Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта


Владимир Артюхов
( с. Степное, Первомайский район)

Земляное масло 

Когда мы произносим любое слово, то оно ассоциируется у нас не только с предметом, действием, но и с каким-нибудь местом, местностью, страной.

Например, слово «духи» - это Франция, «компас» - Китай и.т.д.

Мы же поговорим о слове «НЕФТЬ».

 

Большинство более или менее грамотных людей свяжут это слово с такими названиями и именами, как «Стандарт Ойл», Рокфеллер, Техас, Америка. Кто же будет сомневаться, что именно Америка дала миру керосин, бензин, мазут, и как же всё это могло обойтись без таких имён как Дрейк и Рокфеллер?

27 августа 2009 года американцы шумно отмечали 150-летие с того дня когда была пробурена первая нефтяная скважина в штате Пенсильвания. И кто же в Америке не знает имени первого бурильщика Эдвина Дрейка, который, кстати, в начале продавал нефть как лекарство, пока профессор Силлиман не придумал, как использовать её для изготовления керосина. Было это в 1859 году.

 

Как и положено американцам всё, что можно было запротоколировано, описано, запатентовано, что, кажется не стоит и сомневаться в приоритете их страны в этом деле.

Мы же, попробуем усомниться.

 

Известно, что первое знакомство человечества с нефтью состоялось ещё  около 6 тыс. лет назад в Междуречье. Произошло это благодаря предкам Шумеров, чьи гениальные жрецы додумались извлекать пользу из чёрной маслянистой жидкости, выступавшей на поверхности земли большими лужами и даже озёрами. Они использовали её и в качестве строительного материала, и в качестве лекарства, и, конечно же, в военном деле как зажигательное оружие. Мы также знаем, что последователи одной из древнейшей в мире религии, а именно зороастрийцы поклонялись огню, возникавшему естественным образов на таких выходах нефти на поверхность. Их и сейчас называют огнепоклонниками.

Это великая религия. Жаль, что только воспринимаем мы её благодаря незабвенному Остапу Бендеру. Помните?: «Набил бы я тебе морду, да вот Заратустра не позволяет.

 

В античные времена нефть получила прозвище «земляное» или «каменное» масло. В западноевропейских языках это слово стало произноситься как «петролеум» (от греч. петрос – камень и олеум – масло) или просто «ойл». В Европе это вещество долго было экзотикой. За ним страстно охотились алхимики, которые пытались использовать его в своих экспериментах.

А как же мы? Наша страна?

 

Неужели до появления бочек с керосином, на которых красовались надписи на английском языке, а если на русском, то с иностранными фамилиями (вспомним братьев Нобель) мы так и не приобщились к этому достижению цивилизации? Неужели опять без «варягов» не обошлось? Нет в этом деле мы задних не пасли и нам есть чем гордиться.

 

Сначала насчёт первой скважины.

 

Ровно на 11 лет раньше Дрейка, который  будучи железнодорожным кондуктором, везде представлялся как бывший полковник, первую в мире скважину на Северном Кавказе пробурил Арнольд Новосильцев, который, кстати, был настоящим полковником. Так случилось, что Дрейк и Новосильцев закончили плохо. Дрейк, ослепнув, умер на дармовой койке приюта для нищих, но зато в его честь Америка до сиих пор слагает оды, а в России нашего полковника после ареста чуть в тюрьму не засадили. Вообще тюрьма и нефть в нашей истории часто идут рядом. И мы в этом ещё убедимся.

Остались нам в наследство лишь слова химика Менделеева: «Имя первого бурильщики А.Н. Новосильцева, надо думать никогда не забудется в России». Хороший это был человек, этот великий Менделеев, но наивный: мы забыли не только Новосильцева, но и многое другое  многих других.

 

Поговорим теперь о керосине, верой и правдой служившего нашим прабабушкам, дедушкам, родителям, да и нам в отсутствие электричества помогают керосиновые лампы.

Как и всё первое, много чего у нас в стране начало своё получило при Петре I.

Первая попытка исследования нефтяных месторождений на Ухте относится к первой четверти XVIII века и стоит в череде многих деяний императора Петра I. Весной 1721 года мезенский житель, «рудознатец» Григорий Черепанов, прислал сообщение в Берг-коллегию о найденном в Пустоозерском уезде Архангелогородской губернии «нефтяном ключе». Об этом было доложено Петру I, и вскоре Берг-коллегия приняла следующее решение: «А невтяной ключ в Пустоозерском уезде по Ухте речке освидетельствовать и учинить из него пробу Архангелогородской губернии аптекарю или кому из них пристойно, хто б в оном знал искусство, и для того велеть ему туда ехать немедленно и по пробе, ежели из него будет прямая нефть то оную освидетельствовать и каким рядом оную производить, и будет ли из оного прибыль, то ему аптекарю, изследовав и подписав своё мнение, писать о том имянно и тое нефтяную пробу прислать в Санкт-Петербурх в Берг-коллегию ради подлинного усмотрения…» Не был забыт и первооткрыватель Черепанов, которому «для его нужды и прокормления и чтоб он также и прочие впредь к сысканию руд лучше имели охоту, выдать ему из Берколлегии денег шесть рублёв». Надо отметить, что последовавший вскоре «низовой» (персидский) поход Петра I по завоеванию Баку (1722) и заодно нефтяных промыслов Апшеронского полуострова не отвлёк внимания российского императора от ухтинской нефти. В 1724 году состоялось второе обследование нефтяного источника на Ухте, которое провёл капитан Босаргин из Архангельской губернской канцелярии. В том же году в Санкт-Петербург были доставлены восемь бутылей с ухтинской нефтью. По распоряжению императора нефть отправили за рубеж с целью определить перспективы её продажи на европейских рынках. К сожалению, до сегодняшнего дня в архивах не удалось обнаружить каких-либо сведений о дальнейшей судьбе этой партии северной нефти.

Есть довольно смутные сведения о применении некоего вещества, полученного из нефти во времена жестокого правления Анны Иоанновны (записки врача И. Лерхе, описание «Ледяного дома», и др.). Но вот, доподлинно известно, что в начале царствования Елизаветы Петровны нефтяной вопрос был заброшен в края, куда Макар телят не гонял,-снова на приполярную речку Ухту (недалеко от современной Воркуты), где простой мужик из черносошенных крестьян Фёдор Прядунов в 1745 году начал перегонять ухтинскую нефть в керосин. Там на самых задворках нашего государства, впервые в мире заработали нефтеперегонные установки. Известно, что "завод" Прядунова давал в год около тысячи пудов керосина. Химики посчитали, что для этого Фёдор Прядунов перегонял ежедневно 135 литров сырой нефти. Интересно, кто сейчас помнит его, где есть хотя бы мемориальная доска этому человеку? Закончил Фёдор, естественно, плохо. В 1753 году он умер в Москве под арестом Берг-Коллегии, куда попал за невыплаченный недоимок в размере 35 рублей 23 копейки.

 

Некоторое время спустя братья Дубинины, крепостные графини Паниной оказались в Моздоке, куда прибыли заниматься отхожим промыслом для выплаты оброка. Увидели они нефть и по русскому обычаю почесали затылки:

 

- А что ежели енту гадость вонючую сварить как брагу… Может, из него глядишь, да что либо и вытечет?

 

Непонятно каким фантастическим разумением сиволапые мужики из Мурома додумались до того к чему много позже пришли высокообразованные химики Европы и Америки, закрепившие свои имена в истории и науке.

 

Дубинины соорудили перегонный куб, куда залили 40 вёдер нефти. Из этого количества они получили 200 литров керосина, а потом уничтожили «бесполезное» 50 литров бензина и 250 литров мазута.

Так что муромская земля дала нам не только Илью Муромца.

Кстати заводик их процветал. Мазут шёл на смазку колёс для телег, керосин в светильники, тогда ещё очень примитивные и пожароопасные, за пользование которыми можно было попасть в полицейский протокол. Русь пожаров боялась. Это уже позже два львовских аптекаря Иван Лукасевич и Ян Зех сконструировали лампу, не боящуюся падений и ударов, очень безопасную и началась Великая Керосиновая Эпоха.

Графиня Панина на доходы своих крепостных прикупила два имения, одно побольше на Кавказе, и одно поменьше -  в Крыму. Так что первая в мире недвижимость, купленная на доходы от нефти -  наша!

Братья Дубины так и окончили жизнь свою в крепостном состоянии. Помянем их: честь им и слава.

Можно вспомнить Василия Кокорева, который получал керосин раньше Рокфеллера и Нобелей. Закончил обыкновенно – разорение и долговая яма.

Это вам не нынешние нефтянки. Помните?: «Раз имеешь скважину - значит жизнь налажена»

 

Особо стоит имя Михаила Константиновича Сидорова. Миллионер, золотодобытчик, один из богатейших людей России, великий патриот. Обладая невероятным богатством, отдал всё до копейки в 1855 году на нужды Крымской войны. Затем загорелся развитием Севера. В круг его интересов попала и нефть. Официально бурить ему было запрещено под страхом ареста. Он сделал это нелегально. Сидоров явился в те места, откуда в своё время увезли под арест Фёдора Прядунова, на реку Ухту. На свои средства пробурил первую в мире скважину в Приполярье и… нашёл нефть. Но решить вопрос, как её оттуда по бездорожью вывозить не смог. Разорился, умер в нищете. Вобщем, для России дело. Но этому хоть после смерти повезло. Через много лет, в 20 веке, в городе Ухте ему поставили скромный монумент, и геологи оградили простым заборчиком место, где была его скважина.

 

Много можно ещё чего говорить о приоритете наших соотечественников в этой отрасли.

Нам тоже есть чем гордиться. И когда мы видим проезжающий мимо автомобиль, то неплохо было бы хоть иногда не только тихо матернуться по поводу выхлопных газов, но и вспомнить, что мы и здесь были первыми.  

 


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики