Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Главная страница сайта

Николай НЕМЫТОВ, г. Симферополь

ДЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ – СИКВЕЛ
или
«ЗЕМЛЯКИ?!»

(В русском прокате)

«– Вот раньше было: сначала подумаешь, потом бежишь.
А теперь? Сначала бегут, потом думают: куда бегут, зачем бегут?»
Мудрость вечных бабушек у вечного подъезда


Кошмар начался с первого дня их вторжения. Сначала с ума сошли военные. Никакая система ПВО или ПРО не смогла остановить неизвестный объект на подходе к Земле. До сих пор меня гложет обида: почему так вышло? На что шли мои налоги и налоги всех честных американцев? Где та защита, которую нам гарантировали президент и министр обороны? Где, в конце концов, те герои, которые спасали землю за три дня? Где те неустрашимые лётчики Уиллы Смиты и Брюсы Уиллисы в неизменных рваных майках? Где хитроумные учёные в очках с огромными линзами? С каким бы удовольствием я набил бы морду этим актёришкам! На! Получи! Вот тебе! Вот тебе гонорар в миллион баксов! Вот тебе гулька по девочкам! Вот тебе «Оскар»! Вот тебе звездень на аллее Славы!
Одно смиряет мою мстительность: эти сволочи тоже сейчас сидят где-нибудь под развалинами, под мостами, в канализации, греются у бочек, пугаясь каждого звука. С таким настроением я спокойно засыпаю, не допуская мысли, что «неустрашимые герои» за свои бабки могли построить себе бетонное убежище. Если я об этом вспомню – какой там сон! Проворочаешься до утра и конец. Не будет сил бегать – считай, они тебя сожрали. А, может, отдали своим для опытов.
Мы прячемся под рухнувшим мостом. Здесь ещё довольно крепкие балки перекрытия, вход извилист и узок. В общем, есть какая-то надежда отсидеться. Мы все надеемся на это. С едой проблем нет. Кое-кто успел обожраться, дорвавшись до бесплатного. Один идиот нагрёб в ювелирном кучу цацак и не спит уже третьи сутки, охраняя своё добро. Он явно сумасшедший и я боюсь, что он начнёт убивать нас, подозревая всех в заговоре против себя. Однако нормальных людей, слава Богу, больше. Мужчины расписали график дежурства, нашего «ювелира» со всех сторон осыпали битым стеклом, что бы он не смог бесшумно выйти из своего угла. Я запросто познакомился с такими людьми, к которым меня в спокойное время не пустили бы даже на порог. Мы сидим здесь уже неделю и, первый шок прошёл с первым чувством голода, когда понадобилось под покровом ночи идти в супермаркет. Голод не тётка, он дядька с обезумевшими от страха глазами, пожирающий сникерсы с соусом кари.
 Теперь мы беседуем, как заправские приятели, рассказывая интересные истории из своей жизни. Никто никого не тянет за язык, возможно, именно поэтому мы откровенны друг с другом. Мы – двадцать семь человек, пятнадцать мужчин, девять женщин и трое детей. Конечно, каждый осознаёт, что причина нашей откровенности и в предчувствии конца. Это скорбно и страшно говорить, но люди прекрасно понимают, чем всё может кончиться. Я имею в виду тот самый смертный час, когда пришельцы накроют наше убежище. Мы же ни в Голливуде, мы ни актёры, а опасность над нами вполне реальна.
Единственное, в чём не соврали сценаристы блокбастеров – пришельцы действительно уроды. Толстые туши омерзительны! Хоботы просто кошмарны! Нет, господа, на слонов они вовсе не похожи, но у меня нет слов, передать их уродство. Это внеземное и по-другому не скажешь. Я видел, с какой скоростью они носились по улицам города, подпрыгивая едва ли не до высоты третьего этажа. У этих громоздких туш поразительная лёгкость передвижения! Однако если кто-нибудь из них случайно задевал угол здания, четверть постройки обрушивалась за несколько секунд. За сутки разгула город превратился в скопление полуразрушенных бетонно-стеклянных остовов.
Да, в пришельцев стреляли, их травили и бомбили. С ними не произошло ничего страшного. Монстры оказались способны к быстрой регенерации своего тела, а снаряды и ракеты просто растворялись в их коричнево-желтых телах.
Первое время весь город ждал ядерной бомбардировки. Ну, знаете, как в тех боевиках: «Полковник Смит...». Нет, лучше: «Генерал Томсон, что мы можем сделать?»– скорбно произнесёт президент, заранее зная ответ. Генерал, непременно выставив вперёд нижнюю челюсть, безнадёжно покачает головой. В общем, всё будет как-то так, как-то по киношному. Ведь и президент, и генерал осознают всю важность момента, поэтому им просто необходимо выглядеть людьми, обремененными тяжёлой долей решать участь нации. К тому же они с детства воспитывались в духе триллера, и знают, какую морду лица нужно делать, когда над страной нависла смертельная угроза.
Пока нам везло: никаких ядерных взрывов не было. Военные всеми своими средствами обороны превратили город в груду развалин и пара обрушенных углов, которые зацепили пришельцы просто невинная шалость. По радио трепятся о стойкости армии, о жестокости монстров, однако радио свистит на всю страну, не будет же оно говорить о действительных событиях. Кто же объявит генералов и, не дай Бог, главнокомандующего (вы поняли о ком я) идиотами? Только нам от этого не легче. Все они козлы, вместе с президентом! Да я сказал это вслух. Над раковым больным есть только одна власть – власть Господа Бога и я чувствую себя этим больным. Вы, сэр, считаете иначе? Так спасите всех нас! Станьте богом на земле или хотя бы подтвердите своё звание наместника небес!
Когда я поведал свои мысли Джакому, негру, который неделю назад торговал хот-догами, он долго смотрел на меня с приоткрытым ртом. Создалось впечатление, что я слышу, как в его башке с каменным стуком валятся привычные стереотипы. Помню на вторые сутки, мы чуть не подрались из-за того, что я назвал его негром. Он, видите ли, афроамериканец! Теперь же на моих глазах он превращался в африканца, потомка забытых племён, наследника колдунов Вуду. Его плечи распрямились, голова гордо приподнялась, кулаки сжались.
– Тебе конец,– прошептал Кельвин, мелкий клерк какой-то конторы, предчувствуя новую драку между нами. Все, кто был рядом, попятились в стороны. Дурни! Просто Джеком понял, что его жизнь теперь зависит только от него самого, он вдруг почувствовал себя человеком. С тех пор мы работали с ним в паре, совершая вылазки едва ли не на виду пришельцев.
 Утром восьмого дня мы все проснулись от приближающегося гула.
– Идут,– прошептал Джаком, подняв голову к потолку. Все замерли, всматриваясь в темные балки моста. Такое мы уже слышали не раз, но всегда гул удалялся, и наша жизнь продолжалась. В этот раз все будто предчувствовали разоблачение нашего укрытия. Ведь не могло же нам везти бесконечно.
Гул приближался, нарастал и вот уже мы чувствуем вибрацию земли под нами, вот посыпалось мелкое крошево с потолка, вот где-то в темноте прошуршала осыпь, и упал первый камень. Лучи фонарей осветили потолок. Топот усилился до грохота, балки пошли трещинами. Заскулили дети, заорала женщина. Мы с трудом запихнули всех в самодельные двухскатные укрытия. Если даже потолок рухнет, кто-нибудь да выживет.
Вдруг топот и вибрация прекратились. В полной тишине тихо скулили дети, подвывала испуганная женщина. Мы с Джакомом переглянулись. Его воспалённые от витающей пыли глаза слезились и капли оставляли блестящие дорожки на темной коже щёк. А мне показалось, что он прощается, и смертная тоска застыла в его взгляде.
– Все к чёрному ходу,– прошептал я. Второй лаз мы вырыли сами не всякий аварийный случай. Похоже, случай настал.
Народ быстренько покарабкался к ходу, и приходилось усмирять самых ретивых ползунов.
– Кто-то должен пойти вперёд, что бы разведать обстановку,– сказал я мужикам. И прыть малость поутихла. Не у кого не было сомнений: вперёд должны идти женщины и дети, но это опасно в данной ситуации. Где гарантии, что и второй проход свободен.
А мужички оказались слабоваты.
– Почему бы тебе самому не пойти туда?– с вызовом бросил Кельвин.
Я усмехнулся:
– Мы с тобой оба знаем, что через пару минут здесь появятся хоботы пришельцев и кто-то должен их отвлечь, задержать, пока вы будете выходить наружу. Хочешь попробовать?
Клерк мгновенно взмок. Его глаза судорожно забегали по лицам остальных.
– Теряем время,– заявила Джема и первой полезла в проход с обломком арматуры в руке. Только тогда наше болото зашевелилось, и пара плечистых парней пошли за ней следом.
В нашей стране девчонкам давно надоела слюнявость парней. Воинствующие феминистки! Их тысячи лет пропускали первыми в пещеру, а теперь удивляются, почему вымерли пещерные медведи и саблезубые тигры. Как говорится: «Слона на скаку остановит, и хобот ему оторвёт». Или вот ещё: «Уходи с дороги птица, зверь с дороги уходи! Видишь, облако клубится? Бабы мчатся впереди!»
Осталось трое, кроме нас с наследником колдунов, когда первый хобот появился из лаза. Джеком с рёвом разорвал на себе рубаху и подступил к врагу, с полоской стали в руках. Я принялся метать заострённые арматурные пруты, в хоботы лезущие следом за первым. А вы что думали?! Откуда у нас взялись бы те супер-пуперные ружья с дюймовым калибром или сверх скорострельные автоматы? В драке всегда так: чем попало, по чём попало и кто не спрятался – я не виноват.
 Дыра постепенно увеличивалась, щупальца пришельцев ловко расширяли её, выталкивая из прохода камни и щебень. Пыль стояла столбом, каменное крошево летело в лицо, но мы всё же задержали тварей. Улучив момент, я оттолкнул Джекома к выходу и прикрыл его отступление. Он пытался возражать, но я врезал негру в челюсть и прыгнул прямо в клубок щупалец. Жгуты крепко стянули тело, сопротивляться не было никакой возможности. Не возможно было пошевелить даже пальцем, но давить меня, похоже, не собирались.
Вокруг шуршало и скрипело – щупальца выбирались на белый свет с добычей. Я чувствовал себя фруктом в авоське и не получил не одной царапины или синяка. Блеснул солнечный свет. Меня аккуратно поставили на ноги, отпустили и даже слегка придержали, так как сжатые щупальцами мои конечности не совсем слушались хозяина. А когда глаза привыкли после сумрака подземелья, я увидел перед собой троих бронированных пришельцев. Если галапагосскую черепаху увеличить втрое, присобачить ей пару телескопических гибких хоботов и покрасить в желто-коричневый камуфляж, то получится что-то похожее на этих монстров.
– Ну, чё, гады? Чё уставились?– прошипел сквозь зубы я.
Мне показалось, они немного удивились, услышав такие пламенные слова. Двое стоящие слева и справа, повернули тяжёлые головы к стоящему прямо передо мной. Тот хмуро смотрел на пленника из-под панциря.
– Ты не сверли меня зенками! Чё прицепился?
– А чего вы убегаете?– глухим басом спросил пришелец.– Чё пасть раздяпил? Кишки простудишь?
И тут страшилище сделало то, чего я никак не ожидал. Откуда-то из-под панциря он извлёк «Нью-Йорк таймс», другим щупальцем достал мешок с чем-то знакомым по запаху. Через пару минут пришелец скрутил из газеты «козью ножку» размером с мою ногу и задымил махоркой.
– А ты, вообще, откуда речь человеческую знаешь, америкос?– спросил он.
От слов таких ругательных моя нижняя челюсть со скрипом захлопнулась и язык обрёл прежнюю подвижность:
– Сам ты, черепаха переросток! Где столько махры надыбал?
Пришелец довольно пыхнул дымком.
– Это запах нашей родины,– ностальгически вздохнул он.– Косьмич нам пожаловал в подарок. Сколько светолет отгрохали, а, вот, поди, ж ты и на Земле есть пряный мох.
– К-кто вам махру дал?– переспросил я удивлённо, даже икота напала.
– Один хороший землянин из города Кузюпинска.
Двое других согласно закивали башками.
– Авария у нас на борту случилась и если бы не Косьмич…– пришелец чисто по-человечески махнул щупальцем.– Полные дрова!
– Может Кузьмич, а?– переспросил я.– Степан Кузьмич Порошин.
– Откуда знаешь?!– поразился инопланетянин.
– Я родом из самого Кузюпинска.
– Эк, тебя занесло, человече,– посочувствовал пришелец.– Мож курнём?
Так и просидели мы на плите, махорочкой балуясь. И узнал я, что прилетели гости звёздные с далёкой планеты с большим тяготением, потому-то и тела у них приплюснутые да массивные, потому-то и передвигаются они быстро, чувствуя слабое притяжение Земли. А что завалили они пару углов, так не по злобе, просто по неуклюжести, да узости улиц в Нуёрке.
– Но народишко тут шизанутый,– вздохнул пришелец.– А мы-то дурни думали, что на Земле вашей люди все, как в Кузюпинске. Жаль! Вы бы их воспитали как-нибудь. Совсем чёкнутые.
– Ага! Этих только оглоблей воспитывать надо. Они ведь ещё других воспитывать берутся.
– И получается?
– Получается,– потупился я, вспоминая, как сам рвался в Америку на ПМЖ. Теперь сижу в полной Ж и так П.
– Эх, ладно!– пришелец затушил окурок величиной с пожарный брансбойт.– Пора нам в дорогу. Мы тут повытаскивали, кого смогли. Остальных военные повытаскивают. Вон летают вокруг.
Он покосился на меня:
– Надо тебе паря домой ехать. Бросай эту Амэрику к ядреней фене и до дому.
– Легко сказать,– вздохнул я, мысленно прикидывая, не ограбить ли самому какой ювелирный, чтоб на билет обратно хватило
– Не тушуйся, паря,– гибкая щупальца легла на моё плечо.– Из личных симпатий к городу Кузюпинску поможем мы тебе. Мы ж с тобой считай земляки.
Земляки?! А почему и нет. Эти мордатые в панцирях с другой планеты мне вдруг оказались ближе, чем человеки с другой стороны Земли. Ирония судьбы: земляки!
– Вот тебе штука для перемещений,– щупальце протянуло мне странную конструкцию из золотистых прутиков, похожую на модель молекулы.– Куда прикажешь, перенесёт.
Я взял штуку в руки, и она вдруг превратилась в плетёный пояс из тех же прутиков.
– Универсальная вещь,– заметил пришелец.– Как там у вас…То есть у нас Кузюпинске говорят: носи на здоровье!
Они улетели, но обещали вернуться. Нет, не в Америку. Чего им тут делать? Сейчас захотели посмотреть Африку: пустыни, джунгли… А я домой.
 Надо мной завис вертолёт, и придурок в круглом шлеме заорал в мегафон:
– Сэр! Оставайтесь на месте! Мы сейчас вас спасём!
 У них принято в таких случаях показывать средний палец. Это понятно: кто чем делан…Я просто поднял кулак и хлопнул себя по бицепсу. Прощай Амэрика! О! Мне надоели твои рваные джинсы! А на календаре было 4 июля. Ирония судьбы!
 
   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики