Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Алексей Тимиргазин ( Судак)

 
ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ВО ВРЕМЕНИ

 

С наступлением утра очередного понедельника повсеместно начиналась новая рабочая неделя.

Достигшая полного расцвета технократическая цивилизация Земли предоставила человеку самые разные способы добраться к месту службы. Под землей на сверхскоростном метро, по земной поверхности на колесном или рельсовом транспорте, по воздуху на разнообразных моно- или парапланах. Крупные руководители могли вовсе не ходить на работу, оставаясь в своей начиненной электронной техникой квартире и участвуя в рабочем процессе при помощи голограммы, которая умела руководить совещаниями, контролировать подчиненных, работать с документами, отвечать на директивы и отдавать распоряжения.

Однако Вилли Хардсон предпочитал ходить на работу пешком. Мышцы получали нагрузку, легкие работали в усиленном режиме, учащенно стучало сердце, и все это вместе взятое создавало ощущение силы и здоровья. По улицам города проносились все виды бесшумных самокатов и велосипедов, гудели бензиновые или газовые автомобили, высоко в небе рокотали летательные аппараты. От встречных прохожих доносились запахи приятных ароматов и звуки красивых мелодий, в которых легко узнавались популярные песни последнего времени.

Удивительное зрелище представляли сами кварталы столицы. Над старинными памятниками архитектуры, которые казались такими низенькими и невзрачными, нависали сверхсовременные постройки всех цветов, размеров и форм: кубы, параллелепипеды или шары, красного, темно-синего или светло-голубого оттенков причудливо сменяли друг друга; такими, возможно, еще совсем недавно фантасты представляли города отдаленного будущего. Люди и сами не заметили, как далекое будущее стало настоящим, и не в каких-то отдаленных или несуществующих галактиках, а на их собственной, родной планете.

Технократическая цивилизация воистину добилась своего высочайшего расцвета и могущества. Удивительные открытия делались одно за другим, самые невероятные технические разработки внедрялись в жизнь едва ли не ежедневно, самые животрепещущие проблемы прошлого и настоящего находили простые и изящные решения, любая, самая необычная и секретная информация попадала во Всемирную Паутину и становилась доступной каждому школьнику в любом уголке Земного шара.

Только одна серьезная проблема не желала поддаваться разрешению, несмотря на все усилия технократической цивилизации. Это была проблема путешествий во времени, которой занимался Институт перемещений во времени. Возглавлял Институт еще сравнительно молодой, но очень перспективный физик-ядерщик и программист Вилли Хардсон. Финансировался институт хорошо, сотрудники в большинстве своем были очень талантливы, эксперименты проводились регулярно, диссертации защищали одну за другой. Одним словом – работа Института была поставлена весьма основательно. Не было только одного – практического результата.

Вилли Хардсон прошел через проходную в здание Института. В просторной приемной он привычно поприветствовал симпатичную секретаршу Вендетту (обычно ее звали сокращенно – Венди), около которой, за несколько минут до начала рабочего дня, так же привычно крутились двое молодых лоботрясов-лаборантов. Через полчаса начнется совещание с участием ведущих специалистов, инженеров, конструкторов, физиков-теоретоков, неплохих, в общем, специалистов. Будут серьезно обсуждаться различные второстепенные вопросы, разрабатываться и уточняться несущественные детали, но решение самой главной, глобальной задачи будет смещаться по временной координате во все более и более отдаленное будущее… и это, похоже, вполне устраивает всех этих неплохих специалистов, даже ближайших друзей и соратников Вилли Хардсона. Поэтому, хотя директор и одарил Вендетту-Венди приятной улыбкой, внутренне он ощущал серьезную озабоченность и беспокойство.

Вилли Хардсон прошел в свой светлый кабинет, обставленный скромно, но со вкусом, и привычно отодвинул стул за массивным столом. Первоначально, когда дизайнеры оборудовали кабинет, сюда поставили большое мягкое кресло, но Вилли Хардсон решительно потребовал заменить его жестким стулом – мягкая мебель чересчур расслабляла, мешая сосредоточиться. Сев за стол, он в очередной раз попытался разложить по полочкам свои мысли, гипотезы и теории, снова и снова пытаясь найти какую-нибудь блестящую идею, с помощью которой можно было бы разорвать замкнутый круг, по которому вращалась коллективная мысль Института. На столе перед Вилли Хардсоном аккуратно лежала толстая компьютерная распечатка, которой совершенно точно не было здесь в пятницу вечером, в конце безвозвратно канувшей в прошлое рабочей недели. Как всегда четко работавший мозг Вилли Хардсона отметил, что за минувшие выходные в его опечатанный кабинет не могла попасть ни симпатичная секретарша Венди, ни тихие и незаметные уборщицы со своими механическими пылесборниками и легкими компактными переносными роботами для влажной уборки. Сюда вообще никто не мог попасть в минувшие два дня и три ночи, чтобы аккуратно положить на стол распечатку. Таким образом, ее присутствие на столе было необъяснимым.

Так и не обнаружив в своей голове никаких вариантов, могущих теоретически объяснить, каким образом посторонний предмет мог попасть в запертый и охраняемый кабинет, Вилли Хардсон потянулся к распечатке. Он увидел перед собой длинный ряд сложнейших физических формул и математических расчетов вперемежку со сложным текстом, почти сплошь состоящим из труднопроизносимых научных терминов. Однако Вилли Хардсон, с интересом погрузившись в распечатку, вдруг испытал страшное возбуждение, постепенно переходящее в эйфорию. Расчеты, помещенные на первых страницах, были ему хорошо известны. Это были результаты работы сотрудников Института за последние несколько лет. Далее шел тот самый пресловутый барьер, через который столь длительное время не могла перескочить научная мысль Института. Вот оно, столь изящное и неожиданное решение еще секунду назад казавшейся неразрешимой проблемы! Вот оно, то фундаментальное открытие, которое разрывало замкнутый круг и открывало необозримые просторы для научной мысли! Впрочем, дальнейшие расчеты, содержашиеся в распечатке, не оставляли большого простора для полета фантазии, а четко вели к единственной, главной цели – практическому созданию машины времени.

Вилли Хардсон откинулся на стуле. Теперь он точно знал, откуда в запертом кабинете появилась загадочная распечатка. Он знал теперь нечто еще более важное: машина времени уже была – или будет – построена. Она уже функционирует, и некто из будущего, скорее всего, сам Вилли Хардсон, решил ускорить процесс, и без того неизбежный, и вывести Институт вневременных перемещений из тупика.

Вилли Хардсон поднялся со стула и отправился в зал заседаний. По пути он уже совершенно искренне и широко улыбнулся секретарше Венди, которая улыбнулась в ответ заученной служебной улыбкой. Ведущие научные сотрудники, начальники отделов, талантливые специалисты уже собрались в зале заседаний – собрались, исполняя некую формальную обязанность, на мероприятие, без которого вполне можно было бы обойтись, но, поскольку за это платят зарплату… Краем глаза Вилли Хардсон отметил мистера Донавана, который был отстраненно рассеян и, вероятно, все еще пребывал мысленно под впечатлением едва завершившихся выходных. Заместитель Вилли Хардсона Маркиз де Совеньон потратил последние секунды перед началом совещания на комплимент прекрасно выглядевшей госпоже Айрин. Остальные сотрудники, слившиеся в некую серую массу, тихонько занимали привычные места. С некоторых пор все они, и талантливые, и не очень, вызывали затаенное, тщательно скрываемое раздражение Вилли Хардсона, как скрытые саботажники. Они вовсе не горели тем внутренним огнем, который сжигал самого директора Института, превращая его в своего рода фанатика идеи межвременных перемещений. Когда напряженными усилиями, ломая упорное сопротивление бюрократов, Вилли Хардсону удалось создать Институт, эти появившиеся неизвестно откуда люди заполнили своими фамилиями сетку штатного расписания, и появились они не для того, чтобы эффективно решать поставленную перед ними проблему, а затем, чтобы приятно и безбедно провести свою трудовую жизнь до пенсии. Похоже, никто из них не верил, что когда-нибудь из стен Института можно будет совершить путешествие в прошлое или будущее, и уж, во всяком случае, никто не собирался предпринимать для этого никаких дополнительных личных усилий.

Однако этот день был особенным. После первых же слов Вилли Хардсона его слушатели не смогли сдержать эмоций и взволнованно загудели. Вилли Хардсон четко, но эмоционально изложил свои новые подходы к проблеме межвременных перемещений, представив их из предосторожности в виде гипотезы, а не в виде полученного откуда-то извне научно обоснованного и экспериментально подтвержденного факта. Затем начальники отделов, физики, математики, программисты получили конкретные задания на расчеты и эксперименты и с оживленным гамом разошлись по своим кабинетам и лабораториям.

Уже через месяц на столе у Вилли Хардсона лежали все необходимые теоретические расчеты, которые практически дублировали содержание таинственной распечатки, тайно от всех лежащей в директорском сейфе. Теперь можно было переходить к следующей стадии работы – созданию экспериментальной модели действующей машины времени. Разумеется, это предполагало серьезное дополнительное финансирование. Вилли Хардсон прибыл на прием в Министерство Науки. Ему часто приходилось бывать по роду службы в этом здании и лично на приеме у министра. Не раз его здесь и критиковали за отсутствие видимого прогресса в научных разработках. Однако, когда Вилли Хардсон явился к министру с научно-техническим обоснованием действующей модели машины времени, он очень скоро убедился, что на самом деле серьезные результаты нужны здесь не были, и критиковали его ранее только для проформы.

Кроме министра Науки, в кабинете находились еще двое ранее незнакомых Вилли Хардсону строгих и серьезных мужчин. Это были министр Государственной Безопасности и его первый заместитель. Они очень быстро овладели разговором, превратив министра Науки в простого слушателя.

-                 Скажите, – начал министр Государственной Безопасности, – а какое практическое применение может иметь ваша машина времени?

-                 В первую очередь, наше изобретение имеет огромное научное значение, – с энтузиазмом заговорил Вилли Хардсон, – Работа с временным пространством позволит разрешить многие фундаментальные проблемы физики и различных смежных дисциплин. Практическое же применение машины времени позволит осуществить совершенно уникальные исследования в области истории, археологии, географии, геологии, философии, религиоведения, даже литературоведения, вплоть до практического, а не умозрительного ответа на вопрос о происхождении человека. Таким образом, с научной точки зрения область применения машины времени практически не имеет границ!

-                 То есть, практическое использование вашей машины предполагает прямой контакт современного человека с различными культурами и цивилизациями, которые существовали в пределах нашего Земного Шара во все времена?

Вилли Хардсон кратким словом «Да» подтвердил этот тезис.

-                 А готовы ли вы практически к такому межцивилизационному сотрудничеству? Нашими многовековыми усилиями мы добились того, что всю нашу планету покрывает одна-единственная цивилизация. Повсюду, от столицы США Вашингтона до тропических джунглей Центральной Африки мы разговариваем на одинаковом английском языке, расплачиваемся одной и той же валютой, пользуемся стандартными видами транспорта, везде нас окружают одинаковые унитазы и биде, и даже белые медведи и носороги везде одинаковы – от пустынь Австралии до таежной глухомани Сибири. Мы разучились даже думать о том, что где-то и у кого-то могут быть иные цивилизационные ценности и представления, как это было еще 200-300 лет назад. А теперь, когда мы пришли именно к этому этапу развития цивилизации, вы предлагаете нам практические контакты с шумерами, инками или мидийцами?

-                 Далее, подумаем о том, какие негативные последствия могут возникнуть от применения машины времени. Нас, конечно, меньше всего волнуют тревоги фантастов о том, что, оказавшись в прошлом, мы изменим ход истории, и это приведет к катастрофическим последствиям. История такова, какова она есть. Я не исчезну внезапно из этого своего кресла, если ЗАВТРА какой-нибудь безмозглый путешественник во времени что-нибудь неправильно сделает в нашем ВЧЕРА. Однако вы, ученые, внедряя свои научные разработки на практике, во все времена ведете себя так, как будто живете в идеальном мире, населенном идеальными людьми. На самом же деле, нами, далеко не идеальными людьми, как и тысячи лет назад, управляют мафиозники, кланы, группировки, непрерывно воюющие за власть. Уж мы-то это хорошо знаем, – усмехнулся главный гэбэшник. – И вашим изобретением немедленно заинтересуются те, кто нами управляет. Имея власть, они легко заполучат и ваше изобретение. Дальше дорисуйте картину сами. Украсть миллиарды сегодня и скрыться во вчера. Заработать те же миллиарды на биржах и разорить своих конкурентов. И многое, многое другое. Поверьте, идеальный ученый, таких идеалистов, как вы, в таких случаях от дела отстраняют очень быстро, чтобы воспользоваться вашим изобретением далеко не в научных целях.

Министр и его заместитель говорили, сменяя один другого, не давая Вилли Хардсону вставить ни одного слова. Он несколько растерялся от такого неожиданного напора.

-                 Мы не можем допустить такого риска в принципе. А потому – извините! Мы преклоняемся лично перед вашим талантом или, не побоюсь этого слова, гением, но ваш Институт мы вынуждены закрыть!

Гебешники покинули кабинет. Вилли Хардсон растеряно посмотрел на министра Науки, который выглядел таким же растеряным.

-                 Ну вот, – выдавил из себя Вилли Хардсон. – А вы меня еще критиковали за то, что работа нашего Института не приносит практических результатов. Выходит, что, пока мы не приносили результатов, мы могли работать сколь угодно долго. А едва эти результаты появились, как нас немедленно закрыли. Можно даже подумать, что нас и открыли-то не для того, чтобы мы приносили какие-то результаты, а только для того, чтобы трудоустроить некоторое количество так называемых специалистов, которые будут создавать видимость работы?

-                 Да уж, – подтвердил министр Науки, – Стараться, конечно, важно, но самое главное – не перестараться!

Из Министерства Науки в свой Институт Вилли Хардсон, как всегда, шел пешком, благо, что было недалеко. По дороге первоначальная растерянность сменилась какой-то другой мыслью, которую Вилли Хардсон очень тщательно обдумывал всю дорогу. Поскольку таинственная распечатка была доставлена в его кабинет из будущего – а в этом можно было не сомневаться – значит, спецслужбам не удалось закрыть Институт, или, в крайнем случае, Институт был закрыт ненадолго, а потом продолжил работу в том же помещении. Войдя в свою приемную, Вилли Хардсон в первую очередь сильно удивил секретаршу Венди, поинтересовавшись, не поступил ли еще приказ о закрытии или реогранизации Института. Получив отрицательный ответ, он глубоко вздохнул и попросил пригласить в кабинет своего заместителя Маркиза де Совеньона. Тот явился незамедлительно и вежливо поинтересовался, удалось ли получить финансирование для практического создания экспериментальной машины времени.

-                 Нет, – кратко ответил Вилли Хардсон и, не дожидаясь ответных охов, вздыханий и прочих выражений сочуствия, перешел к главному. – Но испытание машины времени я назначаю на завтра.

Маркиз де Совеньон недоуменно уставился на Вилли Хардсона, на миг потеряв дар речи. Вилли Хардсон посмотрел на него и разъяснил:

-                 Собственно говоря, одна из главных проблем наших исследований заключается в том, что мы не можем произвести экспериментальный запуск нашего аппарата и сохранить контроль над его дальнейшими передвижениями, как это происходило с кораблями, самолетами, ракетами и иными техническими приспособлениями, которые использует сегодня наша цивилизация. Другими словами: запуская экспериментально самолет – или воздушный шар – мы полностью контролируем все его перемещения, потому что запускаем его в ПРОСТРАНСТВЕ, а сами движемся в одном с ним временном потоке из настоящего в будущее со стабильной и неизменной скоростью. Поэтому мы можем наблюдать и фиксировать любое происшествие с запускаемым объектом, что позволяет нам выявить любые неполадки. Совсем другое дело с машиной времени: мы запускаем ее во ВРЕМЕНИ, и сразу же после запуска, куда бы она не направилась, в прошлое или в будущее, теряем над ней контроль. Получив в будущем готовую машину времени, мы должны будем в качестве эксперимента запустить ее или в еще более отдаленное будущее, которое нам совершенно неизвестно, или же в прошлое, которое нам известно более или менее хорошо. Так вот, своей властью директора Института, я постановил: отправить машину времени в экспериментальное путешествие в прошлое (которое, впрочем, для нас еще является будущим), с тем, чтобы конечным временным и пространственным пунктом этого путешествия явился мой кабинет, вполне подходящий под разработанные нами параметры машины, завтра в девять утра. Прошу обеспечить к указанному времени присутствие в моем кабинете указанных в этом перечне специалистов нашего Института, – и Вилли Хардсон протянул Совеньону листок с фамилиями своих сотрудников.

-                 Но откуда вы можете знать, что в будущем вы примете такое решение? Неужели вы получили какой-то сигнал оттуда? – Маркиз де Совеньон, все еще растерянный, ткнул пальцем то ли наверх, то ли куда-то неопределенно вбок.

-                 Нет, – Вилли Хардсон твердо решил никому не сообщать о полученной им распечатке. – Но мне и не нужен никакой сигнал. Ибо решение я принял не в будущем, а сейчас. А когда мы доживем до того момента, когда получим финансирование и создадим первую машину времени, мы и так будем знать, в какое время и место ее отправить. И будьте добры, – добавил, будто спохватившись, Вилли Хардсон, – приобретите к завтрашнему дню бутылку шампанского!

В указанное время в кабинете Вилли Хардсона, кроме него самого и Маркиза де Совеньона, собрались еще шесть ведущих специалистов Института. Мероприятие было строго секретным, настолько, что даже симпатичная секретарша Венди срочно получила отгул. Казалось, никто из собравшихся не мог поверить в серьезность того, что сейчас должно было произойти. Вилли Хардсон, хотя и старался казаться невозмутимым, тоже нервничал, ежеминутно поглядывая на часы. Все произошло внезапно: вдруг завибрировали стены, столы и стулья, задребезжала посуда на столе, и на свободном пространстве у стены прямо из воздуха материализовалась закрытая металлическая герметичная кабина с единственной дверью. Сотрудники Института непроизвольно вскочили со стульев. Аппарат, появившийся у них перед глазами, определенно был им знаком – примерно такой они совсем недавно сами изобразили на своих особо секретных чертежах. Дверь аппарата автоматически открылась, и в кабинет вывалился незнакомый жизнерадостный молодой человек. Его взгляд тут же остановился на Вилли Хардсоне:

-                 Здравствуйте! Разрешите доложить: минуту назад вы отправили меня в первый экспериментальный полет машины времени!

Слова эти вызвали бурный восторг у присутствующих. Вилли Хардсон сделал движение к сейфу, но молодой человек из будущего, который, как выяснилось, очень хорошо знал прошлое, опередил директора:

-                 То шампанское, которое вы приготовили для того, чтобы отметить первый экспериментальный запуск машины времени, пускай останется в вашем сейфе. Эту самую бутылку вы мне выдали только что – в моем недавнем прошлом, а в вашем более отдаленном будущем, – и молодой человек торжественно установил в центре стола доставленную с собой бутылку.

Этот поступок вызвал у присутствующих новую волну оживления. Вилли Хардсон все-таки открыл сейф, извлек оттуда шампанское – оно было как две капли воды похоже на ту бутылку, которую привез гость из будущего.

-                 Неужели это не две разные бутылки, а одна и та же бутылка?

Вопрос был риторическим и знаменовал собою торжество работников Института. Бутылку быстро откупорили, и пенный напиток наполнил бокалы.

-                 Господа, господа, – воскликнул вдруг кто-то. – А ведь мы открыли не ту бутылку, которую привез нам наш новый друг и коллега, а ту, которая хранилась в сейфе нашего уважаемого директора!

Присутствующие с возрожденным интересом посмотрели на бутылки, одну, еще закупоренную и полную, и другую, содержимое которой уже переместилось в готовые опустеть бокалы. Это замечание поставило сотрудников Института перед новой неожиданной проблемой.

-                 Действительно, если в сейфе стояла бутылка шампанского, и мы ее только что откупорили, то откуда взялась вторая бутылка?

-                 И что будет, если мы сейчас откроем и разопьем вторую бутылку? Какую бутылку тогда вручит наш шеф первому путешественнику во времени?

-                 Нет, господа! – решительно заявил Вилли Хардсон. – Если мы откроем сейчас вторую бутылку, то, очевидно, в будущем нам не останется ничего другого, как идти в магазин и покупать там новое шампанское. А вот если сейчас мы поставим вторую бутылку обратно в сейф, то… то тогда… действительно интересно. Впрочем, вопрос существования двух параллельных бутылок шампанского – это только маленькая частная проблема, и таких проблем, в связи с уже несомненным внедрением нашего изобретения, в самое ближайшее время перед нами предстанет огромное количество. Разгадка таких, очень интересных, вопросов безусловно перевернет нашу жизнь – и прошлую, и будущую. Я призываю – не будем забивать наши светлые головы всякими мелкими проблемами,  а лучше познакомимся поближе с нашим гостем из будущего.

-                 Меня зовут Маттеус, или, сокращенно для друзей, просто Мат. На работу в Институт вы меня примете позже сегодняшнего дня. В тот самый момент, как я сижу сейчас с вами и пью шампанское, я одновременно гуляю где-то улицами нашей столицы, которая является моим родным городом, и даже не подозреваю еще о существовании Института вневременных перемещений.

-                 Почему же в первое путешествие отправились именно вы?

-                 О, на этом настоял лично Вилли Хардсон. Вы очень хорошо запомнили, начальник, то, что Вам говорили представители наших уважаемых спецслужб  о проблемах межцивилизационных контактов, и решили для первого раза максимально смягчить возможный шок. Я ради первого путешествия вошел в машину времени в этом кабинете и вышел из нее в этом же кабинете. В этом кабинете ничего не изменилось, за исключением вот этой вазы с цветами – очевидно, цветы увянут к моему возвращению из прошлого в этот же кабинет. Вы же увидели выходящим из машины времени совершенно незнакомого вам человека. А представьте себе ваши ощущения, если бы, например, уважаемый Вилли Хардсон увидел выходящим из машины времени Вилли Хардсона?

-                 А еще, – сказал Вилли Хардсон, – Я настоял на вашей кандидатуре в нашем будущем потому, что уже видел вас выходящим из машины времени в нашем прошлом.

Слова директора вызвали новый всплеск энтузиазма. Вилли Хардсон дождался, пока стихнет гомон голосов и призвал:

-                 А теперь, господа специалисты, в вашем распоряжении – действующая машина времени! Я предлагаю тщательно и детально осмотреть ее, чтобы максимально избежать возможных проблем во время практической сборки машины.

…Весь последующий год для Вилли Хардсона прошел в лихорадочной и напряженной работе. Уже на следующий день после столь знаменательной встречи с гостем из будущего пришел приказ из министерства о реорганизации Института, но Вилли Хардсон, который в качестве чиновника всегда был редкостно пунктуальным и дисциплинированным, на этот раз просто отмахнулся от приказа, не посчитав нужным не только исполнять его, но даже и ответить. Он оказался прав, поскольку не успел даже получить выговор: еще через два дня самое высшее руководство страны приняло решение о возобновлении и дополнительном финансировании работ. Новым приказом Институт возобновил свою деятельность и получил самые щедрые финансы на практическое создание машины времени.

Энергичная работа в стенах Института кипела с утра до вечера. Однажды Вилли Хардсона буквально силой вытащили из лаборатории – на работу в Институт устраивался новый специалист. Вилли Хардсон никак не мог понять, почему такое рядовое событие, как прием на работу молодого специалиста, является столь важным, что нужно обязательно выдергивать страшно занятого директора из рабочего процесса. Однако, когда Вилли Хардсон увидел этого молодого человека, он все понял – это был Маттеус, или просто Мат. Вилли Хардсон обрадовался ему, как старому знакомому, и хотел даже заключить в объятия, но спохватился, сдержался, сухо кивнул головой и, внутренне торжествуя, подписал приказ. Теперь уже почти все сошлось в единое целое. В центре лаборатории стоял остов машины времени, на работу был принят сотрудник, который вскоре совершит на ней первое путешествие, а в сейфе наготове было шампанское, выпитое еще полгода назад…

Когда строительство машины времени было завершено, Вилли Хардсон знал, что делать дальше. Маттеус совершил первое историческое путешествие во времени, минута в минуту вернулся назад и рассказал ведущим сотрудникам Института о восторге, который они пережили уже в своем прошлом. Вилли Хардсон выслушал этот рассказ с улыбкой, от всей души поблагодарил Маттеуса, а когда остался один в своем кабинете, то вдруг нахмурился и погрузился в обычные для себя серьезные раздумья. Поводом к ним послужила теперь одна из тех самых мелких проблем, которыми Вилли Хардсон однажды призвал не забивать свои головы. Он извлек из сейфа некогда полученную из будущего и теперь уже ненужную распечатку, и начал задумчиво вертеть ее, изредка бросая взгляд на оставшуюся в кабинете после удачного эксперимента машину времени.

Искушение было очень сильным и, вероятно, оно подсказывало совершить единственно правильный поступок. Когда рабочий день был завершен и сотрудники покинули здание Института, Вилли Хардсон взял распечатку и протиснулся в узкую и тесную кабину пилота машины времени; здесь он знал каждую кнопку, каждый тумблер, каждую деталь, знал, вероятно, намного лучше, чем первый путешественник во времени Маттеус-Мат. Вилли Хардсон настроил все необходимые параметры и включил машину времени. Совсем скоро он оказался в нужном месте и в нужное время – в своем собственном кабинете в предутренние часы, незадолго до начала рабочего дня понедельника, став, таким образом, неофициально вторым в истории путешественником во времени.

За окном светало. Совсем скоро откроется дверь приемной, появится он, Вилли Хардсон, привычно поприветствует симпатичную секретаршу Венди, войдет в кабинет и увидит на своем столе компьютерную распечатку, которую сюда аккуратно положил он же, Вилли Хардсон. Сейчас, уже совсем скоро, через несколько минут, замкнется этот цикл: распечатка будет найдена на столе Вилли Хардсоном, потом длительное время в тайне от всех она будет лежать в его же сейфе и, наконец, им же самим при помощи машины времени снова будет положена на стол. Кто же тогда вводил все эти данные в компьютер, на каком принтере они были распечатаны и, самое главное, кто сделал это великое изобретение, кто совершил тот великий прорыв, который позволил высоко развитой технологической цивилизации в кратчайшие строки воплотить в жизнь уникальный инженерный проект по созданию машины времени?

Что же все-таки было раньше, курица или яйцо? Столь одержимо работая долгие годы над различными физическими и инженерными проблемами, Вилли Хардсон втайне надеялся получить в результате ответ на этот вопрос. И только сейчас, добившись своей цели, в своем собственном кабинете, Вилли Хардсон начал смутно понимать, что он всего-навсего неизъяснимым для самого себя способом разрешил частную инженерную проблему, но странная тайна бытия в очередной раз ускользнула из рук, и искать ее, очевидно, нужно было совсем в другом месте.

Вилли Хардсон сидел неподвижно до тех пор, пока из приемной не донеслись странно знакомые ему голоса. Он торопливо кинулся к машине времени. Через минуту в кабинет зашел Вилли Хардсон и увидел аккуратно лежащую на столе компьютерную распечатку.


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики