Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Альмагий Голубов (г. Щелкино)

 

НЕНАПИСАННЫЙ ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ

 

Меня всегда занимали дискуссии на тему: явились ли Вселенная, наша земля и  люди на ней результатом эволюции или чьим-то творением? Всегда считал, что если чьи-то слабые мозги не в силах постичь законы эволюции, то это вовсе не означает, что она не могла создать его самого, да и всех  нас заодно. Из природной вредности очень хотелось повыдрючиваться на эту тему.

Когда-то Станислав Лем  порадовал мир серией удивительных маленьких шедевров. Это были рецензии на несуществующие фантастические произведения. Литературно-критические параболы рассказов (явная пародия на «творчество» каких-то польских критиков) читателя вне Польши не особенно заинтересовали. Зато краткое изложение завораживающе интересных фантастических сюжетов привело читателей в неописуемый восторг. Желание попробовать себя в этом жанре зрело давно. Что из этого вышло – судить читателю.  

Этот текст, в усеченном варианте, включен в подробную (книжную) версию моей повести «В ожидании Христа», а его авторство подарено самому любимому из моих персонажей – Тарасу Ивановичу Письменному.

Итак, нашу Вселенную создал в колбе на своем лабораторном столе во время урока шалун-школьник, дитя иной сверхцивилизации. К середине урока школьник, используя особо сильный микроскоп, увидел, что на одной из планет, расположенной на краю небольшой периферийной галактики, появились забавные микроскопические букашки. Малыш замедлил время внутри Вселенной и, используя микроманипулятор, стал забавляться своими созданиями. Для нас, людей, этот космический школьник был Богом, который изредка, но вмешивался в нашу жизнь.

Но неутомимый в своих выдумках малыш пожелал быть не только Демиургом нашей Вселенной, но и духовным наставником разумных существ ее населяющих. Через мифы и легенды, послужившие впоследствии  источниками разнообразных религиозных культов, он внедрил в сознание своих подопечных по-детски понятую им духовность.

Энергичный и последовательный, несмотря на природную разбросанность характера, малыш, без долгих размышлений, решил использовать известный каждому на их планете сборник сказок популярного детского писателя. Но здесь у нашего сорванца произошли некоторые технические накладки.

Особо въедливые аналитики фольклора народов мира еще в прошлом веке заметили некоторые странности, характерные для легенд и мифов самых разных уголков Земли. Прежде всего, это бьющая в глаза неровность их изложения, как будто кто-то нарочно изъял некоторые куски текстов, совершенно необходимых для связного и последовательного изложения сюжетов, чем неоправданно затруднено понимание простых и ясных сюжетных интриг некоторых легенд и мифов.

Еще более удивительным было открытие одного известного исследователя фольклора, впоследствии неоднократно подтвержденного его многочисленными коллегами. В рамках рациональной, неподверженной мистическим влияниям логики, причине персонажи и сюжетные ходы из легенды, бытовавшей у народов одного уголка планеты были без всяких видимых причин изъяты и будто нарочно перенесены в фольклор народов, населяющих другой, географически далекий от первого уголок планеты.

Причем если для фольклора первой группы народов потери важных для сюжетов их легенд персонажей и сюжетных ходов оборачивалось для их фольклора невосполнимой потерей стройности мифов, то для другой группы народов, совершенно неоправданное появление в их фольклоре неизвестно откуда взявшихся легендарных персонажей и совершенно несвойственных их фольклору сюжетных ходов неоправданно утяжеляло и обессмысливало их легенды и мифы.

Гипотеза сторонников теории литературного модерна, утверждавших, что их эстетические пристрастия были свойственны людям далекого прошлого, были с негодованием отвергнуты серьезными специалистами. Однако оставались широкие возможности для антинаучных измышлений всевозможных мистиков.

 В действительности истинная причина этих удивлявших земных фольклористов несообразностей была вполне банальна. Состояние сборника сказок, которым пользовался малыш, снабжая нашу Землю фольклором, было ужасным. С раннего детства необузданный, неуправляемый и не в меру активный малыш возымел привычку рвать книги, заливать их чернилами и закрашивать целые станицы. Мамаша юного хулигана, дабы образумить свое чадо, привить ему уважение к ценностям, трудолюбие и основы добропорядочного поведения не покупала сыночку новые книги, а совместно с ним неоднократно ремонтировала старые, подклеивая вырванные им листы. Однако закрашенные ее сыночком абзацы, а иногда и целые страницы она, естественно, восстановить не могла. К тому же, не разобравшись в залитых чернилами номерах вырванных юным чудовищем страниц, некоторые из них она вклеивала не туда, где им надлежало быть.

Воспользовавшись находившимся в таком состоянии сборником сказок, малыш внес в фольклор Земли такое количество несоответствий, что впоследствии с ним не могли справиться сотни квалифицированных фольклористов.

Следует заметить, что наш малыш именно внедрял мифы и легенды из своей детской книжки в сознание людей, а не преподносил в готовом виде в качестве дара небес. Это выдумка хитроумного Моисея, что Скрижали Завета дарованы Богом. Над начертанием их на камне молотком и зубилом он, вдохновленный Господом (нашим малышом), трудился сам, ибо никакого самого дисциплинированного робота малыш не мог бы заставить выполнять такую бессмысленно трудоемкую работ. Даже с созданием гораздо более технологичных Вавилонских глиняных таблиц у малыша были серьезные трудности. Но роботы, наотрез отказавшиеся пачкаться в глине, в конце концов обучили этой работе вавилонских писцов.

Исключение составил лишь Коран, написанный возвышенным стилем поэтически одаренным роботом-переводчиком. Начертанный им же с каллиграфическим изяществом фолиант, робот-интеллектуал преподнес малограмотному и совершенно лишенному поэтического дара бедуину, страстно при этом желавшему стать основателем нового учения.

Со звонком на перемену на Земле наступил XVIII век, шалун ушел на другой урок и утратил интерес к своему творению. Впрочем, если бы и не утратил, жесткие школьные порядки все равно не позволили бы ему далее вмешиваться в нашу жизнь. К концу дня школьная лаборантка, всячески ругая нерях, оставляющих за собой невымытую лабораторную посуду, вымоет все колбы, что означает смерть нашей Вселенной и конец этой увлекательной для постороннего взгляда, но трагичной для ее участников истории.

У рассказа есть и счастливый вариант окончания. Колба нашего малыша показалась лаборантке треснутой, и она ее выбросила. Далее благодаря нерадивости коммунальных служб, несмотря на строжайший приказ, всю выброшенную лабораторную посуду тщательно дезинфицировать и измельчать, нашу колбу вместе с другими ненужными предметами, не обработав соответствующим образом, направили на брикетирование. При обработке партии мусора с нашей колбой (из-за исключительного разгильдяйства работников брикетного предприятия) было снижено давление, а бракованный брикет бесшабашные строители, не проверив, использовали для фундамента культового сооружения, не подлежащего сносу, по крайней мере, до конца жизни этой цивилизации.

Таким образом, колбе с нашей Вселенной предстоит существовать еще отрезок времени, сопоставимый с продолжительностью существования цивилизации космических гигантов, к которой принадлежит шаловливый школьник. Если учесть разницу в масштабах времени, то для нашей Вселенной этот срок не ограничен никаким разумным пределом.

Не исключено, что наша земная цивилизация разовьется до такой степени, что человечество сможет дотянуться до края нашей Вселенной. Тогда оно упрется в чудовищно толстую стенку лабораторной колбы, сидящую в уже невообразимо громадном фундаменте, пробиться сквозь которые мы, конечно, не сможем никогда. Тогда-то и возникнет гипотеза о шалуне-школьнике и счастливых обстоятельствах продливших жизнь нашей Вселенной и нашей цивилизации.

Однако, несмотря на пространственные ограничения, все же (благодаря, конечно, счастливому стечению обстоятельств) цивилизация «лабораторных крыс», продолжительность жизни которой была строго ограничена сроками эксперимента, превратилась в гордую цивилизацию Свободных Граждан Вселенной, срок жизни которой практически не имеет верхнего предела.

Мораль рассказа. Даже цивилизация «лабораторных крыс» в вероятностном мире может превратиться в свободную. Почему же при полном отсутствии данных о нашей зависимости от чьей-то доброй или злой воли, рабская психика иных «мыслителей» толкает их на измышления, превращающие нас (не в реальности, конечно, а, слава богу, лишь в воображении мыслителей этих) в персонажи театра кукол?




   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики