Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Татьяна ЗЫКОВА, г. Симферополь

Рассказы

НА КОРАБЛЕ

«Я счастлива», – произнесла я вслух, закрывая и вновь открывая глаза, убеждаясь таким образом, что красота вокруг не снится, а реальна, наяву. Белый теплоход шел стремительно, как небесный лайнер, но рассекал он не голубизну неба, а синеву моря, такого же бесконечного и величественного. Круиз начался вчера пасмурным днем, а сегодня утро вставало светлое, тихое, солнечное.
Пассажиры знакомились, оживленно, осваивая нижние аппартаменты. Я поднялась по ступенькам и оказалась на верхней палубе, где кроме легкого ветерка, никого не было.
Никого – только бескрайность неба и безбрежность моря. Согревали душу лучи и ощущение единства, причастности к природе. Ведь это от неё человек научился желать воли и своей бесконечности. Симфония звуков, услышанных душой и плавное, как танец, движение корабля, вызывали давно забытое ощущение счастья. Стало как в ранней юности, легко путать грезы и реальность. Корабль превратился в большую белую птицу, которая, взмахнув крылом, сказала: «Мы одни среди бесконечности моря, неба и солнца. Я несу тебя в страну вечной молодости и красоты, где нет боли, старости, смерти. В этой стране все молодо и прекрасно навсегда».
«Неси меня, белая птица. Да будут вечными молодость, красота и счастье!» И птица, разрезая белоснежной грудью море, плыла на горизонт, где появились причудливые очертания чудесной страны.
«Что вы скучаете, гражданочка?» – раздался хриплый тенор, и я увидела полного мужчину, молодцевато направляющегося в мою сторону. «О Боже!» – вздохнула белая птица, и снова превратилась в корабль, следующий по заданному маршруту, с подрагивающей серой палубой.

МОНОЛОГ ИЗ КЛЕТКИ

Я – ТИГР.
Меня поймали в тропических лесах, когда я был молодым, сильным, но неопытным зверем. Поймали не для того, чтобы сделать шубу вашей жене или соседке, а для более благородной цели: чтобы вы могли показать меня своему розовощёкому отпрыску или с чувством собственного превосходства смотреть, как мечусь я по клетке, стараясь хоть как-то выплеснуть отчаяние и силу, которая от бездействия и тоски убывает с каждым днём. А вот этот тип, старающийся казаться интеллигентным (в шляпе и аляповатом галстуке), даже решил заговорить со мной, пригрозив кулаком: «У, зверюга, хищник проклятый!» Если бы нас не разделяли стальные прутья, я бы заставил его быть повежливее. Нет, пожалуй, я не стал бы на него нападать: слишком скучно, когда противник труслив и сразу падает, подгибаясь в коленях, обмякнув безмускульным телом, непонятно почему называемым «венцом природы». «Хищник!» – бросил он мне упрёком. Да, я убиваю свою добычу, чтобы утолить голод, чтобы жить.
А вы, люди, считающие себя высшими существами, разве не уничтожаете друг друга тысячами, хотя даже мы, звери, не губим себе подобных. А разве ты сам не ешь мяса каждый день? Разница лишь в том, что ты уничтожаешь добычу чужими руками и более цивилизованным способом. Меня посадили в клетку, и я глубоко страдаю от этого, потому что я знаю вкус настоящей свободы. А что ты о ней знаешь? Если даже в мыслях, таких же примитивных, как сам, не можешь подняться до её полного осмысления, а, значит, никогда не сможешь захотеть ее. Твои мысли и чувства настолько атрофированы, что им и в клетке примитивных ограничений, кажется слишком просторно. И живётся тебе сыто и легко потому, что такие как ты не способны ощутить боль от заграждений внутри себя и вокруг. Вы как те довольные кролики, что со мной по соседству: была бы пища и возможность размножаться. Но я – тигр. И я никогда не смирюсь!
Потому что, пока я жив, меня зовут звуки и запахи джунглей. Потому что я помню ощущения такой радостной беспредельной Свободы, которая вам, людям, и не снилась!
ГЛАЗА
Был летний южнобережный вечер. Теплый воздух с ароматом цветения, моря и звёзд. Было так тихо, и прекрасно, как предчувствие праздника.
Девочка шла, пьянея от этого загадочного ожидания природы. Ей хотелось быть такой же красивой и ждущей чуда, как этот вечер. Хотелось летать или танцевать.
Танцплощадка была открытой, и, казалось, что узыка улетает и растворяется в небе. А люди вокруг были деловиты и веселы.
Вдруг ее поразили глаза. Они были как откровение: не скука, не грусть, а безгра ничная тоска о несбыточном или утерянном говорили в них.
«Вы танцуете?» – спросила девочка, и смутилась, когда он встал. Она почувствовала себя рядом с ним смешным ребенком, и страдала от этого. Больше она его никогда не увидела. Прошло много лет...
Но ей не забыть его глаза, ведь у нее самой теперь такие же.

ТРИ ВОПРОСА

1.    Наша душа возвращается на Небеса.
    Наше тело возвращается Земле.
    Что же тогда принадлежит нам самим?
2.    На Небе правит Бог.
    На Земле правит Дьявол.
    Так почему мы любим Землю и не спешим
    на Небеса?
3.    Больше всего на свете мы не хотим терять
    молодость, здоровье и жизнь.
    Так почему у нас всегда забирают то, что
    мы больше всего любим?

ИМПРОВИЗАЦИЯ В МИНОРЕ

Наступивший январь смотрел на людей грустными глазами белого тумана. Вечерело, лёгкий снег растаял, оставив пятна воды, как воспоминание о себе. Короткие зимние сумерки, незаметно подкравшись, поглощали очертания людей, но белые скелеты домов устало несли на себе людские судьбы.
В этот вечер Ариадна была особенно прекрасна, но люди не могли увидеть ее. Много лет она не спускалась на Землю, но вот сегодня, в канун Рождества Христова, она шла, наконец, по Земле, вернее, пролетала, как дуновение ветра, над вершинами деревьев, чуть касаясь их своим роскошным покрывалом.
АРИАДНА... в твоем имени слышен звон обледеневших ветвей и нежный шелест волн. Сколько красоты и мудрости в твоих тонких очертаниях небесного Божества!
Ариадна, я почувствовала аромат звездного неба, когда ты пролетала над моим домом. Я услышала твои мудрые слова, и не забуду их. «Человечество – это грустная шутка Бога. Только гении живут не бесполезно» – прочла я в твоей грустной улыбке.
...А вот и море. Вблизи оно оказалось еще более загадочным и манящим. И уже не бессмертная Ариадна, а счастливый ребенок играл с волнами, легко касаясь ночного изумруда воды.
Зимний прибрежный город лежал у ее ног, как послушный пёс. Город единственный и неповторимый, как каждый человек, и такой же похожий на других, как все люди.
Город спал, и только вечный двигатель рождений и смертей не прекращал свою работу: катил колесо Бытия, превращая одних – в прах и пыль, даруя другим – вздох и жизнь, чтобы вскоре – снова отобрать.
«Прощайте, любимые книги, – услышала Ариадна последние слова уходящего навсегда человека. – Вы были моими единственными друзьями. Видит Бог, я любил этот мир, любил людей, а меня, как я понимал слово Любовь, – не любил никто. Меня никто не любил», – грустно произнес человек, уходя в Небытие.
Ариадна увидела его душу, медленно и торжественно поднимающуюся к ночным небесам. Душа была изысканно красива, и Ариадна удивилась людям, которые не смогли увидеть и полюбить её.
Птица-жизнь улетала все дальше от человека, и Ариадна подумала, что «тот, кто по-настоящему любит жизнь, отпустит её вовремя, и не станет цепляться за лохмотья, оставшиеся от её прекрасных одежд».
Ей стало жаль людей, которые не могут быть бессмертны, как Боги. И тем, кто её слышал, она говорила, утешая: «Жизни и смерти нет. Есть только Иллюзия и сон». И еще она подумала: «Как прекрасно все, что скоротечно: цветы, бабочки, птицы, люди – все они живут лишь мгновение, но сколько подлинного счастья и трагизма, недоступного бессмертным, получают они за краткий миг, называемый ЖИЗНЬЮ.


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики