Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Олеся Русалева ( п. Дружба, Владимирской обл. Россия)

Ведьма 

Тяжелые, будто налитые свинцом веки с трудом повиновались. Но разлепить глаза и осмотреться вокруг все же удалось. Лес. Вокруг темный, пугающий, сумрачный лес. И было бы совсем темно, если бы не странный, какой-то потусторонний свет луны. Сама же луна нависала над лесом огромным зловещим тускло-оранжевым диском с красноватыми прожилками. Словно налитая кровью, она пугала…
Стоило открыть глаза, как боль стала настойчиво стучать в виски, еще немного – и голова расколется на части… Тут же боль вспыхнула в запястьях, плечах и ногах. Еще одно усилие – и взгляд устремляется к ногам. Так, ясно, откуда такие ужасные ощущения: толстенные веревки впиваются в нежную кожу, сильно прижимая ноги к грубой коре толстого дерева. Руки вывернуты назад, а за деревом стянуты веревками. Привязана. Настолько крепко, что невозможно даже шевельнуться. Ужас бурным потоком ринулся в душу.
- Очухалась? Это хорошо, – голос донесся откуда-то сзади. Бесстрастный, равнодушный, какой-то безжизненный, он пугал еще больше, не предвещая ничего хорошего.
Нужно попробовать пошевелить рукой, попытаться избавиться от веревок… Нет, не получается… Черт! Что же происходит? Где я и как сюда попала? Закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться и вспомнить, что произошло. И тут лица коснулось его дыхание. Сердце, сжавшись от ужаса в ледяной комок, ухнуло куда-то вниз, по спине побежали морозные мурашки. Глаза открывать страшно. Господи! Как страшно!!! Но все же приоткрою немного. Боже! У него нож!!! Он что, собирается меня зарезать?! Глаза невольно распахнулись от ужаса, но тут же боль ожгла щеку и голова дернулась вбок. Тихий равнодушный голос прошептал в самое ухо: «Ты же знаешь, что заслужила это…».
Тут ужас нахлынул с новой силой, он затопил сознание и вырвался наружу криком, диким, безумным криком.

Я распахнула глаза и с удивлением встретилась взглядом с теткой, которая трясла меня за плечи. Ужас пережитого сна был все еще со мной и, видимо, отражался в глазах, потому что обеспокоенность во взгляде тетки увеличилась в несколько раз.
- Будет еще один труп, – кажется, я все-таки кричала во сне, потому что горло саднило немилосердно, и вместо слов получилось какое-то хриплое карканье. – Еще одна девушка в лесу.
- Что ж такое творится-то, – запричитала тетка, прижимая меня к себе и поглаживая по волосам. – В этот раз убийцу видела?
- Не-а, – с сожалением покачала я головой. – Только нож в руке и голос. Больше ничего.
- Все как в прошлый раз?
- Не совсем, – я задумалась на минутку, вспоминая подробности сна, и под пижаму снова забрались ледяные коготки ужаса. – Место другое. И луна… кровожадная такая…
Я невольно глянула в окно. Луна действительно была огромной и какой-то недоброжелательной. Вздрогнула. Соскочила с кровати и быстро задернула шторы.
М-да… Расклад не радовал. Третий такой кошмар за последние 10 дней. После первых двух в лесу были обнаружены трупы молодых женщин. И эти явно ритуальные убийства наделали много шуму в округе. Все-таки убийства, тем более такие, хорошо спланированные, жестокие, страшные и без улик – это удел больших городов. А у нас, в окрестных деревеньках, если кто кого убьет, то разве что по пьяни. Причем грубо, незамысловато, с кучей отпечатков и свидетелей. Да и уж ритуальный характер носить явно не будет. Авторитет церкви здесь достаточно велик, батюшку все очень уважают, никто его огорчать подобным непотребством на территории его прихода не станет. А ведьм в округе всего две – моя тетка и я.

Итак, я  – ведьма. Конечно, скорее знахарка, чем ведьма. Все больше травками занимаюсь, настойками всякими, мазями и иже с ними. Но и колдануть могу в случае  чего. Но на метле не летаю, маленьких детей не ем, и бородавок на носу у меня нет. С младенчества я живу с теткой, мама моя умерла при родах, кто был отцом – неизвестно. Помимо несколько необычных способностей, ничем другим от нормальных людей не отличаюсь. Закончила институт и теперь работаю журналисткой в областном центре. Но жить в городе не стала: там же нет столь любимого мною леса, да и воздух совсем не тот. Ездила на работу сначала на электричках, а теперь вот купила себе «Пыжика» – «пежо»-малолитражку, бензина он ест мало, юркий, сообразительный и очень верный. Так что теперь Пыжик возит меня на работу и заботится о том, чтобы дорога была для меня комфортной.
В округе нас с теткой все очень уважают, можно даже сказать, любят. Еще бы! Ведь наши настойки постоянно спасают мужиков от злющего похмелья. А бабы в очередь ко мне выстраиваются за омолаживающими притирками да мазями, а от магазинной дорогущей косметики гордо нос воротят. Да если и заболел кто, нас зовут, а не врачей. Оно-то в принципе и понятно: ни врача, ни скорой в нашей глуши не дождешься, а мы, ведьмы местные, вот они, рядом. Таблетками не кормим, операции не делаем, все силами природы выхаживаем болезных. Хотя некоторых, конечно, все равно в больницу потом отправляем, все ж таки мы не всесильны…
Так что нас никто и не заподозрил в этих убийствах. Более того, местный участковый приходил за помощью да советом. Даже на места убийства возил. Потому-то я и убедилась, что это были не просто сны. Все было именно так, как я видела. Те же деревья, те же веревки… Только я просыпалась до того, как маньяк начинал издеваться над своими жертвами. И картина, которая представала перед моими глазами на месте убийства, была ужасающей…
После первого такого сна, тетка напоила меня успокаивающим, и я заснула. Спала очень крепко и без снов. Разбудил меня настойчивый стук в дверь. Еле продрала глаза, накинула шаль на плечи и как была в пижаме, так и пошла открывать. В открытую дверь ворвался свежий прохладный воздух и перепуганный участковый.
- Дядь Дим, ты чего? – удивленно воскликнула я, поглубже закутываясь в шаль. Лето хоть уже и наступило, но по утрам было еще довольно прохладно. А участковый выбрал для визита не совсем подходящее время: не было еще и семи утра.
- Лизок, там эта… убийство ритуальное в лесу недалеко от Суханихи, – с трудом выдавил из себя милиционер. В глазах у него плескался ужас, решимость что-то делать  прямо сейчас и одновременно незнание: а что делать-то? – Лизок, ты б глянула, а? Может, они там демона какого призвать хотели? Ты ж тут единственная, кто хоть что-то в этих колдовских вопросах понимает…
- Да вы что! – возмутилась я. Аж поперхнулась от возмущения. – Вы что удумали-то! С чего вы взяли, что я про демонов знаю? Вы что, решили, что я с демонами знаюсь?
Но на лице участкового была написана такая надежда на помощь, и он так рьяно начал доказывать, что ни в коей мере меня к темным силам не причисляет, и что помнит же, сколько раз его от похмелья жестокого спасала, что сердце мое дрогнуло, и я сжалилась. Быстро переоделась и поехала с ним к месту преступления.
Тело нашел лесник. У него недалеко от этого места в шалаше заначка была спрятана от жены. Вечером он в шалашике заначку приговорил, да там и заснул, а ближе к рассвету замерз и поплелся домой, перед женой виниться, да в теплую постель проситься. А тут такое! Что последний хмель из головы на раз вылетел.
Девушка была привязана к дереву. Вывернутые руки обхватывали ствол сзади. Тело было стянуто веревками настолько сильно, что на этих местах образовались кровоподтеки. Одежда с нее была аккуратно срезана и кучкой кинута поодаль. По всему телу – на руках, груди, животе, ногах и даже на щеках вырезаны неизвестные руны. Неглубокие порезы на венах – с них, видимо, собиралась кровь, да так, чтобы жертва не умерла быстро. Эта кровь, в деревянной чаше, стоит невдалеке, посреди круга, в который вписана пентаграмма. По кругу, на земле, тоже нарисованы какие-то руны. Прямо перед глазами жертвы. По углам пентаграммы остатки толстых оплавленных свечей. Кровь не только в чаше, ею щеткой прорисовывались начерченные на земле символы. Чтобы девушка не теряла сознание от ужаса и потери крови, ей под ногти вгонялись щепки. И последний удар, смертельный – острым лезвием по горлу.
От этой картины меня замутило и вырвало. Я чувствовала тот ужас, что испытывала жертва в самом начале. Что было потом, даже предполагать не хочется. Заставить себя приблизиться к ней и рассмотреть повнимательнее вырезанные руны было очень сложно. Бывало, конечно, мне пару раз поручали вести криминальную хронику в газете, где я работаю, но такое… И чтобы еще видеть своими глазами… Да и убитой оказалась девушка, чей ужас я еще совсем недавно испытывала сама…
Да… сюда бы экспертов-криминалистов, а не знахарку-самоучку… ну чем я могу им помочь, ну вот чем? Ладно, заставила я себя подойти к ней и рассмотреть внимательно руны. Но перед этим долго уговаривала себя, что это муляж, что надо смотреть только на руны, абстрагируясь от всего остального. Не помогло. Пришлось отбегать в кустики еще несколько раз. Никогда не считала себя слабонервной, но пересилить позывы к рвоте было выше моих сил.
Руны с тела переписала на листочек. С круга тоже. Оказалось – одинаковый набор. Конечно же, все они были незнакомыми. Пообещала участковому постараться узнать, что за руны такие. Но пока все мои старания по поиску аналогов были тщетными.
После следующего убийства участковый пришел за мной не один. С ним уже были опера из областного центра. Как я поняла, в их практике подобных случаев тоже не было. И опять не удалось обнаружить ни отпечатков пальцев, ни годных для следствия отпечатков ботинок, ни вообще никаких улик.  И если в прошлый раз жертвой была стройная блондинка, работавшая учительницей, то теперь ею стала пухленькая брюнетка-бизнесменша, имеющая собственное дело. Единственное, что их объединяло, это то, что обе из города и обе убиты одинаково. Больше общего ничего найти не удалось. Ничего странного. Бабы как бабы, как выразился приезжий опер Коля Ветров.
И вот теперь третий сон. А значит, будет и третий труп. Я только что проснулась, значит, девушка еще жива. Что делать? Звонить участковому и прочесать лес? Но как ему объяснить? Ведь я никому не говорила про свои сны!!! А, черт! Была не была. Все-таки я ведьма, и он должен мне поверить. А одна ездить по лесу я не решусь – страшно, опасно, да еще потом и подозрение на меня падет, не отмоешься… Взяла со стола свой любимый тоненький мобильник и набрала номер участкового. Гудки, казалось, были бесконечными…
- Алло, – недовольный сонный голос мента безумно меня обрадовал.
- Дядь Дим, собирайся скорее, будем лес прочесывать, мне сон приснился, этот маньяк прямо сейчас над очередной девкой измывается, – затараторила я нетерпеливо. – Я не знаю, где это, поэтому надо спешить. Если не поймаем, так хоть спугнем, девушка, может, живая останется… 
- Щаз буду, – сразу оживился участковый. – Жди через пару минут.
Я оглянулась на тетку. Та испуганными глазами глядела на меня.
- Не пущу, – набралась наконец решимости вымолвить.
- Надо, теть Нин. Не понимаешь что ли, там человека убивают! Я должна помочь! Ведь недаром эти сны мне снятся…
Тетка лишь вздохнула тяжко и побежала готовить мне термос с горячим кофе. Какая все-таки она у меня замечательная!!!
Пока любимая тетушка возилась на кухне, варила там кофе и нарезала бутерброды, я занималась приготовлениями к отъезду. Быстро скинула пижаму, натянула джинсы и любимую футболку. Теперь надо быстренько привести в порядок копну рыжих волос. Недолго думая, заплела тугую косу. Критически глянула на изображение в зеркале. По лицу весело скачут веснушки, глаза непонятного цвета – то ли карие, то ли зеленые, задорно вздернутый носик и припухшие после сна губы. Серьезного впечатления образ в зеркале не производил. Обычная рыжая деревенская девчонка. Уж сколько в городе времени провела, а на внешности это никак не сказалось. Как выглядела глупенькой наивной деревенщиной, так и выгляжу. И даже слава журналистки с острым язычком и цепкими коготками ничего не изменила. Показала собственному изображению язык, накинула кожаную куртку (ночью все-таки прохладно) и поскакала на кухню. Выхватила бутерброд прямо у тетки из рук, и только куснула его, как раздался настойчивый стук в дверь.
- Заходите! – крикнула тетка, не отрываясь от процесса. Таким количеством бутеров, что она уже сделала, можно было целый отряд накормить…
На кухню ввалился злой, невыспавшийся участковый. Не один. Вместе с ним – здоровенный бугаина с наглой рожей. Взглянув на меня, этот мордоворот нагло оскалился. Не спрашивая, сграбастал бутерброд с ветчиной со стола, откусил от него сразу половину и начал жевать, с любопытством разглядывая все вокруг. Посмотреть на нашей кухне есть на что, мы ведь там готовим не только еду, но и снадобья всякие. Потому и интерьер получился не совсем обычный. Вполне современная кухня, просторная, светлая, со всей необходимой бытовой техникой: кухонным комбайном, новеньким холодильником, классной плитой, микроволновкой, посудомоечной машиной и т.д., а по стенам – бесчисленные связки трав, корешков, овощей всяких, в нескольких местах – обереги. На занавесках, кухонных полотенцах и теткином переднике – вышивка с охранными рунами. Я сама в нить, которой вышивка делалась, вплетала травы с охранными заговорами. Ни одно существо со злым умыслом не могло проникнуть в святая святых – на кухню к ведьме… Но надо же, этот нахал приперся – и ничего! По ухмыляющейся морде видно, что ничто не ускользнуло от его взгляда. Встретился глазами со мной и заухмылялся еще сильнее. Я аж вспыхнула от негодования. И сразу почувствовала себя маленькой глупой деревенской девчонкой. Что, естественно, не прибавило симпатии к этому наглому типу.
- Лиза, знакомься, это специалист по такого рода делам из Москвы, – тоже жуя бутерброд, пробормотал участковый. – Зовут Андрей Егоров. Он только вчера вечером приехал. Кстати, ты б не могла нам живительной своей настоечки плеснуть. Мы тут вчера за разговором э-э-э… немного лишку хряпнули. Оно к утру бы ничего уже было, но ты ж, злодейка, среди ночи разбудила! Сказать, что голова раскалывается – ничего не сказать…
Я молча сунула ему в руки фляжку с любимой местными алкоголиками жидкостью, снимающей похмелье. Этот старинный рецепт настойки на травах я несколько усовершенствовала, и теперь похмелье снималось полностью за несколько минут. Однако, пойло и на вид, и на вкус было просто ужасным. Это не смутило участкового. Он смело отхлебнул из фляжки несколько глотков и передал ее «специалисту по такого рода делам». Тот принял фляжку, но глотать из нее не спешил, сначала принюхался, сморщился, принюхался еще раз и сделал два больших глотка. Потом снова глянул на меня и мерзко так ухмыльнулся.
- Все, пора, – поторопила я мужчин, повесила на плечо приготовленную тетей сумку с едой и кофе и выбежала в дверь. 
На улице меня встретила недобрым взглядом огромная луна. Брр. Ужас какой-то. Темный лес, страшная луна, а я иду на поиски маньяка, убивающего женщин в компании наглого неприятного типа и участкового, страдающего похмельем… Грустно хмыкнув, я залезла на заднее сиденье УАЗика, начала втихушку поглощать бутерброды и задумалась над тем, в каком же месте происходит сейчас убийство. Лес-то я на много километров вокруг знаю, с детства ведь травки, корешки да ягоды-грибочки в нем собираю. Но место из сна знакомым не казалось. Может, потому что смотрела вокруг чужими глазами? Надо сосредоточиться и вспомнить все. Лес не молодой там был, старый. И не хвойный: ни елок, ни сосен не видела. И опять же берез не много… Такие деревья только в трех местах у нас есть. Так… Теперь еще внимательнее – что за травы там были? Да вроде как везде. Обычный набор – пырей, одуванчик, клеверок, лопух да борщевик. Стоп. Какая-то мысль настырно бьется в голову.
- Ну что, куда едем, рыжая? – голос наглеца очень не вовремя отпугнул мысль, которую я вот-вот должна была ухватить за хвост. Я зло зыркнула на него, на что в ответ получила широченную улыбку, демонстрирующую два ряда безупречных зубов.
Я снова погрузилась в воспоминания, стараясь поймать то, что все время ускользало от моего внимания. Что же это? Начну перебирать сначала. Лес, деревья, подлесок из кустарников, травы, шуршание листвы на ветру, возмущенный стрекот потревоженных кузнечиков, запах меда… Стоп! Откуда запах меда? Вот оно! Значит, либо место это возле пасеки, либо рядом дикий рой гнездится. Возле пасек нет таких мест, не припомню. Но вот зато недалеко от Усолья в прошлом году разбилась машина какого-то пасечника, когда он вез ульи на вывоз. Помощь прибыла достаточно быстро, но нескольких семей он все же не досчитался. Далеко они улететь не могли, наверняка угнездились где-то поблизости от места аварии.
- Едем в Усолье! – радостно завопила я. – Этот урод где-то недалеко от Усолья!
- Надо же, – с насмешкой протянул приезжий нахал. – И откуда ж ты это знаешь, интересно? Вообще любопытная картинка вырисовывается: деревенской девке что-то наснилось, и она выдергивает среди ночи участкового из постели и тянет его в лес, типа маньяка искать. Еще и место так уверенно указывает. Чудеса, да и только…
- У нее дар, Андрюха, – осек москвича местный мент. – Она с детства в этих лесах пропадает, знает здесь каждый уголок, чувствует она его. Может, лес и наслал ей сон этот. Да какая, на фиг, разница! Верю я Лизке – и все тут!
Последние слова участковый договаривал, уже мчась по трассе в сторону деревеньки Усолье. Я довольно улыбнулась и тайком показала язык спине Андрея Егорова. Как назло, именно этот момент он выбрал, чтобы обернуться ко мне. Я моментально покраснела и отвернулась.
- Может, расскажешь пока подробно, что именно тебе приснилось, – голос его был на удивление серьезен. Может, все-таки не увидел мой язык? – Хотелось бы обладать полной информацией.
Я подробно изложила все, что смогла вспомнить. Рассказала и о предыдущих двух снах. Воспоминания перебили весь аппетит, и бутерброд пришлось отложить.
Проехав Усолье, мы оставили машину на лесной дороге и дальше начали пробираться сквозь лес пешком. Если судить по первым двум убийствам, время еще было. Маньяк, видимо, нарочно его тянул, заставляя своих жертв страдать как можно дольше. Андрей удивил. Такой здоровый и хамоватый, он должен был производить в лесу столько же шума, как и медведь в буреломе. Однако, бросив: «Я на разведку», он бесшумно скрылся в лесной чаще. Фу, подумала я, совсем логики нету. Маньяк явно сюда не пешком пришел, еще и жертву бесчувственную с собой волоча, свечи, чаши и все такое. Значит, на машине приехал. С дороги никуда свернуть не мог, значит, оставил машину где-то на дороге, а сам расположился неподалеку. Искать надо машину, а он будет рядышком… А весь этот выпендреж с разведкой и бесшумным исчезновением в лесной глуши яйца выеденного не стоит.
Я долго еще фыркала про себя, но тут мы подошли к месту, на которое выходила другая дорога. Здесь две дороги, ведущие с разных сторон деревеньки Усолье, сливались в одну, что вела вглубь леса. Здесь я и почувствовала изменения. Точно. Трава, пробившаяся в укатанных колеях, была примята. Высокие головки тысячелистника и репейника, что росли посередине  пути, обломаны. Недавно тут проехала машина. Мы на верном пути. Я тут же поделилась своими соображениями с участковым. Он вытащил пистолет и пошел дальше с максимальной осторожностью.
М-да. Таким я дядю Диму не видела ни разу. Собранный, осторожный, он походил на кота, который вышел на охоту. У меня-то сложилось впечатление о нем как о человеке добродушном, любящем выпить, вкусно поесть, шумном, говорливом… Тут он предстал в совершенно ином свете. Наш участковый оказался профессионалом. Передо мной словно очутился другой человек – из фильмов про неподкупных милиционеров. И тут до меня с особой ясностью дошло, что впереди-то нас ждет опасность. Там, где-то рядом, сейчас реально убивают человека…
Из тени неслышно вынырнул «специалист по такого рода делам». Никогда не видела еще людей, которые могли бы так органично сливаться с окружающим миром. Не то что веточка никакая не хрустнула под ним, он даже кузнечиков да птичек не потревожил. Вот ведь ночь сюрпризов выдалась…
- Я нашел его, – прошептал Андрей. – Здесь рядом. Он вырезает руны сначала на девушке, потом рисует такие же на земле. Если поспешим, то еще успеем, она еще жива…
Однако, при всей спешке, нужно было соблюдать осторожность и подкрадываться к преступнику бесшумно. Иначе, услышав нас, он мог быстро убить жертву и скрыться. Поскольку он все же на машине, догнать его нам было бы нереально. К моменту, когда мы добрались до места, где проводился ритуал, он уже сцеживал кровь у полной ужаса молодой женщины. Она уже не кричала, ее рот был заклеен широким скотчем.
Все вроде играло нам на руку. Преступник стоял к нам спиной, можно было незаметно подкрасться к нему и предотвратить убийство. Но все испортила сама же жертва. Она увидела нас, дернулась и попыталась закричать. Маньяк обернулся. На нем был какой-то дурацкий черный плащ с капюшоном. Прямо как в средние века. Жуть какая-то, как раз для подобных обрядов одеяние. Где только взял? Лица не рассмотреть: и так темно, еще и капюшон свисает.
Мужик оказался не промах. Он быстро сообразил, что к чему. Резким движением резанул жертву по горлу и молнией кинулся ко мне. Мгновение – и вот уже нож, остро пахнущий кровью, прижат к моему горлу. На меня вновь нахлынула волна ужаса. Тот самый нож, что я видела во всех своих снах! В снах он вызывал ужас, и сейчас я запаниковала. Понадобилось какое-то время, чтобы понять, что это не мои чувства, а спроецированные на меня жертвами. Тем временем действо развивалось. Я была заложницей. Нож у горла, и меня тянут в сторону машины. Выстрелить в него никто из ментов не мог, он практически полностью прятался за мной. Я же понимала, что как только мы доберемся до машины, смерти мне не миновать… Что удивительно – в этот момент страшно не было. Зато я поняла, что не зря во время учебы в институте посещала курсы по самообороне. Тогда я, конечно, думала о другом. Я же практически жила в большом городе с массой опасностей, и именно там я чувствовала необходимость в умении защитить себя. И уж никак не предполагала, что опасность будет грозить мне в родном лесу.
Итак, надо сосредоточиться и подумать, что можно сделать, чтобы себя, родимую, спасти… Надо маньяка как-то отвлечь, чтобы он хотя бы на миг потерял концентрацию и я смогла отвести руку с ножом от своего горла. На мужиков и надеяться не стоит. Маньяк зорко за ними следит, и любое их неправильное движение может привести к моей смерти. Елки, время уходит! Что же может мне помочь? О! Вон на том дереве напуганная белочка, насторожилась и никак не может понять, что же здесь происходит… Мне нужна твоя помощь, белочка! Я расслабилась и постаралась настроиться на волну леса. Нужно поймать мысли зверька и попросить о помощи. Я обещаю тебе много орешков и семечек, всяких разных, очень вкусных, только прыгни плохому дядьке на голову и сразу назад! От этого зависит моя жизнь! Вот уже машина рядом… Белочка, быстрее!
Получилось! Белка с размаху прыгнула маньяку на голову, вцепилась маленькими лапками в глаза и громко заверещала. Тот отвлекся на мгновение, я резко вывернула руку с ножом и отпрыгнула в сторону. Кажется, еще и лягнула его в колено и локтем в живот заехала. Не прошли все-таки даром уроки по самообороне. Но и мужик был не лыком шит, сразу все скумекал и, не теряя ни мгновения, запрыгнул в машину. Тут же раздались выстрелы, но поздно. Машина рванула вперед со всей прытью, на которую была способна. Огромный такой внедорожник – шансов на то, что он застрянет здесь, не было. Андрей все-таки побежал за ним следом, стреляя по колесам. Бесполезно. Преступника мы упустили… Но жертва-то осталась!
Со всей возможной скоростью я ринулась к девушке. Из горла ручьем лилась кровь, но она была еще жива. Каким-то чудом… Видно, воля к жизни была пока сильнее смерти.
- Ее надо положить! Скорее! – не своим голосом завопила я. – Она еще жива! Да быстрее же!
Участковый подбежал и, перерезав веревки перочинным ножичком, аккуратно положил девушку на землю.
- Я займусь ею, а вы звоните в скорую быстрей, – начала я командовать. – И принесите аптечку из машины, да поторопитесь, каждая секунда на счету!
На жертву я потратила остатки сил, данных мне природой. Надо было остановить кровь, и я принялась шептать необходимые заговоры. Руки сами собой выискивали в сумке необходимые травки. Тетка знала, куда я еду, должна была положить их тоже, а не только бутерброды с кофе. Точно! Вот они! Толочь некогда и негде, придется разжевывать. Разжеванную кашицу запихивала девушке в рот, целые листы прикладывала к ране, зеленой жеваной массой обложила порез вокруг. Продолжала шептать, вкладывая в слова силу и направляя ее в девушку. Только бы поддержать в ней жизнь до приезда специалистов! Только бы справиться!
Рука обнаружила в сумке баночку с мазью. Ее приготовила недавно, после первого сна, для обеззараживания и заживления резаных ран. Ну и тетка! Все предусмотрела! Не переставая шептать, нанесла мазь на все порезы. Все-таки девушка потеряла очень много крови… Если скорая не поспеет вовремя, все мои старания окажутся напрасными…
Минуты тянулись как часы. Я продолжала шептать, призывая силы природы сохранить жизнь в раненом существе. Кровь перестала течь, молодая женщина была без чувств, но жива. Участковый вернулся, принес аптечку и одеяла из машины. Одним накрыли девушку, другое накинули на меня. В бесчувственное тело жертвы ввели внутривенно сильное обезболивающее. Андрей присел где-то вне моего поля зрения и сидел тихо, стараясь меня не отвлекать. Меня уже трясло, силы почти не осталось, но я продолжала шептать заговоры… Постепенно я вообще перестала соображать, что происходит, усталость брала свое, и я потихоньку начала проваливаться в темноту… И тут резкая боль в ухе заставила меня встрепенуться. Белка прыгнула мне на плечо, укусила за ухо и что-то возбужденно заверещала.
- Спасибо, – я устало погладила озорницу и вытащила для нее пару кусочков батона. – На вот тебе в запасы. Орешков потом привезу, обещаю…
Я закуталась поглубже в одеяло, проверила дыхание жертвы – вроде жива – и обернулась к участковому.
- Спасибо тебе, Лизок, за наводку, – увидел мой взгляд дядя Дима. – Хоть и не поймали урода, но все-таки хоть ниточки какие-то теперь есть. А ты молодец, дивчина.  Ловко справилась с маньяком. Я уж перетрухал. Все, думал, порешит маньяк ведьму нашу деревенскую. Кто ж тогда нам антипохмелин готовить будет?
Я устало улыбнулась. Участковый залез в мою сумку, вытащил термос, налил в кружку кофе и протянул мне.
- На-ка выпей, родненькая. Не дай боже, сколько тебе пережить сегодня довелось. С лица вон вся спала. Другая бы девка вся в истериках тут билась, а ты сразу раненой помогать помчалась. Я-то уж думал, она все уже, того… А ты держись, Лизка. Сейчас скорая заберет жертву, и мы отвезем тебя домой, к тетке, там отдохнешь, отоспишься, Нинка тебя травяными чаями отпоит. А белка у тебя классная, заботливая, – не удержался он от комментария, глядя, как обладательница пушистого хвостика запихивает в дупло куски батона.
Я отхлебывала понемногу кофе, обхватив кружку обеими руками. Меня трясло, и мне было холодно. В голове – ни одной мысли. И только взгляд невозможно, нереально синих глаз не давал уйти в забытьё. Фигу, не доставлю такого удовольствия нахалу. 
Скорая приехала все же достаточно быстро. Санитары аккуратно засунули раненую в машину и умчались спасать ей жизнь. Сразу после этого с воем и миганием в лес ворвалась опергруппа. Андрей о чем-то быстро переговорил с участковым, подошел ко мне, подхватил меня на руки и понес в машину. Сил сопротивляться не было. К тому же у него в руках было тепло, уютно и безопасно. Он посадил меня в УАЗик на переднее сиденье, подоткнул одеяло, чтобы мне удобнее было.
- Бутеры и кофе ребятам отдадим, ты не против? – на удивление вежливо спросил москвич. – Им тут долго еще возиться, а позавтракать вряд ли кто успел.
-Думаю, теть Нина поэтому и сделала так много. Тут и провидицей быть не надо, чтобы понять, что здесь будет целая куча голодных мужиков, – из последних сил пробормотала я и тут же провалилась в сон.


Разбудил меня запах еды. Пахло тетиной выпечкой и яичницей с жареным салом. Живот отреагировал на запахи громким бурчанием. Произошедшее казалось плохим сном. К тому же за окном явно еще утро, причем еще довольно рано, а я чувствую себя отдохнувшей и выспавшейся. Сладко потянулась, вскочила с кровати и подошла к зеркалу. М-м-м… странно… Растрепавшаяся коса. А ведь я не заплетаю волосы на ночь в косу… А это что такое на шее? Как будто царапина… Боже… Это же от ножа… Значит, это был не сон… Хорошее настроение исчезло, как и не было. Прямо на пижаму нацепила любимый махровый халат с нарисованными зайчиками, влезла в пушистые тапки с ушками и поплелась на кухню заедать стресс плюшками.
Утро преподнесло еще один неприятный сюрприз: на моей кухне, на моем любимом месте за столом уселся этот синеглазый нахал и ел плюшки, которые должны были поднять мне настроение! В результате настроение испортилось окончательно, и даже аппетит пропал.  
- С добрым утром! – аж засветился от улыбки «специалист по такого рода делам». Ну что за идиотский оскал? Прям не опер, а голливудская звезда какая-то.
Я только зыркнула зло на него. Налила себе чаю, схватила еще теплый пирожок и поплелась в зал смотреть телевизор. Ну правильно, а что еще делать-то? Не портить же себе завтрак созерцанием ухмылок этого супер-пупер героя, бесшумно ходящего по лесу?
- Теть Нин, а зайчик у вас какой-то неправильный, – насмешливо понеслось в спину. – Вроде весь из себя пушистый, а все равно злой какой-то и колючий…
Я только фыркнула в ответ. Устроилась поудобнее на диване, включила телик и приготовилась смотреть повторение пропущенного вчера фильма. Но шло что-то другое. Не поняла… Сверилась с программой. Точно, по пятому каналу в это время повторение вчерашнего кино. Уставилась в телик – идет передача о животных. Еще раз взгляд в программу. Нет, не ошиблась, в субботу утром – кино. А в воскресенье… передача о животных… Вот елки! Я проспала больше суток!!! Поэтому и чувствовала себя отдохнувшей, выспавшейся и голодной… Ладно, хорошо, что хоть жива… И хорошо, что сегодня выходной. А то моя редактриса признает нападение маньяка уважительной причиной отсутствия на работе лишь в том случае, если эта история с жуткими подробностями красуется на первой полосе нашей газеты и поднимает ее рейтинг. А я уже пообещала участковому, что, пока дело не будет раскрыто, пресса о нем не узнает…
- Ну, ты как себя чувствуешь? – в зал зашел Андрей, подвинул кресло так, чтобы быть прямо напротив меня, и уселся, закинув ногу на ногу. – Мы очень переживали за тебя.
- Вроде ничего, – было странно видеть такой заботливый взгляд у этого нахала. И голос тоже был полон заботы. И хотелось растаять в этих таких понимающих глазах.  Наваждение какое-то. – Действительно, был эмоциональный срыв, но я отоспалась и вроде пришла в себя. Как я попала домой?
- Ты заснула в машине. Практически сразу. Я довез тебя до дому, твоя тетя сказала, куда тебя можно положить. Она уложила тебя поудобнее, потом мы с ней попили чаю, я все ей рассказал и вернулся к ребятам.
- Девушка жива?
- Жива. Находится в реанимации. Когда придет в себя, неизвестно. Но состояние стабильное, а врачи считают, что она чудом просто выжила. Они сделали анализ мази, которую ты наложила на раны, и той жеваной гадости на горле, и сейчас просто в восторге. В общем, ты спасла той девчонке жизнь. Ты просто молодец, Лиза. Ты на самом деле чудо.
Столько комплиментов сразу, и с такими честными и заботливыми глазами! Но я-то не забыла тех злобных насмешливых ухмылок, и на обаяние синих глаз и белозубой улыбки не поддамся!
- А маньяк? Его поймали? Мы ведь видели машину, и номера запомнили…
- Машина принадлежит девушке, которую мы вырвали из его лап. И никаких следов этого урода. Ни отпечатков, ни улик, указывающих на него. И связь нынешней жертвы с предыдущими никак не прослеживается. Надо узнать, зачем он это делает, что за обряд проводит. Может, это нас на него выведет… А пока все очень грамотно сделано… И прикрывался тобой он очень профессионально. Я даже выстрелить в него не мог…
Супер-пупер герой при этих словах  смутился. Надо же! Не смог он выстрелить! Расстроился, бедолага! Нет, правильно я о нем подумала в самом начале: он просто самовлюбленный нахал!
- И еще я хотел попросить тебя об одной вещи, Лиза… – голос прямо источал заботу. – Ты не лезь больше в это дело, хорошо? Ведь чудом смерти избежала… Оставь ловлю маньяков специалистам. Твоя помощь была неоценима, но теперь мы как-нибудь сами…
Так и знала! Под заботливой внешностью очередная насмешка. Куда, мол, тебе деревенщина, до поимки опасного маньяка. Здравый смысл в его словах, конечно, есть. Но ведь если бы не я, девушку не удалось бы спасти! Ведь вывела их уже на преступника, а они его даже поймать не смогли! То же мне, специалисты по такого рода делам!
- Как же вы узнаете, что за обряд он проводит? Вам просто необходимы мои консультации, – мне нелегко было согласиться с правотой человека, который меня раздражал. К тому же я просто не могла уже оставаться в стороне: меня преследовали сны, и, пока преступник не будет пойман, я буду сходить с ума от ужаса в своих снах.
- Такого рода дела, о которых говорил ваш участковый, представляя меня, – это расследование преступлений, совершенных на религиозной или мистической почве. Как ни жаль, их происходит достаточно много в нашей стране. Так что опыт работы с разными рунами и каббалистическими знаками у меня есть. Консультации молоденькой  деревенской знахарки мне не нужны. Не лезь в это дело и постарайся не ходить далеко в лес – это настойчивая рекомендация.
Из голоса напрочь исчезла вся забота, он стал жестким и требовательным. Тепло из синих-пресиних глаз тоже исчезло, его место заняла твердость. Убедившись еще раз в своей правоте по отношению к этому человеку, я снова зло на него зыркнула, впилась зубами в пирожок и отвернулась к телевизору.
- Лиза! Ты меня поняла? – не успокаивался настырный тип.
- Да, – я словно выплюнула ему в глаза это слово.
- Ну вот и хорошо, – устало произнес он и вышел из комнаты.

Я еще какое-то время сидела, уставившись в телевизор. Когда до меня дошло, что я ни слова не понимаю из сказанного в передаче о животных, я нехотя поплелась назад на кухню. Тетка уже справилась с пирожками и сейчас возилась с огурцами. Урожай огурцов в этом году был знатный, и мы решили мариновать их меленькими, молоденькими, а из тех, что все-таки успели вырасти побольше, делать салаты на зиму.
- Что-то вид у тебя не очень, как себя чувствуешь? – заботливо поинтересовалась она.
- Да нормально, только настроение не очень. С самого утра козел этот его испортил…
Тетка только рассмеялась в ответ на это заявление, глаза ее хитро заблестели. Она сразу все поняла. Вообще, у меня тетка замечательная. Мама моя умерла при родах, и, как только меня выписали из роддома, теть Нина забрала меня к себе. Воспитывала меня как собственного ребенка, окружила такой любовью и заботой, которую не каждые родные родители могут дать детям. И всегда учила меня всему, что знает сама. Еще совсем маленькая я была, а тетя уже брала меня с собой в лес и рассказывала истории про каждую травку, про каждое деревце. С малолетства я помогала ей собирать травы да корешки, ягоды и грибы, сушить их и готовить разные настойки. Теть Нина работала ветеринаром в ближайшей ветклинике. Но люди приводили своих животных и к нам домой. И сами шли за помощью в любое время, знали: здесь найдут понимание и поддержку. Денег мы за помощь никогда не брали, так, кто чем отблагодарит, тому и рады были… Вот люди и тащили нам кто во что горазд: фрукты, овощи, мясо, колбасы, сыры, припасы какие-то на зиму… Кто огород вскопает, кто крышу починит… Зарабатывала т. Нина в клинике неплохо, хозяйство какое-никакое держала: корову, пару свинок, курочек, да гусей, –разные продукты вечно приносили те, кто воспользовался нашими «ведьмовскими» услугами. Так что недостатка у нас никогда не было. Да и дом нам, считай, тоже в благодарность достался. До этого жили мы в обычном деревянном. Тетка как-то нашла в лесу замерзшего мужика, отогрела его, выходила, вылечила, а он оказался крупным бизнесменом. Деньги потом привез, жизнь, говорит, ему спасла. Она деньги не взяла. Тогда он построил в нашей деревне добротный дом, двухэтажный, каменный низ, деревянный верх, с роскошной террасой и даже с балкончиком. Красивый и удобный получился дом, со всеми удобствами, и даже будка у нашего Норда оказалась с подогревом. Еще бы! Ведь это именно он бизнесмена из леса тащить помогал!
Наскоро перекусив яичницей с салом, я засобиралась: дел на сегодня было еще предостаточно. Нужно было проведать малыша у Астафьевых, бедный все животом маялся. К бабке Бутовой заскочить: еле ходит уже, а жить с детьми не хочет, на суставы жаловалась очень, специально для ее ног мазь приготовила. Да и батюшка Афанасий из села неподалеку захворал, просил заскочить к нему, рекомендациями поделиться. Ничего странного в том, что обращается за помощью к ведьме, он не находил. Дар, говорит, у тебя от Бога, потому и пользоваться им не грешно. Но самое главное – у отца Афанасия в подвалах заныкана старинная библиотека «богопротивных» книг. Были там и рунические письмена, насколько я помню. Именно эта небольшая библиотека и манила меня сейчас.  Никто ж не думает, что я так запросто откажусь от расследования этого дела?
У Астафьевых, как всегда, царила суматоха. Хозяйка дома, Ленка, всего лет на пять старше меня, но деток у нее уже целый выводок, и все такие подвижные, активные, шумные, по выходным, когда отец дома, они переворачивали дом с ног на голову. Стоило мне появиться в их доме, как все три пацана меня окружили, одновременно начали рассказывать последние свои новости и за руки тащить в разные стороны.
- Привет, малолетние бандиты, – сказала я, подхватила младшенького Ваську на руки и пошла на Ленкин голос. Пацанята вприпрыжку побежали за мной. Знали, озорники, что для каждого припасен гостинец. Получив по горсти засахаренных ягод, они поскакали издеваться над отцом, оставив меня с матерью и больным малышом.
- Ты, говорят, у нас героиня теперь, – защебетала Ленка. – Вся деревня только о твоем приключении и говорит. Рассказала бы хоть, как все было-то?
- Что там рассказывать, ты уж все небось больше меня знаешь, – ухмыльнулась я и принялась щупать у малыша животик.
- Да уж, поболее тебя, наверное, – гордо вскинула голову многодетная мамаша. – Жертве вашей 25 лет, зовут Анастасия Карпова, закончила иняз, возглавляет службу  маркетинга в фирме, которая занимается внешнеторговой деятельностью. Красивая, успешная, но в любви не везло. Последний кавалер бросил ее три месяца назад. Под описание маньяка он не подходит, предыдущих жертв не знает. Отец Насти занимается строительным бизнесом, мать сидит давно дома, все о внуках мечтала и страшно переживала, что дочь никак замуж не выйдет.
- То есть опять тупик… А откуда такая информация?
- Участковый вчера вечером в магазин за бутылкой приходил, когда я продуктами закупалась. Они с этим голубоглазым красавцем приезжим решили за ужином еще и нервы поуспокоить: день-то непростой выдался. Больше всего Захарыч за тебя переживал, говорит, чуть не укокал тебя маньяк-то?
- Да уж, чуть не укокал, – согласилась я. – Перепугалась я здорово, вырубилась, видишь, потом больше чем на сутки.
- Слушай, как ты думаешь, они вообще смогут поймать маньяка этого? Или он так и будет в нашем лесу девок убивать?
- Да не знаю я, Лен. Мне вон вообще сказали подальше от этого дела держаться, – скорчила я недовольную мину. Потом щелкнула вертлявого Ваську по носу и, наказав слушаться маму и пить вкусную микстурку, отправила его играть к братьям.
Наскоро попрощавшись с семейством Астафьевых, быстренько заскочила к бабке Бутовой, выслушала все ее жалобы, сунула в руки мазь от суставов и со вздохом облегчения отправилась к батюшке Афанасию.
Пыжик радостно заурчал: он любил путешествия по окрестным селам. Да надо сказать, и я тоже наслаждалась поездкой: места-то красивые, еще и лето… Запахи трав и цветов врываются в машину и будоражат кровь. Хочется жить, наслаждаться жизнью и… любить… Только вот любить-то мне как раз и некого. Мне уже 23 года, а чувство это в сердце так и не поселилось. Ухажеров-то хватает, но… Все не то, в общем. Не было ни с кем  так тепло и уютно, как в руках этого синеглазого нахала… Так, кажется, мысли совсем не туда уехали. Благо вот уж и дом Афанасия Петровича, а то еще немного, и додумалась бы до чего-нибудь непристойного…
 - Ну, здравствуй, Лизавета, – батюшка словно наперед знал, когда я приеду, и уже встречал меня у ворот. – Заходи, гостья долгожданная.
Ну вот нравилось мне как окает этот мужчина. Он больше похож был на кузнеца: степенный, с большими сильными руками, широким лицом, густой бородой и мудрыми глазами. А этот его чисто русский выговор с оканьем как-то еще больше прибавлял ему уважения. И фразы он тоже строил иногда до того колоритные, что казалось, будто в былину про богатырей русских попал.
Не смотря на свое оканье, сан и окладистую бороду, Афанасий Петрович был человеком современным, образованным и очень эрудированным. Сейчас он встречал меня в джинсах и футболке.
- Отобедаешь со мной, Лизавета? – батюшка очень любил поесть. Он был настоящим гурманом, поэтому еду готовил сам. И очень любил, когда кто-то составлял ему компанию за столом, еще и нахваливал его поварские навыки. Именно несдержанность в еде и приносила ему массу проблем. Отца Афанасия  мучил панкреатит наряду с холециститом. Но отказать ему было невозможно, тем более что время как раз было обеденное.
- Тошнит меня что-то все время, – жаловался по пути на кухню Афанасий Петрович.
- Я же вас предупреждала, что нужно ограничить жирное и жареное в пище, – ответила я, бросив взгляд на стол, буквально ломящийся от еды. Жареные грибочки, свинина под сыром с жареным картофелем, нарезанное толстыми шматками сало, ну и  пара овощных салатов, щедро сдобренных майонезом. – Батюшка, вот из этого вам ничего нельзя есть, поэтому и тошнит все время. Рыбку вареную и пареную, куриную грудку без шкурки и овощи, тоже сырые, вареные или пареные.
- Помилуй, деточка… Лучше травок мне каких пропиши, настоечек дай, а без еды я ведь помру…
- Афанасий Петрович, я вам дам и травок и настоек, но поймите, чтобы ваши печень, желудок и поджелудочная снова начали нормально работать, вам поберечь их надо. Они ж страдают от такой пищи.
- Печень и желудок – это мое тело, ему и положено страдать. А без вот этой еды страдает моя душа, а это уже непорядок.
Я улыбнулась. Отец Афанасий неисправим. Впрочем, я и не ожидала, что он вдруг изменится и хотя бы попробует сесть на диету. Хотя каждый раз я его уговариваю пойти на этот шаг. Пока мы не продвинулись дальше, чем употребление моих настоек каждый раз перед едой. Встречаться с батюшкой приходилось часто, но эти встречи приносили огромное удовольствие.
Афанасий Петрович был заядлым историком. Имея доступ к старинным архивам, он откапывал там просто удивительные истории и с удовольствием делился ими. А не так давно в потайных подвалах часовенки, за восстановление которой решил взяться, он обнаружил целую магическую библиотеку. Видно было, что книги собирались не одно поколение и хранили они в себе разнообразные знания: медицина, история, алхимия, собрания легенд и преданий, какие-то математические и астрономические исследования, описания разных ритуалов. Часовенка принадлежала когда-то очень давно известному дворянскому роду, а в округе говорили, что среди дворян тех были и колдуны. Тетка моя как-то рассказывала, что ее в юности, как и многих вокруг, захватила жажда поисков сокровищ этого дворянского рода. Ходили слухи, что среди них были старинные артефакты, обладающие мощной магической силой. Но тогда все поиски не принесли никаких результатов, и постепенно ажиотаж прошел. И вот теперь эта находка… Но в обнаруженном подвале, в бесчисленных сундуках, хранились только книги. Множество книг и древних свитков. Меня они манили не меньше, чем самого батюшку. Но тот никого не допускал к своим сокровищам, пока сам в них не разобрался.
- Афанасий Петрович, вы же слышали, что у нас маньяк появился, девушек убивает, проводя обряды какие-то странные? – начала я издалека двигаться к своей цели. Все, что мне надо сейчас, – добраться до его книг. Может быть, в них я смогу найти похожие руны…
- Да слышал, как не слышать… – откликнулся батюшка. – Богомерзкие дела творятся.
- И зацепок у следствия никаких нет. Уж очень хитрый преступник попался. Вот если бы узнать, что за обряды он такие проводит и зачем, глядишь, может, и смогли бы понять и связь между убитыми и кто их убивает…
- Понял я, к чему ты клонишь, девонька. Вот сейчас чайку еще попьем с пирогом земляничным, потеплее оденемся и пойдем в подвал, руны твои искать, – хитро прищурился священнослужитель. – Ты ж, поди, их срисовала. Покажешь мне, я помогу найти нужный документ.
Что ж, такой помощник только в радость. Но в подвал мне идти не пришлось. Когда я показала отцу Афанасию срисованные руны, он хитро улыбнулся и сказал, что знает, где их можно искать. Будучи довольно грузным мужчиной, батюшка был очень ловок, силен  и подвижен. Он достаточно быстро принес в дом сундук с книгами и бумагами. Бережно его открыв, я сначала довольно долго пожирала глазами старинные книги. Потом бережно взяла в руки верхнюю и начала пролистывать. Периодически заглядывая в свои записи, я морщила нос и старалась не очень увлекаться чтением попавших в руки раритетов.
Незаметно для себя я задумалась и загрустила. Все-таки жизнь очень сложная и коварная штука. Вот так живешь-живешь себе, радуешься, грустишь, с кем-то встречаешься, чем-то увлекаешься, влюбляешься, тоскуешь, заводишь животных… а потом раз! И какой-то маньяк обрывает твою такую хрупкую жизнь… И все, что было, –все эти мысли, эмоции, чувства, поступки – все это оказывается ненужным, тщетным, суетным… Невольно задумываешься над смыслом выражения «бренность жизни». Когда видишь, как легко людей обрекают на смерть, невольно переосмысливаешь ценность и хрупкость жизни…
- Тю, замечталась девонька, - голос Афанасия Петровича вырвал меня из задумчивости. – Никак о том милиционере широкоплечем, на которого все девки посмотреть бегают?
- О бренности бытия, батюшка, – сказала таким тоном, что Отец Афанасий сначала прыснул, а потом и засмеялся в голос.
И тут я увидела руны похожие на те, что мы искали. Сердце сжалось в комочек, а глаза вылезли из орбит. Точно! Руническое письмо то же самое!!!  Некоторые символы совпадали до мелочей.
Книга была написана в самом начале 19 века и являла собой вольный рукописный перевод рунических книг из коллекции титулярного советника Александра Ивановича Сулакадзева.  Руны были русские! В этой рукописи говорилось, что у русских славян руны связаны с древнерусскими или языческими богами. Старший бог Сварог и его главные помощники – Сварожичи – управляли стихиями и энергиями рун. Впрочем, управляют и до сих пор. То есть, если вы обращаетесь к искусству рун, необходимо помнить, что вы обращаетесь к богам древности: Дажьбогу, Яровиту, Велесу, Берегине и другим, вполне реальным божествам. Изучение, способ общения с рунами – это путь к познанию своих корней, своей истории, себя, наконец. Книга рекомендовала использовать приобретенные знания с особенной осторожностью и не тревожить богов напрасно. Далее шли описания различных обрядов, таинств. Некоторые из них требовали жертвоприношений.
Не вчитываясь в подробности, с интересом останавливаясь лишь в тех местах, где шла речь о приготовлении зелий для излечения ран и недугов, я искала глазами интересующий меня набор рун. Несколько раз мне уже встречались схожие символы, но в такой последовательности – ни разу. Однако я уже могла предположить, что обряд был своего рода обращением  к какому-то божеству с какой-то просьбой. К божеству или какой-то силе, явно недоброй, поскольку для призыва необходима была кровь и в качестве подарка предлагалась человеческая жертва. Многое ускользало от понимания, но почему-то речь шла о плодородии. Я листала страницы, впиваясь глазами в новые руны, в описание все новых обрядов. Я знала: в этой книге я найду ответы на свои вопросы. И вдруг наткнулась на место, где было вырвано несколько страниц.
- Что это, Афанасий Петрович? – спросила я, указывая на вырванные странички. – Кто их вырвал?
Поглаживая бороду, отец Афанасий задумчиво смотрел на книгу. Видно было, что есть у него какое-то подозрение, но он не решается о нем говорить.
- Да говорите уже!
- Когда я нашел эти сундуки с книгами, я же сразу понял, кому они принадлежали. Роду Голицыных… Многие из этого дворянского рода слыли колдунами… Князья Голицыны состояли в масонской ложе, увлекались оккультизмом и алхимией. На некоторых книгах сохранились их пометки и надписи. Так уж получилось, что я лично знаю одного из потомков этого древнего дворянского рода. Михаил – человек глубоко духовный, он не пошел по стопам своих предков и далек от всей этой полумагической белиберды. Ну не мог я не сказать ему, что в мои руки попало наследие его рода, специально спрятанное в глубоких тайниках под часовенкой сельской. Михаил рассудил здраво: значит, спрятать подальше от людей хотели, а раз часовню сверху построили, значит, богопротивное что-то спрятали. Пусть там и остается. Обнародовать не надо и в руки людям давать нельзя, к плохому приведет. На том и порешили. Потому никого и не пущаю к книгам этим. Но вот дочь его стала свидетелем этого разговора. Не утерпела и недели через две приехала ко мне, попросилась посмотреть хоть, чего я там откопал. Дня три у меня гостила, все в книжках рылась. Я все думал: имеет право, но с собой книги не позволил увезти. Может, она и вырвала эти странички…
Да… интересная история получается… Надо с этой девицей обязательно переговорить. Загоревшись жаждой действий, я переписала в блокнотик значение найденных рун, выспросила, где найти наследницу рода Голицыных, обняла на прощанье батюшку и с блаженной улыбкой уселась за руль любимого Пыжика. Утро вечера мудренее, говорит народная мудрость. Поэтому сейчас – домой, там в баньку и спать. А утром уж придумаю, как достать эту похитительницу страниц из древних книг…


   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики