматов работать с железом.
Какова же технология изготовления доспеха? На кожаную рубашку и штаны сарматы нашивали железные бляшки – и получалось нечто вроде чешуи, покрывающей всё тело воина. Незащищёнными оставались ладони и ступни. Возможно, именно такой доспех носил легендарный Ахилл, и пята его оставалась обнажённой. В данный момент для нас важно, что доспехи сарматов, технологию изготовления которых они унаследовали от своих праматерей-амазонок, были похожи на стальную чешую. Получается, змееногость богини скифов и змеиная сущность Медузы Горгоны – это не что иное, как доспехи амазонок, кожаные штаны, обшитые железными бляшками! Об этом же говорят изображения воительниц на греческих амфорах: амазонки часто одеты как греческие воины, но иногда их одежда – комбинезон, украшенный причудливым орнаментом и закрывающий всё тело, кроме ладоней и ступней.
Хотелось бы ещё обратить внимание на имена, которые мы постоянно упоминаем: Ахилл, Сцилла или, как в некоторых вариантах, Скилла. Сюда же следует отнести и царя скифов Скилура. Имена очень похожи и к тому же за каждым из них стоит воинственная дева. Сомнения вызывает только личность Ахилла: во-первых, он греческий герой; во-вторых, воевал против амазонок, с которыми мы решили его породнить. Обратимся к истории жизни неуязвимого воина.
Прежде всего, следует заметить, что Ахилл – сын морской богини. Здесь прослеживается такая аналогия: Скилла – морское чудовище, Медуза – дочь морских титанов. Таким образом, все наши герои родились или проживали на побережье.
Далее. Существует две версии о том, как Ахилл получил свою неуязвимость: первая – его ещё в младенчестве мать оставляла на ночь в очаге, и, когда отец узнал об этом, женщина была изгнана; вторая – мать купала будущего героя в водах Стикса, держа за пятку, потому Ахиллеса можно было убить, только попав в пяту – отсюда и пошло выражение «ахиллесова пята». Версии совершенно противоречивы, ведь вода и пламя – несовместимы. Однако не будем делать поспешные выводы. Лучше давайте вспомним, какое ремесло объединяет эти противоположные стихии. Гончарное, например. Да, вода и огонь создают крепкую керамику, но само ремесло не имеет к Ахиллу никакого отношения. Остаётся кузнечное ремесло, закалка стали. Если мы объединим в единое целое мифы о детстве героя, то получится, что его мать сама изготовила для Ахиллеса доспехи из железа. Но в то древнее время такой доспех могли изготавливать только амазонки! Вывод напрашивается сам собой: мать героя была из того же племени воительниц, к которому принадлежали Скилла и Медуза, тем более что она после изгнания вернулась к себе на родину – в море (читай: побережье). Волею судеб Ахилл воевал на стороне троянцев против амазонок, но это уже совсем другая история.

* * *
Продолжая рассказ об амазонках, попробуем восстановить их приёмы ведения рукопашного боя. В этом деле нам помогут многочисленные изображения на вазах, посвящённые амазономахии – войне греков с амазонками. Сразу следует указать, что женский рукопашный бой отличается от мужского. Одна из довольно веских причин: основное предназначение женщины, данное ей от рождения самой природой – вынашивать плод, давать жизнь ребёнку и кормить его своим молоком в течение определённого времени. Поэтому женщине противопоказана силовая борьба, которая характерна для поединка мужчин. Хитрость и ловкость – основные «козыри» женской тактики боя. Воительница не пойдёт в лобовую атаку, она уступит сопернику, чтобы провалить его удар или выпад, и тут же проведёт мгновенное ответное действие.
Да, амазонки были страшной силой, однако они не забывали об основной своей функции – продолжении рода. Убив определённое количество врагов, воительница имела право выбирать себе мужа, равного по ратному мастерству, даже из стана противника. Потомство должно быть жизнеспособным. Проще говоря, женский бой – это проявление женского коварства на физическом уровне. В русских былинах о богатырях сказано:

Ещё эта поленичища удалая
Ай весьма была она да зла-догадлива
И учёна была бороться на одной ручке…

Поленицы – амазонки славянских преданий. Они смело выходили в поле на поединок с богатырями, и не каждый мог противостоять им. Так, например, в былине «Илья Муромец и дочь его» ни Алёша Попович, ни Добрыня Никитич не рискнули выступить против поленицы. Поэтому с ней бьется Илья Муромец. Для нас важна «зла-догадливость» воительницы, то есть её коварство.
Наиболее точное изображение ведения боя амазонками есть в энциклопедии Виталия Гладкого «Древний мир»: три воительницы сражаются с тремя греческими бойцами. Ещё мгновение – и амазонки, упавшие от бессилия едва ли не на колени, падут под смертельными ударами греков. Чтобы понять происходящее, разберём каждую позицию по отдельности.
Первая пара – в левом верхнем углу. Женщина отступает назад, поворачиваясь правым боком к противнику, и замахивается мечом, подставляя под удар печень. Воин целится именно туда, его меч идёт снизу. Он должен решить, дотягиваться до отступившего противника, или выполнить удар с шагом. Амазонка раскрылась, под её отчаянную атаку сверху можно подставить щит, а бок ее рядом – и воин делает прямой выпад с шагом правой ногой. Действия амазонки: она переносит центр тяжести на отставленную ногу, двигаясь корпусом навстречу удару с поворотом на 180 градусов, одновременно правая вооружённая рука производит скользящий блок руке противника. Таким образом, женщина оказывается грудью у левого плеча воина, её оружие – у его открытого живота, его щит слева, а правая рука грека вытянута вперед, в тщетной попытке достать врага.
    Вторая пара – в правом верхнем углу. Здесь положение амазонки кажется критическим, но это только на первый взгляд. Она в глубоком приседе и противник атакует её копьём сверху, вкладывая в удар всю свою мощь. На самом деле воительница в такой стойке подобна сжатой пружине. Она разворачивается корпусом, подставляя под копьё щит, занося левую ногу по дуге вперёд, и одновременно встаёт, нанося щитом встречный удар в голову и грудь врага, а её оружие беспрепятственно поражает открытый живот грека. Сражённый воин по инерции скользит по щиту воительницы и отлетает от неё влево. Позиция сама по себе не простая, поэтому мы рассмотрим ещё пару вариантов контратаки и постараемся доказать их нерациональность.
Здесь заманчивой кажется перспектива подсечь опорную ногу грека своей, как это делают в карате-до, однако тогда тело врага упадет на воительницу, и произойдёт заминка, которая в бою может стоить жизни.
Другой вариант – развернуться через правое плечо, прикрываясь щитом от удара копья. Это удобно, но тогда амазонка потеряет противника из виду на некоторое время, что очень опасно в сложившейся ситуации.
 Оба рассмотренных варианта можно спокойно отвергнуть, как неперспективные.
Последняя пара внизу. Воительница в глубоком приседе, воин совсем раскрылся в горячке боя и его нетрудно поймать. Амазонка переносит вес тела с одной ноги на другую, прикрываясь щитом, и оказывается справа от противника, у его открытого живота или подрезает ему жилы с внутренней стороны правого бедра.
Следует указать на ещё одну особенность женской боевой тактики, показанную на рисунке с вазы. Во всех трёх случаях вооруженная рука воительницы скрыта от противника: в первом варианте за головой, в последующих двух за бедром. Это визуальный эффект, который в рукопашном бою играет немалую роль. Женщинам свойственно прятать ударную руку, что нападающий мужчина принимает за испуг, податливость и, продолжая атаку, нарывается на встречный удар.
Таким образом, картина явного превосходства греков оборачивается их гибелью. Непременно нужно заметить, что в данных оборонительных стойках боец находится доли секунды при переходе из одного атакующего движения к другому и воздать должное мастерству художника, запечатлевшего это мгновенное положение. Лукавый грек убил двух зайцев: изобразил триумф своих воинов и не соврал, показав приёмы боя амазонок. А возможно, художник был талантливым рабом из союзного амазонкам племени и знал, что рисует.
В славянско-горицкой борьбе, реконструкцией которой занимается русский исследователь Александр Белов, такие формы подсада применяются при уходах от ударов ногами, копьём, при защите от летящих стрел. Можно только удивляться, как живучи универсальные приёмы рукопашного боя, проверенные веками.
Вот, пока, и всё, что известно нам о красавицах амазонках. Наверняка, летописи и произведения древних авторов хранят ещё немало тайн об этих воительницах, но это будет уже совсем другая история.


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики