Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Нина Моисеенко  (г. Красноперекопск)

 

Гомункулусы

 

Тяжелый гул, перемежающийся истошным воем, притянул взгляды к окну. Ната откинула органзовые шторы, да так и замерла в проёме. Вера нетерпеливо просунулась у нее под мышкой. Обе обомлели от увиденного, заворожено воззрились в ослепитетельно голубой простор неба. Такого в своей пятнадцатилетней жизни они еще не видели. Взрезая скошенными крыльями прозрачность небесного океана, два самолета ныряли головокружительными фигурами высшего пилотажа, ведя воздушный бой. Светящиеся дорожки трассеров и дымные взрывы в воздухе никого серьезно не напугали. Из всех окнах зданий, окружающих центральную площадь города, высовывались любопытные физиономии. А внизу, на брусчатке, замер людской поток, превратившись в неподвижное скопление с пятнами лиц, задранных вверх.

– Ух ты! – восторженно выдохнула Верка, – Это, наверное, «Миги» ведут учебный бой?

– Много ты понимаешь, Верка, в военной технике. Вовсе это не «Миги», а «СУ», – категорически констатировала Ната. – Мой Саня на таком будет летать! – мечтательно закончила она.

В это время на месте одного из самолетов, разбухший огненный шар брызнул во все стороны раскаленными осколками. Раскатисто загрохотало, сотрясая воздух и землю жутким взрывом.

– Дура ты, Верка, – онемевшими губами прошептала Ната, – это не учебный бой!

Вера никак не отреагировала на несправедливое обвинение, она еще тупо глядела на бледное лицо Наты, когда внизу понеслась паническая волна, сметая, топча, раздавливая все и вся на своем пути. Вопли ринувшейся толпы заметались по площади, ударяясь о стены домов. С неба падали куски горящего металла. Шлепались с омерзительным звуком, будто гигантский мясник кидал горячие окровавленные куски мяса на пластиковый стол. Девчат подбросило, и они, визжа, бросились к входной двери. К счастью, трясущиеся ходором руки ни у той ни у другой не справились с замком.

– Стой! – первой опомнилась Ната.– Куда это мы? Здесь безопаснее! На улице нас растопчут!

– Ага! – бессознательно отозвалась Вера, продолжая слабо колотиться в двери.

– Очнись, Верка! – прокричала Ната ей в самое лицо.

– Ага! – всхлипнула Вера.

Стекла задребезжали, жалобно звякнула, вывалившаяся шибка от мощного звука, ворвавшегося с площади. Ната потянула за собой Веру, которая не сопротивлялась, механически переставляла ноги, на середине зала резко остановилась и высокая тоненькая Ната отлетела назад и врезалась в пышную Веру.

– Ты чего? – вспылила Ната. – Совсем оторопела? Резко не тормози на поворотах!

– А ты не беги, может, там опасно! –  и Вера повела испуганным карим глазом в сторону окна, как обезумевшая лошадь.

Ната из вредности хотела возразить, как всегда, да сдержалась в последний миг, потому что с площади донесся звук, напоминающий не то в несколько раз усиленный визг тормозов, не то чуть приглушенный скрежет разрываемых ферм металлического моста. Девчата на цыпочках приблизились к окну и осторожно заглянули в расшторенную его часть. На площади, среди дымящихся обломков и раздавленных тел, застыл «Су».

– Странно, как он мог сесть на такую маленькую площадь? Тем более , кругом высотные дома! – подозрительно засомневалась Ната.

Вера не успела выдвинуть хоть какое-нибудь правдоподобное предположение по этому поводу, как самолет засветился обрисом ослепительным голубым светом, вроде его как бы вырезали плазменной сваркой из окружающего пространства. Это сравнение показалось Вере забавным, и она с полуулыбкой стала наблюдать дальнейшее развитие событий. Свечение перешло в мягкое зеленоватое мерцание, постепенно угасая. Неожиданная вспышка ослепила, зачернив взор. Когда зрение восстановилось, девчата засомневались в реальности происходящего. На месте угловато-изящного «Су» громоздился кавардачно-ералашный монстр ни на что не похожий, ни с чем не сравнимый, разве что с кучей крупногабаритного хлама на свалке, внезапно возникшей среди площади. Не поворошив ни одного «мусорного составляющего», из «свалки» стали появляться двуногие, двурукие и одноголовые существа, такого отвратительного вида, что проще было вообразить, что это какие-нибудь роботы или на худой конец скафандры, в которых заключены вполне симпатичные люди. Такая версия устроила бы девчат, но она не казалась утешительно верной.

– Чего ты улыбаешься? – толкнула Ната Верку в бок. – Тебе они кажутся смешными?

– Ненавижу клоунов, – как-то сонно сказала та в ответ. Сладко зачмокала пухлыми губами и побрела к дивану, где уютно скрутилась калачиком, заняв удивительно мало места.

– Верка, ты что, рехнулась? – уже встревожилась Ната.

Вера сквозь мерное посапывание невнятно забормотала:

– Ты же знаешь, запредельные впечатления меня вырубают, – и негромко всхлипнула.

– Вечно ты со своими закидонами! – заворчала Ната, плюхнувшись рядом на диван. – Наваждение какое-то, меня тоже непреодолимо тянет в сон. Вздремнуть чуть-чуть, что ли? – вяло подумала она и сомкнула веки.

Настойчивый стук дятла врезался в ее сон, назойливо тарабанил в ее голове, пока Ната не открыла глаза, соображая, было ли все на самом деле или просто приснилось. Зябкая дрожь пробежала по спине, из окна сквозило. «Наверное не закрыла форточку, – лениво подумала она. – А Верка все спит.»

Когда снова раздался дробный стук, Ната поднялась с дивана. Теперь наяву тревожно колотили в дверь.

– И что это за дятел завелся: долбит и долбит, будто домофона нет! – раздраженно подумала она.

Шевельнулась Вера, подняла растрепанную голову, недоуменно захлопала ресницами.

– Стучат, что лииии? – спросила певуче она.

– Слышу, слышу! – рыкнула Ната не то Вере, не то стучавшему, а может, и самой себе. Зашлепала в прихожую.

– Кто? – чужим, грубым голосом рявкнула в закрытую дверь.

– Это я, Саня, – раздалось приглушенно.

Ната отперла замок. В приоткрывшуюся щель прошмыгнул Саня и его друг по летному училищу Серж. Быстро, без стука закрыли дверь, щелкнули замком, опустили защитную решетку. Ната растерянно наблюдала за их слаженными действиями.

– Что с вами, мальчики? За вами гонится начальник училища? Это случайно не вы угробили самолет? – хмуро спросила она.

– Так ты все знаешь про самолет? Да еще и подшучиваешь? Ну ты, барышня-герой. Медаль тебе на грудь и звезды на погоны, – отвесил губу Серж.

Потрясенная Ната вбежала в комнату:

– Верка, ты слышала? Это Саня с Сержем сбили самолет, а теперь от начальника училища прячутся!

Вера как всегда опоздала с реакцией, в этом случае – кстати.

– Вот так и рождаются сплетни! Это инопланетяне самолет сбили, они тут такого натворили! Под твоими окнами! – Саня пылал праведным негодованием.

– Все смешалось в доме Облонских, – процитировала упавшим голосом Вера. – Значит, это был, увы, не сон?

Обе подбежали к окну. Ни самолета, ни «свалки» на площади уже не было. Там мелькали военные формы, комбики ЧПшников , халаты врачей. Стояло с полсотни «скорых», наверное, со всего города, в которые грузили тела пострадавших. Последние «пожарки» покидали площадь, зато по самой широкой улице сюда вползал невиданный транспорт, похожий на бронированный автопоезд, со всякими приборами и на каждом выступе.

– Уфологи, как всегда, припозднились! – съязвил Серж. – Любят они запутанные ситуации… запутывать еще больше, а потом с наслаждением в них копаться, не отличая «опознанное» от «неопознанного».

– Что-то ты подозрительно зол на них, – криво усмехнулась Ната.

– А как же теории и открытия? Это же не выдумки какие-нибудь, а научные обоснования! – принялась защищать уфологов Вера.

Серж поморщился и сказал с сарказмом:

– Открытия с большими припусками на швы, а теории белыми нитками шиты!

– У, какие мы принципиальные портняжки. Все до шовчика раскритиковали. С каких это пор? – злорадствовала Ната.

– Как только – так сразу, – угрюмо буркнул Серж.

– Суду все ясненько, присяжные в восторге! Значит, Герман попер тебя из группы, а ты попер против него, а заодно и против уфологии. Типчик, нечего сказать!

Серж вконец обиделся:

– Ната, ты бываешь такой… несносной!

Саня, молчавший до сих пор, не выдержал:

– Ната, и взаправду разберись сначала, а потом цепляйся, как репей к собачьему хвосту.

Теперь обиделась Ната, надменно вскинула голову и совсем по-кошачьи презрительно фыркнула. Свой форс, правда, она недолго держала, лишь только Вера попыталась открыть рот, Ната вдруг выпалила:

– Ладно, сгубило кошку любопытство, рассказывай, в чем дело.

Серж потер подбородок:

– Началось все четыре месяца назад. Мой друг, Юрик, работал под руководством Германа по теме «Контакт
с внеземными цивилизациями». С 20-го апреля он начал принимать ежедневно какие-то странные сигналы. Юрик к подобным открытия относится с осторожностью. Потому что за многолетнюю историю уфологии немало исследователей попадали в нештатную ситуацию, поэтому восторженной истерики вокруг обнаружения сигналов не было. Истерика началась неделю спустя, когда компьютер выдал первую серию расшифрованных сигналов – «Требуем информации». Вторая серия, полученная Юриком, не была еще расшифрована, когда Герман отстранил Юрика от темы. Само собой, он протестовал, да все безуспешно, дошло до того, что его исключили из группы наблюдателей. Юрик попросил, что бы я держал его в курсе событий, и он параллельно работал у себя дома. Я снабжал его, по мере возможности, информацией. Мы часто просиживали по ночам за расшифровкой. Вскоре я стал замечать, что результаты у Юрика и в исследовательской группе как-то незначительно расходятся. Какой-то неуловимый нюанс давал взаимоисключающие ответы на одну задачку. Мы проверяли, перепроверяли и еще много-много раз пере-пере-проверяли, искали возможную ошибку. В конце-концов пришли к единственному итогу: результаты в лаборатории подтасовываются самым бессовестным образом. Я, по простоте душевной, намекнул на это Герману и со свистом вылетел из группы, при том, был обвинен во всех смертных грехах от уфологии. Так мы ничего не добились и не доказали. Нас ненавязчиво упразднили. А теперь выводы Юрика подтверждаются. Пришельцы агрессивные существа. Юрик предупреждал, а Герман проигнорировал его предупреждение, да еще и подтассовывал результаты исследования. Вот теперь и кумекай, делал он это из соображений выдать желаемое за действительное или…

– Мамочка!– тоненько пискнула Вера. – Что  же теперь будет?

Ната растерянно смотрела на Сержа и Саню

– Мальчики, эти страхотины уже высадились! Мы их видели!

Ната попыталась рассказать все по порядку. Вера встревала, тараторила, захлебываясь словами, путала последовательность событий. В итоге из совместного повествования получилась сумбурная неразбериха, схожая на бред шизика. Серж занес информацию в комбук в раздел «Показания очевидцев». Дал послушать девчатам. На удивление, из всего словесного мусора он сумел составить логичный, последовательный рассказ.

Вера удовлетворенно обхватила голову руками:

– Теперь мои мысли встали на место!

Саня всклокочил вихрастый чуб:

– Зато у меня в голове взбитые сливки с вопросами без ответов. Значит, пришельцы прикинулись нашим истребителем, сбили настоящий истребитель и высадились на площади? А потом куда они подевались?

– Не знаю, – Вера пожала плечами, – вдруг смертельно захотелось спать, я еле до дивана дошла.

– Аналогично! – растянула губы в лягушачьей улыбке Ната.

Вера вздрогнула:

– Перестань корчить рожи, жертва абстракционизма, вылитая инопланетянка!

Серж потянул Верку к монитору:

– Смотри внимательно, на кого похожи инопланетяне?

На мониторе замелькали изображения монстров, комбук тут же выдавал краткую характеристику, предполагаемое место обитания, дату и место контакта, имя контактера. Вера, закусив губу, чуть-чуть качала отрицательно головой при появлении очередного портрета. Пару раз она задумывалась, глядя на несуразные двуногие существа и отвергала:

– Похожи, но не такие.

Саня и Ната молча следили за процессом опознания. Наконец, Ната не выдержала, зябко передернув плечами сказала:

– И эти зверушки бегают по нашей Земле? Страшно, аж жуть! Всюду теперь чудовища будут мерещиться!

Саня обнял Нату за плечи, чмокнул в нос:

– Не бойся, я тебя от них спасу! Чесс слово! – дурашливо закончил он фразу.

Портреты монстров закончились. Вера растерянно смотрела на серый монитор:

– Ни одной знакомой морды, как в метро в чужом городе.

– Ну описать-то ты их сможешь? – бурлил нетерпением Серж.

– Чего описывать-то? – пожала плечами Ната. – Две ноги, две руки и одна голова в противогазе неизвестной системы.  Ты сможешь описать противогаз, если тебя им напугать?

– Несерьезные вы люди, девчата! Такой случай вам выпал, а вы двух слов связать не можете! Я бы на вашем месчте…– Серж в отчаяньи махнул рукой.

– Конечно! Ты бы на нашем месте – ух! – Ната с издевкой улыбалась.

– Будет уж , Ната, – примирительно сказал Саня. – Вы пока оставайтесь дома, никуда не выходите, посмотрите, телек, а мы с Сержем смотаемся на разведку к уфологам. Дверь открывайте только на условный стук. Стучать будем три удара через равные промежутки и три удара подряд. Поняли?

 

*  *  *

 

Общеизвестно, что ждать и догонять, самое бестолковое в мире. Ната уже три часа металась по квартире как тигр в клетке. Она пыталась читать, рисовать, смотреть телек, но ни одно дело не занимало ее более десяти минут. В отличие от Веры, которая разгадывала кроссворды целый час, а потом два часа самозабвено играла на компе в видеоигру с пространственным изображением. Нату просто бесила ее безмятежность. Доведя себя до белого каления, она подскочила к компу и решительно выключила его.

– Что ты делаешь?! – законючила Вера. – На самом интересном месте!

Ната закипела, как допотопный паровозный котел, казалось, сию секунду у нее из ушей повалит пар, а из глаз посыпвлются искры:

– Что ты за человек, Верка? Тебя ничто не волнует! На Землю вторглись злобные инопланетяне, а ты балуешься с игрушками!

– А что делать?– невозмутимо осведомилась Вера.

– Извечный русский вопрос! «Что делать»! – возмущенно хлопнула себя ладошками по бедрам Ната.

– Скажи конкретно, что делать, буду делать, – спокойно глядя на Нату сказала Вера и включила комп.

– Верка, не доводи меня до маниакального состояния! Мне уже хочется немедленно кого-нибудь убить! – и, скорчив свирепую физиономию перед пространственным координатором, Ната театрально изобразила, как она душит, а потом отшвыривает в строну воображаемую жертву.

Вера флегматично занудела:

– Ната, мне хочется сказать тебе много нехороших слов! Ты только что убила моего бессмертного Соляра! Зачем ты запрограммировала этого урода? Он похож на сегодняшних инопланетян!

Ната широко распахнула глаза:

– Точно! Портрет близнеца в зеркальном лабиринте! Звоню Сержу, сейчас мы ему смотрины устроим, – Ната стала лихорадочно набирать код на виоме. Все ее усилия свелись к абсолютному нулю, связи не было. В соседней комнате трещал, свистел, надрывно шипел телек, демонстрируя на экране разнообразные помехи. Вера попыталась войти в интернет – бесполезно, кругом глухо, полная информационная изоляция!

За окном старым серебром тускнели сумерки, а Саня и Серж еще не вернулись. Кое-как поужинав, девчата забрались с ногами на диван, укутались одним одеялом и просидели, тесно прижавшись друг к другу, без сна, почти до рассвета. Темная квартира, казалась пугающе незнакомой, но свет мог привлечь нежелательных любопытствующих. Под утро сон пересилил страх, и девчата заснули. Тихий условный стук в двери мгновенно разбудил, вытолкнув сознание из запутанного клубка сновидений. Вера еще сильнее вдавилась в диван, а Ната подскочила, смешно вздрыгнув ногами. В другое время Вера непременно расхохоталась бы над телодвижениями Наты, но теперь она только хмыкнула про себя. Со всеми предосторожностями Ната открыла дверь и впустила Сержа и Саню. Вид у них был взбудораженный, взлохмаченный, какой-то неухоженный, будто за  несколько часов отсутствия они окончательно и бесповоротно одичали. В абсолютном молчании, с непроницаемыми лицами, они проследовали мимо Наты на кухню, где безжалостно расправились с остатками вчерашнего ужина девчат, запив все это изрядным количеством сока и минералки. Смачно дожевывая, парни попытались было протиснуться мимо Наты, занявшей оборону в дверном проеме. Не тут-то было!

Западня захлопнулась!

– Пока не расскажете, что происходит, отсюда не выйдете, – с угрозой сказала Ната. Вера подпирала подругу сзади, надежно загромождая выход.

– Леди, леди, минутку терпения! Прошу пройти поближе к медикому, а то в случае обморока, нам с Саней будет проблематично доставить вас к нему быстро и без потерь! – забалагурил Серж.

– Прекрати словесное жонглирование! Паяц! – рассердилась Ната.

– Жонглер, – невозмутимо поправил Серж.

Вера прыснула от смеха. Ната ошпарила ее осуждающим взглядом, прекратив неуместное веселье.

– «Ната Грозная убивает свою подругу взглядом» – картина неизвестного художника. – продолжал паясничать Серж.

Щёки Наты заалели пятнами, глаза метали молнии. Она демонстративно удалилась в комнату.

Саня хлопнул Сержа по спине:

– Хватит уже насмешничать. Они трое суток просидели в изоляции, как на необитаемом острове, а ты продлеваешь их робинзоновские страдания.

Девчата, насупленные и сердитые, сидели на диване.

Серж ласковым лисом вкрадчиво начал:

– Девчонки, не сердитесь. Новости действительно сногсшибательные! Надо было вас как-то успокоить!

– Ближе к делу, заботливый ты наш, – буркнула Ната.

– Ната, Верочка скажите, что не сердитесь, – заискивающе канючил Серж.

– Не сердимся, – враждебно ответила Ната. – Давай уже начинай, рассказывай.

– О, половина дела уже сделана! Про душу подмечено верно, отложите это в вашей памяти в особую ячейку.

– Ты собираешься рассказать нам сказочку про чертей, которые силой, обманом или за деньги отнимают у людей души? – в голосе Веры сквозило искреннее разочарование.

– Не сказочку, Верунчик, а правдивое повествование! Хотите, слушайте, хотите – нет. Мое дело – предложить – ваше – отказаться.

– Что-то очень длинное предисловие! Не придумал еще, как позамысловатее соврать? – раздраженно спросила Ната.

– Саня, рассказывай ты, а то меня в бароны Мюнхаузены записали, – незлобливо подкусил Серж.

Саня откашлялся, будто собирался выступать перед многочисленной аудиторией с трибуны.

– Значит так! – начал почти торжественно он. – Как эти инопланетяне прилетели, вы видели сами. Это была только мизерная часть огромного десанта. Одновременно инопланетяне высадились во всех крупных городах и городках с населением десять тысяч человек, по всему земному шару. Глобальная экспансия. Естественно уфологи со всех ног кинулись устанавливать контакт с инопланетянами в международном масштабе. Только у них ничего не получилось. При приблежении к пришельцам, с контактерами что-то случалось. Вместо деятельного, любознательного ученого назад возвращался безразличный, тупой зомби, который без остановки твердил о каких-то Повелителях Вселенной и о необходимости повиноваться им. Врачи обследовали зомбиков. Всемирный консилиум врачей, проведенный по видеомосту, единодушно констатировал, что контактеры физиологически нормальные люди, а как личности – полностью деградировавшие субъекты. Бесчувственные, бездушные, но способные выполнять, по приказу разумеется, а не по собственной инициативе присущие человеку до зомбирования. Скажем, если он был строителем, по приказу он пойдет и будет строить по предъявленным чертежам. Певец, получив приказ, будет петь, пока его не остановят, даже если сорвет и потеряет голос. Итак во всем – механическое, бездумное исполнение без творчества, без задоринки, без души.

– Но сенсация не в этом! – не выдержал Серж. – Девчата, услышите, челюсти с пола подбирать будете!

– Не встревай, ботало! – рыкнула Ната на Сержа. – Продолжай, Санечка, – прошелестела нежным шелком.

Саня задумчиво пощипал мочку уха:

– Пусть лучше Серж рассказывает, это в его компетенции. Они с Юриком как раз этим вопросом занимались.

– Побыстрее и ближе к теме! – взмолилась Вера. – Любопытство не порок, но станет причиной моей скоропостижной смерти.

– Ну что ж, вкушайте горькие пилюли истины! – с некоторой издевкой усмехнулся Серж. – Начну издалека, иначе вам трудно будет въехать в тему. Мы с Юриком, как сказал предыдущий оратор, титанически трудились, не досыпая ночей, недоедая завтраков и ужинов, не покладая рук в трудах праведных, аки пчелки приносили крупицы знаний на алтарь науки, разрабатывая архи-интересную тему. Серж предвкушал бурю эмоций со стороны девчат, но те молча злились и терпеливо ждали, когда ему надоест заниматься трепологией.

– Короче… – сдался Серж. – Точка отсчета находится в доисторических временах, когда первобытные художники изображали инопланетян в наскальных рисунках. Подобные свидетельства посещений сохранились по всему миру.Дальше – больше. Пришельцы вносили коррективы в развитие то одной, то другой земной цивилизации. Неправдоподобно бурно развиваются науки, ярким примером тому служат скачкообразное развитие астрономии, математики, картографии и других наук, в которых не достигнешь результатов в результате (каламбур) только одних абстрактных умозаключений, необходимы дополнительные, так сказать, приспособления, инструменты, я бы даже подчеркнул особо-вычислительная  и исследовательская техника. А эти необходимые атрибуты у наших далеких предков отсутствовали.

– Серж, перестань придуриваться! Ты уже утомил стилистическими абракадабрами, – Вера обиженно поджала губы.

– Только для Вас , Верунчик, постараюсь изъясняться талантливо, то бишь – кратко. Итак! В недавно найденном в горах древнем ацтекском храме, обнаружены остатки священной книги. Из частично расшифрованных текстов узнали, что за три тысячи лет до нашей эры на Землю прилетели пришельцы с далеких звезд Балам-Кичех, что соответствует Плеядам. Пришельцы называли себя Странствующими Навигаторами Майя. Они дали людям знания по многим наукам, которые завещали передавать  из поколения в поколение избранным хранителям – жрецам. После отлёта инопланетян, к первому тысячелетию нашей эры, человечество деградировало. Так как жизненные процессы развиваются циклически, этому закону подчинены и планеты, и Галактика и Вселенная. Всякая  в прошлом великая цивилизация прошла через ужасы деградации. На Юкатане в это время имели место человеческие жертвоприношения, в Китае – «Сад пыток». Многие знания сулят многие печали. Извращенное человеческое воображение чудовищно! Большая часть знаний была утрачена во мраке упадничества, но кое-что было сохранено и послужило толчком к новому развитию. Нас с Юриком мучал вопрос: зачем пришельцы вкладывали знания в человечество, если они знали законы развития Вселенной? Что заставило их подталкивать, искусственно ускорять развитие человечества? Ответ оказался банальным, как кожура от апельсина. Наша Солнечная система делает полный оборот вокруг нашей галактики за 25920 земных лет, этот своеобразный циферблат поделен на пять равных периодов в 5125 лет, а между этими периодами – шесть переходных по 52 года. Вот в этот пятидесяти- двухлетний период и происходит смена эр, перестройка генетического кода и частотной характеристики фауны и флоры планеты и переход на новую, высшую ступень развития. Теперь, как раз заканчивается такой период и Ловцы Душ прибыли для сбора созревшего урожая.

– Просто уму не постижимо! Прилетели, «посеяли» разумное, доброе, вечное, а теперь хозяйничают, как в своем огороде! А меня спросили? Может, я не хочу, чтобы меня, как какую-нибудь морковку, пустили на переработку! – в голосе Наты звучали страстные нотки протеста.

– Ты скорее редька, а не морковка, – съязвил Серж.

– Хрен редьки не слаще! – парировала Ната.

– Что же теперь делать? – запричитала Вера – Мы же разумные! Это не этично – уничтожать одну цивилизацию ради другой! Что они там, стали дебилами, если считают, что имеют право распоряжаться нашими душами и интеллектом? Пусть убираются на свои Плеяды и выращивают собственные души!

– Мальчики, а откуда у вас такая обширная информация? – подозрительно спросила Ната.

– От Юрика. Он вломился в комп Германа. Оказывается, Герман, несколько лет назад стал контактером и добровольно согласился сотрудничать с Гомункулусами. Готовил базу для прилета и группу содействия обездушевления землян. За что его обещали назначить наместником над зомбиками. Неограниченная власть! Властелин! Ничего себе амбиции!?

– Гомункулусы? Какое-то старинное название. Не помню точное определение. Вроде искусственно полученные живые существа, не имеющие души?

– Точно, Верунчик, – хмыкнул Серж. – Клоны! Плеядские ученые предсказали гибель цивилизации от клонового бездушия. Вот они и нашли нашу Землю с зарождающейся на ней разумной жизнью. Наблюдали, вносили коррективы в развитие и к положенному сроку получили качественные души, пригодные к употреблению.

– Какой ужас! Какой ужас! – стонала Вера. – Как с этим бороться?

– Не поверите! Старым дедовским способом! Ни в коем случае не смотреть Гомункулусу в глаза и мысленно говорить «Соль в глаза» три раза, плюнуть через левое плечо тоже три раза. Для верности можно очертить вокруг себя круг и говорить «Чур меня», крестясь, в конце добавить: «Меня здесь нет».

– И помогает? – с сомнением спросила Ната.

– А ты попробуй. Мы три дня с Саней бегали по городу, под защитой этой магии. Правда, ни одного Гомункулуса не встретили.

– Каких три дня? – уставились девчата – Ровно сутки как вы по делам смотались!

– Трое суток, девочки! Это у места приземления черте что со временем творится.

– Понятно. А я то думаю, что так муторно вас было ждать! Ни визор, ни виом, ни Интернет не работают, в видиоигре Гомункулусы скачут, Бессмертных Соляров убивают, на улице ни души, – Ната пригорюнилась. – Как все же понятие души тесно связано с нашим существованием! Вот тебе и абстрактная субстанция! И что мы без нее? Просто тело, которое является вместилищем души и все? Даже страшно становится!

 Бравурная музыка и нестройное пение разогнали тишину за окном. Девчат как магнитом потянуло к окну, но Саня их остановил.

– Не подходите! Это Гомункулусы выманивают доверчивых горожан!

Ната все же прокралась к окну и через крохотную щель в шторе стала рассматривать странное шествие на площади. Городской духовой оркестр, в полном составе, маршировал впереди карнавальной платформы, на которой танцевали и пели разодетые цыгане, только песни их не звучали живо и страстно, не рвались в небеса со звонкими голосами ни печаль, ни радость.

– Как заводные игрушки, – подумалось Нате.

Небольшая толпа сопровождала платформу. Ната заметила, что среди толпы ловко маскируются Гомункулусы. Она вздрогнула, штора чуть колыхнулась. Гомункулус пристально уставился на нее в окне, через штору!

– Мы пропали! – покрылась «гусиной кожей» от ужаса Ната.

Саня мягким прыжком оказался у окна, приник лицом к шторе и сквозь переплетение нитей стал наблюдать за поведением Гомункулуса.

– Запеленговал! Ишь как навострился, свежеотточенный карандаш, – презрительно прокомментировал Саня.– Ната, помнится, у тебя есть ключи от тёткиной квартиры?

– Есть. Только толку от этого нет, она же в соседнем подьезде живет, а этот двуногий радар уже наш подъезд заблокировал! – Ната чуть не плакала.

– А мы через чердак. Хватай ключи и быстро бежим! – уже от дверей крикнул Саня.

Лифт не работал. Пришлось мчаться через две ступеньки, семь этажей по лестнице. Вера отстала на целый пролет и жалобно взывала: «Подождите меня, я боюсь!».

У двери на чердак остановились, переводя дыхание и поджидая Веру. Помедлив несколько секунд, Серж толкнул дверь, она задрожала, но не поддалась. Растерянные лица уставились на вползающую на площадку, вконец запыхавшуюся Веру.

– Ой, еле-еле вас догнала! Ну, чего стоите? Пошли! – всем своим уставшим, изможденным телом она навалилась на дверь. С жутким скрежетом приоткрылась мизерная щелочка. Вера подналегла. Страдальчески взвизгнув петлями, створка широко распахнулась. Вера едва удержалась на ногах. Застоявшийся, пыльный воздух пахнул в лица, навеяв мимолетный страх. Саня первым шагнул в притаившийся сумрак. Толстый слой мельчайшей пыли покрывал пол, балки, забытые старые вещи. Ступать по мягкой, зыбкой пыли было неприятно, будто идешь по ковру из копошащихся мышей. Серж с силой захлопнул дверь, отрезав их от единственных источников естественного освещения. Саня включил фонарик, луч заметался по чердаку, высвечивая неожиданные препятствия на пути. Вера постоянно обо что-нибудь спотыкалась, тихонько поскуливая и чертыхалась. Остальные пробирались молча.

Зловещий скрежет срываемых с петель дверей встряхнул нервы тысячевольтным разрядом, пронзая миллиардом тонких иголочек страха.

– Помните про дедовскую магию? – прошипел Серж.

– Ребята, дошли! Вот дверь в другой подъезд, – Саня без проблем выбрался на площадку.

Остальные торопливо последовали за ним, ринулись по лестнице через несколько ступенек. Дробный топот быстро затихал внизу. Вера, как всегда отставшая, замешкалась в густом полумраке, споткнулась о какой-то хлам и со всего размаха рухнула лицом в отвратительную липкую пыль. Хорошо, что падая, она успела выставить ладони вперед, что смягчило удар, однако зубы клацнули как затвор винтовки. Она лежала, пережидая, когда боль в ушибленных местах поутихнет. Сердце ее колотилось с бешеной силой и так громко, что, казалось, гулкие удары эхом отражаются от стен. Она боялась, что продирающийся сквозь чердачные баррикады Гомункулус идет на стук ее сердца. УЖАС! Ей хотелось вскочить и бежать без оглядки, но тело не повиновалось. Медленно,  с невероятным усилием, она поднялась на четвереньки, тяжело, со стоном, села, стерла рукавом с лица гадкую пыль. И уставилась на странные конечности, которые как бы вырастали из пыли прямо перед её глазами. Робко, она стала поднимать взгляд, а в мозгу ледяными горошинами перекатывались гулкие мысли: «Не смотри на него! Соль в глаза, соль в глаза, соль в глаза…тфу, тфу, тфу. Меня здесь нет! Меня здесь нет! Меня здесь нет!». Вся она сжалась, уткнулась лицом в колени и видимо отключилась на некоторое время, потому, что, открыв глаза, не обнаружила никакого присутствия Гомункулуса. Осторожно поднялась и вышла на площадку. Прислушалась. Тишина. Ни звука шагов, ни голосов. Разбитые коленки саднило. Прихрамывая, она спустилась на пятый этаж, где жила тётка Наты.  Вера позвонила, потом постучала, потом забарабанила со всей дури. Неколебимая дверь гудела от её ударов. Вера отбила ладошки и, совсем отчаявшись, заплакала:

– Ребята, отзовитесь, это я, Вера! Свинтусы вы невероятных размеров! Бросили меня, а теперь ещё и прячетесь!

Она рыдала, размазывая слезы и грязь по лицу. Замки щелкнули, и Ната, сама вся в слезах, обрушилась на Веру с объятиями и поцелуями:

– Верка, моя Верочка! Ты живая и нормальная! Этот урод с тобой ничего не сделал!

Они бы целую вечность так рыдали, если бы Серж не затащил их в квартиру.

– Всемирный потоп устроили! – с преувеличенным удивлением сказал он.

– Да ну тебя! – сквозь слёзы засмеялась Ната.

– Верунчик, ты уже говорить в состоянии? Просвети, как ты умудрилась выскользнуть из загребущих крючек Гомункулуса?

– Как, как, ты же сам говорил про дедовскую магию… Или ты пошутил?

Серж засмеялся.

– Доля првды в этом была… Просто никто ещё не проверял, на сколько она (эта доля) велика. Ты была первой в нашем поколении.

Слёзы у Веры мнгновено высохли, и она погналась за уворачивающимся Сержем со сжатыми кулаками. Через несколько минут неотступной погони он взмолился:

– Вера, сдаюсь на милость победителя! – перевел дух и ляпнул: – Всё-таки заклинание сработало!

Погоня возобновилась.

Саня захлопал в ладоши:

– Дети, дети, детский садик закрывается, пора взрослеть!

– Действительно пора! Саня, скажи ей, что нам пора в штаб!

Серж держался от Веры так, чтобы между ними постоянно находилась какая-нибудь мебель.

– Ладно уж, – смилотивилась Вера, – Мир!

– Уф, страшнее Верки – зверя нет! Шучу, шучу, Верочка! – вскинул руки вверх Серж.

– Бананас – фрукт заморский, – с досадой сказала Вера.

Ната напустилась на Сержа:

– Красноречивый ты наш, твой язык быстрее мысли! Хоть иногда думай, что говоришь! И говори, что думаешь!

– А не обидитесь? – состроил лукавую физиономию Серж.

– Брейк, брейк! – замахал руками Саня. – Боксеры по углам! Серж, или ты молча уйдешь сейчас со мной, или я оставлю тебя на растерзание девчонкам.

Серж пожал плечами и стал красться на цыпочках к двери. Ната затопала ногами, Серж пулей вылетел в прихожую, выглянул из-за угла и стал корчить смешные рожицы. Вера рассмеялась.

– Паяц! – огрызнулась на ребяческое поведение Ната.

– Леди, вы повторяетесь! – радостно раздалось уже с лестничной площадки.

– И в их руках находится будущее человечества! Ну и ну! – Саня осуждающе покачал головой.

– Хм…А сам-то ты из какой компании? – подняла брови Ната. – Ладно уж, иди, надежда человечества! А то Сержа опять куда-нибудь занесёт нелёгкая!

                              

*  *  *

 

Девчата накрывали на стол, когда огромный букет цветов возник пред ясные очи.

– Парам! – пропел, высунув счастливое лицо из цветов Серж. – Включайте визор, там передают обращение президента к народу! Мы победили! Гомункулусы бегут! Ната, открой окно, что на площади делается! Народ ликует!

– А где Саня? – забеспокоилась Ната.

– Я уже здесь, – сияющий Саня водрузил бутылку шампанского  и коробку шоколадных конфет на стол. Обнял девчат и расцеловал.

– Я вас бесконечно люблю!

В это время на темном бархате неба расцвели огненные хризантемы, грохот салюта поглотил восторженные крики толпы. Саня разлил вино по бокалам. Разноцветные блики фейерверка купались в пузырьках шампанского. Девчата вышли на балкон. Внизу бушевало море людской радости: песни, смех, музыка и всеобщая эйфория. Вера отпила глоточек вина и блаженно закрыла глаза.

– Просто не верится. Всего месяц назад, все было так безнадежно!

Ната чокнулась бокалом с Верой:

– К победе над Гомункулусами ты тоже приложила усилия. Если бы не ты, люди бы сих пор не знали, как бороться с ними.

– Случай, – заскромничала Вера. – Никто даже и предположить не мог, что древние Гомункулусы, вернее сказать, Навигаторы Майя, заложили в клоны код защиты от них и передали его людям со знаниями. Значит, среди них был како-то гений, пророк, который предвидел последствия этого эксперимента над человечеством! Он дал нам шанс на спасение в виде защитного кода. По сути дела, он спас нас через пространство и время. А мы, даже имени его не знаем.

– Зато, мы знаем имя нашей спасительницы. Верка! – Серж протянул Вере благоухающий пеон и поцеловал как-то по-особенному, не так, как раньше чмокал по-дружески, или ей показалось?

Зардевшаяся Вера еле слышно пролепетала:

– Опять смеёшься?

– Нисколько! Серьёзнее в своей жизни не бывал.

– Ребята, а как приятно осознавать, что впереди нас ждет интересная, творческая жизнь, а не тупое существование! – радостно вздохнул Саня.

– А что ждет их? – Ната указала на группу людей, безучастно стоящих в стороне. – Они так и останутся зомбиками?

– Реальность оказалась не волшебной сказкой. Гомункулусы улетели, а обработанные ими люди не стали прежними людьми. Кстати, Вера, дарю тебе роскошную тему: что, если при искусственном извлечении души, остаются какие-нибудь зачатки, почки или что-нибудь в этом роде? Из них можно вырастить новую душу и спасти наших зомбиков? Ну как тебе идейка? Ты же у нас любишь, всякие лютики-цветочки выращивать. А что, классно, будешь первым на Земле селекционером-душеводом! Звучит?

Вера не уловила в словах Сержа ни издевки, ни насмешки:

«Да он просто фантазёр и романтик!» – озарила ее догадка.

А Серж самозабвенно продолжал:

– Представляете, ребята, мы сможем по специальным программам развивать лучшие качества души, создавать новые свойства. Быть может, это и есть новый путь развития  высшего человечества?

Нате понравилась эта идея:

– Если Гомункулусы пойдут по такому же пути и из украденных душ вырастят новые одушевленные существа, есть вероятность, что когда-нибудь две цивилизации встретятся и поговорят… по душам!

Саня нашел на краю звездного неба скопление Плеяд и мечтательно сказал:

– Душа к душе тянется…





   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики