Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Людмила АРДОВА (г. Северодвинск, Россия)

 

Письмо инопланетянина

 

Космический старатель «Аллигатор» совершал рейс, «по пути» направляясь на планету Марию-1. Туда летел пассажир – астробиолог.

В небольшой кают-компании сидели два милых существа: очаровательная светло-русая девушка с короткой стрижкой и ясным, как утреннее солнышко лицом, и рыжий пес с маленькими рожками– антеннами на голове. Девушка была улыбчивой и нежной. Удивительно, но собака тоже умела улыбаться – ее морда с хитрецой и веселый взгляд говорили о добром нраве.

Девушку звали Эмми, а пса – Атина, и они весело болтали, как заправские подружки.       

Эмми оказалась как раз тем пассажиром, что летел на Марию-1. Она недавно окончила университет, и ее направили на практику. Атина была членом команды «Аллигатора», но так вышло, что познакомилась с Эмми задолго до их совместного полета.

Они обе радовались своей встрече – было заметно, что их связывали какие-то хорошие воспоминания.  

– А помнишь этой день,– спрашивала Атина, – когда я пришла в ваш дом?

– Помню, помню! – засмеялась ласково Эмми.

Ее огромные глаза улыбались, порой напоминая васильки и колокольчики, а порой – анютины глазки.

– Отчетливо помню тот день, когда я в первый раз увидела тебя. Мама велела мне сидеть в своей комнате, а я подглядывала. Я тогда очень любила подглядывать! Мне же было четыре года!

– Ты, наверное, очень удивилась, когда увидела такую странную собаку с рожками?

– Я восприняла тебя тогда не как собаку, а как доброе и озорное Нечто, и про себя назвала Рыжик. И вдруг на моих глазах этот Рыжик стал моим папой! Я же знала его по фотографиям! «Ничего себе»! – сказала я. Я же ничего не понимала еще! А потом папа снова стал тобой – это было так здорово! Сначала я решила, что ты и папа – одно и тоже. Что он играет! Но вышло даже лучше! Ты привела к нам папу. И только много времени спустя, я узнала от мамы, что случилось на самом деле.

– А хочешь увидеть историю, как я была письмом  твоего папы?

– Спрашиваешь! Конечно, хочу!

– Помнишь день, когда мы играли с тобой в парке? Ты еще цветы для папы срывала.

– Помню!

 Эмми зажмурилась и представила как забытое, но счастливое сновидение, чудесную картинку: маму, себя, Атину и много-много цветов.

– Когда я играла с тобой в парке, я одновременно считывала мысли и ощущения твоей мамы, – сказала Атина, – хочешь, я погружу тебя в матрицу тех дней?

– А это не больно?! – засмеялась Эмми.

– Не больнее прививки, только обещай не грустить.

– Обещаю.

Атина ничего не делала, лишь щелкнула по полу своим мощным хвостом, но что-то все-таки произошло, потому что Эмми вдруг увидела все со стороны, как в кино.

 

Стройная красивая шатенка стояла в задумчивости на изогнутой и раздваивающейся  дорожке парка. У ее ног пролетела бабочка, и маленький рой желтых, как лепестки одуванчика, лапостиков – эти насекомые водятся только здесь, на Рейнливе. Рассеянно отмахнувшись от  милых букашек, женщина вернулась к своим мыслям. На парковом распутье она ощущала точно такое же раздвоение в душе. Рядом бегал ее ребенок.

(Это же я, – прошептала Эмми, продолжая смотреть «кино»).

Мать с нежностью наблюдала за девочкой, похожей на ее детские снимки, прятавшейся за кустом. От мамы кроху отличал уникальный цвет глаз – у девочки он был васильковый. И неудивительно! Ведь ее отец не человек, а гуманоид с планеты Сахо.

Пять лет назад он появился на Рейнливе, где жила и работала уроженка земли Ирма Шерман.

– Что же мне делать, Эмми, милая?– прошептала женщина, обращаясь к дочке, которая все равно не слышала мать, – ей тогда не было дела до  ее отношений с таинственным отцом. – Как правильно поступить? Твой отец поставил меня перед выбором. Его странное письмо и существо, что принесло его…Все так смущает мой разум, сбивает с толку.

(Картинка сменилась, и Эмми удивленно наблюдала сцену знакомства ее родителей). 

Ирма вспоминала тот день, когда она впервые встретилась с Кевином – так звали ее необычного возлюбленного. Кевин выглядел, как человек. Выдавали его происхождение только цвет глаз – темно– фиолетовый, и, как позже узнала Ирма, бронзовая полоска на коже вдоль позвоночника.

В остальном – он ничем не выделялся среди прочих мужчин. Кроме одного, но это уже… личное! Он умел поднимать ее на такие высоты неземного блаженства, что другим и не снились.

Их встреча была случайна и не случайна: как полет метеорита, как взрыв сверхновой, как гроза. Два столь разных, столь далеких человека оказались в один момент, в одном месте – и это связало их на всю жизнь. Они познакомились в космопорте на Рейнливе.

Ирма только что прилетела с Земли и после перелета чувствовала себя неважно: – у нее была повышенная раздражительность и нервозность. Это побочный эффект полетов, который испытывают некоторые люди, связанный с особенностями их ЦНС.

(Да, да, – мысленно согласилась Эмми,– несмотря на то, что мамина профессия астробиолог, и ее деятельность связана с межзвездными командировками, она всегда плохо переносила перелеты в субпространстве).

Ирма, едва поспевая за андроидом с вещами, и оглядываясь в поисках своей коллеги, которая почему– то не приехала в космопорт, как обещала, столкнулась с Кевином, встречавшим приятеля. Они чуть не сбили с ног друг друга, и Ирма, потирая ушибленную руку, резко произнесла в сторону:

– Драбахор! Не смотрит куда прет!

И в ту же минуту она встретилась с ним глазами, и!…Это была как раз та самая вспышка, когда женщина сразу понимает, что «попала» навсегда.

Ирма жутко смутилась: и от своего непростительного хамства, и от неловкости ситуации, и …от мгновенно открывшегося клапана в душе – как будто на секунду она предстала голой и настоящей, как ребенок, а еще больше ее смутило, что симпатичный и воспитанный, элегантно одетый, незнакомец принадлежал к иной расе.

Он не обиделся на ее оскорбление, а даже как-то виновато и мило улыбнулся. И спросил:

– Вам помочь?

– Помогите! – растерянно сказала она.

С этого момента и начались их отношения. Любовь, страсть, извержение вулкана, помутнение рассудка или колдовство гормонов. Какое бы объяснение не существовало – ни одно, в общем, не имело смысла, потому что какой смысл объяснять жизнь. Она все равно не поддается логике, она сама по себе: прекрасная и ужасная, и науке и мистике не подвластная.

Через два удивительных, чудесных года со дня их встречи научная деятельность Кевина на Рейнливе закончилась. Девятьсот дней пролетели, как одна минута, и он с важной научной миссией отправился на окраину галактики – безумная даль!

Ирма узнала, что ждет ребенка после того, как ее любимый улетел.

Потянулись месяцы, годы ожидания. Она писала ему милые нежные электронные письма. У них были редкие видеосвидания.

Она могла повторить каждое из его посланий дословно.

«День вылета на объект. Космпорт.

Мне кажется, что сегодня я стоял на краю мироздания: космические лайнеры уносились в черную пропасть, а мы ждали посадки, чтобы направиться к цели своего путешествия.

И вся суетность ожидания: люди, заполнившие зал космопорта, темные тени, вспышки за стеклом, неоновые подсветки, звуковые и световые сигналы, и пронзительные звуки микрофонов.., сделали эти минуты такими призрачными, такими ненастными и пустыми без тебя, что я усомнился, правда ли я сейчас существую. К жизни меня вернул пес моего коллеги Гербрета, колли, он подошел и лизнул мою ладонь. Это была все– таки реальность. Я вернусь к тебе, а ты меня дождешься».

 

«День 30 на «Эстрелле».

Первые недели на станции оказались загружены работой, и скучать было некогда. Наладка оборудования, всевозможные тесты, и 12часовой напряженный день, после которого я проваливался в сон, не думая  ни о чем. Но все вошло в рабочий и немного монотонный ритм».

 

«День 60 на «Эстрелле».

Ты сообщила мне о ребенке. Что же ты сделала! Ты раскрасила мое однообразное существование яркими красками надежды и счастья. Я люблю тебя и скучаю. Береги себя, отдыхай и лучше питайся».

 

«День 250 на «Эстрелле».

Получил твое письмо – добрую весть! Ты сделала меня самым счастливым из смертных.

Думаю о тебе, как ты справляешься? Обратись к Джеймсу, он – хороший человек, и поможет тебе в решении проблем. И еще, я дам в Научный центр указание выплачивать тебе часть моей страховки. Плохо, что мы не успели составить с тобой брачный договор – это упростило бы все и избавило от разных формальностей. Возможно, они попросят тебя о ДНК ребенка – согласись, и тогда проблем с деньгами не будет. Герберт надо мной смеется и говорит, что я преждевременно сошел с ума. Я часто повторяю слова твоего письма. Заучил наизусть эти волшебные строки:

«У нас родилась дочь. Я назвала ее Эмми. Она такая забавная, а глаза ее – просто чудо! Как два цветочка. Я очень скучаю по тебе, Кевин, по твоему взгляду, по твоей чувственной улыбке! Ты нужен мне! И я ненавижу ученых, забравших тебя у меня, и понимаю, что без своей работы – ты не можешь существовать».

Это нежное письмо, строки, в которых я чувствую твое дыхание и запах, твое желание – они придают мне силы и терпения. Ты ждешь и любишь меня»!

 

«День 270 на «Эстрелле».

Что же я могу сказать о своей новой и странной жизни? Время идет, и эксперимент обещает затянуться. Возникли неожиданные проблемы. Здесь пусто и уныло. Много работы. Участие в исследованиях, тестирование систем. Коллектив станции – 130 человек. По «вечерам» – условным, разумеется, мы собираемся в нашей кают– компании и развлекаемся, как можем. 

Тебе известно, что команда, в которой мне посчастливилось работать, занималась изучением искривления пространства.

Кирэки – моя раса обладает способностью влиять в малых дозах на физические величины. Мы можем менять гравитацию, влиять на электричество, магнетизм. Моя скромная роль заключается в воздействии на приборы. Все мои мысли в свободное время о тебе и нашей дочурке. Твой Кевин».

 

«День 300 на «Эстрелле».

Сегодня мы справляли Новый год. И я сразу вспомнил наш с тобой первый Новый Год в домике, в горах, где мы провели зимний уик– энд. Твое роскошное тело! Шкуру на полу, огонь в камине, запах еловых веток, вино и…

Пожалуй, я переоценил свою способность к долгому воздержанию. Все чаще и чаще твое тело сводит меня с ума в моих снах и наяву. Поцелуй за меня Эмми, и скажи ей, что, когда папа вернется, он завалит ее медведями и куклами. Мне придется наверстывать упущенное время без вас – тебе отдавать долги в постели, а Эмми будет просто ездить на мне как на живой игрушке. Люблю, целую, скучаю безумно!».

 

«День 330 на «Эстрелле».

Это был день прорыва. Мы смогли открыть дверь в другую галактику! Тут такое! Обо всем подробно напишу чуть позже! Люблю, целую. Твой Кевин!».

Это было последнее послание, которое она получила. 

 

Вдруг он замолчал – на четыре года! Научный центр не давал никакой информации, уверяя всех родственников, что это часть эксперимента и даже показывали бумаги, составленные участниками экспедиции, в которых они фактически снимали с Центра всякую ответственность. Потом пошли странные разговоры. Семьям стали обещать выплатить крупные страховки.

Но Ирма упрямо твердила себе, что Кевин жив. Жив, потому что она в это верила, она чувствовала связь между ними, она подолгу могла  вести с ним мысленные беседы, даже спорила и упрекала его.

И однажды, он вошел в ее дом в виде какого-то  пришельца.

Сначала Ирма увидела профессора Джеймса, старого знакомого Кевина. Он ее «опекал» все эти годы и даже играл с девочкой. Для ученого, фанатически погруженного в работу – это «подвиг». И вот этот неуклюжий, большой профессор, добрый человек, зацикленный на науке, стоял на пороге ее дома. Ирма пригласила его войти. Профессор пришел с необычной собакой рыжего окраса, бойцовской породы, и с маленькими антеннами на голове. «Мутация»,– машинально подумала Ирма.

– Я не уверена, что это хорошо, – сказала она Джеймсу, – вы же знаете, что Эмми недавно напугала собака в парке.

– Этого гостя она не испугается. Атина – доброе создание из другой галактики. Она тебе сама все расскажет.

Ирма удивленно смотрела на рыжую зверюгу, которая, еще больше поразив ее, сказала:

– Не удивляйтесь ничему. А только смотрите и слушайте! Я (в каком-то смысле) – письмо от вашего друга.

Она свернулась в клубок, а потом превратилась в Кевина!

– О боже! – прошептала Ирма,– невероятно!

– Где тут мое любимое кресло возле окна? – произнес он знакомым голосом.

Фантом Кевина сел в него и, закинув ногу на ногу (его привычка,– отметила про себя Ирма), откинув волосы со лба хорошо известным ей жестом, и глядя на нее прежним: таким родным, таким любящим взглядом, от которого запрыгало сердце, с грустью заговорил:

– Ты ведь уже поняла, что это не я. Прости любимая, я пошел на это ради того, чтобы ты получила мое своеобразное «видеописьмо». Сущность, доставившая его к тебе, элементаль жизни. Она умеет принимать любые биологические формы. Другого способа связаться с тобой у меня не было. Я попросил ее рассказать тебе мою историю. Когда мы расставались с тобой,  даже не представляли, какой долгой окажется эта разлука! Чтобы ты поняла суть происшедшего, я посылаю выдержки из моего дневника, который я вел на станции.

 

«День 350 на «Эстрелле».

Эксперимент пошел не так, как мы ожидали.

Когда мы открыли проход в другую галактику, возникла аномалия, в точке перехода создавшая перетекающую «сферу». Вначале она была небольшая, но очень быстро стала расширяться и поглотила станцию. В этом объекте возникло собственное Пространство-Время. Станция оказалась изолирована, и все пошло на ней не так, как нам бы хотелось. Мы поняли свою ошибку и трагедию не сразу. Вокруг станции, в целях эксперимента, изначально было создано специальное поле, но в момент прорыва, под влиянием аномальной сферы оно изменило свои свойства и приобрело эффект силового барьера, которым мы, к сожалению, не могли управлять.

Время шло, а мы стали пленниками станции. Ее автономный режим позволял «Эстрелле» просуществовать максимально 300 лет, при благоприятных обстоятельствах, но мы искали способ вырваться на свободу, чтобы вернуться домой. Попытки ни к чему не привели. И побежали годы. Протест и отчаяние сменило смирение. Мы, в буквальном смысле, стали жертвами Времени. Дни и ночи, заполненные тоской по тебе. Только работа, научный поиск, не прекращавшийся ни на минуту, не давали сойти с ума».

 

«День 20, 10– го года на «Эстрелле».

Мне стукнуло сорок пять, я понял, что судьбы наши уже вряд ли сойдутся в одной точке. У тебя, несомненно, новая жизнь и кто– то должен появиться в ней. Ты слишком хороша, чтобы быть одна. Ты не заслуживаешь одиночества!

В мой день рождения другая женщина оказалась рядом. Герберт погиб два года назад при неудачном эксперименте, и его вдова Джил… и я – мы сошлись. Так уж вышло, прости! А потом я стал отсчитывать десятилетия: 50,60,70, и вот мои 170 лет!

Первое время мы надеялись на помощь извне, но она не приходила, и мы перестали ждать. Я думал, что ты давно мертва, и что многих из тех, с кем мы начинали, нет на свете. Но оказалось, все гораздо хуже. Время на станции текло иначе, чем в целой галактике, чем у нас дома. Увы, мы поняли это не сразу».

 

«День первый 170 года на «Эстрелле».

Наступил знаменательный день, полностью перевернувший наши представления о реальности. На станцию попало удивительное Существо. Оно преодолело барьер – поле, окружившее ее непроходимой оболочкой, и мы увидели необычную капсулу из невиданного прежде материала. Капсула плавно приземлилась, и мы обнаружили в ней то же создание, что станет потом моим почтальоном – животное, напоминавшее внешним видом собаку. Сквозь прозрачные стенки капсулы было видно, что оно спит и даже слышен громкий храп. Но когда мы попытались вскрыть капсулу, она сама распалась на частицы, и животное, придя в себя, даже зарычало на нас. А затем мы услышали его таинственную историю.

Зверь считает себя элементалем, принявшим вид животного. Для легкости установления контактов с разумными формами жизни Существо придумало себе имя – Атина, и утверждает, что во Вселенной, включая его, есть три элементаля. Они, в общем-то, и являются Вселенной. Первый – физическая энергия, то, что люди иногда называют богом, второй – энергия пустоты или дьявол (смерть), и третий – энергия жизни и биологическая основа.

Если рассматривать в этом аспекте библейскую историю грехопадения, то Адам – это физика, Ева – жизнь, а змей – воплощение искушения, то есть пустота, потому что пустота всегда хочет кушать. Или физика – огонь, пустота– вода (текучесть), биологическая энергия выбрала образ животного – квинтэссенцию всего живого, всех живых существ в галактике.

Трио образовалось после большого взрыва и живет до тех пор, пока не почувствуют угрозу для своего равновесия – своей власти, а это происходит, когда цивилизация достигает пика. Ведь в этом случае, люди берут под контроль и физику и биологию, а элементали не хотят потерять власть, и снова происходит большой взрыв. И все начинается сначала.

Есть еще измерение, где царствует парапсихическая энергия – энергия творения. Ей становится скучно, и она проникает в другие измерения, наделяя элементалей способностью мыслить. Она одновременно созидательна и разрушительна. Ей нравится сначала создать, а потом все разрушить. В ней заключена идея вечного равновесия. А когда элементали получают способность мыслить, они уже не хотят делиться своей властью в данном мире. Замкнутый круг.

Энергия жизни выбрала образ дружелюбной собаки – этого милого животного, и чтобы понять природу всего живого, решила сама прожить его жизнь, специально «закрыла» себе память и почти все способности, и путешествует по мирам.

Она может проникнуть куда угодно, она сама жизнь.

Узнав, что элементаль имеет способность преодолевать любые барьеры и силовые поля, мы пришли в неописуемое волнение. Наконец-то мы сможем сообщить о себе! Этот день был как праздник – все суетились, вспыхнула угасшая надежда на спасение.

Атина согласилась стать нашим проводником. И мы отправили ее на ближайшую к станции планету, где находится научный центр нашего проекта, с посланием о помощи.

Атина вернулась и повергла нас в ужас. Мы попали в ядро аномалии, созданной нами же.

Когда элементаль сообщил нам о том, что на ближайшей к нам планете время течет по– другому, мы были потрясены. Сопоставив его данные с нашими, мы пришли к выводу, что расхождение слишком огромно – почти тридцати пятикратный разрыв. За те 4-5 года, что ты провела без меня, я прожил целую жизнь. 170 лет даже по меркам моей расы – это слишком много.

Зная, что ты, еще думаешь обо мне, я, перед лицом своей смерти, сочиняю тебе письмо. Мы нашли способ избавиться от аномалии, принеся в жертву свои жизни. Вместе с элементалем жизни отправляю тебе свои клетки и матрицу сознания.

Если ты все еще любишь меня, если хочешь, чтобы у Эмми был отец –  можешь создать мой клон. Я предоставляю тебе выбор. Ведь я прожил долгую жизнь, а у тебя время украло любимого человека, твои надежды, мечты. Что бы ты ни решила, знай и помни одно – я всю жизнь любил тебя и думал о тебе. Будьте счастливы, мои любимые девочки!».

Видение Кевина растаяло, и вместо него на кресле возникло рыжее животное. В комнате повисло молчание, которое нарушало только тиканье старинных часов – раритета из коллекции предков. Эти настойчивые звуки Времени прорвались в сознание женщины, поддавшейся странному оцепенению. Времени, что стало ее врагом – убийцей любимого человека.

– Я ошеломлена. Не знаю, что и сказать, – произнесла, наконец, после долгой паузы Ирма.

Свой голос показался ей голосом с окраины галактики, оттуда, где погиб ее Кевин – далеким и нереальным!

Она устремила взгляд на окно, за которым ветер покачивал верхушки деревьев и шелестел листвой. 

– Пожалуй, нам с Атиной лучше уйти,– мягко сказал профессор Джеймс. – Вам нужно время, чтобы понять и принять эту информацию.

«Время!– кольнуло в мозгу у его красивой подруги, – уж кому-то оно и нужно теперь – только не мне»!

– Принять, что Кевина больше нет?! – горько воскликнула Ирма.

– Есть надежда его вернуть! Если бы он не верил в вашу любовь к нему, он бы никогда не послал эти клетки.

– Но ведь это будет уже не Кевин,– растерянно обратилась Ирма к профессору Джеймсу.

– Это будет Кевин, часть жизни которого вам неизвестна. Человек, любимый вами, но изменившийся внутренне под влиянием огромного жизненного опыта, победивший смерть. 

Профессор потер переносицу, не находя нужных слов. Он привык думать, что женщины – существа неподдающиеся логике, спонтанные, и поэтому разумные, по его мнению, аргументы, в общении с ними, не всегда обречены на успех. 

– А потом,– добавил он, помолчав,– у Эмми появится отец.

– Это будет легко,– пришла ему на помощь необычная посланница, дружелюбно повиливая хвостом, – если вы захотите, то вам нужно только попросить меня, и я создам, что угодно, при наличии нужного генетического материала.

 

И вот, Ирма стоит на дорожке, похожей на раздвоенный знак вопроса, и смотрит на дочку, без надежды получить ответ.

Где-то  там, на краю галактики, был ее Кевин, которого она ждала все эти годы, обращала к небу взгляд и тихо молилась за него. А вместо живого человека ей привезли правду, которую никак не хочет принять сердце и «биологический материал»(!), чтобы вырастить такого же, как он,… но это будет все же не он!

Сомнение, конфликт любви и морали – чересчур сложный коктейль для молодой женщины с внезапно перевернутым миром чувств и представлений.

Красивая бабочка промелькнула у нее перед носом. И легкий ветер распушил волосы. Точно также были растрепаны ее эмоции.

– Мама, мама, а когда наш папа прилетит со своей звезды?!– вдруг закричала Эмми. – Смотри, какие цветы я нарвала для букета, я хочу подарить его папочке!

– Эмми!….

Ирма порывисто схватила дочку и прижала к себе.

– Ты чудо– ребенок!… Папа… очень скоро прилетит со звезды. Идем домой, нам поможет Атина. Она – элементаль жизни, она вернет нам нашего папу.

 

Картинка исчезла, и Эмми еще немного зачарованная, под впечатлением оттого, что увидела, снова смотрела на симпатичное создание, которое она в детстве называла Рыжиком.

– Мама сделала это из– за меня,– тихо сказала она, – мне казалось, что она была счастлива с моим другим папой, а все– таки, уголок ее сердца навсегда остался пустым вместе с потерей ее Кевина.

  Любовь,– задумчиво и немного по-философски сказала Атина,– это то, что дается людям вместе с жизнью, и то, чем пытается завладеть Пустота.

И, немного помолчав, добавила:

  А мне даже понравилось быть письмом!

 

Примечание:

Драбахор – оскорбление, равнозначное по смыслу ругательству землян «козел».


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики